Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Территория школы » Стена


Стена

Сообщений 91 страница 108 из 108

91

Лорд спокойной наблюдал за всем, что происходило.. Но одно действие буквально повергло его в шок. Когда у него увели его жертву прямо из -под его носа, Лорд мягко говоря впал в ступор Для первого раза он решил простить нового адепта.. Но в следующий раз.. В следующий раз он за такую выходку схлопочит круциатус.. Даже не смотря на то, что он решил настигнуть девчонку Грейнджер...
--Сеппо, повелитель
Лорд встрепенулся, как от тяжелых мыслей.
-Сеппо.. Я кажется знаю такого. Ну ничего, рано или поздно он объявится.. А для начала.. А для начала надо много хорошего сообщить нашим юным "друзьям"
Слово друзья, Лрд сказал таким образом, как буд-то выплюнул горькую траву.
В голове Лорда проматривалось то, что он хотел сказать.. И он все никак не мог успокоиться от того возбуждения, что у него удался первый план его замыслов..Пусть не идеально, но получился. А это уже победа. Победителей. как известно не судят. Взглядом он окинул видимые разрешения и по коже у него побежали мурашки, понимая сколько всего придется сделать, что бы восстановить все. как было..
Резко развернувшись на каблуках, он отправился в ближайший провал в стене, что бы кратчайшим путем дойти до Большого зала

+1

92

Исабель почтительно покланилась Лорду, девушка отошла к другим Пожирателям, она заметила что Снейп  пошёл в большой зал. Ученики уже покинули стену, и Пожирательница решила последовать их примеру.
------------) Большой Зал

0

93

Такс...все разошлись,побежал я тогда  в коридор,занятся все равно нечем,хорошо что в битве участвовать не пришлось,не пожиратель и не Орденский я теперб,выкрутился,так сказать. Парень пошел в коридоры
Коридоры->

0

94

Все произошедшее стало полной неожиданностью для драконов. Они практически добились того, что хотели. но.. Но все сорвалось в самый момент. более того, была разорвана последняя возможность вернуть Владык. Пуповина между миром Эа и Чертогами Безвременья были разорваны окончательно. Только троица драконов не могла понять по какой причине это произошло с такими спецэффектами, достойными Войны Гнева. Тут явно не обошлось не без вмешательства самого Иллуватара-Творца... В таком случае, они должны быть благодарны за то, что они вообще остались живы и.. Практически невредимы.. Хотя определенные, а точнее весьма серьезные потери они понесли- погиб их отец и наставник.. Погиб Повелитель Драконов.. И все проблемы тут же отошли на задний план. Глаурунг взревел.. Его рев скорее напоминал стенание.. Оно огласило все ближайшие земли... В ней была боль.. боль, страдание.. Предстоящее одиночество... Драконы медленно кружили над местом, куда упал их отец... затем они по спирали начали медленно опускаться на землю. Круг за кругом они приближались к месту падения и гибели Отца. Приземлившись, они приползли к огромному кратеру, стенки которого были оплавлены, земля поблизости разворочена. Куски дерева, глины, замерзшей воды и грязи покрывали останки когда-то могучего повелителя драконов. Смогг и Готмог соскользнули в естественную могилу своего отца и повелителя. Они положили свои голову на развороченное тело Доргволда. Положив голову они очень тяжело вздохнули. Оставшийся наверху Глаурунг продолжал траурную "мессу" по убитому... Его горестный вой то усилялся, то опадал.. В нем была безразмерная тоска и горе. Это был даже не вой.. Это было пение дракона, пение, которое никто из смертных не слышал.. Оно завораживало и заколдовывало.. Оно было прекрасно в своей трагичности, унынии и горе. Этот голос невозможно было причислить ни к одному извесному музыкальному инструменту. он был грозен, но в то же время нежен... Через какое-то время к пению брата присоединился сначала Готмог, а затем Смог... Время, магия и Тьма обрели голос... трио- тенор, баритон и бас. Звуки производимые тремя глотками были абсолютно унисонными и вызывали мурашки по коже у смертных...
Начало рассветать.. Но драконы этого не замечали.. Они продолжали прощаться с Тем, Кто их Породил и Кто их Выучил. отец, наставник, идеолог, хранитель... Старешее живое существо, которое пережило множество эпох мира Эа. Порожденный в Предначальную эпоху, был убит своим же заклятием в 6 эпоху Людей.. Он видел Валар и Моргота. Эльфов и и Героев древности. Майар и Падших майа... Видевший своими глазами знаменитую битву Последнего союза и Войну за кольцо.. Исход эльфов и... преобращение гномов.. Видевший расцвет и полный упадок человеческой расы... Теперь он лежит здесь, под стенами того, что давалу надежду на восстановление прошлых эпох... Восстановление прошлых деяний.. Возврат к величию и могуществу как людей, так и возвращению эльфов, которым появится смысл к существованию.. Возвращение гномов... И все это теперь захоронено здесь, под этими стенами.
  *Что теперь делать? не было ли это грубейшей ошибкой? Того ли мы выбрали для реализации нашего плана? Это ли Темный Мессия?*-задал эти вопросы Глаурунг своим братьям.
  "Нет, это не ошибка.. Но это поражение. Отец не мог ошибиться при выборе Смертного, достойного возрождению истории..*-Ответил Готмог.
  "А я считаю, что время еще не настало. И Отец был убит просто так.. Но я не смирюсь с этим! Я сровняю этот замок с землей!*- ответил Смогг
  *если это произойдет, то это значит,ч то отец погиб напрасно, а мы предадим его планы и его надежды. Ты же не хочешь этого? Убив его, не дав ему второго шанса мы уничтожим все, к чему так долго шли. Когда еще в истории человечества возникнет столь сильная фигура, как этот маг? ему же удалось овладеть магией Богов? Тут даже мы не может этого отрицать. И еще, ни один смертный не способен разбить свою душу на такое количество кусков. Это просто безумие*-Возразил Готмог
  *От того, что мы тут решаем тот это или не тот, ничего от этого не меняется. Мы не должны отступать. Наша задача сейчас найти ошибку. Точнее не сейчас- это бесполезно. Все магические потоки перепутаны, как размотанный клубок шерсти. Это надо сделать позже. И тогда уже решать что делать дальше. В конце-концов, у нас есть часть души этой загадочной во всех отношениях личности. Не забывайте, что ее можно незаметно выудить и хорошенько изучить, а потом "положить" обратно, обойдя при этом примитивную магию смертных. И уже только тогда, в связи от того,ч то скажут эфирные потоки мы решим,ч то делать дальше. А так.. А так это получается гадание на кофейной гуще*- Ответил Глаурунг.
  Повисла тишина. Природа замерла, и только солнце все так же медленно и неуклонно поднималось над горизонтом, освещая новый день. Солнце равнодушно, Ему все равно что освещать и кому светить.. Ему наплевать на все горести мира.. 
  Переглянувшись, драконы взмыли вертикально вверх . Изогнув под немыслимым углом шеи они выплюнули огонь в то место, где находилось поломанное тело убитого дракона. Стены кратера стали как буд-то глазированными. Затем драконы начали колдовать. Мертвый дракон поднялся из своей могилы. Все белые отростки, которые были костями начали быстро срастаться,а  глубокие раны зарастать. Через четверть часа, дракон был абсолютно невредим и казался просто глубоко уснувшим. Но он был мертв. Драконы заставили принять умершего позу эмбриона и очень аккуратно положили его на дно ямы, из которой недавно его подняли. Затем Со склон ямы и с ближайшей местности начала наползать мерзлая земля, которая быстро начала засыпать яму. де-то через полчаса дракон скрылся под слоем земли, а еще через столько же, на месте ямы вырос внушительный курган. Дракон магии Глаурунг медленно опустился на этот холм и подняв голову к небу выдохнул струю огня, которая каскадом разлилась по небу. Закончив акт прощания, драконы огляделись. Заприметив внушительную скалу, отломившуюся от скалы во время землетрясения, они вновь принялись за магию. Внушительного размера камень поднялся в воздух и плавно опустился на верхушку исполинского кургана, оставшись навсегда надгробной плитой. Но на этом акт похорон не закончился. На камне начали прорисовываться руны, которые светились золотым светом и сцена полета дракона в небесах. Драконы остановились и внимательно оглядели получившееся. Кивнув, они опустились на землю. Но Готмог на этом не успокоился и он вновь затянул песню Драконов. На холме, возле камня, проклюнулся росток, который начал быстро расти. Через час на месте ростка шумел исполинское дерево.. Его ствол был серебристым, с гладкой корой. Листья напоминали буковые, но были многократно больше, с внешней стороны они были бледно-зеленого цвета, а с внутренней - серебристые.. Нижние ветви оплели камень, слившись с ним в единое целое.
*Да будет этот меллорн последним воспоминанием о том мире, из которого мы пришли.. И душой в котором остались. Надеюсь, тебя примут в покои Мандоса, дорогой отец*

