Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кабинет Алекто

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

...

0

2

>>> Кабинет директора

   Открыв дверь, девушка, выдавив негромкий недовольный стон, остановилась на пороге и оперлась о дверной косяк. Как она и ожидала, ничего хорошего тут она не нашла: сплошное старье....разве что, аккуратно и чисто. И запах старухи. Алекто скривила носик и, наконец, вошла в свою будущую комнату.
   Первое, что она сделала, это открыла большое окно. Свежий утренний ветер нежно коснулся ее кожи, запустил тонкие пальцы в волосы, и понес ее запах в комнату. Затем девушка убрала все, что было в комнате... остались лишь голые каменные стены, не осталось ничего, что могло бы напоминать о ее прошлой хозяйке.
  Оперевшись о стену у окна, Алекто устало сползла вниз.
- Винки, - тихо проговорила она, закрывая глаза. Негромкий хлопок известил ее о появлении домового эльфа. - Кофе, крепкий, без сахара... быстро, - не было в ее голосе ненависти или презрения, только усталость и отвращение... ко всему, ко всем... Эльф растворился воздухе так же быстро, как и появился. Спустя минуту, Алекто уже обнимала ладонями горячую чашку с темно-коричневым напитком... Сейчас ей хотелось отрешиться от всех, забыть обо всем, уехать далеко-далеко... больше никогда не видеть этих ужасных красных глаз ненавистного "хозяина". Чертов псих... Набирает себе сторонников молодых и неопытных, когда они еще не понимают, что это настоящий капкан, из которого только одна дорога - смерть. Так случилось и с ней: молодая, горячая, она искала приключений... а попала в клетку... из раскаленного железа. И ничего не сделаешь. Терпи, если хочешь жить...
  Закончив с кофе, девушка принялась за комнату. Спустя час она имела более ли менее приемлимое состояние: огромный камин, большой белый ковер перед ним, диван и два кресла, дубовый письменный стол, книжные стеллажи и шелковые шторы, развевающиеся, ласкаемые теплым ветром.

0

3

>>> Коридоры
  Этой ночью она не спала, и выпитый на рассвете кофе уже давно не действовал. Девушка устало доползла до своей комнаты и, запечатав заклинанием дверь, опустилась на диван перед камином. Но одно она знала точно: пока не сделает то, что задумала, ей точно не уснуть. Алекто сняла мантию и, достав из внутреннего кармана медальон, она отбросила ее на пол.
  Красивая безделушка ярко переливалась в ее руках, отражая отблески каминного огня. Зеленый изумруд - глаз изображенной змеи - завораживающе смотрел на нее, словно живой. Странная магия исходила из этого медальона. Темная магия. Пугающая. Сильная. Что бы это ни было, Лорд очень дорожит им...а значит он - идиот! Отдать свое сокровище человеку, которому доверяет меньше всего. Девушка негромко засмеялась и достала из кармана волшебную палочку. Коснувшись ею медальона, она произнесла невербальное заклятие...
  Два абсолютно одинаковых медальона лежали в ее руках. Единственное, чем они отличались, бало то, что настоящий был словно живой и излучал мощную негативную энергию. Чтобы не перепутать их, Алекто получше спрятала крестраж, наложив на него несколько защитных заклятий и заклинание невидимости. А лже-медальон девушка положила в карман мантии.
  Теперь она сможет заснуть.

0

4

==Коридоры==
Путь от галереи с портретами учёных, придумавших нечто новенькое из заклинаний и способов борьбы с нечистью до комнат был не слишком долог. Немного погодя, Лестрейндж остановилась у кабинета Кэрроу. На это её навело, конечно, не радушие хозяйки, а приказ, да и хотелось бы узнать, что знают и другие обитатели замка. Уизли говорил про слухи. Какие же? Белла пожала плечами, словно отвечая на свой вопрос.Затем помедлив, постучала в дверь.

