Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Помещения школы » Движущиеся лестницы


Движущиеся лестницы

Сообщений 31 страница 58 из 58

1

http://cdn.instructables.com/F6D/OJT1/GUKBEZIT/F6DOJT1GUKBEZIT.MEDIUM.gif

0

31

У его заклятия явно произошел какой-то сбой - обычно после использования Ослепляющего луча в стенах ничего не появляется... А тут.. Когда световой луч рассеялся из стены торчала пара огромных каменных рук и пытались кого-то схватить.
  Нотт так удивился, что потерял из поля зрения и мозга виновника всего происходящего - гарпию. Каменные руки выглядели впечатляюще... До тех пор, пока Темный Лорд не сообразил, откуда они взялись. Их наколдовала эта профессорша мрачного вида. Очень жаль, что я недооценивал возможности трансфигурации.... Выглядит это по меньшей мере красиво...
  Правда руки начали беспорядочно размахивать своими каменными ладонями тщетно пытаясь кого-то поймать. Но если судить по дальнейшему возгласу профессора Магдебур, то четыре руки должны были поймать сумасшедшую когтевранку... Но вместо помощи они доставляли больше неприятностей - Нотт как мог пытался увернуть от сокрушающего удара стены Хогвартса... Хотя объявление о снятых баллах с Когтеврана не могло не радовать... Очень хорошо!
  Но наконец бестолковые недоголемы схватили девчонку и Нотт уже в голове выстраивал схему как ее можно обезвредить, а потом допросить что сие означало.
Да только не тут-то было.
- ДА ПОНЯЛА Я! - во всю глубину легких рявкнула девчонка... Да так громко, что у Нотта заложило уши. Вот это да!
От неожиданности Нотт вздрогнул и с изумлением уставился на нее. Откуда у хлюпенькой на вид девчонки такой сильный голос, куда сильнее, чем у оперного певца? Это же какая мощь и объем легких и голосовых связок?!
А дальше был кошмар... Какая-то невиданная сила расшвыряла всех, кто находился рядом - Аллекто, Немиясса и Нотт отлетели на пару метров.
Темный Лорд вцепился в палочку мертвой хваткой и она осталась крепко зажатой в руке. Ну я тебе сейчас.... Правда в этот момент, вместо того, чтобы атаковать, ему пришлось магией отбиваться от летящих в него камней - ладно бы, если бы они были с горошину... А тут были просто таки обломки скал, от которых обычным "Протего" не скроешься... И откуда столько камня в этих руках? Краем глаза Темный лорд отметил четыре огромные дыры в стене, на месте, где были руки.
С воплем "-Ах ты мерзкая изворотливая змея!" на него сверху приземлилось что-то тяжелое и несильно мягкое. Методом логических размышлений можно было исключить Керроу или Магдебур... А дальше была боль.
  Адская, куда сильнее чем от "круциатуса". Силой неизвестной ему магией его пытались вытеснить из чужого сознания... Точнее как это неизвестной?! Вполне себе известной. Почерк драконов узнается мгновенно.
  И бороться с этим было совершенно бесполезно. Твари. Они меня и тут достали!
-АААААААААААААААААААААААААРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРР!!!!!!!!- Из груди вырвалось поистине дьявольское рычание загнанной в угол химеры.
  Хоть бороться с такими мощными созданиями не имело смысла, но Темный лорд не собирался так легко сдавать позиции - пускай умрет мальчишка, но он так просто тело не оставит...   
  Перед глазами была кровавая каша. время остановилось, а пространство сжалось в точку размером с атомную частицу, настолько сильна была боль. каждая клетка организма протестовала и хотела умереть, но ей не позволяла страшная иномировая магия. Впервые Темный Лорд слышал, как вопили мышцы, хрустела каждая кость... Его выгнуло дугой и небо с землей поменялись местами. Где был низ, а где верх, право или лево стало совершенно неважно. Была одна боль, выжигающая до самого глубоко закутка в душе...
Решение пришло само собой... Темный Лорд открыл воображаемый сосуд с мальчишкой... Но этот паразит не желал выходить наружу... Боль... Боль... Боль... Боль резко закончилась.
  Наконец была спасительная пустота глубоко в подсознании.. Нотт -мальчишка выбрался наружу, где его встретила... Боль.

_______________
Это был кошмар, адские муки и пытка, которая закончилась через вечность... Он открыл глаза и едва не ослеп - полумрак коридоров слепил, как солнце в ясный день. Он снова зажмурился и попытался глубоко вдохнуть... Снова его встретила боль. Но боль привычная - мышечная... Болели всего лишь мышцы...
Рядом лежали два каких-то тела... Палочка лежала рядом.
Что произошло?
все прошедшие за два дня события были как во сне... Находясь где-то далеко на задворках собственного сознания, Теодор не мог собрать общую картинку... Все равно все было каким-то разрозненным. неполным и ненастоящим... Он только помнил, что Темный Лорд много чего накосячил за эти два дня и ему придется во многом объясняться перед профессорами...
  Но сейчас... Усталость сковало тело, глаза застелила непроглядная тьма... И сквозь эту тьму послышался глухой удар дерева о камень и вдалеке чьи-то голоса, раздающиеся в голове эхом...

Отредактировано Theodore Nott (2012-09-03 23:52:17)

0

32

---------------> коридоры недалеко отсюда

1997 год, 15 июня, вторник. Вечер уже близко...

Ремус завернул за угол, потом ещё за один, потом резко поменял направление, передумав идти к себе в кабинет, и завернул за третий угол - в коридор, что вёл прямо к лестнице.
Как оказалось, это было правильное решение.

- Мерлин правый... - застыв, произнёс волшебник одними губами. Его взору открылась ужасная картина. На ступенях неподвижно лежали Теодор и профессор Магдебур - оба не подавали признаков жизни. Метрах в пяти Ремус заметил Аллекто Кэрроу - в таком же состоянии. Вокруг валялись осколки камня. Хорошо ещё лестница застыла на месте, иначе кто-нибудь точно свалился бы.
Что здесь произошло!?
Люпин не знал, к кому первому броситься, но в итоге сработал инстинкт преподавателя - и через секунду он оказался возле слизеринца. Оглядев разрушенную стену и частично пол, Ремус понял, что одному ему тут не справиться. Аллекто, похоже, была в сознании, но спрашивать её было сейчас по меньшей мере бесполезно. Нужно было срочно отправить патронуса Альбусу или Северусу и предупредить их о возможной опасности...
- Expecto Patronum! - Ремус взмахнул палочкой. За свою жизнь он делал это уже тысячу раз, но сейчас эффект был поистине внезапным - неравномерная белая вспышка на секунду затмила пространство перед ним и... всё. Да, возможно сейчас он был не в лучшем настроении для создания телесного патронуса, но не до такой же степени! Бывало и хуже, но всегда срабатывало... Ладно, придётся попытаться связаться со Снейпом ментально...
Он сосредоточился, так, как его учил Смогг. Это сообщение просто обязано было дойти до адресата.

"Северус! На лестницах в районе четвёртого этажа трое пострадавших, на них явно напали. Будь начеку! Извести Альбуса. И здесь не помешает помощь."

Затем он сразу вернулся к пострадавшим.
- Finite Incantatem! Animosus! - произнёс он дважды, направив палочку сначала на Теодора, а затем на профессора трансфигурации. Если они не мертвы, то должны очнуться...

***

Слава Мерлину... Живы.
Теодор открыл глаза и тут же зажмурился то ли от боли, то ли от света, хотя за окнами уже темнело, а в замке ещё не зажгли факелы. Ремус направил на него палочку и произнёс:
- Anestesio.
Да уж, вовремя ты ушёл, Аластор... Так, шоколад, шоколад... был в кармане, точно был. Ах, вот.
- Ну ты как? - спросил Ремус, помогая слизеринцу приподняться. - Обязательно съешь вот это. Лучше любой магии, - он протянул ему плитку горького.
Что же всё-таки здесь было? И кто это мог сделать?... И почему Геллера меня не предупредила?... Ах, чёрт! Она ведь ушла... я же сам просил её скрыться... Как не вовремя!

_____________________________
Animosus! - Защита от сонных чар, чары пробуждения.
Anestesio! - Обезболивающее заклинание.

