Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Учебные классы и покои преподавателей » Северная башня (Уроки Прорицания)


Северная башня (Уроки Прорицания)

Сообщений 181 страница 198 из 198

1

http://img2.wikia.nocookie.net/__cb20121222053518/harrypotter/ru/images/d/dc/%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%86%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B9.jpg

0

181

Гостья коллеги нашлась у буфета с многочисленными сервизами прорицательницы. На месте Трелони Белла уже давно надела на голову дарителя подобный презент: от половины наборов отказались бы даже самые непритязательные домовые эльфы. К тому же не весь сервиз  был полностью укомплектован в виду периодической неловкости профессора Трелони. Септима открыто демонстрировала свою неприязнь и снисходительность к персоне мадам Лестрейндж. Лестрейндж же относилась к миссис Вектор с таким трепетом, с каким относятся к надоедливой мухе- прихлопнуть тапком лень, а раздражает. Поэтому предельно вежливым тоном заметила:
- Дивная шаль, коллега, очень необычный рисунок,- сказано было наобум, но на коллеге действительно оказалась наброшена шаль. По всей видимости, Септима куталась в нее с утра. Мистер Филч отчаянно экономил на дровах, поэтому в замке было еще хуже, чем в дождливом октябре. В покоях Лестрейндж вообще старались не топить или регулярно об этом забывали, поэтому присланные заботливой леди-сестрицей шерстяные носочки ведьма почти не снимала.
- Посидим, выпьем чаю, у меня еще осталось немного хереса...- откровенно говоря, после писем леди Малфой и лорда Блэка, а также после бесед с профессором Снейпом и директором Дамблдором, миссис Лестрейндж надеялась отнюдь не на чай. В прошлый раз грог пришелся весьма кстати после промозглой прогулки в Хогсмид. Однако профессор Снейп не одобрял вечерние дебаты Лестрейндж и Трелони. Коллега всячески намекал, какое дурное влияние на организм оказывают чаепития мисс Трелони. В частности если мадам Лестрейндж жаждет поправить свое здоровье после своей безвременной кончины и после нескольких лет, проведенных далеко не на курорте.
-Как нужно правильно заваривать ваши травы?-Лестрейндж замялась. Лорд Блэк в своем письме упоминал, что неправильная дозировка настоя может привести к непредсказуемым побочным действиям, и напоминал, что обычно за подобными непредсказуемыми побочными действиями всякие проходимцы заглядывают на Лютный.
- Сбор для наружного применения, Сивилла,-осторожно заметила Беллатриса, протягивая коллеге сверток,- внутри указания к применению.
Вектор почему-то менялась в лице, и Лестрейндж находила это забавным. Она облюбовала себе удобный пуфик подальше от Вектор и ближе к камину. Филч снова притащил сырые дрова.
На месте Септимы было очень глупо громко думать в присутствии фонового  легилемента. Впрочем, нового о себе Беллатриса ничего не узнала: школьники не имели привычки понижать голос, упоминая кого-либо из педагогов за глаза.
-  Вот, по-моему этот сервиз идеален! -разумеется, о размолвке с дурой Амбридж было известно чуть ли не каждому. Особо оригинальные даже как-то пару раз мяукали в присутствии Лестрейндж. Ведьма компенсировала эти неудобство заклинаниями немоты, примененными к шутникам.
-Я чувствую такую тревогу... Она давит на меня. Словно всем нам угрожает опасность,- и вновь старая песня о главном. Каждая беседа всегда начиналась с этого, поэтому Белла даже не моргнула, услышав о грядущих напастях. Черный котенок на чашке был чем-то похож на неё саму- шипел, выгибая спину, а потом резко переключился на птичку, нарисованную на чашке. Белла все ждала, когда охота увенчается успехом.
Я соглашусь с тобой. Цифры тоже говорят, что впереди нас ждет большая беда! Лестрейндж перестала следить за похождениями шкодливого хвостатого в окружении перьев и усмехнулась:
- Что вы подразумеваете под бедой? Выпуск седьмого курса? Каталог мантий от Малкин? Прогноз колдосиноптиков? Это, право, ужасно, не могу не согласиться,- Лестрейндж с мужеством перенесла испепеляющий взгляд Септимы и продолжила: Боитесь несуществующей опасности, чтобы она не застала врасплох? Предусмотрительно.

+1

182

Сивилла посмотрела на сервиз, который выбрала Вектор. Это было оригинально, весьма. Она сама предпочитала более спокойные оттенки. Но для такого чаепития может подойти - не в одиночестве же пить из яркого сервиза.
-Для такого торжества, как у нас - в самый раз,-улыбнулась и прокомментировала она выбор Септимы,-Предлагаю черный чай с бергамотом и немного хереса для аромата.
Профессор налила чай в чашки и достала еще рюмочки, куда плеснула херес. Напиток источал сильный запах. Сивилла опустилась в свое кресло.
-Да, Септима, это тот случай, когда точные науки согласны с более творческими! Никакие волны тревоги в нашем мире не могут проходить незамеченными. Просто нужно их замечать.
Трелони взяла чашку и наслаждалась ароматом чая. Херес рядом дополнял всю картину запахов, своим ореховым оттенком. Прорицательница откинулась на спинку кресла и зажмурилась от удовольствия.
-Вот чего не хватает в обычные будни - возможности отдохнуть в приятной компании.
На счет приятной компании это было явное преувеличение - компания друг друга недолюбливала. Вокруг профессора ощутимо вились волны презрения, источаемые двумя женщинами друг к другу. А сама Сивилла радостно оставалась в стороне, поддерживая вид дружелюбия для всей беседы.
-О, Беллатриса, новые мантии от мадам Малкин могут быть действительно УЖАСНЫМИ. Стоит только вспомнить, какие у них есть скучные модели... Никакого блеска, яркости, индивидуальности. Это же просто невыносимо - носить такие скучные мантии,-жаловалась вслух Сивилла,-Но сейчас я имела ввиду более необычные сферы. Сложно их точно описать - они просто витают в воздухе, и создают атмосферу напряженности. И их не заметить трезвым... То-есть, мимолетным и рассудительным взглядом. Это сложно. Я даже рада, если не все столь много обращают внимания на тревогу. Но я гадала, и ни разу не увидела чего-то по-настоящему хорошего за последние дни... Это не говорит ни о чем хорошем, и я прямо чувствую, как это создает своеобразный купол плохой судьбы над нашей школой... Может, давайте погадаем? Может, приятная компания поможет все-таки увидеть больше, заглянуть на границы того, что мне уже было доступно...
Трелони выпила немного хереса и немного чая. Потом взялась за ароматное печенье. Вечер должен был быть действительно хорошим. Если только он не закончится скандалом. Это могло произойти с такой же вероятностью...
-Угощайтесь,-предложила она печенье,-Я думаю, что оно понравится и вам, Беллатриса, и вам, Септима. К завтраку такое редко подают, к сожалению. Иначе я бы чаще туда приходила.