+1

95

-------чаща леса
Девушка осторожно прошла к стене но, не смотря на то, что она наложила на себя все известные ей скрывающие чары, она все равно старалась создавать как можно меньше шума и избегать открытых пространств. При свете все стало совершенно другим, словно все эти развалины были ей совсем не знакомы, да и состояние шока во время боя тоже наложило отпечаток на воспоминания. Гермиона старалась не о чем не думать и тем более не вспоминать ночные события. С большим трудом она нашла тело той самой слизеринской девушки. Оно было завалено мелкими камнями. С помощью волшебной палочки девушка освободила тело из под камней и тут же наложила на него чары невидимости.
Гермиона глубоко вдохнула и приблизилась к трупу.
О Мерлин! Что я делаю!
Она присела возле слизеринки и посмотрела ей в лицо. Лицо не вырожало никаких эмоций, ни страха, ни боли, ничего, было такое ощущение, буд-то этой девушке было абсолютно все равно, жива она или умерла. Глаза были открыты и смотрели куда-то вдаль, зрачки были черные как смоль, и холоднее чем лед. Рука по прежнему крепко сжимала палочку. На теле небыло никаких повреждений, видимо в слизеринку попали авадой.
Гермионе было очень жалко девушку. Хоть она уже сто раз все обдумала, но всеравно ни как не могла перебороть себя.
Изображать умершую... Как это ужасно! Боже, как я могла такое придумать! Как же ее родители... Черт возьми! Как все это ужасно!!!
Еще немного погодя грифиндорка взяла себя в руки.
Ладно, она уже мертва, ей все равно...
Но вопреки всему девушка взмахнула палочкой сделав тело слизеринки легким как пушинка и забрала ее с собой в лес, стараясь не думать об ужасе содеянном ей только что...

------самая чаща леса.

0

96

Квест №47

http://x-lines.ru/letters/i/cyrillicgothic/0502/FFFFFD/42/0/4nz7bcsozmemyegtoropbx6oz5emfwfa4n67bxqoz5em1ey.png
http://cs619231.vk.me/v619231487/cde3/lX2PZCsIDDE.jpg

Название: Явка с повинной
Место событий: Хогвартс, стена замка
Дата: 20 сентября, почти ночь
Участники: Беллатриса Лестрейндж, Альбус Дамблдор
Очередность постов: по договоренности
Краткое описание: После некоторого отсутствия Лестрейндж в школе, Дамблдор уже начал волноваться - вернется ли заблудшая дева, или все-таки нет. Но, дева о школе не забыла и дева в школу написала, желая встречи с г-ном Директором

0

97

20 сентября 1997

Перечитывая «Пророк» недельной давности, Белла даже не знала, плакать ей или смеяться. Впечатляющий опус пера Риты Скитер на сей раз был посвящен очередному терракту в маггловской части Лондона. Беллатриса перечитала статью, нервно хихикнула и отставила чашку с кофе. Убийственным был не слог дражайшей Риты, а политика редакции- на первой полосе были маггловские снимки и её собственная колдография, которую сделали еще до Азкабана. Любопытно, а как же использование старых авроратских плакатов? С этим определенно стоило что-то решать. Утром недельной давности лорд Блэк, потрясая Беллатрисе этой же самой газетенкой, был удивлен, обеспокоен и даже несколько взволнован. Во всяком случае, его слова,  услышь которые, портрет тётушки Вэл задернул бы шторки, сумели донести до леди Лестрейндж, что о своих моционах всё-таки стоит предупреждать.
Днём она отправила сову господину Дамблдору, выкинув прежде пяток черновиков. Письмо могло согреть сердце лорда Блэка- Беллатриса старалась писать сухо и вежливо. Она лишь поинтересовалась, не может ли глубокоуважаемый господин А.П.В.Б. Дамблдор пойти ей на встречу и позволить ей просить об аудиенции с многоуважаемым? К сожалению, мадам Лестрейндж никак не может прибыть в первой половине дня, и зная о занятости г-на директора, просит его встретиться вечером. Да-да, она непременно пребудет в замок. Да, с самыми честными и благородными намерениями.
К счастью, лорд Блэк позволил погостить дочери и почтенному магу до конца месяца, но не более. Почтенный маг после блэковских зелий и неустанного присмотра быстро шел на поправку, постоянно поглощая сведения о прошей половине века. Беллатрисе также удалось выторговать у отца позволения пребывать гостю в поместье до поправки и до того момента, как опытный лояльный колдомедик сможет подтвердить, что Геллерт теперь здоров, насколько может быть более, чем пожилой узник Нурменгарда, однажды уже встретивший смерть.
В течение недели Беллатриса с гостем обдумывали её возвращение. Колдунье с трудом удалось объяснить магу необходимость в этом. Была придумана легенда, но Лестрейндж каждый раз забывала нюансы.
Поэтому, стоя перед зеркалом в прихожей, намереваясь покинуть отчий дом, Белла решила, что и в этот раз может уповать на волю случая.
После отбоя в Хогвартсе было предсказуемо тихо. Сентябрь выдался холодным, но в постоянно отапливаемом каминами Вудберри этого не чувствовалось, в замок колдунья вошла уже продрогшей до костей. Из коридора вдоль стены замка можно было свернуть в крытую галерею, как раз, чтобы добраться до кабинета директора. Но Лестрейндж никак не ожидала, что она будет прогуливаться не одна, поэтому заслышав шаги, отшатнулась.

