Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Дома других персонажей » Поместье Вудбери


Поместье Вудбери

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Квест №76

http://x-lines.ru/letters/i/cyrillicgothic/0502/660000/38/0/rmejyegozzembwf94n9pdyqozxemmwfw4n9pbqtcrdea6egto8emiwfo4n5pdy3qfaznr.png
https://pp.vk.me/c624818/v624818591/7400/BGno74MQKww.jpg

Название: "А напоследок, я скажу..."
Место событий: Замок Вудбери, Западное крыло
Дата: 23 октября, вечер
Участники: Геллерт Гриндевальд, Беллатриса Лестрейндж, лорд Сигнус Блэк III (по желанию)
Очередность постов: Начинает Гриндевальд
Краткое описание: Вернувшись с переговоров с Темным Лордом, у Гриндевальда есть кое-какие вопросы к мадам Лестрейндж и которые требуют срочного решения...

0

32

С того момента как Гриндевальд подал руку леди Лестрейндж в Малфой-меноре и до того момента, как они вернулись в Вудбери, старый маг не проронил ни слова. Жгучая ярость кипела в нем, и достаточно было совсем немногого, чтобы вся эта вскипевшая масса вылилась наружу. Но до сих пор Гриндевальду удавалось себя сдерживать, хотя его взгляды, бросаемые в сторону спутницы, были весьма говорящими.
Знала ли она, что ждать от Реддла? Во что может вылиться эта встреча, которая еще сегодня утром воспринималась исключительно как увеселительное мероприятие.
Увеселительное мероприятие, которое обернулось катастрофой и унижением. При мысли об этом Гриндевальд плотно сжал зубы. Невозможно. А те моменты, которые стали внезапно известны во время этой светской беседы… Это нарушало планы, путало все карты. Все то, что выстраивалось в голове Гриндевальда в последние месяцы, было спутано, разрушено, стерто в пыль. И из-за чего? Из-за того, что мадам Лестрейндж по каким-то только ей известным причинам решила умолчать о том, что действительно важно. Гриндевальд бы предпочел обменять эту информацию на сотни по существу ненужных фактов из жизни магического сообщества за последние пятьдесят лет.
Оказавшись в западном крыле особняка в Вудбери, Гриндевальд задумчиво сел в кресле, которое уже успело ему полюбиться. С удовольствием он ощутил тепло, идущее от зажженного камина и, не поворачивая головы, сквозь зубы, бросил сопровождавшей его Беллатрисе.
- Леди Лестрейндж, я хотел бы уточнить некоторые моменты. Будьте так любезны, задержитесь на некоторое время, - Гриндевальд проследил взглядом за искрой, которая оторвалась от пылающих дров и скрылась в дымоходе, - надеюсь, Вы понимаете, что отложить решение определенных вопросов, увы, нельзя.
Голос Геллерта был мягок, несмотря на то, что это стоило ему колоссальных усилий. Те интонации, которые сейчас были в словах старого мага, обычно звучат в разговоре с нашкодившими детьми или домашними животными, что для Гриндевальда было одинаково. Перед тем как покинуть острова, Гриндевальд все-таки хотел понять, что или кто движет поступками  Беллатрисы Лестрейндж.