Отредактировано Remus Lupin (2012-09-04 20:54:50)

0

33

...Далеко внизу пенились и ярились холодные и суровые волны Северного Ледовитого океана... Нотт все сильнее кутался в свою черную мантию. Даже ему не доставлял удовольствия жгучий ветер и ледяные иглы падающего снега.  Время тянулось бесконечно долго. Секунды сливались в минуты, а минуты в часы. С каждым взмахом драконьего крыла становилось все холоднее, ветер  все колючей, а холод  жестче. В один из таких тянущихся минут лорда  настигла сова Драко. На письме поблескивала печать. Чужая бледная, очень сухая и кажущаяся бессильной рука не задумывая сорвал свиток с лапы совы и сломав печать...
-Ты меня очень плохо знаешь, Дракон. Смотри вниз. - Чужой голос прорезал сознание. А дальше последовала какая-то тарабарщина-  Аус аям маарах дела мантии. Волор даини трант ульморо май. Каар махал Вар даэрон вэй. Аван кей кламар уел! Келли коронур каман вал валан накар боторда манн. Куэлоромо наросо рад лания манн. Абраха Дуэлон Тартарос уналораа манн!
Этот чужой и бесконечно холодный голос с каждой секундой креп и все сильнее разносился над бушующим морем.  Неожиданно, по среди моря взвился столб воды, от который становился все зеленее и прозрачнее. От столба дохнуло могильным холодом, который концентрическими кругами, как волны на воде. Расходился в воздухе. Волны моря начали замерзать так. Как они оставались на тот момент, когда их застигло древнее заклинание. Теперь под драконом было не бушующее холодное море. А ледяное поле с диковинными ледяными утесами и деревьями... Когда Лорд замолчал, стол еще какое-то время держался. Но потом, магические скобы, которые держали его начали ломаться и он постепенно истаял. ...

  Неожиданно какие-то тиски больно схватили его и реальность начала сминаться. как бумажный фантик в руках огромного мальчишки, а сам он был конфетой, которую через боль и страдания втаскивали наружу из прекрасного дома...
  Слепящий свет снова обжег глаза.. И он был куда реальнее, чем тот, который он только что видел.. А вот бушующее море и мерно взмахивающие крылья дракона были куда реальнее вот этих серых стен... Или не стен? Сон еще не прошел, а реальность еще не восстановилась. Нотт никак не мог понять где явь, а где навь - два мира - выдуманный и реальный слились в одну страшную фантасмагорию...
  Голова не выдержала такой свистопляски и дико заболела, уговаривая тем самым Нотта снова принять горизонтальное положение... Странно, я даже не заметил, что оторвался от земли... Так, а я, это который я? Он со стоном опустил голову...
  В руке он нащупал что-то шершавое... Он с трудом и через боль поднял руку с непонятным продолговатым предметом. Перед глазами все плыло и расплывалось... Продолговатый предмет оказался волшебной палочкой. Рука бессильно упала на пол.
-Оооохх... Кто я? И где я? - Вопрос был насущным - он правда не совсем верил своим ощущениям...

0

34

- ДА ПОНЯЛА Я! – выкрикнула девушка. Похоже, она была несколько расстроена потерей целых двадцати баллов, за которые на факультете по головке не погладят. Однако, то, что произошло в следующую секунду, потрясло Немияссу. Каменные руки разорвало в клочья невидимое заклинание, а в стене появилось неровное углубление больше похожее на рваную рану.
- Мерлин всемогущий! – только и смогла вымолвить ошарашенная профессор. И не использованные чары были тому причиной, а выходившая из под контроля ситуация. Девушка не хотела успокаиваться и мисс Магдебур показалось, что та не остынет, пока не совершит задуманное. Что сейчас творилось в голове у юной волшебницы – загадка. То ли её вела месть, то ли справедливость, то ли негодование.
Здесь явно шла война, но настоящий её смысл был сокрыт для Немияссы. Атмосфера накалялась от гнева, исходившего от Когтевранки. Она смотрела в сторону мистера Нотта с безумной решимостью, отчего создавалось впечатление, что юноша мог быть раньше её избранником, но бросил девушку. И наверняка каким-нибудь прескверным образом.
Профессор собиралась произнести очередные чары, но более мощные и действенные, но мир вокруг начал расплываться. Руки и ноги стали ватными, непослушными. Палочка и учебник выскользнули из ослабевших пальцев. Отчего-то стало безмерно жалко книгу, которую совсем недавно Немиясса бережно прижимала к груди.
- Ах ты ме… - услышала она. Звук был приглушённый, как будто говоривший был за стеной, но окончание фразы женщине не удалось узнать. Её сморил сон.

Немиясса вынула из кипы контрольных работ всего одну – девственно чистую. На фоне остальных испещренных, всевозможными каракулями, она смотрелась нелепо и вызывающе.
- Мисс Раух, встаньте и объяснитесь, почему вы в третий раз сдаёте мне чистый лист бумаги, - Магдебур поджала губы. Женщина была в ярости, но старалась сдерживать себя.
Девушка нехотя поднялась, гордо вздёрнув подбородок. Ей точно доставляло удовольствие собственное бесстрашие и дерзость.
- Почему же чистый? Там есть моя фамилия, мэм, - произнесла она, впившись взглядом в сухое хищное лицо женщины.
В аудитории наступила гробовая тишина. Каждый студент боялся не то что пошевелиться, а даже громко дышать. Они понимали, что выходка Раух не останется безнаказанной и им тоже может достаться по шее лишь потому, что они попали под горячую руку.
- Вы сейчас не в том положении, чтобы шутить, мисс Раух, - Немияссе захотелось швырнуть злосчастный лист в сторону глупой девчонки и просто проигнорировать её выходку, но профессиональный долг не позволял ей этого сделать. Она должна была узнать, почему Триша отказывается учиться. - Итак, почему. Контрольная. Работа. Чистая? – с нажимом произнесла женщина каждое слово.
- Мне непонятен материал, профессор Магдебур, - голос вздрогнул - в нём появился зачаток страха. Слишком вялой была напускная оборона и атака. Уверенность девушки испарялась с молниеносной скоростью. Пререкаться с профессором трансфигурации, когда та смотрит на тебя коршуном, было непросто.
- Всем понятен, а вам нет? Что же вы, самая тупая в аудитории? Чего вы добиваетесь этим бойкотом?
- Чтобы вы стали объяснять более доступно.
- Здесь не младшая школа, а институт. Если вам что-то непонятно, штудируйте в библиотеке книги. Кого ещё не устраивают мои методы преподавания?
Общее молчание было ответом.
- Видите, мисс Раух? Заберите лист, - Немиясса положила пустую контрольную работу на кафедру и произнесла, обращаясь ко всей аудитории: - Сегодня контрольная работа по предыдущей теме, на повторение две минуты.
Студенты обречённо вздохнули и полезли в свои тетради. Они уже привыкли к контрольным, которые им приходилось писать почти перед каждой лекцией. Ежовые рукавицы мисс Магдебур не давали им забыть все те бесценные знания, которые приходилось бережно вкладывать в их головы. И среди этих замученных или же равнодушных лиц было всего одно с вызывающей неприкрытой ненавистью. Триша отлевитировала свой лист с кафедры на парту и картинно положила на край стола: «лист останется пустым».
- Сумасшедшая, - прошептал кто-то из студентов. – Да вообще больная… - вторили ему.
Мисс Магдебур порядком начала надоедать эта игра в революцию в её классе, поэтому ей пришлось встать из-за кафедры и подойти к Раух. Если требовалось больше слов, чтобы вразумить студентку, то она не собиралась скупиться на них.
- Мисс Раух, проявите благоразумие, напишите эту контрольную. Вы же неглупая девушка, - она не кричала, не давила авторитетом, а постаралась достучаться до ученицы своим тихим и сейчас очень вкрадчивым головом. Немиясса была женщиной строгой, но не жестокой. Она прекрасно понимала, что после четвёртого раза без вмешательства ректора не обойтись. – Вы же не мне, а себе хуже делаете. Что вы доказываете этим поведением? Что? У вас есть голова на плечах. Если бы вы хотели, что смогли вы выучить сами. Были бы вы девушкой, не обременённой мозгами, то у меня не было бы никаких претензий, но вы же умная… - Магдебур пододвинула лист поближе к девушке и развернулась, направившись к кафедре.
- Закрыли все учебники и конспекты. Вопросы появятся на доске через минуту.