0

98

Перечитывая «Пророк» недельной давности, господин директор  даже не знал как реагировать на поступающую информацию. Скосив глаза на прямоугольник письма, пришедший сегодня утром от Лестрейндж, он лишь покачал головой. Вся ситуация напоминала действие одного небезызвестного театрального жанра.   Неделю назад ведьма массово отправила на тот свет не одну сотню ни в чем неповинных магглов, еще неделей ранее, она освободила из тюрьмы опаснейшего волшебника столетия, а теперь она просит очной встречи. Абсурд. Театр абсурда. Складывалось впечатление, что все происходящее выходит из-под пера Эжена Ионеску, талантливого и очень известного драматурга этого жанра.
  Причем, что терракт дело рук мадам Лестрейндж не подлежал никакому сомнению. Уничтожить столь экзотическим способом службу надзора за тюрьмами мог только человек, который питает нежные чувства к этой организации. И это явно был не Гриндевальд. Это для него было бы слишком мелко, слишком нелепо... Геллерт птицы высокого полета, которая не разменивается на такие мелочи. Да и изощряться он не стал бы - ударил бы инферно, и дело с концом.
  Первым желание Дамблдор было отказать во встрече. Но любопытство взяла верх и Альбус, скрипя сердцем,  лаконично ответил:
"Сегодня на закате."
  Отправив письмо, Альбус решил, что он не пустит ведьму на порог замка до тех пор, пока не получит ответы на все интересующие его вопросы. А их было много. А сегодня, как назло, испортилась погода - еще утром светило солнце, а золото и багрянец Запретного леса яркими красками уходили за горизонт, расцвечивая обычно серый облик шотландской природы буйством красок и цветов. Но где-то к полудню погода начала портиться - легкий южный ветерок, как прощальное дыхание уходившего лета, сменился на промозглый северный ветер, нагнавший откуда-то из-за гор тяжелые свинцовые тучи, набухшие от скопившейся от них в воды, и жаждавшие пролиться на землю холодным, прозглым осенним дождем. Голубое небо посерело, а вместе с ним посерел воздух, лес, озеро и замок окончательно прекратился в оплывший серый силуэт, неясным пятном расползавшимся на фоне серых же туч. А часа в два зарядил серый, промозглый моросящий дождь, как будто опустивший на весь видимый мир серую плохо просматриваемую пелену, окончательно утопив мир в серости.
  Все эти мысли пронеслись в голове директора, и тот, задумчиво, посмотрев на ветхий томик с названием "Le Ventre de Paris" автора Э. Золя, отодвинул его в сторону. А раньше ведь казалось, на заре молодости, что этот французский автор-натуралист воспринимался проще... Встряхнувшись, Альбус убрал книгу в стол и задумался. Что могло понадобиться ведьме в замке, после всего, чего она натворила? В ее раскаяние и светлые чувства Дамблдор не верил - он слишком хорошо знал эту ведьму. Но что? Альбус встал, и подойдя к шкафу, в котором хранились погремушки Беллы, открыл его. Вот и ответ на его вопрос. Посох и гримуар. Скорее всего, ведьма решила заявиться за своими вещами. Дамблдор усмехнулся. Он наложил на указанные предметы заклятие антимагии, и теперь, сколько бы ведьма не старалась, ей не удастся ни воспользоваться манящими чарами, ни телепортировать их. Ну что же, теперь диалог мог выйти более конструктивным.
   А теперь можно было вернуться и к непосредственным делам. Пока Амбридж находилась в школе, она с завидным постоянством регулярно организовывала все новую развлекательную программу ля директора и школы. Альбус не переставал удивляться изобретательности инспектора и в ее удивительном таланте крючкотворства, ухитряясь находить недоработки или ошибки где угодно. Поэтому, Альбус совершенно забыв о времени, совершенно случайно посмотрел в окно с ужасом понял, что солнце уже практически коснулось горизонта, а, значит, Белла уже была на подходе.
   Быстро вскочив, он накинул на плечи заранее подготовленную утепленную мантию, с наложенную на нее водоотталкивающими чарами.
  Беллу он встретил уже в одной из открытых галерей, буквально наткнувшись на нее, выходя из-за поворота. Судя по тому, как отскочила ведьма, она никак не ожидала встретить здесь кого либо.
-Ааа, миссис Лестрейндж... - Протянул спокойно Дамблдор. - Добрый вечер. - Сухо поприветствовал он ее. - Я не могу сказать, что рад вас видеть здесь, - легкий укол, - но я рад, что вы все-таки решили встретиться со мной. - Фигуры расставлены, всем указаны надлежащие места. - О чем же вы хотели со мной поговорить? - С легкой неприязнью и холодностью в голосе поинтересовался Дамблдор, разглядывая ведьму. Выглядела она явно не как бедная родственница - никаких лишений ведьма явно не испытывала, значит, она пришла просить не крыши над головой. - Если вам нечего сказать, чего я не знаю, то думаю, вы вольны удалиться. - Эта фраза была сказана тоном, который можно охарактеризовать как "Ваше место на коврике у двери". Дамблдор совершенно не собирался церемониться с этой террористкой и диверсанткой.