+2

33

Из зала Лестрейндж вышла в смешанных чувствах. Она едва касалась руки спутника и старалась даже не смотреть в его сторону. Она поддалась провокации Тёмного лорда, и не единожды. И теперь, проходя анфиладу Малфой-менора и обдумывая прошедший разговор, сгорала от стыда. Гриндевальд очень легко согласился, а противник оказался более подготовленным.
Ведьма ожидала, что придется требовать, настаивать, едва ли не просить. Но реальность выкинула очередной фортель. Ей позволили вставить пару реплик, но своего она так и не получила. Так же её заботила мысль о том, мешали ли её замыслам планам Дамблдора или вообще были их частью? И как её присутствие отразилось на ходе игры?
Опомнилась Белла, когда уже у ворот её спутник как бы невзначай задел её острым локтём. Весь путь, от сада до сада, двое проделали в тишине.
Кикимер уже ждал их. Старый эльф принял их мантии. Лестрейндж почти не вслушивалась в его болтовню, она переобулась в домашние туфли и также медленно проследовала за Гриндевальдом в крыло, где обустроили гостя.
Домовик уже протопил комнаты к их прибытию. В промозглую погоду это особенно чувствовалось. Беллатриса отметила про себя, что Гриндевальд по-прежнему занимает её кресло у камина, и прошла к столу. Она уже начала ощущать тон будущей беседы. Лестрейндж взялась за ручку графина и наполнила стакан.
- Будьте так любезны, задержитесь на некоторое время, - погода за окном определенно испортилась, если она еще не начала драматизировать. Лестрейндж медленными глотками опустошила бокал.
- Надеюсь, Вы понимаете, что отложить решение определенных вопросов, увы, нельзя.- Шурша юбками, Беллатриса прошла ко второму креслу, которое эльф так и не удосужился передвинуть поближе к камину. Усевшись так, чтобы сквозняк, идущий от окна, не заставлял волосы вставать на затылке дыбом, Лестрейндж, копируя интонации собеседника произнесла:
- Я внимательно слушаю Вас, мессир.

+2

34

- Я внимательно слушаю Вас, мессир.
Гриндевальд смерил сидящую перед ним женщину тяжелым взглядом, не лишенным капли презрения.  Он все никак не мог выбросить из головы ее панический, почти животный страх, в первые моменты их встречи с Реддлом.  Это было омерзительно. Нельзя, никогда нельзя показывать свой страх. Это сразу же делает тебя слабее. Геллерт прикрыл глаза и некоторое время помолчал. Не поднимая век, он обратился к Беллатрисе.
- Первое, и самое важное, что я хотел бы знать, - Гриндевальд открыл глаза и пристально посмотрел на собеседницу, - на кого Вы все таки работаете леди Лестрейндж. Какие цели Вы преследуете?
Геллерт на мгновение замолчал. Старый маг не хотел переходить на банальное выяснение отношений и дележ формочек в песочнице. Пусть этим занимается молодняк. Он же хотел фактов. Фактов, с которыми после уже можно работать. Фактов, из которых можно сделать определенные выводы. И пока эти факты были не утешительны.
- Вы вытаскиваете меня из тюрьмы, рискуя довольно многим. Вы возитесь со мной. Даете мне все, что нужно и необходимо. Но при этом забываете сообщить то, что действительно необходимо, - Геллерт сглотнул. Только не дать ярости прорваться, - Случайно ли это, леди Лестрейндж?
Гриндевальд замолчал, ожидая ответа от женщины. Он не сводил глаз с собеседницы. Сейчас важны были не только слова. Важно было каждое движение, каждое неуловимое изменение в мимике. Гриндевальд хотел правды, но был уверен, что ее-то он и не услышит.

+1

35

Лестрейндж тихо выстукивала на подлокотнике одной ей понятный ритм. Глухое раздражение продолжало колотиться внутри, и оно требовало выхода с размахом.
-...на кого Вы все таки работаете леди Лестрейндж. Какие цели Вы преследуете?- изумление вышло правдоподобным- она, правда, ждала не этого вопроса. Колдунья поерзала в кресле- паршивец Кикимер перенес в Восточное крыло подушки из кресел, а то, в котором Беллатриса оказалась, было слишком неудобным, к тому же глубоким.
- Я служу только своему роду, господин Гриндевальд, и его интересам- проигнорировав неприятный укол внутри, пропела Лестрейндж. В это верилось с трудом, но ведьма говорила правду. Она почти убедила себя в том, что Вассальная клятва, данная Дамблдору, тоже была в интересах рода. Она- часть рода, следовательно, её интересы- интересы Дома.
- Вы возитесь со мной. Даете мне все, что нужно и необходимо. С этим они, пожалуй, перестарались. Слишком много внимания уделялось магу, но ведь планировалось использовать его, как рычаг ко всему. А получился очередной кот в мешке. Досадно. И в это не хотелось верить. Это была такая правда, от которой бежишь до конца. Белла никак не хотела принимать этот факт. Умом она понимала, что придется пересматривать все планы, давиться собственными ожиданиями и желаниями, но принять сердцем пока не могла.
Белла прикрыла глаза и запрокинула голову. В ушах стоял противный шум, стук вызывал новый укол головной боли.
- Но при этом забываете сообщить то, что действительно необходимо. Случайно ли это, леди Лестрейндж? Ногти перестали выстукивать мелодию. Лестрейндж посмотрела на собеседника, внимательно её изучавшего. Наконец-то он перешел к теме их разговора.
- И что Вы бы делали с этой информацией?- с большей иронией, чем требовалось, полюбопытствовала Белла. Всё равно тема возвращения директора из-за Грани была скандальной.
- Неужто Вы опасаетесь, что передали мистеру Реддлу слишком крупную рыбу?