Немиясса очнулась, чувствуя резкую боль в районе левого плеча. Сон ей не удалось досмотреть, но она прекрасно знала, что Раух сдаст контрольную работу как положено.  Так как на самом деле это уже происходило когда-то в реальной жизни. Примерно года полтора назад. Она не могла вспомнить точно, но время было сейчас не важно.
- Ммм, - хрипло простонала преподаватель, понимая, что лежала на полу и, похоже, не первый час, если верить ощущениям в теле, а так же изменившемуся освещению.
- О, Мерлин… - женщина повернула голову в поисках палочки и наткнулась взглядом на разбитого мистера Нотта и русоволосого мужчину рядом с ним. – Люпин, – его фамилию было невозможно забыть, как и всякого Мародёра, которые хотели разобрать школу по кирпичикам во времена, когда Немиясса училась в Хогвартсе. – Как давно я здесь, коллега? – последнее слово было трудно вымолвить, но у мисс Магдебур получилось. Вот пару дней назад, когда она увидела его в стенах этого учебного заведения, выговорить это простое слово было проблематично. Ей не верилось, что кто-то из Мародёров может стать учителем, а тем более Лунатик!
«Оборотень, обучающий как защищаться от таких, как он сам…»
Женщина поднялась, осознавая, что второй раз за день оказывается на полу и очень надеялась, что этот раз на сегодня будет последним. Примерно в метре от себя чёрным мешком лежала Кэрроу.
«Уже похоже на братскую могилу…»
- Мистер Нотт... Люпин, с ним всё в порядке?
«Это была не обычная девушка. Уложить трёх волшебников одним махом? Не слишком ли много дарований для одной школы? У Дамблдора специальная методика по их взращиванию?»

+2

35

Ученик выглядел ужасно... Ремус начал уже беспокоиться, не слишком ли он тут прохлаждается - может нужно срочно бежать за зельями или сразу нести его больничное крыло? Кто знает - какого рода магию здесь использовали?... И почему, как назло, именно здесь никого нет? Ведь наверняка по школе туда-сюда целыми "отрядами" бродят непослушные студенты в поисках приключений, и никто не заметил, что тут произошло... Закон подлости.
Нотт поднял было руку и сфокусировал взгляд на волшебной палочке, но от бессилия его рука снова упала. Ремус задержал на ней взгляд. Это ведь не его палочка. Ах, ну да, мы же обсуждали это сегодня с Альбусом... И это он так прекрасно умудрился показать себя в дуэли с Аластором не со своей волшебной палочкой? Хотя это была уже его вторая палочка... А это чья тогда?
Ремус решил, что задаст эти вопросы слизеринцу потом, когда он окончательно придёт в себя.
- Оооохх... Кто я? И где я? - слабым голосом спросил парень.
Тааак...
Ремус старался сохранять спокойствие и невозмутимость, и следующую фразу произнёс даже с не наигранной улыбкой.
- Ты ученик Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. Шестого курса, факультет Слизерин... - он снова протянул Теодору плитку горького шоколада - попытка номер два.
Люпин, – раздался женский голос. Ремус обернулся и увидел, что профессор Магдебур очнулась. – Как давно я здесь, коллега? - задала она вполне логичный вопрос, на который, к сожалению, Ремус не мог дать точного ответа.
- Я не знаю... но минут десять точно... может больше. Я только что подошёл. Вы не ранены? - оборотень оглядел женщину. - Что-нибудь помните?

+1

36

Он снова куда-то падал в глубокую пропасть... Падал и падал, и страх падения то сковывал его, то отпускал и он получал наслаждение от полета... Видимо его второе "Я" в лице Волан де Морта забилось в угол и спешно зализывало раны... Или, на что надеялся Нотт покинуло его навсегда.  Но неожиданно его падение резко прекратилось - громовой голос, сотрясший Вселенную выдернул из состояния Нирванны и резко выбросило в жестокую реальность:
- Ты ученик Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. Шестого курса, факультет Слизерин...- Слова раскаленными иглами впивались в мозг и раздавались там колокольным звоном.
  Нотт застонал от головной боли и подступившей к горлу тошноте - видимо он когда упал сильно ударился головой об каменный пол и получил сотрясение мозга.
  Затем, как в полусне ему в руку что-то сунули и сказали съесть. Машинально сунув это "что-то" в рот, он почувствовал резкую горечь. Желудок сжался и мир перед глазами сделал очередной кульбит. Перед глазами снова поплыло, во рту добавилась какая-то резкая горечь, желудок, решив видимо, что он сердце, начал судорожно сокращаться. Нотт резко встал на четвереньки, после чего его вырвало. На пол вылилась бурая, похожая на кровь, но с зелеными прожилками резко пахнущая жидкая масса - желчь с примесью крови.
  Его рвало достаточно долго - позывы накатывали один за другим. Уже даже когда рвать уже было нечему - желудок с диафрагмой резко сокращались. кровь прилила к лицу, перед глазами плыли красные круги, голова просто раскалывалась от непереносимой боли...
  Неожиданно все резко кончилось и он обессилевший упал на бок рядом с рвотной массой.
-Ооооо...... - Только и смог сказать Нотт. Мысли скручивались в морской узел и смешивались... Он окончательно потерялся кто он, что он и потерял связь с окружающим его миром.
Откуда-то сквозь сон доносились сильно измененные до неузнаваемости и замедленные, как в жеванной магнитной пленке голоса.

Отредактировано Theodore Nott (2012-09-08 22:13:38)

0

37

Из двора

Снейп использовал манящие чары безуспешно. Палочки Нотта поблизости не было. Северус раздраженно огляделся и поспешил в школу.
Малфой мне солгал… Либо же палочку уже кто-то забрал. Но скорее первое.
И как всегда у него не было времени, а были дела поважнее, чем разбираться со слизеринцами.
Это было совсем плохо и уже давало  свои плоды  причем не первый раз. Нужно было срочно заняться воспитанием своих учеников пока еще не совсем поздно.
  Поднимаясь на четвертый этаж зельевару все-таки удалось собраться с мыслями и послать Дамблдору патронуса.
Добравшись до нужного места зельевар остановился, оглядывая ранее привычную лестницу, а теперь заваленную кусками камня. В стене были дыры. Такое приходилось наблюдать разве что во время штурма… Когда замок больше напоминал руины, чем место, где должны мирно учиться дети.
Снейп попытался отогнать от себя эти мысли и подошел ближе. Люпин помогал Нотту, который выглядел ужасно, как пострадавший, а не нападающий. Это сбило с толку Северуса. Что же тут произошло?! Если это не Нотт нападал, а на него…
Также зельевар разглядел Аллекто лежавшую среди завала и новую преподавательницу, которая была в сознании. Он её видел мельком лишь несколько раз, так как теперь был избавлен от обязанности принимать преподавателей, этим снова занимался Дамблдор.
-Что здесь произошло?,-сразу спросил профессор, приближаясь к Ремусу с Теодором и пристально оглядывая последнего. Вид ученика вызывал серьезные опасения.-По-моему мистеру Нотту необходимо срочно в Больничное крыло.
Он не особо надеялся, что ему сразу ответят и что присутствующие  точно знают, что произошло. Лорд совершил что-то серьезное, чего Нотт не выдержал?..
До этого Снейп думал, что слизеринец на кого-то напал, учитывая его утреннее поведение. Но тут все было не так просто.
-Я сообщил Дамблдору, думаю, он сейчас подойдет,-сказал зельевар и присмотрелся к Аллекто. Неизвестно было, жива она или нет.
«Пытался убить её за предательство?.. Я же говорил Дамблдору, что это плохая затея!»
Северус повторял себе это постоянно, и никак не мог понять, почему все-таки согласился на столь безумную идею.

0

38

1997 год, 15 июня, вторник. Вечер.

---Кабинет директора

Пришел, удивился, поинтересовался как кто себя самочувствует и пошел за всеми в Больничное крыло.

офф: Когда появится время напишу более подробно и информативно

- Больничное крыло

Отредактировано Альбус Дамблдор (2012-09-10 01:00:48)

+1

39

1997 год, 15 июня, вторник. Вечер.

Идея дать Теодору шоколад была ужасной. Парня вырвало, потом ещё, и ещё...
Ремус выругался на себя. Он не знал, как в данном случае помочь ученику, поэтому просто придерживал его за плечи.
- Ничего, ничего... скоро всё пройдёт. Сейчас доставим тебя к мадам Помфри - она мигом всё вылечит.
Парень повалился на бок, отрывисто глотая воздух. Ремус магией очистил ступени и огляделся. Где же Северус? Стало закрадываться сомнение, что зельевар вообще его услышал...
Волшебник потрогал лоб ученика - как и ожидалось, он был горячим.
- Давайте сойдём со ступеней, боюсь они могут решить поехать... - обратился Ремус к Немияссе. Аллекто, лежащая в десяти метрах от них, возле стены, всё ещё не подавала признаков жизни, и это его беспокоило.
Люпин аккуратно, не прибегая к магии, поднял Теодора и перенёс его в более безопасное по его мнению место, где стена и пол не были разрушены. Затеи он помог профессору Магдебур.
- Что здесь произошло? - подошедший Северус задал тот же вопрос, что и сам Ремус десять минут назад.
- Не знаю... Я застал их троих без сознания...
- По-моему мистеру Нотту необходимо срочно в Больничное крыло, - зельевар нахмурился.
- Я как раз собирался отнести его туда... - ответил Ремус и тоже посмотрел на Аллекто. - И её тоже надо госпитализировать как можно скорее...
Ремус поднялся, на время оставив Теодора с Северусом, преодолел завал из камней и присел рядом с бывшей пожирательницей.
- Пульс прощупывается, но очень слабый, - констатировал он, испытав облегчение. У Ремуса вдруг промелькнула мысль использовать Истинную лечебную Магию, он ведь знал пару заклинаний, но во-первых, они находились НЕ в Упорядоченном, во-вторых, он давно не тренировался, а в-третьих, здесь находилась не знакомая с Истинной Магией женщина, которой такие манипуляции могли бы показаться странными, так что затея это заведомо была обманчивой...
Тогда он на время облегчил вес Аллекто с помощью незатейливой бытовой магии и взял её на руки. Способ доставки больных при помощи левитации ему казался негуманным.
- Отнесу её к мадам Помфри... - сказал он Снейпу, снова перебираясь через завал. - Позаботься о Теодоре.