0

99

Белые ходят первыми.
- Господин директор,-пропела Лестрейндж, пропустив приветствие Дамблдора,- рада снова Вас видеть в здравии,- старик явно не планировал встречу в кабинете. Впрочем, это было разумно- меньше господ по ту сторону холста будут греть уши. Меньше всего Лестрейндж хотелось позориться перед предком. А ведь прибудь она раньше- могла бы встретить директора в крытой галерее, где ветер не пробирал бы до костей и не заставлял кутаться в мантию. Налет на гардероб матушки можно было считать неудачным- леди Блэк предпочитала красоту удобству, поэтому сейчас Лестрейндж приходилось греть руки в тонких рукавах. Зато с оторочкой.
- Если вам нечего сказать, чего я не знаю, то думаю, вы вольны удалиться. - Лестрейндж нервно затеребила рукав мантии.
- А есть то, что Вам неизвестно?- дрогнувшим голосом спросила колдунья. Беллатрикс почувствовала, что сейчас будет безупречно аргументированный отказ, и тогда весь спектакль, который разыгрывался в Вудберри полетит низзлу под хвост. Вся замечательная легенда, с почти логичными и правдивыми формулировками тоже внезапно покинула голову Лестрейндж. Теперь основной задачей было- не переиграть, и не раскрыть сразу все карты.
- Думаю, Вы прекрасно понимаете, что попытка заявить о себе двумя нашими общими знакомыми не закончится только демонстрацией пиротехнических и взрывных способностей?-будничным тоном поинтересовалась Лестрейндж. Недоверия Дамблдора даже успокаивало, ведь заяви он, что доверяет ей, то Белла увидела очень серьезный повод для беспокойства, и начала бы искать подвох. Здесь было все проще: Лестрейндж не верила во всепрощение, а директор- в раскаяние последней. Да и в сказки тоже.
- На континенте сейчас неспокойно,- невпопад отметила Лестрейндж, поднимая капюшон,- не вполне удачное время для отпуска.
Любопытно, но старина Гриндевальд одним своим освобождением сумел всколыхнуть воспоминания о чудесных тридцатых-сороковых, напомнив всем о "всеобщем благе" и прочая. Старик признавал, что задерживаться в старушке Британии, бессмысленно.
- Скажите, профессор, а Вы верите в сказки? Я недавно стала верить, особенно тем, которые связаны с артефактами. Как, кстати, продвигаются поиски филактерий, успешно?- с ложной учтивостью спросила Лестрейндж, не снижая темпа речи и не дожидаясь ответа.
- Один мой знакомый даже верит в сказ о трёх братьях и любит подобные артефакты. На мысль о всемогущей палочке Лестрейндж натолкнула недавняя беседа с Гриндевальдом. Тем более, старик все чаще брюзжал, что подобранная для него палочка ему не подходит.

0

100

Лестрейндж проигнорировала приветствие директора и все-таки попыталась взять инициативу в свои руки. Не выйдет, голубушка.
- Я чрезвычайно тронут тем, что вы обеспокоены моим здоровьем. - Сухо, с небольшой примесью иронии ответил Дамблдор, пристально смотря на Беллатрису. Ему было интересно, что она можем ему сказать. Что характерно, ему было совершенно наплевать на ее мотивы, толкнувшие на то, что она сделала. С ними было все ясно - Гриндевальд ей нужен был для достижения ее собственных целей и задач (но она не учла, что старый знакомый совершенно не собирается играть по чужим правилам), а уничтоженная набережная Темзы видимо была как-то связана с оплатой услуг в Тартаре, или где она там была?. Так что с этим было все ясно, как божий день. Ему было интересно другое - насколько хватит наглости у этого человека в попытке усидеть уже даже не на двух, а на трех стульях.
   Сложив руки на груди, Дамблдор принялся слушать Лестрейндж, ее бессвязный лепет ни о чем.
- А есть то, что Вам неизвестно? - Дамблдор молчал и смотрел на Беллу.
- Думаю, Вы прекрасно понимаете, что попытка заявить о себе двумя нашими общими знакомыми не закончится только демонстрацией пиротехнических и взрывных способностей? - Эту фразу Дамблдор совершенно не понял к чему она относилась и о каких общих знакомых, кроме как Гриндевальде она говорит. Но с каких пор Геллерт вдруг стал множественным числом? И неужели она правда думает, что он настолько глуп, чтобы поверить в то, что волшебник пятьдесят лет отсидевший без магической практики способен устроить такое шоу? O sancta simplicitas!
- На континенте сейчас неспокойно.  Не вполне удачное время для отпуска. - Ммм... Геллерта все так же тянет на материк? Прекрасно просто. С малого он так и не научился начинать. Прекрасно, просто прекрасно. Дамблдор продолжал молчать, случая, что еще наговорит Лестрейндж. Ее весьма прозрачные намеки говорили о куда большем, чем если бы он начал ее расспрашивать. Ну и пускай продолжает.
- Скажите, профессор, а Вы верите в сказки? Я недавно стала верить, особенно тем, которые связаны с артефактами. Как, кстати, продвигаются поиски филактерий, успешно? - Дамблдор продолжал молча разглядывать Беллатрису, анализируя поступающую информацию. Уж не о дарах ли идет речь? Вопрос о крестражах получился неожиданным. Дамблдор не ожидал, что разговор перейдет на эту тему. Поскольку на данный момент Волан де Морт был общим врагом, то этой информацией можно было и поделиться. Чем больше народу из вражеского лагеря знает, тем лучше.
-Медальон Салазара Слизерина, Чаша Пенелоппы Пуффендуй, змея Ногайна. - Сухо ответил Дамблдор. Про Гарри стоило до поры до времени умолчать. - Медальон находится у меня, Чаша была в вашем сейфе, но ныне похищена, где змея  - не известно. Вас же эта информация интересовала, леди Лестрейндж? - С усмешкой поинтересовался Дамблдор. -Странно, что вы сами не догадались. - С некоторым разочарованием в голосе закончил директор.
- Один мой знакомый даже верит в сказ о трёх братьях и любит подобные артефакты. - О, да, Гриндевальд все еще не похоронил эту идею...
-Передайте Гриндевальду, что палочку он не получит. - Ледяным тоном отрезал Дамблдор, медленно достав палочку и продемонстрировав ее Белле. Затем, палочка была спрятана обратно в рукав. - Вы пришли со мной поговорить об отпуске на континенте и обсудить старые легенды? - Учтиво поинтересовался директор школы чародейства и волшебства. - Если да, то до свидания. - Дамблдор уже приготовился проводить ведьму до ворот замка и запечатать их, что бы у нее было соблазна проникнуть на территорию школы без его ведома.