0

5

Тук... Тук... Тук....
  Авада! Авада! Авада!
  Нехотя разомкнув тяжелые веки и вставая с дивана, Алекто поклялась, что убьет того, кто сейчас стоит за ее дверью, если этот "кто-то" не пришел ей сообщить, что наступил конец света, ну или хотя бы что Волдеморт, наконец, соизволил скончаться от случайно попавшей в него "Авады".
  Девушка с силой рванула тяжелую дубовую дверь.
  Белла. Сама "Первая леди"... или теперь королева? Как там у монархов-то водится?
  Ничего не сказав, она отступила назад и, отведя руку в сторону, приглашая гостью, пропустила Беллатриссу в комнату, закрыв за ней дверь.
- Кофе? Виски? Яду? - обыденным тоном произнесла Алекто, подходя к одному из шкафчиков, за дверцей которого скрывался мини-бар.
  Не то, чтобы она ее ненавидела...  Скорее, жалела. Женщина, как и любое другое чудовище, слишком сентиментальна, а потому, уступая дорогу своим чувствам, напрочь забывает о собственном достоинстве и других не менее важных вещах. Белла влюбилась. Нет, не в Волдеморта... в его силу, власть, одержимость, хоть сама этого и не осознавала. Потеряв голову, она потеряла и мозги.. которые, несомненно у нее когда-то были. Жаль.

Отредактировано Alecto Carrow (2009-12-03 22:05:28)

+3

6

Белла нервно облизнула сухие губы. Шумно втянула воздух.Наконец дверь распахнулась. На пороге стояла Алекто. О..Кажется, я не самая желанная гостья. Хозяйка молча пропустила Лестрейндж, та вошла.  Звенящая тишина. Белла оглядела покои нового министра. Весьма недурно. Золотая клетка.Белла прошлась вперёд, к стеллажам.
На предложение ведьма мрачно усмехнулась. Пожалуй, отпраздновать победу стоит лучше кофе.Победа. Пока неизвестно, кому она принесла больше пользы. Больше нет того азарта,того стремления ...
Министр Кэрроу...протянула она, словно пробуя на вкус новое слово.- Недурно звучит, верно? Она улыбнулась дежурной улыбкой.

+1

7

Белла принесла с собой запах битвы и смерти. Ни для кого не секрет, что для нее война на стороне "хозяина" была любимой игрой. Она просто упивалась блаженством, снова и снова убивая в Его честь.
Бедная Белла.
- Пожалуй, отпраздновать победу стоит лучше кофе.
   Алекто негромко засмеялась, но причину своего ироничного веселья Лестрендж не поведала. Она действительно считает, что это победа?!
Наивная Белла.

  Одержимость Лордом совсем затуманила ее разум. Как она не понимает, что это - начало конца, и не пощадит он никого, идя по костям к своей цели. Волдеморт - существо ни теоретически ни физически не способное думать о чем-либо, кроме собственного "Я". И плевать ему на то, что она любит его, восхищается им и т.д. Алекто не сомневалась, что Беллу он убьет даже раньше, чем Кэрроу. Просто Алекто он еще помучает... Самое жуткое в этом то, что переубедить Лестрендж не сможет даже сам Мерлин. Она и в него Авадой запустит, лишь бы Томми было хорошо.
Несчастная Белла.
...Министр Кэрроу Недурно звучит, верно?
- Два плюс два - четыре. Вот что "верно", - с презрительной усмешкой произнесла Алекто, поднося гостье чашку горячего кофе.
  Глупая Белла.
Все, что "недурно" для тебя, губительно для меня. Алекто была неприятна эта тема... потому что она еще не знала, что будет делать и как. Единственное, что хоть немного радует - драконы. Хотя и им нельзя полностью доверять. Кто знает, что собой представляет их "хозяин". Может, Волдеморт по сравнению с ним лишь жалкая кучка мышиного помета.
- Что дальше? Какие у него планы? С тобой он наверняка ими делится... Он тебя любит, хоть и не признает этого...
Бедная Белла.

Отредактировано Alecto Carrow (2009-12-03 23:02:20)