+1

40

1997 год, 15 июня, вторник. Вечер

Вопрос, который задала Немиясса, показался сейчас странным даже ей самой. Конечно же, юноша был не в порядке. Весь его внешний вид кричал о том, что ему как минимум требуется помощь.
- Со мной всё в порядке. Вы уже позвали за колдомедиком? - она подняла с пола палочку и книгу. – Одна из учениц, когтевранка, напала на нас, - мисс  Магдебур окинула обеспокоенным взглядом мальчика, но приблизиться побоялась. Никто не поможет ему лучше, чем медики. – Возможно, она могла его проклясть.  Слишком плохо выглядит, - голос её был по обыкновению сух, но на самом деле она всё же беспокоилась об ученике, которого не смогла защитить, хотя должна была. Он был для неё «одним из»: серый, безликий, но в то же время ученик. Было бы жаль, если он умрёт, но она точно не будет его оплакивать.
«Шоколад? О, да, это то, что нужно! Лучше всякого врача!» - Немиясса брезгливо наблюдала за действиями оборотня, который пытался всучить мальчику чёрную плитку. Он сюсюкался с ним, когда нужно было действовать.
- Нужно разыскать девушку, а то потом может быть поздно, - предложила профессор.
Нотт проглотил маленький кусочек шоколада и его начало рвать так, точно он выпил рвотное зелье.
- Люпин! О, Мерлин! От вашей заботы он окочурится здесь раньше времени!
Как нельзя вовремя появился профессор зельеварения, выпорхнувший из-за поворота коридора. Он выглядел ещё более мрачно и отталкивающе, чем профессор трансфигурации.
- Что здесь произошло?
- Вышедшая из себя Когтевранка, - коротко ответила Немиясса, не особо вдаваясь в подробности, потому что у неё были свои вопросы: - Вы здесь обучаете детей Высшей магии?
Через минуты три послышались быстрые шаги – Дамблдор. И лишь стоило ему увидеть, что здесь произошло, как он тут же принялся всё приводить в надлежащий вид, т.е. сделал то, что нужно было сделать пять минут назад: отправить мистера Нотта и Алекто в Больничное крыло.
- С Вами все в порядке? Сами двигаться можете? - обратился директор Хогвардса к мисс Магдебур.
- Пока да, на координацию движений не жалуюсь.
- Вам так же надо пройти к мадам Помфри в Больничное крыло немедленно!
- Я вполне нормально себя чувствую. Это были всего лишь снотворные чары. То, что мне сейчас действительно нужно, так это в мою комнату, - Немиясса развернулась и направилась вверх по лестнице к гриффиндорской башне. Альбус вряд ли поймёт, что у неё было слишком много дел и слишком много времени было потеряно. Может, сегодня ей даже не удаться уснуть. О каком Больничном крыле могла идти речь, когда были вещи важней здоровья?

>>> комната профессора Магдебур

Отредактировано Немиясса Магдебур (2012-09-25 20:13:36)

+2

41

-Вышедшая из себя Когтевранка. Вы здесь обучаете детей Высшей магии?
Снейп несколько секунд удивленно смотрел на новую преподавательницу. Информация не укладывалась в голове. Не Нотт?! Когтевранка? Как это?!
Потом он начал понимать, что здесь скорее всего произошло. Их знакомая гарпия, принятая вчера в школу как ученица, явно не слишком обременяла себя маскировкой и адекватным поведением...
-Нет, не обучаем,-ответил зельевар вполне понимая, какие мысли могло вызвать у нового преподавателя столь странное событие. Она ведь не знала всех подробностей, да и мало кто их знал. Он обратил все внимание на ученика, а Люпин тем временем пошел проверить состояние Аллекто.
Северус услышал шаги и повернувшись, увидел Дамблдора. Конечно, увиденное не могло не вызывать шока.
«Потому что у нас нет хроноворота, что бы доставить его туда еще ДО того, как все случилось! Тем болем Люпин один не мог брость пострадавших, и бежать с одним из них в Больничное крыло.»
Хотя Снейпу больше всего хотелось ответить что-то резкое, но он сдержался. Нотт был не в сознании, или в сознании, но не подавал виду.
Зельевар поднял его заклинанием, стараясь делать это как можно осторожнее и мягче, и поспешил к больничному крилу, левитируя ученика перед собой.
По пути он обдумывал ситуацию.
Гарпия… Почему гарпия? Зачеп она это сделала? Нападать на ученика и преподавателя не в её стиле. Или… Лорд все-таки себя обнаружил?
Это совсем не входило в планы. Если бы Аллекто не была в шоковом состоянии, было бы проще разобраться в ситуации. Возможно, она бы дополнила картину.

>>> В Больничное крыло

Отредактировано Северус Снейп (2012-09-11 22:48:54)

0

42

1997 год, 15 июня, вторник. Вечер.

Ремус не успел покинуть место происшествия с неподвижной Аллекто на руках, как на лестнице появился Альбус. Директор выглядел крайне расстроенным и встревоженным. А у самого Ремуса никак не выходили из головы слова Немияссы: "Вышедшая из себя Когтевранка. Вы здесь обучаете детей Высшей магии?" Ему хватило секунды размышлений, чтобы понять, какая именно ученица сотворила здесь такое... Геллера. По выражению лица Снейпа было похоже, что он тоже это понял. Ну правильно - кто же ещё мог в момент обезвредить двух взрослых ведьм и одного ученика с весьма выдающимися способностями в области Защиты от тёмных сил. Только ученица дракона. Другой вопрос - почему она это сделала...
Альбус предложил отнести пострадавших в больничное крыло на носилках, которые были тут же доставлены на место происшествия. Ремус хотел поподробнее расспросить профессора Магдебур о том, что тут было, но она уже заверила всех, что ей нужно идти и удалилась. Ладно, может позже... Геллера бы не стала просто так нападать на учеников и преподавателей. Нет. Только не она. Выйти на ментальную связь и спросить у самой гарпии ему почему-то в голову не пришло. Да и раз сама не связалась, значит пока нет возможности.

--------> В Больничное крыло

Отредактировано Remus Lupin (2012-09-19 21:32:53)

0

43

1997 год, 15 июня, вторник. Вечер.
Кабинет Септимы Вектор

По коридорам Беллатриса едва ли не бежала. Ей ужасно не хотелось продолжить милую беседу с профессором Вектор, а уж тем более с её гостями. Кто знает, кто следующий разбавит их "девичник"? Также она надеялась избежать общества профессора Снейпа, поскольку он уж,наверняка, задаст кучу ненужных Лестрейндж вопросов. Но меньше всего хотелось столкнуться с Грюмом или Дамблдором. Встреча с первым вряд ли могла закончиться чем-нибудь приятным, а директор уж больно часто расставляет капканы, играя с Лестрейндж в кошки-мышки.
У лестницы Беллатриса остановилась, и постаралась придать себе более пристойный вид, ни к чему всем окружающим знать, что завязавшийся у озера разговор закончился взаимным кровопролитием. Впрочем, Белла не видела своего лица и не была уверена, что ей удалось стереть все пятна крови. Всю мантию очистить было невозможно: ткань от постоянного использования заклинаний могла слишком истончиться, а после крайне продуктивной отработки мистера Нотта гардероб Лестрейндж сильно уменьшился. Кто ж знал, что Тёмному Лорду будет угодно спалить шкаф и отправить единственную приличную мантию в камин?!
О Моргана!Лестрейндж только заметила выбоину в стене. Она её видела раньше, пока Вектор волокла её по лестницам, сбивая студентов. Кладка пострадала довольно сильно, а портреты спешно удалились со своих картин.
-Что же здесь произошло?Тихо пробормотала Беллатрикс, потирая ушибленную руку. Тут же вспомнились слова Вектор, которые разъярили Лестрейндж. Она намекала на то, что Белла- первая подозреваемая в нападении на двух профессоров и студентов.  Однако это было не в силах Лестрейндж. Особенно теперь.