Отредактировано Альбус Дамблдор (2014-07-03 13:42:47)

+2

101

Лестрейндж прекрасно помнила предыдущие "переговоры"(она предпочитала так называть ту полуночную беседу с директором) , и с каждым шагом все больше опасалась директора. Пугала невозмутимость директора. Еще в Вудбери к ней пришла мысль о том, что Дамблдор должен был быть устранен одним из первых. Сперва Лорд, и потом Дамблдор.  За ужином она постоянно поглядывала на отца и на гостя поместья, и никак не могла решить, кто все же: директор, Лорд или сам Геллерт, который служил отвлечением Лорда и директора. С каждой минутой, проведенной в галерее, Лестрейндж все больше убеждала себя, что пальму первенства следует вручить Дамблдору. Однако устроить это было сложно. Ведь как можно одержать победу над некромантом с бузинной палочкой? От этой мысли у Беллы холодело внутри. Это казалось невозможным.
- Вас же эта информация интересовала, леди Лестрейндж? Странно, что вы сами не догадались. -Лестрейндж нервно улыбнулась.
- Этой информацией я с Вами поделилась давно. Вы забыли про молнию,- сухо заключила она, продумывая дальнейший шаг. Директор молчанием разбивал любую реплику Лестрейндж, которая уже начала откровенно нервничать.
Одним из рычагов давления была выбрана ложная угроза обретением Гриндевальдом бузинной палочки. Но наглядная демонстрация лишила Лестрейндж любой возможности использовать заготовленный план дальше. Со стороны директора было весьма нелюбезно не оставлять даме ни одного шага к отступлению.
- Вы пришли со мной поговорить об отпуске на континенте и обсудить старые легенды?- а кто сказал, что после душевных бесед с директором, мадам Лестрейндж вернется в отчий дом или хотя бы в какую-нибудь конуру, где можно будет избавиться от слежки? Директор давно не завуалированно намекал мадам Лестрейндж о скором соседстве с дементорами.
- Если да, то до свидания. У нее не было ни единого шанса. Гриндевальд ни разу не обмолвился ни о каком плане, ни о идеях. Больше всего он упоминал о континенте и о силах, собравшихся там. Его не волновала обстановка на острове. Освобождение из Нуменгарда было всего лишь благотворительностью.
- Стойте! Подождите...- севшим голосом взмолилась Лестрейндж. Шах и мат.
- Вы прекрасно знали всё то, о чем я Вам рассказала. Но всё же пришли. Любопытство сгубило немало кошек. Что Вы хотели услышать?!

+2

102

- Этой информацией я с Вами поделилась давно. Вы забыли про молнию
  Альбус рассеянно ответил:
-Да? В самом деле, я совсем запамятовал. - Лукавая усмешка коснулась уголков губ и директор довольно провел рукой по бороде. - Тогда я совсем постарел и совершенно не понимаю, чего Вы хотите от меня Беллатриса.
  Альбус посмотрел на небо, хмурившееся у них над головой. Пронзительный северный ветер продувал даже его теплую мантию. Вновь зарядил мелкий, как пыль, дождь. Директор порадовался, что заранее наложил на мантию водооталкивающие чары. Зато он посочувствовал Лестрейндж, которая спустя несколько минут стала больше похожа на мокрую ворону - ее тонкая мантия моментально превратилась в мокрую и невзрачную тряпку, больше похожую на рубище или хламиду. Директору захотелось подать копеечку представительнице древнего и знатного рода. Он сочувственно посмотрел на ведьму. Там все больше и больше теряла самообладание.
  Лестрейндж молчала и сосредоточенно смотрела куда-то вдаль, о чем-то размышляя. Прекрасный легиллимент, Дамблдор решил не лезть в чужую голову и предоставить ведьме самому себе. Молчание затягивалось и Альбус решил уж было уйти. Но только он повернулся, как за его спиной послышалось:
- Стойте! Подождите... - Альбус остановился и медленно повернулся.
-Да? - Участливо поинтересовался он, с сочувствием смотря на Беллу. Она явно пребывала в отчаянии.
- Вы прекрасно знали всё то, о чем я Вам рассказала. Но всё же пришли. Любопытство сгубило немало кошек. Что Вы хотели услышать?!
-Разумеется я знал все, что вы мне рассказали только  что. - Серьезно ответил Дамблдор. - Похвально, что вы знаете старые маггловские поговорки, Беллатриса, но меня привело именно любопытство. Мне стало интересно зачем Вы сюда заявились и что Вы хотели от меня получить. - Альбус выделил наречие "зачем" и пристально посмотрел на ведьму. - Я даже скажу больше того, я знаю то, что Вы мне не рассказали по той или иной причине.
  Директор повернулся к каменному парапету и облокотился на него. С края серого камня капала ледяная вода и уносилась куда-то в бездну.
- Давайте попробуем проанализировать всю ситуацию. Я знаю то, что Вам некуда возвращаться. Вашего отца я знаю намного дольше Вас, Беллатриса. - Альбус пристально посмотрел на собеседницу. - Ваш отец слишком любит самого себя и свое личное пространство, чтобы допустить, что его делил еще кто-то, кроме него самого. Да и старинные традиции, когда взрослые сыновья и дочери покидают отчий дом, дают о себе знать. И Вы прекрасно знаете, что долго терпеть он Вас не намерен. - Безаппеляционно заявил директор тоном, не требующим возражения. - И Вы прекрасно знаете, Беллатриса, что на данный момент Вы являетесь для него обузой. А так же Вы знаете, что Вы не предмет гордости - всем своим поведением Вы усиленно нарушаете вековые устои великих чистокровных домов, когда женщины должны жить с мужем и заниматься домом. Ну и служить украшением для мужа и мужнего дома. - Я могу сказать, что мистер Блэк вовсе не в восторге, что Ваши действия раз за разом бросают тень неблагонадежности на него и на его дом. Министр магии Амелия Боунс еще не знает, что Вы проживаете у ее советника. Но, уверяю Вас, как только она об этом узнает, мистер Блэк попадет под зачистку. Вы же видели недавний декрет Министерства о чистке кадров? Так вот, после того, как мистер Блэк будет удален с политической арены, он Вам спасибо не скажет. - Альбус спокойно излагал известные ему факты. - Итак, идти Вам некуда. - Поставил точку в своих размышлениях директор. - Далее, к Тому Реддлу Вы вернуться так же можете - дорога в этом направлении закрыта. Даже если Вы поспособствуете его возрождению, то он вряд ли скажет Вам спасибо и амнистирует. И я и Вы прекрасно знаете характер этого... хм... Человека. - Тактично подобрал слово Дамблдор, повернув голову к Беллатрисе. - Следовательно, и тут вы терпите фиаско и поддержки с этого фронта Вам не получить. - Была поставлена еще одна точка.
  Дамблдор отвернулся от Лестрейндж и снова встал боком. Заложив руки за спину, он смотрел на поле для квиддича, где сейчас носились точки игроков - через пару дней намечался матч Гриффиндор-Когтевран и Гарри выжимал из своей команды последние силы.
- А что касается Геллерта... Я так понимаю, что Вы уже и сами начинаете осознавать, что он Вам не союзник. Слишком разные цели и средства. - Альбус улыбнулся. - И даже единственная цель, которая Вас связывала - ненависть к моей скромной персоне, - и та оказалась не слишком прочной. Старый друг живет, если верить Вашим словами, мечтами о континенте и Вы его интересуете в последнюю очередь. - Альбус вновь стал поглаживать бороду, продолжая размышлять вслух. -Итак, и этот компаньон остался за бортом. Что же мы имеем? - Альбус отвернулся от поля и вновь посмотрел на Лестрейндж.
- Сэр Сигнус Блэк Третий не намерен продолжать протягивать Вам руку помощи и предоставлять Вам кров в силу Ваших компроментирующих его действий. Лорд Волан де Морт, как только у него появится возможность, попытается убить Вас. А Гриндевальд, которого вы столь любезно вызволили из им же построенной тюрьмы, при первой же возможности избавится от Вас и пойдет своим путем. Выходит, союзников у Вас нет. При этом, Министерство назначило цену за Вашу голову в полмиллиона галлеонов, арорат грызет каждый камень, в поисках Ваших следов, а в придачу к этому, у Вас долг перед Потусторонним миром, поскольку Вам не удалось оплатить пять гекатомб. - Альбус сейчас стал похож на довольного кота. - По всем признакам, дела идут у Вам отнюдь не блестяще. Не так ли? - Альбус пристально посмотрел на ведьму. - И, вдруг, на фоне всего этого вы пишете мне в школу с просьбой о встрече, плюете на элементарную безопасность и прилетаете сюда. Вы даже не подумали, что я мог вызвать когорту ароров с Министром магии во главе. И вот тут назревает вопрос... Беллатриса, что Вы хотели сказать мне? - Альбус замолчал, серьезно смотря на Беллу.