+1

36

- Я служу только своему роду, господин Гриндевальд, и его интересам.
Гриндевальд был близок к тому, чтобы в голос расхохотаться. На месте лорда Блэка Геллерт бы уже давно отказал дочери, ведущей себя подобным образом, в доме, опеке и прочем. Тем более, что женщина перестает принадлежать к роду родителя ровно в тот момент, когда начинает носить фамилию мужа. А говорить о службе Беллатрисы своему новому роду и своей новой семье не приходилось. Гриндевальд сложил губы в сакастичную улыбку.
-Неужели, леди Лестрейндж, впрочем, пусть будет так. Это Ваше дело, - Гриндевальда внезапно заинтересовал один из гобеленов на стене. Он не был уверен в том, что Беллатриса говорит правду. По крайней мере всю правду она точно не собиралась ему раскрывать. Но, и это пожалуй, сейчас радовало Геллерта, дальше их дорожки разойдутся. У него не было ни малейшего желания тащить ведьму с собой на материк. ТАМ она будет только обузой, пользы от нее и в Британии было не так чтобы очень много. От лорда Блэка - да. Но не от этой взбаламошенной дамочки. Никогда не связывайся с женщинами. Впрочем, в этом Гриндевальд был почти уверен, она тоже не пылала желанием составить ему компанию.
- И что Вы бы делали с этой информацией?
Вспышка гнева, казалось, заполнила разум Гриндевальда чуть больше, чем полностью. Еще немного и он был готов вскочить со своего места и хорошенько встряхнуть леди Лейстрейндж.
- Какая разница, что я делал бы с этой информацией, - наверно в первый раз за все то время, что он провел на свободе после долгого заключения, Гриндевальд кричал, - я должен был это знать. Должен. Какие бы выводы я сделал - это уже мое личное дело.
Та ирония, с которой сейчас говорила Беллатриса стала последней каплей. Но вспышка прошла и Гриндевальд снова вернулся к своему обычному спокойно-отрешенному состоянию.
- Неужто Вы опасаетесь, что передали мистеру Реддлу слишком крупную рыбу?
-Я? Опасаюсь? Нет, миледи, тут дело совершенно в другом.

+1

37

- Это Ваше дело, -Белла с трудом подавила в себе желание по-детски топнуть ногой. Будто маленькой принцессе надо сердито топнуть своей ножкой, и все неприятности решатся сами собой.
Она даже не знала, что её раздражало больше: нелепость собственного поведения или брезгливая гримаса Гриндевальда, практически не сходившая с лица последнего с того самого момента, как только они покинули Малфой Менор. Возможно, Снейп попросту подменил Феликс Фелицис на обыкновенный пунш? Что-то не больно эффективным было зелье.
Лестрейндж проследила за тем, как гость изучает гобелен с изображением гоблинского восстания тысяча восемьсот семьдесят четвертого. Сама она ждала, пока маг не задаст вопроса, так любезно поднятого Тёмным лордом.
Напрашивалось предположение, что Гриндевальд, как только они прибыли, пытался её пролегилиментить. Но Белла не смотрела ему в глаза и не пыталась вспомнить, что двигало ею, почему она решила не рассказывать про внезапное возвращение директора в мир живых. Тогда было сложно предположить, что из себя изображает Гриндевальд. Кто знает, как бы он отреагировал на эту информацию?
Ведьма засмотрелась на то, как один из гоблинов с плеча рубил головы магам, и почти подпрыгнула, когда тон собеседника резко изменился.
- Изумительно...- протянула она, отмечая про себя, что Гриндевальд не сорвал себе голос в приступе праведного гнева.
- Кикимер!- гаркнула Лестрейндж, не сводя взгляда с собеседника,- воды и немедленно. Для господина Гриндевальда,- мстительно добавила колдунья, отмечая, как покраснел от гнева собеседника.
- Подшивка декабря тысяча девятьсот девяносто шестого года,- тихо напомнила Беллатриса магу, жестом прогоняя домовика. Там действительно была небольшая заметка о чудесном исцелении господина директора. А всеми выпусками Ежедневного Пророка Блэк мог оклеить весь Вудбери и особняк на Гримо.
- ...тут дело совершенно в другом,- Лестрейндж изумленно изогнула бровь:
-Вот как? Будьте так любезны и просветите меня, мессир.