0

183

- Дивная шаль, коллега, очень необычный рисунок, - Септима слегка зарумянилась - ей нравилось, когда кто-то хватил ее вещи.
-Ой, спасибо, дорогая, - смущенно отозвалась Вектор, встав в полоборота. - Мне ее племянник из Росии привез! Она такая... - Восторженно начала, а затем Вектор вспомнила, что она терпеть не может Лестренйдж. - Она такая теплая. - Сухо и холодно закончила Вектор и отвернулась от "коллеги". Какая она мне коллега?! Я - профессор! С колоссальным стажем и знаниями! А она кто? Выскочка! И куда только мистер Дамблдор смотрит! Не доросла еще, чтобы коллегой кликать. Вектор мысленно фыркнула и вернулась к сервизу.
-Для такого торжества, как у нас - в самый раз, - Септима осталась довольна тем, что Сивилла одобрила ее выбор. Она даже не стала смотреть на Лестрейндж - она прекрасно знала, что та должна была скривиться.- Предлагаю черный чай с бергамотом и немного хереса для аромата.
   От хереса Вектор предпочла бы отказаться - завтра у нее с утра контрольная и на болящую голову ее было бы давать не комильфо. Но отказать Сивилле было невозможно - той откуда-то удавалось доставать не дешевый ширпотреб, а эксклюзивные сорта и годы, которые днем с факелом невозможно было бы отыскать. Пожалуй, было проще купить яйцо дракона, чем найти то, что так легко разбазаривает пророчица. Но... Вектор пьянела даже от одного запаха. А это грозило тем, что назавтра профессору арифмантики было бы весьма тяжело. Весьма. Но... Не отдавать же лишние капли этой Лестрейнджихе?!
-Да, дорогая, прекрасный выбор! - Неуверенно проворковала Вектор, помогая Сивиле разлить по чайникам и чашкам все необходимое. Краем глаза Септима заметила как Лестрейндж бросила свою тушу поближе к камину на ее, Вектор, обычное место. Это не могло не возмутить преподавательницу нумерологии, но она сдержала свои эмоции - Сивилла не тот человек, который терпит скандалы. Так что, пришлось смириться.
-Вот чего не хватает в обычные будни - возможности отдохнуть в приятной компании. - С этим Вектор могла бы поспорить. Во всяком случае сейчас. Она лишь покосилась на Беллу и уткнулась носом в чашку. Ее очки моментально запотели, не позволяя видеть эту ведьму. Это был однозначный плюс. Но, был еще и минус - она вообще перестала что либо видеть. Пришлось оторваться от чашки, чтобы вновь обрести возможность видеть.
- Что вы подразумеваете под бедой? Выпуск седьмого курса? Каталог мантий от Малкин? Прогноз колдосиноптиков? Это, право, ужасно, не могу не согласиться - Вектор поставила резко поставила чашку. Она не переносила, когда над ее предсказаниями кто-то смел издеваться. Профессор почувствовала, как кровь хлынула к её лицу. Она уже было приоткрыла рот, что бы ответить, но на счастье Беллы, её перебила Сивилла.
-...И их не заметить трезвым... То-есть, мимолетным и рассудительным взглядом... - Септима усмехнулась - оговорочка по Фрейду. Но, если учесть с какими зыбкими субстанциями работала Сивилла, то это было не мудрено. В её знаках и толкованиях без литра не разберешься.
-Может, приятная компания поможет все-таки увидеть больше, заглянуть на границы того, что мне уже было доступно...
  Септима скривилась.
-Не знаю как мы с тобой Сивилла, но миссис Лестрейндж явно нам помочь не в состоянии. Увы, но она не способна заглянуть вперед дальше собственного носа. - Вектор снисходительно улыбнулась Беллатрисе улыбкой, источавшей яд. - О, печенье! Спасибо, Сивилла - оно восхитительно! Где ты его выписываешь?
  Вектор с наслаждением съела несколько кусочков, рассыпав крошки на салфетку, которую она заранее постелила на колени.
-А если отвечать на Ваш вопрос, Беллатриса, то я могу сказать, что цифры показывают, что нас всех окружают какие-то грозные, потусторонние... Я бы даже не побоялась сказать - хтонические силы. Я впервые сталкиваюсь с таким на своей практике - цифры до этого никогда не складывались в такие комбинации... - Вектор уже приготовилась впасть в историю, и рассказать, что если судить по источникам, то последние разы это встречалось очень давно - еще в до античной Греции, во времена богов и героев... И даже еще раньше - когда глупая колдунья Пандора открыла сосуд... Но это все истории седой старины и разобраться где среди всего этого миф, а где реальность - не представлялось никакой возможности. Да и не интересно это может быть собеседницам. Единственное, что посчитала нужным сказать Вектор, так это про Пандору.
-Если верить старинным легендам, то подобный расклад цифр произошел, когда Пандора раскрыла сосуд с проклятием богов... - Септима смутилась. - Но это миф, так что, возможно, это означает что-то другое. Я не знаю - я не смогла истолковать расклад. Может, Сивилла, тебе удастся открыть свое внутреннее око? - С надеждой поинтересовалась Вектор, зная, что у Сивиллы действительно случались настоящие пророчества.

+2

184

Лестрейндж ни коим образом не интересовала история старого пыльного покрывала,гордо именующегося изысканной шалью. Как и мнение Вектор на сей счет.
Тем временем Сивилла достала какой-то вопиюще пошлый в своем оформлении сервиз и заявила, что в честь торжества подойдет. Белла задумалась о том что старина Кикимер методично перебил этот кошмар на радость хозяюшке Белле. Испивать чай и отнюдь не в положенное для того время, а потом устраивать набег на коллекцию профессора Трелони- Лестрейндж поморщилась, представив себе такую перспективу. Над ухом распевала Вектор:
- Да, дорогая, прекрасный выбор! - однако, мадам знает толк в извращениях,- подумала Беллатриса, взглянув на принесенный Сивиллой сервиз.
- Вот чего не хватает в обычные будни - возможности отдохнуть в приятной компании,- Лестрейндж, поворочав кочергу в камине, закашлялась. Несомненно, профессор Вектор и профессор Лестрейндж были лучшими подружками. От своей великой дружбы они даже готовы были позаимствовать у профессора зельеварения напиток Живой Смерти.
Колдунья задумчиво изучала рюмку для наливки под херес, она уж было надумала, что Трелони с появлением Амбридж внезапно решила маскировать вечерние мероприятия под долгие чаепития. Но рюмку, несомненно, стоило поменять.
Стоило еще раз уточнить у сиятельного лорда Блэка стоимость заказанного им бристольского крема. Херес был достаточно крепким, чтобы ввести в транс прорицательницу и согреть коченеющие конечности Беллатрисы. Сомнения в бережливости отца возникли у Беллатрисы тогда, когда в присланной гоблинами выписки со счета мадам Лестрейндж значилась немыслимая сумма. Белла надеялась, что столько стоило сукно для мантий или хотя бы заказанные артефакты для сестры с племянником к Йолю. Возможно, Сигнус со все своей широтой блэковской души решил прислать коллекционный из Севильи. В прошлый раз Севилла бурно радовалась увесистой бутылочке "Мсье Закрытова". Или барона? Или вовсе не Закрытова? Как жаль, что Друэлла Блэк поверхностно относилась к обучению дочерей иностранным языкам.
-Но сейчас я имела ввиду более необычные сферы. Сложно их точно описать - они просто витают в воздухе, и создают атмосферу напряженности. И их не заметить трезвым... Беллатриса скептично относилась к подобным предсказаниям профессора Трелони. Той, пожалуй, могло привидиться и не такое. Лестрейндж тревожило совсем другое. Каждое утро она произносила данное Унголиант пророчество, как мантру.
-Увы, но она не способна заглянуть вперед дальше собственного носа. - Лестрейндж шумно выдохнула. Вектор была плоха на память, раз не помнила всей прелести ощущений от растворенного языка.
- Не все же так даровиты, как Вы, Септима,- Лестрейндж отставила опустевшую рюмку и опустилась в подушки. Вектор устраивала дешевые провокации, и это даже разочаровывало ее оппонентку. Однако, несмотря на этот крошечный недостаток, Вектор была весьма необычной колдуньей. Предсказаниям арифмантики Лестрейндж верила больше. Не желая устраивать сцен, Белла подлила коллеге еще, надеясь на ее болтливость.
-Если верить старинным легендам, то подобный расклад цифр произошел, когда Пандора раскрыла сосуд с проклятием богов... Теперь было куда интереснее. Посох Мерлина тоже, согласно преданиям, не существовал.
- Продолжайте, Пандоры, говорите?- нетерпеливо потребовала Белла, заинтересовавшаяся россказнями Вектор,- очень вкусное печенье,- похвалила Лестрейндж творение Сивиллы, надеясь на то, что коллеги не заметили того, что Беллатриса даже к нему не притронулась.