0

8

Пребывая в воспоминаниях о битве, настроение прыгнуло на пару ступеней вверх.Сердце пропустило удар. Губы Лестрейндж растянулись в ухмылке.Она улыбалась чему-то своему.Увы, иллюзии рассыпались в прах, ведьма вернулась к реальности. Из состояния блаженства её вытащил смех Алекто. На лице появилось недоумение. К чему тут веселье?
Ведьма поудобнее уселась в кресле.
Два плюс два - четыре. Вот что "верно". Настроение Кэрроу было понятным.
Неужто так противно моё общество? Белла издала фыркающий звук. Она откинулась на спинку кресла, отпила кофе. Разум  несколько прояснился после бессонной ночи. Состояние соратников вызывало недоумение и разочарование.Кэрроу была не единственный, кто удивил своим настроем. Лестрейндж списала это на  резкие перемены.
- Что дальше? Какие у него планы? С тобой он наверняка ими делится... Он тебя любит, хоть и не признает этого...губы растянулись в довольной улыбке. Да, Милорд, хотя ныне Его Величество, её ценит.Любит?О, это маловероятно. Белла печально усмехнулась, смотря вдаль.
-Моя дорогая,-хрипло произнесла она, отрываясь от кофе,-Милорд отдал все распоряжения на последнем собрании. По сему, Вы,должно быть, знаете больше меня.
Милорд..Милорд таит свои идеи, и редко, редко Он их говорит, увы..А мы ведь, только этого ждём..

0

9

Ну, да. А чего ты ждала? Что она начнет расписывать все его планы в мельчайших подробностях? Хотя, может она и сама знает не больше, чем Алекто.
  Кэрроу прищурилась, с секунду изучая выражение лица Лестрендж. Похоже, Белла говорила правду. Ну и ладно. Не очень-то и хотелось. Шеф, конечно, придурок, но не глупый. Наверное.
- Что ж, - разочарованно выдохнув, Алекто сделал небольшой глоток виски и подошла к лежавшей на полу мантии. Подняв ее с пола, она достала из внутреннего кармана медальон. - Вот, - Кэрроу бросила его Лестрендж, - он просил, чтобы ты это сохранила.
  Красивая безделушка, только совершенно бесполезная... та, которая у Беллы. Приземлившись на соседнее кресло, Алекто уставилась на женщину изучающим взглядом. Интересно, знает ли Лестрендж, что это такое.
- Что скажешь? - не спуская глаз с Беллатриссы, тихо спросила Кэрроу. Ну же, дорогая, не молчи.

0

10

Чашка с тихим стуком опустилась на блюдце. Белла задумчиво посмотрела на гущу, размазанную по стенкам. Грязь...Такую же грязь, которая нас окружает надо убирать вот так. Эванеско.Лестрейндж взглянула на окно. Только нашу проблему не убрать простым Эванеско. Она вспомнила битву. Жалкие..Какие же они жалкие. Она  взглянула в сторону Кэрроу. Проследила за её действиями.
Вот, он просил, чтобы ты это сохранила. Та бросила  на колени Беллатрисы медальон. Женщина протянула собеседнице чашку. Благодарю.- коротко кивнула она. Рука ощутила приятный холод металла. Внутри заклубилось торжество. Лестрейндж протянула медальон к свету, чтобы рассмотреть его.
О, неужели.. Она ещё раз пристально осмотрела медальон и бережно спрятала его в кармане мантии.
Скажу лишь, что для меня это Великая Честь.уклончиво протянула Белла Мне передали, что были зачитаны законы.В чём суть? Ей было необходимо подтверждение того, что она слышала, когда шептались портреты.Право, сплетни в замке разносятся мгновенно.

0

11

Скажу лишь, что для меня это Великая Честь.
  А... - разочарованно выдохнул внутренний голос. Ответить она не ответила, но понять дала, что знает, с чем имеет дело. Лорд хорошо ее натренировал... Даже лучше сказать, выдрессировал.. А про "Великую честь", небось, сама придумала? Что ж, Алекто, значит, для тебя это тоже честь, хоть и не совсем честная... Кэрроу негромко засмеялась, убирая чашку Беллы.
Мне передали, что были зачитаны законы. В чём суть?
  Алекто не любила тратить время на пустые разговоры. Законы? А Волдеморт действительно фанатик... А еще меня Министром сделал. Куда мне до него? Законы. Кэрроу вспомнила, как Лорд передавал какой-то пергамент Северусу. Единственное, что она знала, так это то, что можно использовать "Круциатус". А насчет остального, девушка была уверена, что остальные "законы" в том же духе. Одним словом, воротите, что хотите, главное чтобы крови было побольше. А значит - это действительно бессмыслица.
- Думаю, из Северуса получится лучший рассказчик... - Алекто подошла к двери и, открыв ее, отошла в сторону, -... жаль, что ты уже уходишь.