+1

38

Гриндевальд не любил кричать. Крик делал любого похожим на истеричную дамочку. Гораздо большего можно было добиться шепотом. Но сейчас старый маг был раздражен. Слишком долго он сдерживал себя сегодня. Хотя нет, не сдерживал. Он прост овсе еще был слаб на столько, что вынужден был плыть по течению. Это злило. Полвека проведенных в изоляции лишили его всего. Поддержки, преспешников, последователей его идей. За его спиной, в отличии от того же Реддла, не было никого. И самое паршивое было то, что Геллерт был совсем не уверен, что вернувшись в Европу, он вновь соберет своих старых сторонников.А значит, что все придется наичнать с начала. В изменившемся, еще не особо понятном, ему мире.
Раздражение вызванное этими мыслями вкупе с событиями дня сегодняшнегно дали ту смесь, которая довела Гриндевальда до крика.
- Кикимер! Воды и немедленно. Для господина Гриндевальда
Гриндевальд принял стакан с водой. Сделав глоток, он сухо кивнул Лестрейндж в знак благодарности. Геллерт с огромным удовольствием отшвырнул бы стакан. Но скатываться в истерику не хотелось, поэтому хрусталь семейства Блэков остался в целостности.
- Подшивка декабря тысяча девятьсот девяносто шестого года.
Гриндевальд криво усмехнулся. Вот интересно, Беллатриса строила из себя дуру или в самом деле не понимала, почему заметки было не достаточно.
-Вы же понимаете, что газеты не дают той информации, которая нужна в определенных моментах, - Гриндевальд покачал головой, - я хочу знать все, что Вам известно об этом случае.
Гриндевальд прикрыл глаза, собираясь с мыслями. Нет, он, конечно, понимал, что скорей всего Лестрейндж не в курсе всех подробностей. Но все таки.
-Будьте так любезны и просветите меня, мессир.
Геллерт, не открывая глаз, ответил Лестрейндж.
- Есть дела, в которых важна каждая мелочь, миледи.

0

39

В газетах было больше намеков, чем требовалось. Просто и она, и её собеседник не могли позволить себе признать свои собственные недочеты. Лестрейндж заломила руки.
- Молитвами мистера Реддла мистер Дамблдор был пеплом развеян с одной из башен замка Хогвартс. Затем, не без помощи надмировых существ, он вернулся в подлунный мир. Каким образом строился сей ритуал, мне неизвестно,-Лестрейндж лукавила. Снейп не рассказывал тонкостей, но о его причастности было известно не такому уж и узкому кругу лиц. Ведьма поднялась и прошла к столу, где стоял графин с водой. На светлой ткани снова появилось пятно от пролитой жидкости. Беллатрсиа предвкушала бурю не только в стакане.
- Мистер Дамблдор сравнительно быстро вернул себе прежние позиции. В отличие от мистера Реддла,- едко заметила Беллатриса. Она нарочито медленно вытерла ладони о носовой платок.
- И на данный момент Дамблдор является Главой Визенгамота, директором Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс,- Лестрейндж перевела взгляд на собеседника. Он ведь жаждал всех подробностей, не так ли?Дамблдор поднялся на вершину после войны с Гриндевальдом. Чем они все хуже?- надеюсь, Вы позволите мне не перечислять все его титулы и регалии?
- Есть дела, в которых важна каждая мелочь, миледи.- Беллатрикс ощутила неприятный холодок. Ей не терпелось поскорее покинуть крыло, отведенное для гостя.
- Какие мелочи Вас еще интересуют? Лестрейндж допускала, что вполне мог покопаться у неё в голове и выудить какую-либо зацепку, которая могла бы замкнуть очередную схему мага. Ментальные щиты трещали по швам. Но ведь взаимное прощупывание закончилось уже давно?