+1

185

Сивилла заинтересовалась разговором про шаль, но к сожалению Вектор быстро его прекратила. Видно было, что отношения Беллатрисы и Септимы не ладятся. А ведь Трелони была не против узнать побольше о шалях - по возможности она следила за гардеробом своих коллег. И старалась его превзойти. Блеском, яркостью, оригинальностью, всем, чем только сможет. То, до чего остальные не додумывались.
Но она, конечно, не стала развивать разговор заново - что бы никто об этом не подумал.
Предсказательница увлеклась на минутку чаем и хересом, а когда опомнилась, то разговор уже шел не в очень хорошем тоне и ауре. Сивилла задумчиво поставила рюмочку и наполнила снова хересом, раздумывая, как лучше пустить разговор в самом безопасном направлении.
Мысли её уже слегка туманились. Но это было необходимо - ссора в её кабинете была не желанной.
-Ааа... Печенье то там, то сям...-проговорила она словно не помнила, хотя на самом деле не хотела делиться ни с кем секретом. Ведь тогда такое печенье будет у всех, а не только у нее!
Трелони потянулась за гадальным шаром. Он привычно холодил руки.
-Я надеюсь, на меня не повлияют сказанные Септимой слова. Я не думаю, что очень хорошо, когда два человека пытаются разгадать будущее общими усилиями. Это накладывает опечаток. Но я попробую.
На какое-то время Сивилла впала в молчание, почти транс, глядя в шар. Её глаза привычно бродили по туману, который царил в хрустальном шаре.
-Дерево... Очень большое, с мощными корнями, но усыхающее,-стала бормотать себе под нос Трелони, словно забыв о гостях,-Извилистая река, словно клубок ниток... Холм, возвышение, падение, трещины, разрушения, хаос... Несчастье. Тьма.
Профессор глубоко выдохнула и поставила шар на столик. Её глаза за большими очками выглядели грустно.
-Все... Все сводится к нехорошему. Не могу просто брать шар в руки. Нас ждет зыбкое, очень ненадежное будущее. Все стремится к разрушению, так говорит шар. Ничего хорошего. Совсем ничего.
Трелони уныло опустила голову, потом её взгляд опустился на рюмочку хереса. Она сделала глоток, что бы успокоиться.
-Я так часто надеюсь, что мои предсказания не будут сбываться. Но они сбываются.
Это было явным преувеличением, но никто ведь не знал истинной статистики ложных и настоящих предсказаний. Даже она сама.