0

12

Приём был отнюдь не радушным. Гипотеза, что, кто ходит в гости по утрам-тот поступает мудро, в данном случае не оправдалась.Белла потягивается в кресле, мягко, по-кошачьи.Разговор становится в тягость. Пожалуй, пора уходить.Моё присутствие не в радость..в прочем меня это тоже не радует. Игра в гляделки уже надоела.
- Думаю, из Северуса получится лучший рассказчик... Лестрейндж фыркнула.О да...Кэрроу мило смотрелась у распахнутой двери... жаль, что ты уже уходишь. Ах да..Я ведь, действительно ухожу. Ведьма медленно приподнялась из кресла, и медленно, растягивая время, прошла к двери. Было уже вышла за порог, но остановилась и развернулась к Алекто, одарив её шальной улыбкой. Благодарю за радушный приём,Алекто.Ведьма ушла в тень коридора и, шурша мантией, удалилась.
==Кабинет Беллатрисы Лестрейндж( бывш. к-т пр-ра Смит==

0

13

Благодарю за радушный приём, Алекто.
  Алекто надеялась, что этот самый "радушный прием" Лестрендж запомнит навсегда... как первый и последний. Но, что же она видит: шальная улыбка на лице ведьмы, веселый взгляд... Я затерялась среди дебилов. Но, как говорится, с кем поведешь, от того и наберешься. Понятно было, от кого Белла "набралась". Алекто улыбнулась в ответ. От всей души улыбнулась. Она долго тренировала эту улыбку перед зеркалом. Пока то не перестало ее отражать. А затем со всем силы толкнула дверь. Чтобы уж окончательно сопроводить свою гостью. так хочется сказать: "в последний путь".
  Ну, вот, с главным покончено. Теперь можно поспать, а потом и в Министерство слетать - еще один дурдом. Такого количества дебилов на один квадратный метр как там точно нигде нет. Хотя... Хогвартс ни с чем не сравнится по этим показателям.... И как Дамблдор терпел их столько лет? Железный старик!
  Сладко потянувшись, Кэрроу вернулась на мягкий диван. Получше укутавшись в плед, девушка закрыла глаза.
Алекто. Алекто. Это Готмог. Я думаю, что пора приступать к обучению.. Дела несколько хуже, чем мы предполагали. И не забудь захватить хоркрукс, если,, конечно, ты не выполнила поручения нашего общего друга...
***
...Апокалипсис? Пафосно. Проще – конец света.
Встреча со мною – дурная примета...

***
- Убирайся. Из моей. Головы!! - прорычала девушка, вставая на ноги. Сегодня она не заснет. И об этом скоро кто-то очень пожалеет.
Стоп!
... хоркрукс?

  Сон как рукой сняло. Спустя секунду она уже держала в руках золотой медальон. Только теперь Алекто знала ему цену: частица души сильнейшего мага волшебного мира - да-да. Придурок, конечно, но сделать тут ничего нельзя. Невольная улыбка озарила лицо Кэрроу, когда она, пряча медальон в карман блузки, надевала теплую мантию.
>>> К драконам

+1

14

В открытое окно влетела большая серая сова и бросила на стол письмо, скрепленное сургучной печатью с каким-то старинным гербом.
Внутри находилось следующее послание:
Алекто,
Не знаю, помнишь ли еще кто я, но в любом случае в ближайшее время тебе придется это сделать. Темный Лорд вновь призвал меня и сообщил такие новости, от которых волосы встают дыбом. Я содрогаюсь от отвращения и жалости к своей сове, когда думаю, что ей придется лететь в чертову резиденцию Ордена Феникса или где там ты сейчас обитаешь. Я не понимаю. У меня просто в голове не укладывается. Поэтому я хочу поговорить. Без поединков и попыток обвести друг- друга. Просто поговорить. Я наивно надеюсь, что ты не побежишь с этим письмом к Дамблдору. Сразу.

Аида Роуен Малсибер.
Убедившись, что в комнате никого нет, сова сердито ухнула и улетела, не дождавшись ответа.