0

40

Месть. Жажда месть. Вот что двигало Гриндевальдом. Желание, даже не убить, а скинуть Дамблодора с занятых им высот. Растоптать, унизить, уничтожить морально. Физическая ликвидация в данном конкретном случае была слишком приземленной, слишком неинтересной целью.
- Молитвами мистера Реддла мистер Дамблдор был пеплом развеян с одной из башен замка Хогвартс. Затем, не без помощи надмировых существ, он вернулся в подлунный мир. Каким образом строился сей ритуал, мне неизвестно.
Гриндевальд с силой сжал пальцы в кулак. Надмировые существа. Неизвестный ритуал. Кажется, что Альбус заигрался, слишком заигрался. Как бы это все, неожиданно, не обернулось против него. Впрочем, все эти детали придавали делу скверный оборот и для самого Геллерта. А тут еще и условия этого идиотского пакта с Реддлом. Хотя, его, конечно же, можно обойти. Если только милый мальчик Том не доберется до господина директора раньше. Конечно, в этом случае, вся грязная работа будет сделана за Гриндевальда. Но вот чувство собственного достоинства будет уезвляно еще больше. Да и просто смерть Альбуса не принесет долгожданного чувства восторжествовавшей справедливости. Бывшему другу есть за что ответить, и ответить он должен непременно перед ним, герром Гриндевальдом.
Геллерт проследил взглядом за поднявшейся Беллатрисой. Неплохо было бы сейчас влезть в ее мысли, но ведьма установила такую защиту, которую с пол скачка не пробьешь. Нужно время.
-А где были в тот момент Вы, мадам Лестрейндж. На чьей стороне в тот момент играли Вы сами?
Гриндевальд снова закрыл глаза. Нарочито медленные движения Лестрейндж раздражали и сбивали с толку. Как из тумана донесся голос собеседницы.
- Мистер Дамблдор сравнительно быстро вернул себе прежние позиции. И на данный момент Дамблдор является Главой Визенгамота, директором Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс.
Гриндевальд открыл глаза и резко выпрямился в кресле.
- Я знаю все регалии Альбуса Дамблдора на данный момент. Они меня мало интересуют, особенно в свете последних известий.
Впрочем, ведьма и сама решила не перечеслять всех должностей и занимаемых постов их общего знакомца.
- Какие мелочи Вас еще интересуют?
Гриндевальд в который раз саркастично усмехнулся. Похоже, что мелочи придется добывать окольными путями. Либо ведьма их действительно не знала, либо не хотела говорить.
- Меня интересует все, что связано с возвращением Дамблдора в этот мир. Ритуал, причастные к ритуалу, все.

0

41

Последнее время Сигнус не особо следил за деятельностью дочери. А тем более за деятельностью Гриндевальда. Этот старик уже и так доставил много хлопот, поселившись в замке. Иногда Блэк думал, что зря согласился на авантюру Беллы. Именно она притащила домой очередную проблему. Он не раз намекал, что уже пора выдворить старого волшебника вон из поместья. Блэк и так оказал слишком много услуг, да и сам Гриндевальд находился в добром здравии и был готов к "новому этапу своей жизни", раз постоянно куда-то отлучался. Сигнус не особо обращал на это внимание, но сознание всё равно подмечало некоторые детали.
Дела в Министерстве никак не желали отпускать, поэтому Сигнусу требовалось постоянно концентрироваться на них. Нельзя же разочаровывать дорогого Тёмного лорда. У Блэка не было времени проверять ни Беллу, ни Гиндевальда и следить за каждым шагом. А хотелось бы. Ведь в Вудбери они могли натворить что угодно. Но Сигнус в глубине души надеялся на благоразумие дочери, как бы абсурдно это не звучало.
В поместье он бывал не так часто. Но сегодня Сигнус решил дать себе отдохнуть и вернулся в Вудберри около полудня. Похоже днём поместье пустовало, что несказанно его обрадовало. Весь день он гулял по парку. Ближе к вечеру Сигнус уселся в кресло перед камином в своём кабинете и стал читать. Затем он дал сознанию отдохнуть и очиститься от назойливых мыслей, и даже немного задремал. Разбудили его какие-то крики в дальней части крыла. Сигнус раздражённо вздохнул, и, встав с кресла, направился к источнику звука. Неужто вернулись? Подойдя ближе, он услышал голоса Беллы и Гриндевальда. Видимо они вернулись, когда он задремал. Разговор, судя по тону, не предвещал ничего хорошего. Сигнус краем уха услышал что-то о Дамблдоре. Неужели он и является предметом спора? Чтобы прояснить ситуацию и разрядить атмосферу, Блэк открыл дверь комнаты и, увидев напряженную до нельзя Беллу и источающего ярость Гриндевальда, сказал:
- Добрый вечер, господа. Я слышал крики. Судя по всему, Ваши, - он повернулся в сторону Гриндевальда, - Надеюсь, до рукоприкладства не дошло? - с некоей иронией спросил Блэк, уже повернувшись в сторону Беллы, - Вы пользуетесь моим гостеприимством, поэтому все споры должны проходить спокойно. Ну или не проходить вообще, - Блэк сделал паузу, - Итак, господа и дамы, просветите меня, о чём идёт речь? И откуда вы вернулись так поздно?