+1

186

Шпилька про не умение Лестрейндж минимально предвидеть будущее достигла своей цели - Белла шумно выдохнула и с яростью посмотрела не нее. Вектор довольно ухмыльнулась, иначе было просто не сказать. Один - ноль не в пользу Лестрейнджихи. Септима с довольным, как у нашкодившего кота, выражением лица глотнула из чашки и закусила восхитительным печением Сивиллы.
  - Не все же так даровиты, как Вы, Септима, - Септима изогнула бровь и отпустила еще одну шпильку:
-Ну-ну, не расстраивайтесь профессор. У вас тоже есть определенные таланты. Например, быстро выходить из себя. - Хрум! - и еще одна печенька закончила свои дни.
  Но вероятность драки между профессорами свела на нет хозяйка кабинета. Сивилла, услышав ее просьбу попробовать открыть свое внутреннее око, взялась за магический шар. Хотя насколько он магический, это был еще вопрос. Вектор сильно сомневалась, что в этом куске хрусталя была хотя бы капля магии - подобные побрякушки она вдоволь насмотрелась в маггловском мире на различных блошиных рынках или всевдоколдовских магазинах. Но если Сивилла в нем что-то видит... Ну, посмотрим.
  Что-то Треллони разглядела, но... Но вся беда пророчицы была в том, что она совершенно не умеет интерпретировать увиденное. Призывая на помощь интуицию, она, тем не менее, видит только то, что хочет видеть. Это был уже общепризнанный факт. Об этом как-то упомянул и профессор Дамблдор, кстати. А уж он-то безоговорочно верит в то, что Сивилла настоящая пророчица. Видимо, у него есть на это определенные основания. Но вот другие в это не могут поверить. Покойная Минерва, (Упокой М ее душу!) категорически не признавала дара Сивиллы. Собственно, она вообще не признавала возможности заглянуть в будущее. Правда, тем самым, она отвергала историю - в давние времена, когда интуиция у людей была более развита, чем у современных людей, пифии и прорицательницы были неотъемлимой частью жизни любого общества.
  -Все... Все сводится к нехорошему. Не могу просто брать шар в руки. Нас ждет зыбкое, очень ненадежное будущее. Все стремится к разрушению, так говорит шар. Ничего хорошего. Совсем ничего.
  Тут их предсказания совпали... Но, как обычно это бывает у Треллони - все общие слова, которые можно сказать по отношению к чему угодно. Уже даже магглы доказали, что весь мир стремится к энтропии, к хаосу, разрушению... Это печальная неизбежность, убежать от которой невозможно.
-Я так часто надеюсь, что мои предсказания не будут сбываться. Но они сбываются.
-Дорогая Сивилла, успокойся, ты сама сказала, что будущее очень зыбкое... Может быть оно еще поменяется... Правда, профессор Лестрейндж? - Поиски поддержки неожиданно Септима начала искать у Лестрейндж. Видимо, как к единственной в этом кабинете. Но ту, видимо, занимало что-то совсем иное.
- Продолжайте, Пандоры, говорите? - Вектор внезапно обнаружила в своей рюмке херес. Я его вроде не наливала? - Удивленно подумала профессор нумерологии. Она с подозрением покосилась на Беллу. Взяв рюмку, и посмотрев на ее содержимое через стекло, она поставила ее на место. Но соблазн был слишком велик! Но, завтра контрольная! - Вопила совесть. Но, желания оказались сильнее, оглушив Совесть стпенфаем, они хором сказали, что этот чудесный херес надо выпить, потому что он явно коллекционный и такой она больше не попробует никогда. Вздохнув, Вектор выпила содержимое. Приятное тепло разлилось по телу и профессор арифмомантики с удовольствием закрыла глаза.
-А, да... Пандора. - Вектор задумалась. Странно, что Белла не слышала эту легенду. В свое время она наделала столько шуму, что легенды о ней есть даже у магглов. Хотя и в весьма искаженном виде.
- По легенде, давным-давно, в Греции, задолго до Троянской войны, на заре человеческой цивилизации, когда колдуны и магглы жили единым обществом, жила прекрасная волшебница Пандора. Замужем она была за титаном. Это было чудесное, поистине Золотое время - не было ни войн, ни болезней, ни даже смерти. Люди, понимавшие, что они все сделали в этой жизни, не умирали, а уходили в Элизиум - Благословенный край, где сливались с Высшим. Люди были счастливы и не ведали горя. Люди тогда жили под властью титанов. Но пришли боги и все изменилось. Титаномахия - война богов и титанов поменяла облик земли... Это было страшное время - во время этой войны перекраивался миропорядок. Даже сам Космос был претерпел изменения... Но вот,  закончилась война между титанами и богами. Титаны проиграли, но и боги тогда понесли жестокие потери и были озлобленны на титанов и людей. Люди, стали  рабами победителей, но титан по имени Прометей дал им свободу. Разгневанные боги решили погубить человеческий род, чтобы нанести сокрушительный удар по оставшимся титанам. Красавица Пандора, могущественная колдунья, обладала двумя губительными качествами - она была жадна до власти и очень любопытна. Вот ее руками боги и решили погубить человечество, сыграть на ее слабостях. Зевс, повелитель языческих богов, спустился в Тартар, к своему брату Аиду, и вместе они зачерпнули воды из Стикса, Флегетона, Ахеронта, Леты, Коцита, Амсакрата, Амелета и воду Стигийских болот. Аид оторвал часть своей мантии и тоже положил в сосуд.  Духи вод превратились в чудовищные порождения - Стикс стал  горем, Флегетон - войной, Ахеронт - гордыней, Лета - убийством, Коцит - предательством, Амсакрат - болезнью, Амелет - голодом, а вода болот стали местью. Вместе они породили великое множество бед и грехов, которые должны были заразить человечество. А кусок мантии Аида стал самой Смертью, самой страшной напастью, которая должна была поразить человеческий род. Самое страшное проклятие, которые сумели измыслить боги, что бы покарать людей за то, чего они никогда не делали. Довольные своей затеей, они отдали сосуд Персефоне, жене Аида, и удалились пировать. Но Персефона, дочь Деметры, богини природы и возрождающейся жизни, сочувствовала людям, и в тайне от мужа, положила в сосуд цветок асфоделя, в обилии росшего на полях Аида. Асфодель стал символом надежды на спасение и избавление от страданий.
   Пока Зевс пребывал в подземном царстве Аида, Гермес прибыл к Пандоре и предложил ей то, чего она так жаждала - власть. Гермес предложил ей стать царицей над всеми людьми и ее власть должна была быть безграничной. Честолюбивая Пандора не смогла устоять перед искушением. Рецепет к безграничной власти был прост - надо было лишь спуститься в царство Аида, вложить часть своей души в предмет и вернуться оттуда. Персефона с радостью согласилась. Гермес привел глупую волшебницу к трону Аида. Там ей и был передан сосуд с человеческими бедами. Сосуд был прекрасен - из тонкого фарфора, инструктированный драгоценными камнями, с удивительной красотой выполненные рисунки о жизни богов и титанов... Когда сосуд был передан, Аид строго-настрого запретил открывать его, не объясняя причин.
   Вернувшись в мир живых, Пандор три дня и три ночь боролась со своим любопытством. Но оно победило. Волшебница открыла сосуд и оттуда вырвались все беды и разнеслись по миру, сея свои черные семена. Последней из сосуда выбралась безобразная смерть. Пандора от ужаса захлопнула крышку сосуда, не ведая о том, что заперла Надежду... Смерть, прежде чем покинуть ослушавшуюся колдунью, сказала ей:
-Ты теперь бессмертна. Но ты увидишь как умрут все твои любимые и близкие. Ты будешь вечно наблюдать за тем, как я буду забирать всех кого ты любишь. - Смерть протянула Пандоре иглу и продолжила. - Тут теперь хранится часть твоей души, которую ты не ведая разорвала. Теперь это твое проклятие, которое не отпустит из видимого мира. -Смерть злобно рассмеялась и злобно закончила. - Ты обладаешь бессмертием, и теперь ты можешь добиваться высшей власти! - Со злобным хохотом смерть удалилась и первым, что на сделала - это убила детей Пандоры, которых сразила лихорадка. Затем она убила мужа...
- Вектор очнулась от рассказала и каким-то пустым взглядом посмотрела сначала на Сивиллу, а затем на Лестрейндж. Далее ее голос звучал совершенно пустым и не живым. - Концовка легенды у разных авторов разница. Кто-то утверждает, что Пандора раскаялась в содеянном и от этого раскаяния ее душа вновь воссоединилась и она смогла умереть, кто-то говорит о том, что Прометей, разгневавшись на жену мужа уничтожил иглу, после чего Пандора умерла, а некоторые утверждают, что Пандора до сих жива и живет на одном из затерянных островов где-то в океане.... - Септима дрожащими руками взяла чашку и допила чай. Пока она рассказывала древнюю легенду, весь рассказ как будто материализовался перед её глазами и она ясно видела все, что говорила.

+2

187

У Вектор, определенно, была короткая память. Пугающе короткая. Лестрейндж поудобнее разлеглась на пуфе-кресле, выслушивая комментарии болтливой коллеги, и, отпив чаю, облизнулась. Ей всё было любопытно, подавится ли Вектор непережеванным печеньем или нет, и вспомнит ли она одну из своих вечерних прогулок вокруг озера.
-Дерево... Очень большое, с мощными корнями, но усыхающее,- третий глаз профессор Трелони таки открылся. Белла не поленилась провести аналогию с предсказанием коллеги. Больше ей было не до шуток. Знала она одно такое усыхающее дерево с мощными корнями, оно обещало засохнуть совсем скоро. Колдунья шумно выдохнула, но быстро спохватилась и взяла себя в руки, наполнив рюмки коллег снова до края. Всю беседу Лестрейндж старалась следить за тем, чтобы они не опустевали.
Трелони трактовала свое предсказание в привычном для себя ключе. Лесрейндж предсказания помнила, и вычеркивала случившиеся условия. Коллега же приводила все к хаосу и бедам. Беллатриса всегда верила звездам и рунам. Они никогда не подводили Блэков.
-Ничего хорошего. Совсем ничего,- Белла едва заметно качнула головой. Да, в сказанном не было ничего хорошего. Только не стоило шарахаться от беды, как это делала сама Сивилла, которая объясняла свою нелюдимость предсказаниями и болью в ноге- волшебница просто боялась соприкоснуться с тем хаосом, который сама пророчила.
Колдунья пыталась понять, как можно соотнести усыхающее древо из увиденного Трелони и появлением трёх воронов и руки с черепом.
-Может быть оно еще поменяется... Правда, профессор Лестрейндж? - предсказания- слишком зыбкая вещь. Тут можно было согласиться с Вектор, она кажется, что-то говорила?
- Да,- рассеянно отметила Лестрейндж,- не переживайте, коллега, мы сами выбираем, подчиняться ли воле рока.
Наконец-то Септима ответила согласием на просьбу Лестрейндж. Однако рассказ отнюдь не развлек колдунью. Где-то на трети рассказа мадам Лестрейндж молча и практически без пауз осушила два бокала хереса.
-...надо было лишь спуститься в царство Аида, вложить часть своей души в предмет и вернуться оттуда. Всего лишь. Многие расценивали это как нечто простое. Но Белла прекрасно помнила своё путешествие в мир вересковых пустошей до мельчайших деталей. Пещера Унголиант всё еще снилась в кошмарах- Белла почти не помнила, когда в последний раз она спала, не просыпаясь от собственных криков.
- Ты обладаешь бессмертием, и теперь ты можешь добиваться высшей власти! - Ведьма прикрыла глаза. Фразы были будто бы произнесены Калессином. С ее стороны было весьма наивно поверить этим сладкоголосым увещеваниям свернуть на другую тропинку. Лестрейндж благодарила небеса за то, что коллеги были увлечены беседой и повествованием Вектор.
-Кто-то утверждает, что Пандора раскаялась в содеянном и от этого раскаяния ее душа вновь воссоединилась и она смогла умереть,- конец истории Беллатриса почти не слышала. Бокал снова был пуст. Спустя пару минут молчания Лестрейндж очнулась:
- Вы правда считаете, что ящик Пандоры был снова открыт?