0

15

Один из парадоксов магического мира заключался в том, что сами волшебники, всегда представляющиеся людям высокими красивыми дамами и джентльменами в готических одеждах или мантиях, в высоких остроконечных широкополых шляпах, с искрящими палочками в руках — именно эти самые герои детских мечтаний, люди, которым покорились стихии и чувства, которые совершали то, что не под силу было другим людям — именно они никогда не во что не верили. Так же не верят иллюзионисты свим коллегам по цеху — можно было запросто предположить что маггловского бога не существовало, что Иисус из Назарета был всего лишь амбициозным светлым магом, и дело его после смерти продолжили такие же колдуны и ведьмы. У магов никогда не было богов, и оставалось только гадать, было ли у них посмертие. Здесь каждый придерживался своей точки зрения — кто-то говорил что после гибели возродится вновь, кто-то верил что после смерти не будет ничего кроме угасания сознания, тьмы и червей, и лишь единицы считали что попадут во что-то вроде ада или рая. Каков он был бы, рай? И ад? По какому принципу происходит распределение? Алекто почему-то не могла представить рая. А ад... В маггловской литературе говорилось, что там живут всевозможные бесы, которые пытают души, разрывая их на клочья, царапая, варя заживо, кипятя в огромных чанах с водой. Это было глупо. Почему? Просто потому, что стоит вспомнить, что душа — это бесплотная субстанция, у нее нет тела, и, следовательно, боль ей испытывать нечем. Гораздо вероятнее было другое развитие событий. Представьте — вы находитесь в гостях в каком-то одновременно знакомом и незнакомом доме, где нельзя заблудиться в одинаково безлико-серых комнатах и одновременно нельзя найти что-нибудь интересное вроде библиотеки, проходит светский прием, вокруг разгуливают якобы люди в прекрасных одеждах, ведут одни и те же разговоры, которые наскучивают через несколько минут, их нельзя ничем вывести из себя, они всегда стерильно чисты и спокойны. И во время этого приема длиною в вечность не происходит абсолютно ничего. Из дома, где все это происходит, нет возможности выбраться, и нет возможности даже поговорить с кем-нибудь, потому что со всех лиц на вас будут смотреть одинаково пустые, совершенно лишенные намека на разумность глаза, и губы будут произносить отточенные, заученные фразы как тело запоминает повороты в танце. О, оркестр тоже здесь будет. И он будет все время играть одну и ту же мелодию, и как бы вы не просили, он не сменит ее. Еда на столах будет совершенно пресна и безвкусна, вино не будет приносить желаемого опьянения. И в скорости вы начнете испытывать скуку. Всепоглощающую, наваливающуюся меланхолию. Чувства начнут блекнуть, исчезать, душа начнет покрываться тонким серыем слоем пыли и придет понимание, что это и есть вечность, что ничего не изменится. Вы будете угасать, но не сможете умереть — просто потому, что уже мертвы и уже находитесь в аду. Когда Алекто это пришло в первый раз в голову, она подумала, что если таков будет ее персональный ад — она не будет грешить.
Но именно таково было магическое общество. Это был оживший ад и в свое время предотвратить обращение из живой, артистичной, несколько более чем нужно избалованной и эгоистичной девушки в одну из бесплотных теней, что так часто встречаются на берегу Стикса, можно было лишь бросившись в другую крайность – стать Пожирательницей Смерти. На это решились немногие девушки, те, что понимали какая судьба им уготована с самого рождения – быть прекрасной машиной по трате денег и воспроизведению потомства или те, что были либо слишком увлечены идеей о власти над магическим и магловским миром, либо были слишком глупы для того что бы видеть пропасть в которую катились. В стане Пожирателей Смерти, а в особенности в Ближнем кругу было не так много женщин. Особое место среди них занимала Аида Малибер. Необычная женщина с ярким именем и трагичной судьбой. Необычная по всем существующим стандартам, начиная с яркой внешности и заканчивая ее отношением к Лорду. Она не была безумной фанатичкой, которая хотела лишь хлеба и зрелищ, не была влюблена в их общего повелителя, просто… она относилась к нему хорошо. Выделяла и ценила. И это удерживало ее рядом куда как крепче чем узы страсти, страха или кабала обязанностей. Она была здравомыслящим человеком, а такое в трудные для магической Англии дни встречалось более чем редко, и Алекто, в бытность свою Пожирательницей высоко ценила ее за то, что она всегда следовала своим правилам и своему слову и даже в какой-то мере гордилась тем, что они были приятельницами. Сейчас она держала в руках письмо от нее и задумчиво смотрела на куда-то торопящиеся неровные буквы. Потом решительно тряхнула головой, прерывая поток воспоминаний,  и села за стол. Перо быстро заскользило по пергаменту, оставляя на нем длинные строчки текста.
«Аида,
Не стоит так переживать, сова всего лишь посетила Хогвартс. Я с удовольствием встречусь с тобой, хотя не думаю, что это как-то скажется на твоем отношении к произошедшему. Полагаю, будет удобнее, если я посещу тебя, скажем, сегодня, через два часа?
Алекто Кэрроу»

Филин, дремавший на жердочке неподалеку от камина, протестующее ухнул, когда к его лапке привязали конверт с письмом, но потом все же снялся с излюбленного насеста и, тяжело хлопая крыльями, вылетел через открытое окно.