+2

103

Ведьма была твердо убеждена: Дамблдор предпочел бы увидеть ее безвольной куклой – тем, что остается после поцелуя дементора; или хотя бы запертой навечно в Азкабане в каменном мешке. Старик очень хорошо знал, кто такая Беллатриса Лестрейндж, и чем конкретно она занималась последний месяц.
С этой точки зрения, любой приговор, вынесенный Белле, кроме пожизненного заключения или смертной казни означал только лишь передышку.  Цинично рассуждая, если сотрудничество с лордом Блэком и раскроют, Дамблдор ничего нового для себя не узнает. Тем более сейчас за укрывательство родственников сейчас не сажают.
Когда речь пошла об отце и о семейном долге, Лестрейндж молча и методично искусывала себе губы в кровь. Пара лишних слов могла решить всё.
-  Вы прекрасно знаете, что долго терпеть он Вас не намерен. И Вы прекрасно знаете, Беллатриса, что на данный момент Вы являетесь для него обузой,-Дамблдор совал длинный тонкий нос не просто не в своё личное дело, а дело чужого рода. Блэки не только всегда платят свои долги, как говорилось в любимой присказке деда и отца.
- Я могу сказать, что мистер Блэк вовсе не в восторге, что Ваши действия раз за разом бросают тень неблагонадежности на него и на его дом,- Лестрейндж ухмыльнулась. Этот вопрос вопрос отец задал в лоб. Однако, вместе они пришли к решению, что из-за этого он не может потерять место в совете магов, пока живо финансовое и магические ядра, повесток ему прийти не должно- за укрывательство родной дочери ему может светить только публичное осуждение, однако когда лорда Блэка заботило мнение черни? Да, министр Магии может требовать своего, однако, отец был предельно осторожен, а госпожа министр доверяет Дамблдору чуть меньше, чем это делал бы ставленник Ордена Феникса- по сути также нелегальной организации.
- Итак, идти Вам некуда. - Лестрейндж пожала плечами. Если Дамблдор не прикует её цепями в подземельях замка к письменному столу, то она почти также вольна, как и раньше- поместье Альфарда Блэка было почти пригодным для жилья, а Гримо стали успешно восстанавливать. Отцу удалось выудить часть средств из сейфа Лестрейнджей. Гоблины были падки на артефакты.
- Следовательно, и тут вы терпите фиаско и поддержки с этого фронта Вам не получить. - с Реддлом, действительно, всё было куда сложнее- он был абсолютно непредсказуем. Однако двое безумцев всегда могут спеться. С каждом моментов стариковских нравоучений-размышлений Лестрейндж всё больше кляла про себя Калессина. Помнится, было такое Сверхъсоздание, которое и толкнуло ведьму на скользкий путь предательств. Лестрейндж всё больше раздумывала вновь приползти к своему Господину. Однако, тот решит вопрос трудоустройство быстро и радикально, всего при помощи двух слов.
- Старый друг живет, если верить Вашим словами, мечтами о континенте и Вы его интересуете в последнюю очередь. - Геллерт служил отвлечением, также он всё же поделился знаниями о трех дарах. Эти знания были полезны, однако, дорого стоили.
- Выходит, союзников у Вас нет. При этом, Министерство назначило цену за Вашу голову в полмиллиона галлеонов, арорат грызет каждый камень, в поисках Ваших следов...- Волна жара и боли ударила в голову. Белла почти ничего не видела; предметы расплывались перед глазами. Директор ошибался: Министерство оценило её куда больше, она еще потешалась над этой новостью на пару со Снейпом. Шутила, что раз гоблины не дают министерству запустить свои лапы в фамильный сейф- они сдерут всё с самой мадам Лестрейндж.
С миром вересковых пустошей всё было куда сложнее- долги Лестрейндж медленно, и с переменным успехом отдавала.  Осталось уплатить порядка сотни душ- грандиозный успех, по сравнению с начинаниями. Мадам Лестрейндж не сразу додумалась помножать кошачьи души на коэффициент, пока не наткнулась на одну плохо читаемую запись.  Гриндевальд, помнится, услышав историю про котят и количество душ(Белле хватило терепения не рассказывать, что имело такую цену, да и мага не особо волновало), от отстатков души хохотал. Тогда же Белла и осуществила долгожданный набег на матушкин свадебный сервиз. Репаро он, разумеется, не поддавался.
Высказывание о собственной беспечности ударило крепче Круциатуса- про постоянную бдительноть она твердила еще сама. И сама же на нее наплевала. Впрочем, перед тем, как покинуть поместье, Беллатриса малохольно рассуждала о том, какая отдача будет супротив отряда авроров. С рассчетами не складывалось.
- И вот тут назревает вопрос... Беллатриса, что Вы хотели сказать мне? Лестрейндж холодно процедила:
-Полный эндшпиль. Вы чертовски правы, директор. Как и всегда,- ведьма невесело хохотнула,-Как и всегда... Три фигуры и какой грандиозный провал!Остаются те, кто играет за белых. Я хотела...- Лестрейндж запнулась. Но с другой стороны, директор лаской почти уговорил ее оттолкнуться прямо с этого парапета и крепко поцеловать грязь там, внизу. Блэки не просят, но ведь она вроде всё еще Лестрейндж?
-Я хотела просить Вас...дать мне убежище и если не помощь, то хотя бы сотрудничество.