+1

44

-----------> Кабинет Ремуса Люпина

1997 год, 15 июня, вторник. Вечер.

Ремус шагал решительно и быстро. Встретив в коридоре пару студентов, устроивших себе ночное свидание, он смерил их строгим взглядом и уже намеревался снять баллы с их факультетов, как их и след простыл. Видимо, выглядел он действительно мрачнее обычного, и нарушители, не заметив в голосе преподавателя ЗОТИ привычных тёплых и снисходительных ноток, решили, что дело и впрямь серьёзное и скорее отправились по своим гостиным. По крайней мере, Ремус очень на это надеялся.
Кое-где не горели ночные факелы, и волшебник, проходя мимо, зажигал их.
Через пару минут он уже достиг того места, где сегодня Геллера, выдающая себя за Катарину Раллос, напала на Аллекто, профессора Магдебур и Теодора.
Услышав какое-то шевеление на лестнице, Ремус приготовил палочку и убавил шаг. Ночной замок всегда являлся местом искажения звуков и теней, что особенно пугало первокурсников. Но Люпин к этому давно привык, поэтому увидев чью-то перемещающуюся тень на искажённых ступенях, остановился в темноте и прислушался. Может кто-то вернулся на место преступления?
- Что же здесь произошло? - тихий голос было отчётливо слышно, и принадлежал он, по всей видимости, Беллатрисе Лестрейндж. Значит, она не в курсе...
Ремус выдохнул и вышел из тёмного коридора со стороны завала из камней. Под его ботинком хрустнул мелкий камушек, и ведьма резко обернулась.
- Ничего хорошего, - ответил он на её вопрос, и, убедившись, что никого рядом нет, опустил палочку. Похоже, Лестрейндж напугало такое неожиданное его появление. Она ждала кого-то?
Ремусу показалось недостаточным слабое освещение этого места и он магией разжёг факелы посильнее. Переведя взгляд снова на Беллу, он замер в недоумении. Ведьма была ранена - это точно. На лице пятна крови, на вид свежие, на мантии тоже... волосы спутаны больше обычного. Не в его правилах было беспокоиться о здоровье Пожирателей, но сейчас был как раз тот случай, когда все правила можно было смело переписывать заново. Да что же у нас тут творится? Нападение за нападением!
- Кто это с вами сделал? - безо всяких церемоний спросил Люпин, надеясь услышать правдивый ответ. А затем, мысленно попрощавшись с так и не состоявшимся ужином, добавил: Вам требуется помощь, а мне - честное объяснение произошедшего.
Ремус ещё раз осмотрел ведьму с ног до головы, размышляя про себя, готов ли он отвести её к себе, напоить медицинскими зельями, которых у него в кабинете и так явный дефицит, и расспросить обо всех подозрительных событиях в замке в последнее время. В итоге он решил, что это полный абсурд, и что гораздо логичнее будет проводить её до больничного крыла и оставить в покое - правду он всё равно от неё не услышит.

Отредактировано Remus Lupin (2012-10-01 00:42:12)

0

45

За спиной что-то хрустнуло, И Лестрейндж резко обернулась. Похоже, профессору Люпину тоже не сидится спокойно этим вечером.
- Ничего хорошего, - Ответ Люпина был предсказуем, Лестрейндж и сама понимала, что ничего хорошего произойти не могло.  Интересно, а это тоже деяние ночного гостя Вектор? Беллатриса напряжённо следила за тем, как Люпин опускает палочку. Неспокойно. Вспомнив то, с чего началась стычка с Септимой Беллатриса на автомате выпалила:
-Добрый вечер,- и поморщилась от бликов от факела,-Впрочем я в этом уже начинаю сомневаться.
Судя по ошарашенному выражению лица коллеги, не все пятна и разводы были смыты. Беллатриса тихо проскрежетала губами. Вряд ли ей удастся избежать лишних расспросов профессора Люпина, и вероятность того, что он не проведёт параллель с этим загадочным происшествием на лестнице крайне мала.
- Кто это с вами сделал? - Лестрейндж неопределённо махнула рукой, готовясь вдохновенно врать. Правда изо рта вырвалось нечто нечленораздельное. Конечно, первым порывом было слёзно накляузничать на профессора арифмантики, дескать, какая нехорошая дама, ведьма, яшкается со всякими демонами и швыряется опасными зельями, считай, чуть не убила. Однако, из её уст это прозвучало, во-первых, неправдоподобно, во-вторых, профессор Вектор держала при себе один очень нехороший козырь- она знала про посох, и уж тем более вряд ли промолчит, если ей будут предъявлены какие-то претензии. Растворение языка- это очень и очень неприятно.
-Вам требуется помощь, а мне - честное объяснение произошедшего. Лестрейндж сделала шаг назад. Лечения с неё сегодня хватит. Ближе к ночи она забежит к Снейпу и одолжить что-нибудь от последствий этого змеиного зелья, ведь показываться мадам Помфри ей не хотелось. Не хотелось чтобы строили разного рода предположения.
-Благодарю,- чопорно поблагодарила Лестрейндж,- Не стоит. Я хорошо себя чувствую,- это было почти правдой, чтобы заверить Люпина Беллатриса ещё раз подтвердила: Мне уже легче. Теперь надо было как-то объяснить свой бордовый цвет и при этом надо было умудриться не упомянуть профессора Вектор.
- Я плохо помню, что произошло,- это было не лучшей отговоркой, но навряд ли тактичный Люпин станет допрашивать её с пристрастием,- Но могу предположить, что эта была связка Конфундуса и Режущих чар.

Отредактировано Беллатриса Лестрейндж (2012-10-01 15:21:14)

+1

46

Ведьма отказалась от его помощи. Ремус почти был уверен, что она не скажет правду, но попытаться стоило. Небольшая пауза перед следующим ответом могла являться чем угодно - от обдумывания хорошей легенды до последствий плохого самочувствия говорящей.
- Я плохо помню, что произошло, но могу предположить, что эта была связка Конфундуса и Режущих чар.
Ремус задумался. Какое это уже по счёту странное нападение?... Недавно кто-то напал на Пенси в коридоре, и Ремус тогда как раз подумал на Лестрейндж. А теперь и сама Белла выглядела как жертва нападения. И это при том, что Геллера уже покинула замок...
Не будь Лестрейндж официально преподавателем Хогвартса, и будь у самого Люпина побольше наглости - он бы непременно потребовал у неё палочку и проверил бы её с помощью Приори Инкантатем, но увы, оба этих условия не являлись истиной.
Тут он вспомнил, что Альбус поручил Аластору следить за Беллой. Может это его рук дело?... Тогда как раз понятно, почему ведьма не рассказывает правду. Но, с другой стороны, Грюм умеет держать себя в руках и не стал бы без причины нападать на ведьму... Тем более он всегда беспрекословно подчинялся приказам и просьбам директора, а тот просил его защищать Беллу. Может она не обманывает и это правда был Конфундус?
- Понятно, - коротко произнёс он, убирая в карман палочку, а затем вспомнил об ещё одном способе выяснения правды - легиллименции. Аластор или Северус скорее всего без раздумий бы воспользовался ей, если бы им надо было что-то срочно узнать, но оборотень не мог просто так без предупреждения влезть в чужую голову, пусть и бывшего заклятого врага. Сириус точно проклял бы его за такую слабость.
Люпин снова посмотрел на Беллу.
- Если нападавший действительно применил заклинание забывчивости, полагаю, увидеть полную картину сможет только хороший легиллимент. Советую обратиться к директору или профессору Снейпу - в этом деле им нет равных. Насильно лезть к вам в голову я не намерен, поэтому надеюсь на вашу честность. - Ремусу самому стало смешно от своих слов. Честность? Это то же самое, как просить полнолуние прийти на неделю попозже. Он вздохнул. - Вам ведь прекрасно известно, какая неспокойная обстановка сейчас в школе, поэтому любая мелочь, даже самая незначительная, может очень помочь нам защитить себя и студентов от опасности. Так что хорошо подумайте, прежде чем утаивать правду - это может стоить кому-то жизни.