0

188

Сивилла нервничала, но после хереса, уютного потрескивания камина и разговоров ей становилось лучше. Несмотря даже на то, что разговоры Вектор и Лестрейндж носили не очень мирный оттенок. Это, по-крайней мере, было не молчание и одиночество, которые часто царили в её кабинете.
Иногда понаблюдать за попытками доставить друг другу побольше неудобств было весело наблюдать. Главное, что бы ситуация не усугубилась и не вышла из-под контроля.
Как-то плавно разговор перешел в длинный и интересный рассказ. Трелони заслушалась и слегка отдалилась от реальности. Её собственные мысли и образы, возникающее в процессе слушания Семтимы, странно перемешивались с тем, что та говорила.
История была интересной, богатой на образы, и дающий много пищи для размышлений.
Незаметно для себя Сивилла слушая, задремала. Ей стало что-то сниться. Возможно, сон был навеян рассказом и тесно с ним переплетен, или это было уже что-то другое…
Трелони увидела шкатулку. Обычную, старую шкатулку. Но после слов Вектор она казалась донельзя зловещей. Неизвестно, что могло храниться в её глубинах. Шкатулка упала и раскрылась. Из нее темным туманом стало распространяться зло, оно заволакивало собой весь обзор и скоро зрение Сивиллы затуманилось. Она ничего не видела, кроме серого тумана. Сквозь преграду из мрака ей послышался зловещий треск, как молния. Она зажмурилась. Что-то раскололось.
Туман рассеялся – на полу она увидела осколки. Это были разломанные весы. Страшно было даже смотреть на них – так, словно разрушилось что-то очень важное.
Из обломков выпорхнула странная призрачная фигура – она была похожа на фею или птицу – у нее были удивительные крылья. Но потом фигурка поднялась в воздух и бесследно растаяла.
Трелони снова опустила взгляд на осколки. И увидела, что среди них течет вода. Прозрачная, чистая вода. Она хотела взять её и выпить. Но когда она нагнулась, то увидела, что она почернела. Тот, что её выпьет, умрет…
Сивилла закричала. И перед её взглядом открылась страшная картина. Огонь, смерть, разрешения, руины… Смерти детей, взрослый, иных существ и всех, кто решил бороться... Все это она уже видела однажды. Этот вид преследовал её долго по ночам и она не могла чувствовать себя в безопасности в школе, в  которой  ей всегда было спокойно.
-На волю вырвутся зловещие силы, дремлющие взаперти, и расколются чаши весов. Суждено будет погибнуть той, что пришла в наш мир извне, что бы сохранять равновесие. Вместо воды потечет яд и вновь повторится ужасная битва, битва, которая унесет много жизней: и молодых и старых...
Профессор вздрогнула и открыла глаза, которые были заполнены слезами. Она увидела свой уютный кабинет, гостей. Она мгновенно забыла то, что только что видела во сне. Она слабо улыбнулась.
-Простите. Я, кажется, задремала… Это все херес и горячий камин меня разморили…

+1

189

- Вы правда считаете, что ящик Пандоры был снова открыт? - Вопрос Лестрейндж вывел Вектор из транса. Взгляд прояснился - глаза больше не напоминали два хрусталика, кожа, до того бледная, как снег, порозовела. Профессор арифмантики мотнула головой, приходя в себя. Он удивленным взглядом обвела кабинет, как будто оказалась здесь впервые и с недоумением посмотрела на Лестрейндж.
-А? Ящик Пандоры... - Септима судорожным движением поправила очки. - Я не могу утверждать что-то наверняка. Это всего лишь легенда. - Септима пожала плечами. - Возможно она и основана на реальных событиях, но что тут правда, а что ложь, увы, теперь сказать невозможно.
  Септима почувствовала дикую усталость и чтобы хотя бы как-то восстановиться налила себе чай и положила четыре ложки сахара, превратив тем самым напиток в чайный сироп. Одним махом выпив содержимое чашки, Септима вздрогнула. В глазах появился блеск и она глухим, не своим голосом сказала:
-На этот вопрос может ответить лишь сама Пандора... В горах Фракии она до сих пор живет... - Взгляд прояснился и она недоуменно посмотрела на Лестрейндж. Но в этот момент в разговор включилась Сивилла, о которой, честно говоря, Септима уже и забыла.
-На волю вырвутся зловещие силы, дремлющие взаперти, и расколются чаши весов. Суждено будет погибнуть той, что пришла в наш мир извне, что бы сохранять равновесие. Вместо воды потечет яд и вновь повторится ужасная битва, битва, которая унесет много жизней: и молодых и старых...
  Септиме показалось тарабарщиной все, кроме начала и конца. Она побледнела, поняв, что напророчила Сивилла. А то, что это было именно пророчество, Септима не сомневалась - Сивиллой руководили какие-то неведомые силы и явно говорили за нее. Правда, из ее слов она поняла лишь то, что цифры не солгали ей про вырвавшийся хаос и что впереди их ждет еще одна битва. С кем?! Когда это должно произойти?! Пока Сивилла приходила в себя, Септима заварила ей чай, поскольку знала на своем опыте, что после транса происходит упадок сил.
-Простите. Я, кажется, задремала… Это все херес и горячий камин меня разморили…
-Ничего страшного, дорогая Сивилла! - Вектор тепло улыбнулась прорицательнице и протянула ей чашку чая. Про пророчество она решила ничего не говорить, что бы не волновать подругу. А сама тем временем, она встала и на негнущихся ногах прошла к буфету.
-Сивилла, а у тебя есть шоколад? - С дрожью в голосе поинтересовалась она у хозяйки кабинета. Надо будет сообщить Дамблдору о том, что я услышала.