0

104

Лестрейндж молча слушала все, что говорил ей директор. Не было заметно, что она прямо в таком уж отчаянии от его слов, но, если проследить взгляд в сторону земли, можно было предположить, что Белла готова была прыгнуть вниз. Альбус усмехнулся.
-Некромант, собирающийся закончить жизнь самоубийством... Самой не смешно? - С усмешкой поинтересовался у Беллы Дамблдор. - Насколько я помню, некроманта вообще сложно убить... - Мягко заметил Альбус и со смехом посмотрел на ведьму.
-Полный эндшпиль. Вы чертовски правы, директор. Как и всегда,- ведьма невесело хохотнула,-Как и всегда... Три фигуры и какой грандиозный провал! Остаются те, кто играет за белых. - Альбус с улыбкой заинтересованно смотрел на колдунью, облокотившись о сырой парапет.
- Я хотела... - Директор молча смотрел на ведьму, ожидая, чего она наконец скажет. - -Я хотела просить Вас...дать мне убежище и если не помощь, то хотя бы сотрудничество. - Альбус слегка склонил голову. Как интересно... Сказать, что Дамблдор удивился... Было бы ложью - он с самого начала знал зачем ведьма прибыла в замок. Ему надо было услышать это от самой Беллы. И чем скорее - тем лучше.
-Попросить можно. - После длинной паузы ответил Дамблдор. - А что я получу взамен, Беллатриса? - Дамблдор сделал пару шагов в направлении ведьмы, молча ожидая ее ответа. Ситуация из раза в раз повторял. Менялись лишь лица и суть. Шестнадцать лет назад Снейп просил его о помощи... От чистого сердца. Лестрейндж же просила тоже от сердца. Но совсем о другом.
   Получив ее ответ, Дамблдор лишь покачал головой.
-Ты же понимаешь, Беллатриса, что это несерьезно. - Взгляд Дамблдора стал непривычно жестким. Глаза, до этого больше напоминавшие воду в озере, мягкую и теплую, стали похожи на две льдинки. Дамблдор был напряжен до предела и натянут, как струна. - За то, что я вторично протяну Вам руку помощи, Беллатриса, я запрошу высокую цену. - Заметив блеск глаз Беллатрисы, директор недобро усмехнулся. - Залогом нашего партнерства и... дружбы, я бы хотел получить от Вас, Беллатриса, несколько вещей... - Альбус видел, как меняется лицо Лестрейндж. - Да, Вы все верно поняли. Я хочу получить Ваш крестраж и все ваши черномагические побрякушки. Точнее, они и так у меня в кабинете и вы это прекрасно знаете.
   Альбус бесстрашно повернулся спиной к Лестрейндж.
-Так же, в знак подписания мирного договора между нашими сторонами, Вы даете мне Вассальную клятву. - Дамблдор обернулся к ведьме. - Я не прошу от Вас Непреложный обет... Я думаю, в ваших же интересах, чтобы никто не знал о нашем с вами договоре. - Альбус вновь отвернулся и стал с видом очень заинтересованного человека разглядывать поле для квиддича.
- Помимо вассальной клятвы, вы поклянетесь мне, что не покинете территории школы без моего ведома и сопровождения лица, которому я доверяю. - Дамблдор с удовольствием прохрустел суставами пальцев. - Взамен я обязуюсь предоставить Вам кров, пищу и безопасность. Больше того, я позволю Вам тренироваться в некромантии... Под моим, разумеется, присмотром. Спросите - зачем? Я думаю, Вы поможете мне в поисках крестражей одного известного нам обоим человека?
  Дамблдор материализовал свиток и перо и протянул их Лестрейндж.
-Ваше последнее слово, миссис Лестрейндж. . - Не терпящим возражения голосом поинтересовался директор школы чародейства и волшебства Хогвартс, пронзительно смотря на Беллу.

Отредактировано Альбус Дамблдор (2014-07-10 18:37:25)

0

105

- О,- усмехнулась Лестрейндж, повернувшись к директору,- с чего Вы вдруг решили, что мне близок этот путь? Наложить на себя руки. Забавно,- уже без тени былого веселья протянула Лестрейндж, теперь уже стараясь не поглядывать на землю внизу. Она совершила слишком много промахов- ловкость уже не та, о чем так любезно намекал господин директор. Вероятно, он ожидал, что осознав всю шаткость своего положения, мадам Лестрейндж решит наложить на себя руки- наименее унизительный вариант из ныне существующих.
Лестрейндж поплотнее укуталась в мантию. Разговор не предполагал возможности использования магии- директор мог неверно понять её манипуляции с палочкой.
- А что я получу взамен, Беллатриса?- Лестрейндж недоуменно уставилась на собеседника. Кажется, переговоры уже сейчас можно было считать проваленными.
- Зависит от того, что Вы попросите...- колдунья попыталась отстоять право голоса, но тут же была прервана. Директор был прав- несерьезно. Несерьезно было полагать, что можно было заявиться почти с пустыми руками к этому величайшему интригану века. В одиночку. Возможно, он попросту водит её за нос, как и раньше, а она слепо верит в независимость собственных решений. Возможно, после очередной её фразы из-за угла заявится Бруствер на пару с Грюмом и десятком защитников порядка.
- Да, Вы все верно поняли. Я хочу получить Ваш крестраж и все ваши черномагические побрякушки. Точнее, они и так у меня в кабинете и вы это прекрасно знаете. Был ли смысл хвастать перед колдуньей о том, что самое ценное, что у неё есть, теперь находится в замке и хранится под надежным присмотром? Или это очередная провокация?
-Так же, в знак подписания мирного договора между нашими сторонами, Вы даете мне Вассальную клятву. Лестрейндж потеряла самообладание и расхохоталась. Вассальную клятву?! Ей было любопытно, будет ли новый Господин(или всё-таки еще Второй Господин?) ставить метку? Правая рука прекрасно подошла бы.
Оковы, сплетенные господином Дамблдором, были весьма надежными. Метка Тёмного Лорда была одной из разновидностей Вассальной клятвы, но имела свое собственное изображение и могла передавать призыв явиться к своему владельцу. Так же с ее помощью всегда было можно отыскать беглого слугу или причинить ему сильную боль. Обычная Вассальная клятва наказывала своего владельца только в том случае, если он нападал на своего сюзерена с целью убийства. Но ведь она не ограничивала своего хозяина в искусстве плетения интриг.
- Помимо вассальной клятвы, вы поклянетесь мне, что не покинете территории школы без моего ведома и сопровождения лица, которому я доверяю. - кажется, уже можно именовать себя комнатной собачкой директора. Ведьма долго смотрела на Договор, который скреплял клятву. "Бессрочный"? У любого договора был срок. Например, если директор не сможет выполнить свою часть договора. Обещание свободных занятий некромантией- щедро- было опасным для господина директора при всей его неприкосновенности Верховного чародея Визенгамота. В таком случае, госпожа Лестрейндж обретала краткое соседство с господином Дамблдором в Азкабане.
-Ваше последнее слово, миссис Лестрейндж.
- И просьба?- продолжила иронизировать Лестрейндж, уже держа в руках Договор. При нарушении оного она мигом теряла всю защиту, обещанную директором. С другой стороны, люди внезапно смертны.
- Я даю Вам клятву в своей верной службе, Альбус. Также я клянусь не покидать территории школы без предварительного уведомления и без сопровождения доверительного лица. Я принимаю Ваше покровительство, кров и пищу.
Ведьма протянула Директору договор с размашистой подписью "Б. Лестрейндж". Если верить заверениям досточтимых магов из Министерства Магии, мистеру Лестрейнджу, в случае задержания, жить останется совсем недолго. Овдовев, Лестрейндж мигом бы приобретала девичью фамилию и становилась наследницей лорда Блэка. Однако, зачем стоило беспокоить господина директора семейными заботами?