0

47

Похоже, что наскоро придуманная ложь не убедила профессора Люпина. Хотя на взгляд Лестрейндж, эта отговорка была вполне правдоподобной. Дезориентирующие заклинание, которое ещё может влиять на память и режущее проклятье объяснили бы её внешний вид.
- Если нападавший действительно применил заклинание забывчивости, полагаю, увидеть полную картину сможет только хороший легиллимент. Беллатриса снисходительно улыбнулась, но перебивать Люпина не стала. Она дополнит его, но потом.
-Насильно лезть к вам в голову я не намерен, поэтому надеюсь на вашу честность. А вот это было уже интересно: она запамятовала об этой способности коллеги. Любопытно, с каких это пор... Однако вскоре она вспомнила, что Люпин как-то раз обмолвился о ментальной магии. Это значительно усложняло ситуацию.
-Насколько мне известно, коллега,- кажется, стоило придать голосу больше разочарования,- утраченные благодаря проклятью воспоминания нельзя вернуть. Но я обязательно последую Вашему совету.
-Так что хорошо подумайте, прежде чем утаивать правду - это может стоить кому-то жизни. Несомненно Люпин был прав. Вот только он, скорее всего, виновным считал какого-нибудь мага, а вот у Беллатрисы были иные предположения. И она не торопилась раскрывать все карты, ведь это могло стоить ей не только покоя, но и жизни. Да и все подозрения вновь падут на неё.
-Мне кажется, Вы знаете больше о произошедшем здесь, нежели я,- задумчиво протянула Лестрейндж и осеклась после того, как в животе заурчало. Сегодняшний завтрак был более, чем скромный. Ей хотелось пойти в зал и поужинать, но она не была уверена в том, что Люпин успокоится и не поволочёт её силой в сторону кабинета Дамблдора, во имя "всеобщего блага". Желая поскорее уйти с лестницы, которая к тому же начала менять направление, Беллатриса скороговоркой выпалила:
- Я думаю, что нам стоит закончить разговор где-нибудь в другом месте, профессор.

0

48

Лестрейндж держалась вежливо, и Ремус не мог определить, даётся ли ей это непосильным трудом или, наоборот, доставляет удовольствие от театральной игры.
- Насколько мне известно, коллега, утраченные благодаря проклятью воспоминания нельзя вернуть. Но я обязательно последую Вашему совету.
Можно... оказывается можно...
Ремус прекрасно помнил, как пол-года назад из его головы напрочь исчезли воспоминания о самом близком ему человеке - о Тонкс. И как драконы позже вернули ему память.
- Мне кажется, Вы знаете больше о произошедшем здесь, нежели я, - задумчиво протянула Лестрейндж.
Ремус посмотрел на дыру в стене и на обломки камня под ногами. Можно ли сейчас вот так просто и рассказать ведьме свои догадки и подозрения? Разумеется, нет. Есть вещи, о которых стоит молчать, даже если не до конца осознаёшь их истинную природу. И есть люди, которым не стоит доверять ни при каких обстоятельствах. Инцидент с Геллерой был как раз первой вещью, а Беллатриса - тем самым человеком.
Но что-то можно было и рассказать.
- Альбус сегодня получил известие о том, что никакая Катарина Раллос в Дурмстранге не училась. Примерно в это же время кто-то напал на Теодора, Аллекто Кэрроу и Профессора Магдебур... вот на этом месте. По словам про... Ремус вдруг потерял равновесие, но успел схватиться за перила. Лестница дёрнулась и явно собиралась ехать. Это было неожиданно, потому что лестницы не имеют привычки перемещаться после таких разрушений, а к тому же по технике безопасности её должны были заблокировать на время. Но не даром же говорят, что все вещи в этом замке живут своей жизнью...
- Я думаю, что нам стоит закончить разговор где-нибудь в другом месте, профессор,- скороговоркой произнесла Беллатриса. Люпин сделал шаг вперёд, поравнявшись с ведьмой. Лестница перемещалась с гулом, который в тишине ночного замка казался чем-то инородным и, наверное, был слышен на несколько этажей вверх и вниз.
- На самом деле я собирался...- осмотреть территорию школы, пройтись по замку, предупредить учеников... - в Большой Зал. - заключил он, вспомнив о первоочерёдной своей цели. - Может быть эльфы ещё не весь ужин убрали... - Ремус начал медленно спускаться по ступеням. - А наш разговор может подождать, тем более вы ещё не пришли в себя после нападения.
Из-за внезапно поехавшей лестницы Ремус так и не договорил о нападении Геллеры, но будучи человеком, отдающим должное различным знакам и предупреждениям, решил пока не испытывать судьбу. Тем более Беллатриса и сама сможет связать воедино два известных ей факта, да и сам Люпин не был уверен, что Геллера была единственным нападавшим. Да и вообще он уже ни в чём не был уверен относительно драконов.

+1

49

Молчание продолжалось долго.Возможно, Люпин вспоминал подробности произошедшего, а, может быть, выбирал слова.
-Примерно в это же время кто-то напал на Теодора, Аллекто Кэрроу и Профессора Магдебур... вот на этом месте. Лестрейндж удивлённо посмотрела Люпина и переспросила, покрепче вцепившись в перила:
- Уж не мисс Раллос?- И молчание Люпина, как казалось Лестрейндж, подтверждало её предположения. Ещё прошлой ночью, когда Дамблдор неожиданно вызвал её, Люпина и Снейпа в кабинет, чтобы они все поприсутствовали на непонятном распределении Раллос, Лестрейндж смутило, что студентка оказалась гарпией. Ещё тогда она была уверена в том, что брать такое существо- дело дурное. А то, что гарпии-существа крайне опасные, она знала ещё с детства. Весьма возможно, что это её ...лап дело.
- На самом деле я собирался... в Большой Зал. Что-то Лестрейндж подсказывало, что у оборотня были другие планы. Впрочем, сперва не мешало всё у него разузнать. Ведьма с наигранной невозмутимостью поправила ворот мантии и с кисло-вежливой улыбкой произнесла:
-В таком случае нам по пути. Эльфы вряд ли убрали весь ужин, поэтому Беллатриса согласно кивнула в подтверждение предположения Люпина.
- А наш разговор может подождать, тем более вы ещё не пришли в себя после нападения. Лестрейндж аккуратно, крепко держась за перила, спускалась вниз. Идти было непросто, ноги всё ещё болели после падения на каменный пол коридора. Однако сейчас Белле безумно не хотелось оставаться одной, ей было немного не по себе после нападения Вектор и дурацкой болтовни с суккубом.
-Мне лестно Ваше беспокойство, Люпин. Но я смею Вас заверить, что со мной всё в порядке,- раздражённо огрызнулась Беллатриса. Затем, вспомнив очередной раз о разговоре с Вектор, исправилась:
-Извините мне мою грубость, коллега. Вы остановились на том, что нападение произошло здесь, по чьим-то словам.
Большой зал

+1

50

Всё ещё 1997 год, 15 июня, вторник. Поздний вечер.

Беллатриса уверенно претворялась, что хорошо себя чувствует. Люпин не собирался с ней спорить, но и мучить не хотел. В ответ на его последнюю фразу она огрызнулась:
- Мне лестно Ваше беспокойство, Люпин. Но я смею Вас заверить, что со мной всё в порядке.
Как они со Снейпом похоже выражаются, - отметил про себя оборотень. - Даже интонации совпадают.
Лестница тем временем доставила их до нужного этажа, остановившись при этом не слишком мягко. Лестрейндж пошатнулась, и Ремус автоматически поддержал её за локоть, даже не задумываясь о том, насколько это нелепо, должно быть, выглядит.
- Извините мне мою грубость, коллега. Вы остановились на том, что нападение произошло здесь, по чьим-то словам.
Они сошли со ступеней и направились в Большой Зал. Ремус, конечно, предпочёл бы поужинать в одиночку и желательно по-быстрее, чтобы успеть ещё много всего сделать, но раз уж им по пути...
- Да... - волшебник откашлялся, вспоминая заодно, что он хотел сказать минуту назад. - Профессор Магдебур утверждает, что на них напала ученица Когтеврана. Не сложно выстроить догадки... Завтра я планирую узнать у неё подробности произошедшего. И хорошо бы навестить Теодора...
- Кстати, а вы не в курсе, где его палочка? - не услышав сразу ответа, Люпин понял, что забыл пояснить, чья именно. - Я имею ввиду мистера Нотта... И вообще, с ним что-то странное творится в последнее время. В дуэли с Аластором он действительно проявил невероятные навыки...
Тем временем они дошли до места.
Ремус открыл дверь, пропуская Беллатрису вперёд.

