Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Хогсмид и окрестности » Визжащая хижина


Визжащая хижина

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

Квест №32

http://x-lines.ru/letters/i/cyrillicgothic/3515/FFFFFD/40/0/4nopbcgos9emdwf64gynbwf94n9pbq6oszeafwf64n3nbwf94n9pbq6toxemfwfi4n7pbxsosmem7wf3rdemjwfo4n3pbxqoz5eadwcn4nhny.png
http://cs608718.vk.me/v608718487/22a6/fT8sK_gp19Y.jpg

Название: Разбор полетов полувековой давности
Место событий: Визжащая хижина
Дата: 2 сентября, утро
Участники: Аберфорт Дамблдор, Геллерт Гриндевальд
Очередность постов: свободная
Краткое описание: После того, как Аберфорт получил карт-бланш от лица брата, он немедленно отправляется в гости к "дорогому другу"

Отредактировано Game-Master (2014-02-28 10:17:25)

0

32

Когда Аберфорт вернулся в свой трактир он выслушал отчет о всем выпитом в его отсутствие, о разбитой бутылке огневиски и о том, что в его трактире невыносимо грязно. Он рассеяно кивнул на нытье хозяйки соседнего магазина, которая присмотрела за Кабаньей головой в его отсутствие. Поблагодарил её и пообещал занести молока – что бы поскорее выпроводить.
Когда она ушла Дамблдор потратил еще немного времени на то, что бы попросить уйти немногих оставшихся клиентов, которые засиделись. Кто-то был возмущен и пытался спорить, утверждая, что они только-только пришли. В этом Аберфорт сильно сомневался, да и времени на выяснения правды не было. Упорством он убедил всех и наконец-то замкнул входную дверь на замок. Небо уже светлело.
Дамблдор хотел подняться на второй этаж, что бы взглянуть на портрет сестры, но передумал. К чему тратить время? К тому же, он не был уверен, что это пойдет ему на пользу. Желательно сохранять рассудок без лишних эмоций.
Аберфорт вышел из боковой двери и направился к окраине Хогсмида, где располагалась Визжащая хижина. Руки он держал в карманах мантии, одной из них сжимая волшебную палочку.
Ранее утро было красивым и приятным. Старик вдыхал свежий воздух. Он чувствовал себя живым и переполненным сил. Мысль о том,  что Гриндельвальд просидел в тюрьме огромную часть жизни, когда они могли жить как посчитают нужным, наполняла злорадством. Несмотря даже на то, что жизнь с тех пор не была такой, о которой он думал в молодости. Не было большой и счастливой семьи.
Вспоминая намеки брата про некромантию, он чувствовал еще и брезгливость. 
Подходя к хижине он подумал, что предпочел бы умереть, чем быть некромантом. "Они же не совсем живы. Или живы не во всех смыслах."
Дамблдор обошел неровный и местами разбитый забор – вокруг было пустынно. Многие до сиг пор считали, что тут водятся злые духи.
Он подошел к входной двери и осмотрел хижину получше. Сгнившие доски и их скрип, скорее всего, не дадут ему зайти тихо и незаметно. Старик мысленно махнул на это рукой и поднял перед собой волшебную палочку. Аберфорт помедлил несколько секунд, прежде чем поднялся по ступенькам (скрип действительно был громким) и быстро распахнул дверь. Он сделал один шаг вперед, оглядываясь в поисках Гриндельвальда (а возможно и Беллатрисы, если она еще не ушла).