+1

190

Немного помедлив, Лестрейндж последовала примеру Вектор и наполнила чашку крепким чаем. Было заметно, что арифмантик надеялась, что ее рассказ был лишь выдумкой. Беллатриса же твердо решила прогуляться в отцовскую библиотеку в надежде найти хоть что-нибудь, что помогло бы ей сопоставить происходящее с пророчеством.
-На этот вопрос может ответить лишь сама Пандора... В горах Фракии она до сих пор живет... - колдунья с шумом опустила заварочный чайник на стол. Ни Сивилла, ни сама Септима, кажется, ровным счетом ничего не заметили. Напротив, обе пребывали в трансе.
-На волю вырвутся зловещие силы, дремлющие взаперти, и расколются чаши весов. Суждено будет погибнуть той, что пришла в наш мир извне, что бы сохранять равновесие. Вместо воды потечет яд и вновь повторится ужасная битва, битва, которая унесет много жизней: и молодых и старых... Чай выплеснулся на блюдце. Еще одно пророчество. В последние годы Сивилла была богата на изречения. Но практически одновременно произнесенные пророчества взволновали Лестрейндж. Она ничего не сказала, пока Септима кружила вокруг Трелони, подливая последней чай и рыща в буфете в поисках шоколада.
Несколько дней Белла провела как на иголках. Только усилием воли она заставляла себя заниматься рутиной. Сон к ней не шел. В конце недели она уже всерьез раздумывала над зельем сна без сновидений. Видимо, чувствовала перемены.
- Это все херес и горячий камин меня разморили… Лестрейндж видела, как натянуто улыбалась Вектор, и как дерганно она себя вела. Беллатриса закупорила уже почти опустевшую бутылку хереса. Вектор и так уже цеплялась за буфет, как за спасательный круг во время шторма.
- Ничего страшного, Сивилла, мы мило посидели с Септимой,- Лестрейндж выразительно посмотрела на коллегу.
Нет, она не будет поступать, как фонившая своими мыслями Септима Вектор, и не побежит к директору, как комнатная собачонка на зов хозяина. Она придет к себе, достанет Омут памяти, и перезапишет все пророчества и сопоставит их с известными легендами.
Сивилла пророчила открытие ящика Пандоры, и Лестрейндж хотела знать, кто окажется таким глупцом. Впрочем, не стоило воспринимать все буквально.
Несмотря на то, что херес и чай были уже выпиты, а ноги уже затекли от неудобного положения, Лестрекйндж не спешила уходить. Она еще раз поворочала в камине кочергой.
- Септима, дорогая, не могли бы Вы мне подать вон тот пузырёк на 4 полке снизу справа от Вас?- скороговоркой произнесла Лестрейндж. Левитировать в гостях было неприлично, а Септиме не мешало размяться. А мятно-бадьяновая настойка помогла бы Беллатрисе спокойней переносить присутствие хмельных профессорш.

+1

191

Сивилла чувствовала непонятную тревогу. Гости заверяли, что нет ничего страшного в том, что она просто заснула посреди беседы... Но Трелони показалось это невежливым. Но поскольку она чувствовала сильную слабость, то решила списать это на самочувствие.
Профессор с благодарностью посмотрела на Вектор и взяла чашку с чаем. Чай немного взбодрил её.
-О шоколад... Да, где-то был. Он, наверное, лежит около коробочки с орехами, это на второй полке,-Сивилла указала пальцем куда-то в неизвестном направлении, потому что точно увидеть полку ей не позволяло зрение.
Трелони перевела взгляд на Беллатрису. Ту интересовали её капли, или зелье, или что это было…  Она никогда не была сильна в терминологии зельеварения и колдомедицины.
Профессор отставила чашку.
"Интересно, о чем они беседовали, если одна захотела шоколада, а другая настойку?... Надеюсь, ничего плохого не произошло."
Наверное, сильный скандал она бы услышала сквозь сон, значит, его не было.
Сивилла попросила у Септимы отломать ей кусочек шоколада. Съев его, она почувствовала прилив сил, тепла.
-А как вы думаете, насколько наше окружение влияет на наше самочувствие и вообще - жизнь? Я имею в виду энергию, эмоции, разнообразные потоки, невидимые человеческому глазу... Они ведь исходят от каждого человека и распространяются на других. Это один из тех путей, по которому можно распознать судьбу человека, то, что его ожидает. И я думаю - а не обязаны ли все мы некоторой ленью, невозможностью собраться  с мыслями нашему окружению - студентам? Они ведь никогда не могут сосредоточиться на чем-то нужном, у них в голове бродят разные мысли. Но в тоже время - мы заражаемся от них энергией, радостью... Но, например, на экзаменах и прочих таких ситуациях - мы снова заражаемся их нервозностью, страхом, и все это передается нам. И вот теперь - выпускной курс заражает всю школу боязнью, но в тоже время - радостью взросления... Наступает такой вот интересный круговорот энергии.

0

192

- Ничего страшного, Сивилла, мы мило посидели с Септимой, - Вектор тупо уставилась на Лестрейндж, не сразу поняв намека. Затем она скривилась, выражая не поддающуюся описанию гамму эмоций, а затем до нее дошел-таки посыл Лестрейндж и она усиленно закивала, поддерживая слова "любимой" коллеги. Сивиллу лучше было не расстраивать.
-Да-да, мы с профессором Лестрейндж мило... хм... поболтали. - Еще бы вспомнить о чём. Вектор нахмурилась. А, да. Пандора. Но я совершенно не помню всего рассказа... Наверно опять вдохновение снизошло. Надо будет вернуться к себе и записать это как рассказ. А то давненько я не печаталась в журнале для глупых домохозяек.
-О шоколад... Да, где-то был. Он, наверное, лежит около коробочки с орехами, это на второй полке - Вектор не решилась заглядывать в закрома Сивиллы дальше второго слоя запасов и поэтому, потеребив пальцем содержимое первого ряда, она не нашла этого шоколада, но нашла другой. Выглядел он, правда, слегка помятым, но профессор арифмантики понадеялась, что он не со времен королевы Виктории и подала шоколад к столу.
-Угощайся, дорогая. Шоколад полезен для здоровья! Говорят, там много всяких антиоксидантов и снимает стресс и напряжение. - Почти с материнской нежностью проговорила Вектор, улыбаясь Сивилле. Сама он тем временем отправила кусочек шоколада в рот, поскольку тоже нуждалась в неоценимых антиоксидантах. Разумеется, Вектор слабо представлял себе что это слово значит. Но магглы говорят, что это полезно...
- Септима, дорогая, не могли бы Вы мне подать вон тот пузырёк на 4 полке снизу справа от Вас? - Вектор, услышав от Лестрейндж выделенное "дорогая" передернулась и брезгливо потерла руки, как если бы взяла ими что-то сильно сгнившее.
-Миссис Лестрейндж, дорогой у вас супруг. Ко мне просьба обращаться либо на "профессор", либо на "миссис".  - Вектор хотелось поставить ведьму на место, но вышло как-то не убедительно. Совсем не убедительно. - И вообще, я вам не домовой эльф! - Гордо сказала Септима, направляясь к шкафу, где стояли пузырьки.
Найдя нужный пузырек Септима не рассчитывала, что он окажется таким скользким. Она подхватила уже падающуй пузырек, но крышка все равно раскрылась и по классу растекся приторный неприятный запах каких-то очень странных благовоний, то ли чая. У Вектор, поскольку она находилась в эпицентре катастрофы, моментально разболелась голова и она закашлялась. Потолок со стенами начали дикую пляску святого Витта, а мир внезапно стал чудесен, мир и прекрасен. И вообще все было хорошо! Цвета стали насыщеннее, звуки ярче и четче, а мозг моментально просчитывал всю поступающую информацию. На заднем фоне мысли Вектор подумала: что это за дрянь стоит у Сивиллы? Но эта мысль Вектор показалась очень смешной и остроумный. Не удержавшись, она рассмеялась.
   Посмотрев на Лестрейндж, Вектор показалось, что вместо волос у нее черную итальянскую пасту. Это вызвало новую волну веселья.
-Белла, - фамильярно начала Вектор, - зачем ты носишь этот ужасный парик? Он напоминает макароны! Лучше бы ты одела блондинистый парик и... Клоунский нос! Тебе бы больше пошло! - Вектор снова скрутил приступ смеха.