+4

16

Через час серая сова принесла тот же пергамент с лаконичным ответом, дописанным ниже:
"Это приемлемо"
И так же как раньше улетела как только послание было отвязано.

0

17

Алекто полулежала в кресле и невидящими глазами смотрела на каминное пламя. Алые языки огня подпрыгивали, извивались, дергались, словно какой-то не особенно разумный могущественный маг, вздумавший попрать все законы магии, наложил на них второе непростительное. Отрывающиеся от них крошечные искорки взвивались в воздух, становясь похожими на кроваво-алые брызги крови, покидающее тело, которое попало в руки истинного ценителя старинных пыточных традиций, мастера своего дела, у которого тело жертвы жило даже после того, как с него снимали бренную оболочку кожи. На столике рядом с креслом стояла большая глиняная кружка, которая смотрелась нелепо на фоне обставленной с присущим аристократам вкусом, но которая была скорее символом дома, это был как своеобразный талисман, который кочевал вместе с женщиной, где бы она ни жила. На дне чашки плескались остатки чая. Нужно было сделать много, слишком много – на носу экзамены и необходимо было подготовить задания по «ее» предмету, нужно было подготовиться к предстоящей встрече на не ее территории, да и навести порядок в бумагах было бы далеко не лишним. Уже и не говоря о просьбе Дамблдора. Дел было много. Так много, что руки опускались, и не хотелось браться вообще ни за что. Но сейчас она отдыхала. В конце-концов, она заслужила час отдыха. Рядом с чашкой лежал принесенный совой несколько минут назад пергамент. Приписка с ответом была более чем лаконичной, и не выражала ровным счетом ничего – ни эмоций написавшего его человека, ни намека на его намерения. Алекто не любила такие письма. Да если искренне  говорить, она вообще не любила письма, которые нынче были в моде – короткие, совершенно безвкусные, из которых можно только собирать по  крупицам жизненно необходимую информацию. Да еще и этот ужасный, отвратительный слог написания.… О, Алекто не была поклонницей причитаний вроде: «эх, а в мое время и трава была зеленее, да и деревья верхушками небо подпирали на манер Атланта», но все же, раньше письма можно было читать исключительно ради того, что бы любоваться изящным витиеватым слогом, переплетающимися, словно змеи, словами, искрящими как вода в горном ручье фразами, меняющимися под разными точками зрения смыслами.
Круглые часы, висящие над камином, неслышно передвинули свои молочно-белые стрелки, в оконное стекло ударилась первая капля наступающего дождя.  Одно из поленьев, нещадно пожираемое мечущимся в агонии пламенем, переломилось пополам, явив миру переплетенную сеть кровавых огненных прожилок и уже сыплющегося кое-где серого, словно прах, пепла. Мысли Алекто метались, словно львы в тесном вольере – от одного угла разума к другому, от одной крайности к другой. Постепенно от обдумывания всех событий сегодняшнего дня она перешла к куда как более общим размышлениям.  Она думала о страхе. Сейчас она, может быть, поставила жирную подпись под собственным официальным некрологом, согласившись прийти на назначенную встречу. Аида была Пожирателем Смерти, а все пожиратели (и Алекто в свое время ощущала это в полной мере), себе не принадлежали. Они думали не свои мысли, горели не своим огнем, были добродетельны и безнравственны не по своей воле. Совершали не свои грехи. Так всегда было, когда кто-то попадал под чье-то влияние. Люди причащались к душе своих учителей, садились у разведенного им костра истины и пытались сделать его своим собственным. Но священный огонь нельзя перенести из костра на сырые ветви неподготовленных разумов. Человек не мог относиться критически к тому, чего не понимал в полной мере,  и, в результате, он сходил с ума. Он становился фанатичен, потому что только так мог сохранить веру. А что по сути своей есть любая вера, независимо от ее предмета? Только тяга к вечному, незыблемому.  Как будто если ты будешь к этому причастен – сам станешь вечным. Люди были так смешны в своей упорной тяге к жизни… Многие из ныне живущих были просто недостойны данного им дара существования. Они были глупы. Они жаждали, что бы им управляли, как стадом жертвенных баранов, которых отправят на алтарь на ближайшем празднике в честь какого-нибудь мелкого бога торговли или войны.  Многие были ничтожны, и не стремились ни к чему, кроме как получить удовольствие самым грубым образом – напившись, переспав с кем-то, убив кого-то, предав, или, наоборот, разыгрывая святость и непогрешимость. Но… все они жили. За этим всегда приглядывал инстинкт. Инстинкт Жизни, который облекался то в образ страха смерти, то прятался в заповедях самых разных религий, то скрывался в общественном мнении и мешал сказать последнее «прощай» миру. Ему, этому инстинкту, нужно было, что бы человеческий вид не прерывался, а жил, развиваясь в пространстве и времени. Зачем? Просто потому, что в мире, где не бывает правил, есть только один закон - шоу должно продолжаться. Во вселенских масштабах. А для того, что бы оно продолжалось, для того, что бы человечество и дальше выигрывало в русской рулетке под названием «эволюция», нужно было, что бы оно было максимально готово к сложностям и неприятным сюрпризам. А для этого нужно, что бы к их услугам были предоставлены самые разные особи – от хитрых, жестоких и кровожадных до умудренных опытом, любовью ко всему живому и добротой, потому что чем больше разных особей – тем больше шансов, что выживет хоть кто-то. Именно поэтому невозможно существование утопий. И именно поэтому самые жестокие и безжалостные тирании всегда терпели крах в попытке распространить свою власть над миром.
Короткая часовая стрелка тихо щелкнула. Алекто потянулась и легко поднялась с кресла. Нужно было идти. На плечи легла темная плотная ткань выходной мантии, палочка заняла свое место в чехле на поясе. Камин встретил ведьму темной затхлостью и потихоньку скапливающейся сажей.
-Кабинет Аиды, поместье Малсибер, - негромко произнесла она.