-------------------> Большой Зал

+1

51

1997 год, 15 июня, вторник. Ночь.
Большой зал

Она уже собралась уходить из Большого зала, к счастью Люпин не нуждался в лишних намёках. Однако перед уходом он всё-таки задал вопрос, и Беллатрисе вновь пришлось изворачиваться:
-А эта ваша... размолвка... случаем не из-за одержимости профессора Вектор произошла?Беллатриса помедлила, обдумывая ответ.
-М...-неопределённо протянула Белла, собираясь с мыслями,- Мне кажется, Септима была немного не в себе, когда я её встретила. Похоже, что Люпина устроил такой ответ, и он поспешил откланяться. Уж тем более, когда мы расстались.
-... постарайтесь не провоцировать ни у кого лишних подозрений. Лестрейндж недоуменным взглядом проводила оборотня. Она прослушала первую часть его реплики.
Посмотрев на часы, Беллатриса поспешила в сторону подземелий. Была ночь, а Дамблдор просил к утру разобраться с экзаменом, а она хотела навестить профессора Снейпа, дабы поплакаться в жилетку(чит. сюртук) и вытянуть у зельевара парочку зелий. А заодно разобраться, что происходит с Вектор.
Выйдя из Большого зала, Беллатриса с преувеличенной осторожностью огляделась. Было тихо. Она прошла к лестницам и, покрепче вцепившись в перила, стала медленно спускаться. Ноги подкашивались, всё-таки одного флакона кроветворного было недостаточно.

0

52

1997 год, 15 июня, вторник. Ночь

Демон

  Демон, распрощавшись с Вектор и Лестрейндж вовсе не собирался покидать сей бренный мир. Покинув кабинет, он отправился на поиски виновницы его своего рода неупокоенности - кровавой жертвы он так сегодня и не получил и это следовало исправить.
  По пути от башни с комнатами с профессорами, демон невидимый прошел через библиотеку, наткнувшись на какого-то оборванного человека... Коснувшись губами его лба, он нашептал ему наваждение... Прекрасная девица теперь навязчиво будет преследовать этого неудачника... Тот, подхватив свою кошку со слезами побежал за собственным мороком... Морок должен был привести его в лес, где его должны растерзать...
  Пролетая над кучкой весело смеющихся студентов, он кинул яблоко раздора - он прочел что один из них отчаянно завидует другому - его счасть, его личной жизни и учебе... Нашептав всяких мерзостей, демон с удовлетворением наблюдал за разразившейся дракой... Как только первая кровь капнула на каменный и бездушный пол, демон хохоча, полетел дальше...
  Следующей жертвой оказался какой-то высокий волшебник с черными грязными волосами, а еще в помещении были девушка и парень... Другой лежал в кровати но от него исходила мощная злая сила... Судя по помещению это было что-то вроде лазарета...
  Демон нашептал ему:
-Эти маленькие поганцы специально выводят меня из себя... Как же я их ненавижу! Сколько от них неприятностей, сколько всяких неудобств! Их надо прогнать... Прогнать! Они мне надоели! Бестолочи и бездарности! Из них все равно ничего не выйдет - зачем тогда я трачу на них свое время?!
  Белобрысому парню он нашептал:
- Чего хочет он от меня? Что ему надо? он надоел со своими нотациями... - Заглянув в метящуюся душу паренька и поняв, что этот человек принес много боли ему, демон еще жарче зашептал: - Из-за него моя жизнь изменилась в худшую сторону. Зачем я его слушаю?! Зачем он вообще мне нужен?
  Зато у девицы было все проще - на сердце зияла рваная рана. Тут было все проще:
-Он, предал меня! Я ему верила! А он?! А он?! Надо ему отомстить! обязательно! И чем больнее, тем лучше!
  Нашептав всю эту мерзость, демон удалился, даже не наблюдая за своей работой...
  И как раз вовремя- жертва сама вышла на лестницу... Она была нестабильна - ее душа была черна, как ночь... По ней пробегали звездочки волненья... Он боялась и волновалась. Все ее мысли подчинены одному...
  Подлетев к ней, демон сладко зашептал:
-Что им всем от меня надо? Какое горькое томленье всю жизнь, века без разделенья и наслаждаться и страдать, за зло похвал не ожидать, ни за добро вознагражденья; жить для себя, скучать собой и этой вечною борьбой без торжества, без примиренья! Всегда жалеть и не желать, все знать, все чувствовать, все видеть, стараться все возненавидеть и все на свете презирать!.. Кому нужна такая жизнь? Мир для меня стал глух и нем. По вольной прихоти теченья так поврежденная ладья без парусов и без руля плывет, не зная назначенья... Сколько можно смотреть  на землю.. Где нет ни истинного счастья, ни долговечной красоты, где преступленья лишь да казни, где страсти мелкой только жить; где не умеют без боязни ни ненавидеть, ни любить, Людей минутная любовь... Жить средь малодушных и холодных, друзей притворных и врагов, боязней и надежд бесплодных,
пустых и тягостных трудов!

  Бесплотная рука проникла в грудь и сжала сердце, отчаянно бившееся в груди. Коснувшись сначала его только пальцами, оно болезненно дернулось, как бы спасаясь от прикосновения, и забилось еще быстрее, сбившись с ритма... Затем бесплотная рука сжала желудок, поцарапала печень, затемнила взгляд...
  А край лестницы был все ближе... Еще один шаг... Еще пол шага, и бездна, разверзнув пасть готова была поглотить человека... Демон, стоявший за спиной лишь подтолкнул... И ветер, только ветер свистит в ушах...

Офф: согласовано с участником

+1

53

Беллатриса почти заготовила монолог для Снейпа. Она волновалась, муж так и не подтвердил ночную встречу в лесу. Белла отчаянно боялась, что с ними что-нибудь случилось. Или кто-нибудь. Грюм, например. Она не могла позволить себе роскошь вытащить Рудольфуса из Азкабана или Аврората. Ведь её опасения сегодня подтвердили и Вектор, И люпин: за ней следили. И кто знает, возможно, портрет господина Фортескью и профессор арифмантики не единственные, кому интересно времяпрепровождение мадам Лестрейндж? Кстати, директор Фортескью позволил себе слишком много лишнего и совершенно зря проигнорировал угрозы Лестрейндж.
Задумавшись, Беллатриса не заметила, как пропустила ступеньку. Сердце противно закололо, затем потянуло в боку, а в глазах потемнело. Белла вцепилась в поручень. Сердце начало пропускать удары, и ведьма не на шутку перепугалась.Мысли в голове перестали быть сумбурными, исчезло привычное ехидство. Появилась безумная жалость к себе и тоскливое разочарование в жизни:
- Кому нужна такая жизнь? Мир для меня стал глух и нем. (...)где не умеют без боязни ни ненавидеть Ведьма схватилась обеими руками за голову, сделала несколько опасных шагов и принялась бессвязно бормотать:
-Пожалуйста, - Белла съежилась и задрожала, словно в ознобе. – Пожалуйста… Я не хочу!В голове обрывками пронеслись воспоминания, которые она тщетно пыталась забыть, все страхи окружили сразу. Она сделала ещё полшага, попыталась сохранить равновесие, но не удержалась и рухнула вниз. Попытка закричать не увенчалась успехом, и паника заткнула глотку лучше любого Силенцио.
Ведьма, размахивая руками, отчаянно цепляясь за жизнь, пролетела несколько пролётов и с хрустом упала на лестницу, которая, тем временем, поворачивалась от одного коридора второго этажа к другому. Лестрейндж дёрнулась, глаза затянуло красным, резкая боль пронзило всё тело от макушки до пят, Белла что-то прохрипела и обмякла. Её глаза были пустыми. Она не шевелилась. Шея была неестественно выгнута, одно ребро выпирало наружу. Под ведьмой начало образовываться лужица крови.
Рядом с телом появилось небольшое серое пятно, которое вскоре превратилось в призрак женщины с седыми волосами и заплаканными глазами. Призрак принялся стенать, причитать и завывать так, что большинство портретов в ночи поспешило покинуть своё место.

Отредактировано Беллатриса Лестрейндж (2012-10-24 00:05:46)

0

54

--------------------> Двор Хогвартса

1997 год, 15 июня, вторник. Ночь.