0

193

Во время ее первого визита к Трелони, Белла была поражена склонностью коллеги к запасам. Ей казалось, что люди такого склада не были склонны к собирательству всякой дряни. Ан нет, в случае осады Ховартс держался еще пару дней благодаря запасам профессора Прорицаний. Вектор выудила из буфета какую=то измятую шоколадку, внешний вид которой уже отбивал аппетит.
- Говорят, там много всяких антиоксидантов и снимает стресс и напряжение. - в этом мнения Вектор и Лестрейндж расходились. Вторая считала что нет ничего лучше успокоительного эликсира, убийства или, на худой конец, огневиски. Правда, последние два обладали неприятным пьянящим эффектом.
- И вообще, я вам не домовой эльф! - выслушав тираду коллеги с ехидной ухмылкой, Лестрейндж вытянула руку, ожидая, пока коллега подаст ей зелье.
- Мне применить магию?- невинно поинтересовалась Лестрейндж у Вектор, от чего та побледнела и направилась к шкафу.
Вектор качало, как перебравшего сливочного пива домовика. Лестрейндж наблюдала за преподавательницей арифмантики с брезгливым любопытством. К сожалению, Сивилла не предсказала того, что произошло буквально спустя пару секунд: от криворукости коллега уронила успокоительное для Лестрейндж. И всё было ничего, зелье можно было приобрести еще, приготовить самостоятельно, теперь уже одолжив у Трелони из гербария необходимые травы, если бы не одно "но": среди бесконечного списка побочных эффектов числился следующий- при чрезмерном употреблении зелье имело галлюциногенный эффект. Поэтому эту настойку можно было легко приобрести в Лютном переулке, но по достаточно высокой цене. Коллега Снейп, к примеру, считал, что мадам Лестрейндж однозначно не следует продолжать принимать сей препарат для успокоения нервов.
Зная об одном не совсем законном хобби преподавателя арифмантики, Лестрейндж напряглась. Она с досадой посмотрела на уже опустевшую бутыль хереса. Реакция профессора арифмантики была непредсказуемой также оттого, что было непонятно, как херес отреагирует на знакомство с бадьяном в таких дозах. Оставалось надеяться, что организм Вектор стойко перенесет этот удар.
Лестрейндж вскочила с насиженного места у камина и подошла к окну. Распахнув тяжелую и плотную портьеру, она настежь открыла окно, выпуская пары от зелья- криворукая Вектор часть опрокинула в камин. Смех Вектор говорил о том, что организм начал сдавать позиции. Лестрейндж взглянула в сторону еще не до конца пришедшей в себя Трелони. По той сразу и не скажешь, в своём ли она уме. А вот Вектор вполне могла решить, что втроём им сидится скучно и продемонстрировать свои навыки в одомашнивании импов.
- Септима, не стойте на сквозняке,- мягко потребовала Белла, придерживая створку окна. На свежем воздухе становилось легче дышать, а голова перестала тяжелеть. Вектор не унималась.
- Ничего, Септима, мы скоро позовём домового эльфа, он принесет Вам ужин,- процедила Лестрейндж, прикидывая, получится ли у неё насильно напоить Вектор литром воды. Или сразу сонными чарами?

0

194

Её слова почти никто не слушал но Сивилла не переживала по этому поводу. Главное, что не было ссоры. Трелони ела шоколадку.
-Да, Септима, вы правы, от шоколада мне действительно лучше.
Профессор увлекалась сладостями и потомувовремя не заметила как назрела опасная ситуация. А назрела и произошла она одновременно - послышался стук, треск стекла и зелье разбилось.
"Ой, неет... Не стоило его ронять!"
Трелони не была специалистом в области зельеварения, но кто-то когда-то ей говорил, что подобные зелья сильно действуют в больших дозах.
-Оох, это было ценное зелье,-грустно вздохнула Сивилла. Она с тревогой посмотрела на Септиму, которая развеселилась. От волнения она стала глубоко вдыхать воздух. Она почувствовала аромат зелья и легкое головокружение.
Глядя на Вектор и Лестрейндж ей самой захотелось улыбаться.
-Вы сейчас выпускаете на улицу все ароматы... А ведь я только недавно зажигала ароматические свечи. А это зелье тааак приятно пахнет, правда?,-Сивилла радостно засмеялась.-А разве уже время ужина? И Септима, не критикуйте, пожалуйста, прическу Беллатрисы! Она же идеальна.
Конечно, в понимании Трелони идеальная прическа была далека от понимания большинства людей, да и в обычном настроении она бы не рискнула говорить так прямо об этом. Но теперь ей почему-то стало так легко и радостно и она решила не сдерживать комплимент.

0

195

Поток свежего воздуха однозначно был очень кстати. Приторно-сладкий запах зелья стал менее удушающим. Больше того, этот мягкий сладкий запах стал более идентифицируемым. Это был запах разложения и мертвечины. Когда сознание Вектор слегка прояснилось благодаря открытому окну, профессор арифмантики немедленно достала из кармана кружевной платок (узором ему служили красиво вышитые цифры) и зажала им нос. Благо, платок заранее сбрызнут духами, что окончательно отрезвило профессора. Быстро подойдя к окну, Вектор вынужденно встала возле Беллатрисы.
- Септима, не стойте на сквозняке. - Мягко, как к сумасшедшей обратилась к ней Белатриса. Септима приподняла бровь и так же мягко поинтересовалась:
-А сами чего стоите, любезная? - Ядовитая усмешка легла на уста профессора арифмантики. - Я смотрю легкими одурманивающими зельями балуетесь, правда, коллега?
- Ничего, Септима, мы скоро позовём домового эльфа, он принесет Вам ужин.
-Простите? - На этот раз Вектор удивилась на самом деле. - Вы о чем? Или испарения все-таки подействовали на Вас? - С нотками подозрительности поинтересовалась Вектор, делая шаг в сторону от опасной близости подоконника. Мало ли что взбредет в голову этой умалишненной?
-Вы сейчас выпускаете на улицу все ароматы... А ведь я только недавно зажигала ароматические свечи. А это зелье тааак приятно пахнет, правда?
   Септима внезапно даже для самой себя переглянулась с Лестрейндж и мягко ответила Сивилле:
-Сивилла, зелье, конечно, чудесно пахнет... Но мешать запахи ароматических палочек и этого удивительного зелья вовсе не стоит. Да и пыльно у тебя тут немного - проветрить надо. - Вектор нацепила на себя самую невинную улыбку. Для себя она поставила еще одну галочку, о чем она сообщит господину директору о Лестрейндж.
  -Но профессор Дамблдор! Мало того, что Лестрейндж...
- Профессор Лестрейндж, дорогая Септима.
- Да какая она профессор?! Она же невменяемая! Вы только посмотрите на ее поведение вне уроков! Вы представляете что она творит на уроке! Она Пожирательница смерти и уголовщина! А Вы допустили ее до детей!
-Вы сомневаетесь в моем выборе, дорогая? - Сухо спросил тогда директор.
-Эм.. Конечно нет, сэр. - Тогда этот вопрос разрушил всю ее аргументацию. -Но... Но...
-Вот когда у вас появится достоверные доказательства того, что профессор Лестрейндж нельзя допускать до преподавания, тогда мы с вами вернемся к этому разговору.
-Хорошо, сэр.