0

42

Сейчас Лестрейндж даже не хотела поворачиваться к собеседнику и даже встречаться с ним глазами. Дело было вовсе не в легилеменции. Расклад снова менялся, и ведьма еле поспевала за событиями. Она упустила несколько крайне важных моментов, а теперь надо разыгрывать новую партию. Ей придется адаптироваться и дальше, пробовать в новой роли.
-А где были в тот момент Вы, мадам Лестрейндж. На чьей стороне в тот момент играли Вы сами?- пуговицы на манжете поддавались с трудом, больших усилий стоило перехватить порыв раздражения и не оторвать их "с мясом". Беллатриса закатала рукав на левой руке и повернулась к собеседнику. Герр Гриндевальд после долгого изучения периодики несомненно должен был знать, что означает этот знак на руке миссис Лестрейндж. Метка оставалась тёмной еще со вчерашнего дня.
Они оба немного помолчали.
- Меня интересует все, что связано с возвращением Дамблдора в этот мир. Ритуал, причастные к ритуалу, все. Сейчас уже можно было спокойно обратиться к собеседнику- Белла не знала подробностей воскрешения директора, и была уверена, что даже если ментальный блок треснет, то Гриндевальд все равно не узнает ничего нового. Обижаться на старика было глупо- они с Беллатрикс друг другу не доверяли и вряд ли когда-то будут доверять.
- Северус Снейп. Ваш лекарь,- коротко ответила Лестрейндж, продумывая, стоит ли предупреждать самого Снейпа,- думаю, он согласится ответить на все вопросы. Другое дело, профессор Снейп больше не планировал посещать Вудберри, заявив, что подопечный Блэков идет на поправку.
Дверь отворилась, и Беллатриса вытянулась еще больше. Лорд Блэк. Она сделала неловкий книксен, думая, стоит ли поторопиться и спустить рукав или продолжить изображать, будто ничего и не происходило, а гобелен с двухсотлетней историей стал потрясающе интересным. Такие тонкие стежки.
- Вы пользуетесь моим гостеприимством, поэтому все споры должны проходить спокойно. Ну или не проходить вообще, - Беллатриса фальшиво улыбнулась и кивнула, продолжив изучать, как гоблинский полководец рубил голову почтенному магу.
- Разумеется, сэр.- менторский тон отца нисколько не успокаивал.
- И откуда вы вернулись так поздно? Беллатриса с удивлением посмотрела на отца. Они ведь буквально вчера обсуждали сценарий переговоров.
- Наш общий знакомый изволили прислать нам приглашения на "чай". Мы не смогли отказаться,- протянула Лестрейндж,- а до Вашего прихода, мы дискутировали на тему должной информации и отсутствия оной.
Легилеменцию двоих магов терпеть было практически невыносимо, и Лестрейндж торопилась поскорее покинуть эту радушную компанию.
- Надеюсь, Вы позволите?- она обратилась к Блэку, стараясь не переводить взгляд на Гриндевальда,- у меня неотложные дела,- с нажимом продолжила Беллатриса.