Аластор шагал по лестницам, постукивая тростью и гневно глядя перед собой. Нет, ну надо же! Стоило отвлечься из замка ненадолго, как тут всё вверх-дном перевернулось. Трезвость к нему вернулась ещё пять минут назад, когда Люпин "обрадовал" его новостью о нападении. Катарина Раллос, Катарина Раллос, тьфу, будто он сам верит в собственную чушь! - проклинал он коллегу на чём свет стоит. Ну пускай, пускай... Потом ещё пожалеешь и опять ведь убиваться будешь - сам виноват, что скрывал преступников!
Аластор переступил на другую лестницу, подождал, пока она соизволит сдвинуться с места, и стал подниматься, держась одной рукой за сердце. Стоило, конечно, сбавить шаг - набегался уже сегодня - но злость и непонимание сами гнали его ноги вперёд по ступеням.
Поднявшись и отдышавшись, аврор замер на месте, не в силах описать и вообразить то, что он видит перед собой. Прямо перед следующей лестницой в самом её низу распростёрлось тело...
- Лестрейндж?... - аврор был ошарашен, наверное, больше чем от всего сказанного Люпином. Это что, Вектор её убила? - немного разочарованно подумал он, а затем мотнул головой отганяя нелепую мысль.
"Ты должен приглядывать за ней, не допустить, чтобы на неё напали." - вспомнились слова Альбуса.
Аврор подошёл ближе и наклонился, чтобы лучше разглядеть ведьму.
- Матерь божья... - произнёс он одними губами.
Шея ведьмы была неестественно вывернута, руки заломаны, мантия порвана и в крови, и похоже у неё было сломано ребро. И не одно...
Грюм нахмурился. Его лицо выражало смесь отвращения и сожаления. Он протянул руку и обхватил её запястье, проверяя пульс. Пульса не было. Мертва?
Аврор изъял у ведьмы палочку и при помощи Фините Инкантатем проверил её на последние заклятия. В последний раз из палочки вылетали не слишком гуманные атакующие и пара лечащих. Что всё это значит?
- Лестрейндж! Если кто тебя и должен был прикончить - так это я. Так что просыпайся давай.
Аластор сказал это скорее для того, чтобы вывести себя из состояния шока. Да и чем чёрт не шутит - может ведьма ещё жива?

Отредактировано Alastor Moody (2012-11-26 23:11:28)

+1

55

Из Больничное крыло

Снейп, покинув Больничное крыло, направился к лестницам. Уже наступила ночь и коридоры были свободны от студентов. Зельевар чувствовал себя крайне уставшим как физически так и морально. Хотелось отдохнуть.
Мерцающие факелы и темные коридоры казались более зловещими, чем были всегда. Пусть даже Северус знал, что основная опасность теперь лежит под присмотром мадам Помфри, из под которого даже Темному лорду будет нелегко уйти. И все таки мысль, что посреди дня ученики и главное преподаватели подверглись нападению и серьезно пострадали хорошего настроения не добавляла.
Задумавшись, профессор не сразу понял, что увидел, спускаясь с лестницы. Кто-то лежал на полу, а рядом....
- Лестрейндж! Если кто тебя и должен был прикончить - так это я. Так что просыпайся давай.
Знакомый голос донесся до слуха зельевара. Снейп выхватил палочку, прежде, чем стал анализировать ситуацию. На полу действительно лежала Беллатриса, но слова Грюма явно были неуместны. Люди не спят в таких неестественных позах и в крови.
-Что здесь произошло?,-громко и достаточно агрессивно спросил Северус подходя и не опуская палочки. Мысль, что Белла и аврор устроили дуэль ночью в школе была абсурдной. Однако Снейп прекрасно знал, что оба не отличаются уравновешенностью и психическим здоровьем. Так что такую возможность нельзя было исключать... Но убийство?!
В голове мимо воли пронеслось воспоминание, когда Банши пришла к Беллатрисе.
Профессор не слишком серьезно относился к подобного рода вещам, но вид Лестрейндж подтверждал самые худшие догадки.
«Нет, не может этого быть. Темный Лорд мечтает убить бывших Пожирателей больше всех остальных, и он сейчас в Больничном крыле… Я только что оттуда. Может они устроили дуэль и она еще жива?»

0

56

Аластор уже представил, какими глазами на него будут смотреть встретившиеся по пути, когда он понесёт тело Лестрейндж в больничное крыло. В том, что это именно "тело", он не сомневался. Пациент скорее мёртв, чем жив. Но поскольку они жили в волшебном мире, да ещё и в мире периодически воскресающих и возвращающихся с того света людей, было бы странно хоронить ведьму всего лишь со свёрнутой шеей и парочкой других нарушений в системе жизнеобеспечения. Нужно сначала кому-нибудь умному её показать. К тому же, навыками мадам Помфри Грюм всегда тихо восхищался.
Он уже собирался левитировать ведьму, как вдруг...
- Что здесь произошло?
Аврор выпрямился и обернулся через плечо. За эту секунду он успел подумать, как прекрасно бы смотрелся рядом с телом Лестрейнж и Снейп. Этим воспоминанием, пожалуй, можно было бы вызывать патронуса.
- О, профессор Снейп... - протянул Грюм в несвойственной ему манере. Рука с палочкой была опущена, и поднимать её он не собирался. Это общее состояние расслабленности после виски, а теперь ещё труп Лестрейндж не позволяли вести себя в привычном амплуа. Да и не воспользоваться таким совпадением было бы большим упущением. - Всё очень просто. Я скинул Лестрейндж вон с той лестницы, потом долго смотрел за результатом, но в итоге раскаялся в содеянном и теперь оплакиваю здесь её бренное тело. Ни тени улыбки не проскользнуло на лице аврора, хотя внутри он был доволен своим гениальным актёрским монологом. Впрочем, Снейпа такой ответ не удовлетворил, а Аластору уже порядком надоела наставленная на него палочка.
- А теперь вариант номер два, - аврор утихомирил свой волшебный глаз, прихлопнув его ладонью. - Я поднимался по лестнице и ровно минуту назад застал её тут. Много крови, пульса нет, шея свёрнута. За секунду до твоего прихода я собирался отнести её к Помфри. Но если мы ещё постоим тут пару минут - думаю, можно сразу в морг.

+1

57

Что-то в этой ситуации было не так, но зельевар не мог понять что. Возможно, её необычность. Грюм был слишком спокоен (если можно так сказать), пытался говорить с иронией, и полностью игнорировал направленную на него палочку.
Сам вариант раскаяния аврора в убийстве Лестрейндж и оплакивания её тела был нереальным.
Услышав второй вариант Снейп опустил палочку и быстро подошел. Он решил потом задать все вопросы и подозрения. Лучше как можно быстрее доставить Беллатрису в Больничное крыло, может, Грюм прав, и можно еще успеть что-то сделать.
-Хорошо, позже проанализируем оба варианта,-прошипел зельевар. Он снова поднял палочку, но на сей раз направил её на тело Беллы. Подняв его в воздух он поспешил по лестнице вверх. Через плечо оглянулся на аврора. Тот наверняка последует за ним, что бы убедиться в результатах?
-Нужно уведомить Дамблдора.
Северус поднимался с максимальной скоростью, на которую только был способен, что бы не потерять контроль над левитацией тела. Грюм, даже если последует за ним, что наверняка придет позже со своей ногой.
Надежды на то, что Беллу можно будет спасти почти не было. Аврор сказал, что пульса нет.  В недавнее появление Баньши теперь точно нельзя было не поверить. Снейпу с трудом верилось в смерть Лестрейндж. Ну, или по-крайней мере не такую… Но главный вопрос : "Кто это сделал?!"
Одно профессор знал точно, он не упустит шанса обвинять и предъявлять подозрения в сторону Грюма, даже если тот непричастен. Просто из желания показать ему, что чувствует человек, когда его подозревают.

>>> Больничное крыло

+3

58

Снейп опустил палочку.
- Хорошо, позже проанализируем оба варианта.
Грюм усмехнулся. Ну-ну, анализируй, - скептически подумал он, наблюдая, как зельевар поднимает тело ведьмы левитацией.
- Нужно уведомить Дамблдора. - бросил Снейп через плечо и направился в больничное крыло. Шёл он быстро. Пока они поднимались по лестницам, Аластор отстал от зельевара на добрых двадцать  ступеней, но даже не думал развернуться и направиться по своим делам. Ну уж нет, он проследит за ними до самого Больничного крыла, тем более не факт, что на такой скорости по пути Снейп не шандарахнет ведьму головой обо что-нибудь твёрдое и тогда аврор точно не упустит шанса обвинить его в неаккуратном обращении с трупами.
Аластор окончательно запыхался, пытаясь догнать их, а последнюю ступень задел деревяшкой и чуть не упал.
Ладно. Тише едешь - дальше будешь, - решил он и дальнейший путь совершал уже в одиночестве, предвкушая разговор с Альбусом. Сегодня днём  директор поручил ему охранять Лестрейндж, а вечером аврор нашёл её мёртвой. Прекрасно... Но может Альбус не слишком опечалится? Грюм решил, что обрадует его сообщением о Тайвине Ланнистере, который может помочь найти крестражи.

-------------------> Больничное крыло (через 5 минут после Снейпа)

Отредактировано Alastor Moody (2012-11-26 23:12:01)

+1


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Помещения школы » Движущиеся лестницы