0

106

При упоминании Вассальной клятвы Лестрейндж рассмеялась. Дамблдора же даже тень улыбки не коснулась
- Я восхищен тем, что у Вас есть еще силы смеяться, миссис Лестрейндж. - Без улыбки заметил Дамблдор, внимательно поглядывая на ведьму и ожидая, когда та выкинет какой нибудь сюрприз. Та вела себя нервно, но пока что никаких неожиданных фокусов не выдавала. Но, от Беллы можно было ожидать многого... Альбус не сильно уповал на ее адекватность и дружбу с окружающей ее объективной реальностью. Все-таки, десяток лет в Азкабане даром не проходят.
  Отсмеявшись, Белла взяла себя в руки и постаралась быть серьезной пока Альбус выкладывал все пункты договора. Но хватило ее не очень-то и надолго.
- И просьба? - Альбус пропустил иронию мимо ушей - сейчас это было не суть важно.
-И просьба, если она у Вас есть. - Терпеливо, как малолетней девочке ответил директор.
- Я даю Вам клятву в своей верной службе, Альбус. Также я клянусь не покидать территории школы без предварительного уведомления и без сопровождения доверительного лица. Я принимаю Ваше покровительство, кров и пищу.
  В тот момент как Белла поставила подпись, пергамент вылетел из ее рук и ярко засветился, высвечивая две подписи и пункты договора. Золотистый свет бежал по строкам, отмечая исполненные пункты договора. Оставался только крестраж. Когда все было учтено, Договор засветился еще ярче, - как слиток золота в яркий июльский день, - затем золотой свет стал ослепительно белым и свиток разделился. Один из свитков коснулся руки Дамблдора и исчез, не оставив следа. Второй впечатался в руку Лестрейндж, оставив отметину в виде родинки. Вдалеке раздался гром.
   Альбус покачал головой. Он не любил все эти спецэффекты, которые установили на древние ритуалы маги прошлых поколений. Все это больше смахивало на балаганный маггловский цирк во время выступления всяких дешевых факиров и фокусников. Судя по выражению лица ведьма, та тоже не оценила спектакля. Ну хотя бы в чем-то их мнения совпали.
  Когда последние отсветы заклятия спали, Альбус взмахнул палочкой, наколдовывая плащ из теплой, но тонкой шерсти и подал его Белле.
-Ну что же, доброго пожаловать в Хогвартс. - Сухо произнес ритуальную фразу Дамблдор и посторонился чуть в сторону, пропуская ведьму внутрь. - Да уж... В Хогвартсе тот, кто просит помощи, всегда её получает. - Пробормотал себе под нос Альбус. Как он не пытался, но он так и не смог уловить в чем подвох. Не могла Белла так легко согласиться на его условия! Ну не могла, и все! Они специально были составлены таким образом, чтобы она от них отказалась!
Ну тем лучше. Из Беллы хороший разведчик и хороший боевик, на случай чего. Ведьма прошла мимо него, а директор, отправился вслед за ней.
-Ваша комната по прежнему остается за Вами, леди Лестрейндж. С завтрашнего дня у Вас начинаются пары. Первый урок у четвертого курса в восемь тридцать утра. - Альбус остановился посреди коридора и посмотрел на ведьму. - Я не знаю, что Вы замышляете, Беллатриса, но знайте, я буду внимательно следить за Вами. - Суха усмешка. - Доброй ночию

0

107

Новый господин поставил  Метку. Да, она несколько отличалась от той, которую ведьма ранее с гордостью носила на левой руке., но сущность была та же- клеймо. Директор клеймил её, как магглы клеймили скот и как Том Реддл клеймил своих слуг. Ранее он звал их верными сторонниками. Лестрейндж надеялась на то, что директору хватит ума не разбрасываться в игре своими пешками и слонами, иначе одна пешка никогда не станет ферзем, играя уже белыми. Белые ходят первыми.
Все светопреставление и спецэффекты заключения клятвы вызвали приступ усталости: ведьме уже нетерпелось услышать от директора подтверждение клятвы и удалиться. Она вымокла до нитки, а старушка Поппи вряд ли будет благосклонна к ней- чего доброго отравит.
Директор оставил Беллатрисе много лазеек для выхода из неприятной для неё самой ситуации, видимо, подводил возраст. Старина Грюм долго бы сопел над формулировками, покуда не перебдил. К счастью, ему не довелось быть свидетелем этого обета.
-Ну что же...Добро пожаловать в Хогвартс,-плащ не прослужит ей и до будущего утра. Но утром уже не будет сбежавшей из замка опаснейшей преступницы, за чью голову Министерство сулило нескромный куш. Отныне леди Лестрейндж такой же полноправный член этого сообщества,и им придется ее терпеть. Но как Дамблдор планировал отчитываться перед Министерством- загадка. Старик высоковато замахнулся со своими обещаниями.
Лестрейндж прошла в замок,  прислушиваясь к ощущениям. Предавать страшно только впервые. Дальше это уже превращается в девиз: "остаться верным себе". Кажется, это тоже из одних заветов рода.
-Но знайте, я буду внимательно следить за Вами. Доброй ночи,- услышала ведьма.Следить? Да, того требовал Договор. Но вот хвватит ли досточтимому мистеру Дамблдору времени следить за каждым шагом мадам Лестрейндж. Лестрейндж улыбнулась: разумеется, не хватит. Пока директор не успел уйти, она протяжно ответила:
-Доброй ночи, Милорд.

0

108

Квест закрыт

0


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Территория школы » Стена