+3

18

Алекто сидела за столом и листала какую-то книгу. Если бы ее сейчас спросили что она читает, она бы пожалуй даже не ответила.  Она мучила одну и ту же страницу вот уже минут 30, постоянно отвлекаясь на происходящее вокруг. Больше минуты она смотрела на ту или иную строчку, но полученная информацию тут же вылетала у нее из  головы.
Алекто в очередной раз прочитала

«…физическая материя, состоящая из полуфизической составляющей «Черной протоматерии» (“Tenebrae vulgaris») и пронизывающего ее формообразующего света (“Luxus Prioritae”), который формирует из нее физическую материю (“Tenebrae realis”)….»

Алекто снова отвела взгляд от книги. На этот раз она посмотрела в окно. Мягкий свет струился в комнату сквозь кристально чистые стекла. Да, мисс Керроу любила чистоту. За сегодняшний день она уже раза 3 накладывала очищающее заклятие на оконное стекло, отвлекая себя от каких-то мыслей, а заодно и от книги. И снова вернула к тексту, произнося вслух:

- Так где с там остановилась, в «предыдущей главе»…. Нет не здесь…. «который формирует из нее физическую материю (“Tenebrae realis”) – это составляющие, позволяющие физическому миру существовать».

Алекто снова отвлеклась. Что-то не давало ей покое. Не давало сосредоточиться. Будило по среди ночи.ни чтение, ни сон… ничего не спасало от какой-то тревоги, исходившей изнутри.. Алекто посмотрела на часы висевшие на стене. Время, казалось не двигалось.

- Нет, я, кажется, тут точно не сосредоточусь. Скорее скорее отсюда в сад….

И со словами героини  Льюиса Керрола, Алекто встала с кресла. Неожиданно в полуоткрытую дверь влетель белый феникс. Это оказался чей-то патронус. И алекто догадывалсь чей и ей это не нравилось.

Дорогая Аллекто! У меня к вам просьба - спуститесь во двор замка и последите за ходом экзамена! С ув, Альбус Дамблдор.

- Совместите приятное с полезным... - проговорила Алекто, и направилась вниз

---Двор.

0