0

43

Да, вопрос о лояльности самой Беллатрисы в момент всей этой истории с Дамблдором можно было не задавать. Предъявленный знак на руке говорил сам за себя. Правда, Геллерт отметил про себя то, насколько темной и отчетливой была метка в данный момент.
К некоторому удивлению Гриндевальда леди Лестрейндж прямо ответиал на поставленный вопрос.
- Северус Снейп. Ваш лекарь, думаю, он согласится ответить на все вопросы.
Геллерт поднял взгляд на ведьму. Может быть Снейп и согласился бы ответить на вопросы, вот только как их ему задать. Точнее где и когда.
-Как это мило с его стороны, - Гриндевальд осклабился,- вот только и Вам, и мне хорошо известно, что встреча со Снейпом на нейтральной и хорошо защищенной территории практически невозможна. Или же?
Геллерт не успел закончить фразу, как дверь отворилась, и в залу вошел хозяин поместья - лорд Блэк. Гриндевальд поднялся со своего места и почтительно, в соответствиии со всеми правилами этикета, поклонился.
-Доброго вечера, милорд.
Впрочем, лорд Блэк не был расположен к светской беседе.
- Вы пользуетесь моим гостеприимством, поэтому все споры должны проходить спокойно. Ну или не проходить вообще.
Беллатриса ответила отцу сдержанно. Казалось, что его присутствие только нагнетает обстановку. Впрочем Гриндевальд и сам смог ощутить вмешательство Сигнуса. Надо срочно ставить дополнительные блоки.
- Приношу свои извинения, сэр. Такого больше не повторится, - Гриндевальд не торопился возвращаться в кресло.
- Итак, господа и дамы, просветите меня, о чём идёт речь? И откуда вы вернулись так поздно?
На этот вопрос леди Лестрейндж ответила уже более развернуто, после чего поспешила удалиться. Гриндевальд не имел ни малейшего желания оставаться сейчас с хозяином поместья.
- Лорд Блэк, если Вы позволите, то я хотел бы уединиться.

0

44

Блэк видел, что его приход стал для магов последней каплей. Гриндевальд вежливо поздоровался, извинился и встал с места, видимо собираясь уходить. Белла не спешила закатывать обратно рукав с меткой, но всё же ответила:
- Наш общий знакомый изволили прислать нам приглашения на "чай". Мы не смогли отказаться,- протянула Лестрейндж,- а до Вашего прихода, мы дискутировали на тему должной информации и отсутствия оной.
- Как мило с его стороны, - не особо милым тоном сказал Сигнус. Он вспомнил, что совсем недавно старик с дочерью обсуждали план переговоров с Тёмным лордом. Скорее всего за завтраком.  Сигнус тогда особо не вслушивался, сидя с газетой и размышляя о предстоящей работе в Министерстве. Как прошли переговоры, можно было догадаться по лицам и по напряжению обоих магов. Об итогах спрашивать было бесполезно, но из обрывочных мыслей присутствующих (Блэку даже не пришлось прикладывать особых усилий) он узнал, что заключён очень своеобразный договор. С весьма противоречивыми пунктами.
- Что ж, похвально, что дискуссия не влилась в нечто большее, - усмехнулся Сигнус, глядя на Гриндевальда. Он тут же сказал:
- Лорд Блэк, если Вы позволите, то я хотел бы уединиться.
Блэк хмыкнул и ответил:
- Разумеется, друг мой. Отдыхайте и набирайтесь сил.
Дочь тоже не горела желанием остаться наедине с отцом. Ну, бегите, бегите...
- Надеюсь, Вы позволите?- она обратилась к Блэку, стараясь не переводить взгляд на Гриндевальда,- у меня неотложные дела,- с нажимом продолжила Беллатриса. Сигнус с сожалением ответил:
- А я уж думал побеседовать с Вами, дорогая. Вам бы тоже не помешало отдохнуть, - старательно изображая из себя заботливого отца, продолжал Блэк, - Но раз уж и ночью дела Вас не могут оставить, я не смею Вас больше задерживать.

0


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Дома других персонажей » Поместье Вудбери