  Вектор вынырнула из воспоминаний. Кажется, повод появился - Лестрейндж, мало того, что уголовница еще и наркоманка! Вектор просияла. Сейчас она больше напоминала начищенную монету. Или, как говорят русские, как "начищенный самокипятильник".
-Дамы, я вас обожаю! - Пропела Вектор, двигаясь в сторону выхода.

0

196

Ледяной ветер пронизывал до костей, и колдунья поспешила захлопнуть окно. Успокаивающего эликсира было жаль. Тем более профессор Снейп однозначно откажет ей в изготовлении нового и добавит, что надо укреплять ментальные блоки.
- Я смотрю легкими одурманивающими зельями балуетесь, правда, коллега?- Лестрейндж отмахнулась от Септимы, как от назойливой мухи. Дура. Подушка на пуфе, несмотря на идущее от камина тепло, была холодной. Лестрейндж недовольно поджала губы. По крайней мере, удушливая вонь от бадьяна и дурмана выветрилась.
- А это зелье тааак приятно пахнет, правда? Лестрейндж недоуменно переглянулась с Вектор. Та принялась успокаивать Трелони, уверяя, что смесь ароматов зажженых благовоний зелья вредна. Так вот, что это за вонь.
- Запах потрясающий. Для редкого гурмана,- едко отметила Беллатриса, расправляя мантию, усевшись поудобнее у камина. Тепло умиротворяло и заставляло отказаться от соблазнительной мысли оторвать Вектор голову. Мертвой та была бы вполне милой собеседницей. Возможно, когда-нибудь рука мадам Лестрейндж все-таки дрогнет над бокалом миссис Вектор. От приятных размышлений Беллатрису отвлекла Трелони.
-А разве уже время ужина? И Септима, не критикуйте, пожалуйста, прическу Беллатрисы! Она же идеальна. Белла пристально взглянула на коллегу. Вроде бы в себе и довольно отпускает комплименты. Допустим.
Вектор раздражала тем, что фонила идеями, воспоминаниями и своим мнением. Любопытно, что профессора об этом никто не просил. Сдала, мерзавка. Эта новость неприятно удивила ведьму. Та полагала, что Вектор струсит.
Теперь Септима видела неприлично довольной на фоне ушедшей в какие-то грани разумного Трелони и мрачно настроенной Лестрейндж. Встрепенулась закладывать снова. Дурная бабища.
-Дамы, я вас обожаю! - Вектор устремилась к выходу. Беллатриса тяжко вздохнула: и ничему-то жизнь некоторых не учит и взмахнула палочкой.
- Империо. Ты никому ничего не расскажешь о своих домыслах.
- Уже уходите, коллега?- невинно спросила Лестрейндж, попутно расплетая последнее заклинание с палочки.

0

197

-Почему это у меня пыльно?-возмутилась Сивилла громко.
Она внимательно осмотрела весь кабинет: полочки, столы и предметы декора. Видимых признаков грязи нигде не было. Или это очки пора менять?...
Трелони всегда тщательно и часто протирает все от пыли, да и домовики сюда иногда наведываются. Конечно, от ароматических палочек бывает сажа и пыль, но обвинять её в антисанитарии это уже слишком!
-Совсем и не пыльно! Я часто делаю влажную уборку.
Профессор обиженно нахмурилась и какое-то время не участвовала в общем разговоре. Потом вроде бы Септима решила уже собираться.
"Невежливо как-то молчать, когда гость уходит."
Трелони постаралась забыть обиду и улыбнуться как можно милее. Широкая улыбка аж стянула лицо.
-Вы уже нас покидаете? Может, возьмете еще печенья с собой?-профессор предложила тарелочку очень дружелюбно. Но под дружелюбием скрывалась смертельная обида, которая, скорее всего, пройдет очень  не скоро. Или вообще никогда.
Никто не любит когда его кабинет и личные покои критикуют. А уж особенно по поводу чистоты.
Общество коллег уже немного утомило Сивиллу. Она устала от общения и какого-то стресса. Какого, она и сама не могла вспомнить.
"Общение, это, конечно хорошо, но все должно быть в меру. Если им злоупотреблять никакой пользы не будет."
-Я уже так устала... Думаю, пора отдохнуть немного.
Трелони зевнула, но старалась не показаться невежливой.

0

198

Не успела Вектор на радостях добежать до двери, как она внезапно встала, как вкопанная, напрочь забыв куда шла и зачем. Постояв так с минуту, держа в руке дверную ручку, Вектор обернулась к коллегам и , виновато улыбнувшись, поинтересовалась:
-Кто нибудь помнит, что я хотела сделать?
- Уже уходите, коллега? - Мягко, напоминающе, отозвалась Лестрейндж.
  Вектор в смятении потерла переносицу.
-Ну да, ну да... - Отвернувшись, что бы все-таки покинуть кабинет, Вектор тут же повернулась обратно. - А я хотела кому-то что-то сказать?
  Септима закусила губу и попыталась вспомнить. Напомнить Снейпу, что его идиоты с третьего прогуляли контрольную? Нажаловаться Филчу, что опять протек туалет на втором этаже?  Полить цветы? Вымыть пол? Написать кузену Ясинскому? Зайти к Амбридж и порадовать ее, что я нашла универсальный растворитель? Внезапно глаза Вектор расширились. Она вспомнила, что хотела сделать! Зайти к Амбридж!
-Точно! - Воскликнула профессор арифмомантики.
-Вы уже нас покидаете? Может, возьмете еще печенья с собой? - Вектор радостно закивала:
-Да, дорогая, печенье я у тебя и правда захвачу. Очень уж оно вкусное! - Про Амбридж Вектор решила тактично умолчать.  Взяв целую коробочку печенья, Вектор пракически рысцой подлетела к двери и, нажав на ручку, оказалась в коридоре. - Спасибо, дорогая! - Донеслось из-за двери.
   Вектор, правда, не учла, что сейчас был утре третий час ночи, и что Амбридж вряд ли порадуется столь позднему (или раннему) визиту?

+1


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Учебные классы и покои преподавателей » Северная башня (Уроки Прорицания)