0

33

После того, как мадам Лестрейндж исчезла, оставив Гриндевальда в одиночестве, Геллерт с наслаждением и нескрываемым удовольствием вытянулся на кровати.
Теперь, когда он остался один, можно было вдоволь подумать о событиях прошедшей ночи. По своим событиям она была куда более насыщенна, чем все вместе взятые ночи за последние пятьдесят лет.
Гриндевальд улыбнулся сам себе и своим мыслям, не открывая при этом глаз. Свобода. Сладкое и давно забытое ощущение. Время не повернешь вспять, но кто знает, что ждет в будущем. Теперь он свободен, у него снова есть волшебная палочка, пусть и не та, что была столь желанной. И время. Самое главное время. Времени в запасе было достаточно. Геллерт Гриндевальд еще повоюет.
Геллерт прекрасно знал, что зелья, принесенные домовиком,  относительно быстро восстановят его силы. Но он не спешил их использовать до поры до времени.
Во-первых, он очень хотел восстановиться самостоятельно. Пусть это займет гораздо больше времени, но будет гораздо эффективнее.
Во-вторых, под действием зелья старый маг заснет как убитый. А этого ему совсем не хотелось.  Ему не хотелось пропустить возвращение Беллатрисы. Не то что бы он ей совершенно не доверял, но какой-то червь сомнения точил его. Гриндевальд предпочитал быть осторожным. Да и потом, кто знает, ведьма хоть и сказала, что место безопасно, и никто сюда не сунется, но мало ли что. 
Несмотря на бешеную усталость, сон не шел. Гриндевальд полудремал, в голове крутились различные мысли.  Новые надежды слегка пьянили сознание, а пальцы старого мага все еще сжимали палочку, как что-то бесконечно дорогое, как символ новой главы в длинной книге жизни Гриндевальда.
Вскоре сон начал забирать свое и переносить старого мага из реальности в блаженство сновидений. Но внезапно, Геллерт услышал довольно громкий скрип. Первоначально сонный разум не предал звуку никакого значения, списав его на мир сновидений. Но скрип повторился. Потом еще раз.
Геллерт резко открыл глаза, кто-то явно пытался попасть в хижину. Старый маг прислушался внимательнее. Кто бы это мог быть? Если это мадам Лестрейндж, то отчего она не появилась сразу в комнате. Да и потом, времени прошло чертовски мало, а ведьма, хоть и обещала в скором времени вернуться, но не столько же быстро. А если не она, то кого сюда несет и с какой целью. Да и потом, должны же сработать защитные чары, наложенные Лестрейндж перед уходом.
Гриндевальд сел на кровати, прислушиваясь к звукам, издаваемым незваным гостем.

0

34

Никто не попался ему на глаза сразу же, когда он вошел. Но он был уверен, что дом не пустовал. Лестрейндж и Гриндельвальд не могли уйти так быстро, да и не знали, что за ними следят. Наверняка в комнате кто-то есть.
Дамблдор помедлив еще несколько секунд, а потом наплевал на осторожность и быстро прошел дальше к комнате. Палочку он держал перед собой и внимательно осматривал коридор - не хотелось упасть из-за подвернувшейся где-то гнилой доски.
Аберфорт чувствовал прилив адреналина. Сердце стучало сильнее обычного, был прилив небывалой силы, энергии и злости. Старик толкнул дверь свободной рукой. Заходя, он держал палочку перед собой.
Войдя в комнату он остановился, глядя на человека, сидящего на кровати. Еще не успев толком рассмотреть его, Дамблдор уже чувствовал ненависть. Она была написана на его лице, копилась в нем годами с самой молодости, несмотря на то, что  тот сидел в тюрьме все это время. Сам факт его жизни - это уже повод для ненависти.
Аберфорт оскалился, глядя Гриндельвальду в лицо, оценивая его старость, усталость и все еще узнаваемые черты лица. Сам он, возможно, выглядел так же.
-Ну как, спалось? Свое первое и последнее утро на свободе.-спросил он с явным удовольствием направляя волшебную палочку на мага. Пока он не собирался ничего предпринимать или проклинать его. Пока.
"Убить все равно не убью. Но вернуть его обратно мы обязаны."

0

35

Гриндевальд напряженно прислушивался к приближающемуся звуку.  Наконец дверь отворилась, и незваный гость вошел в комнату.
Несмотря на то, что рука старого мага все еще сжимала волшебную палочку, он не сделал ни малейшей попытки ею воспользоваться или хотя бы поднять. Геллерт здраво оценивал свои силы и прекрасно понимал, что окажись перед ним даже школьник, он не успеет даже подумать о заклинании. Не говоря уже о том, что у него сейчас банально не было сил.
Вошедший остановился на некотором расстоянии от кровати. Гриндевальд с некоторым интересом рассматривал гостя.
Старик, примерно его ровесник, лицо искаженное ненавистью.  Черты лица были смутно знакомы. Откуда-то из далекой молодости. Гриндевальд пытался найти в памяти нужное воспоминание, хотя за пятьдесят лет все его прежние знакомцы сильно изменились. Впрочем, как и он сам.
-Ну как, спалось? Свое первое и последнее утро на свободе.
Геллерт взглядом проследил за движением палочки, которая теперь была направлена прямо на него, а затем снова перевел взгляд на гостя.  И наконец, память услужливо подсказала Гриндевальду имя того, кому столь ранним утром потребовалось побеспокоить  вчерашнего узника.
Дамблдор. Только не Альбус, а его младший брат. Время его не пощадило, но черты лица остались узнаваемыми. Да, кажется, и характер сильно не изменился. Гриндевальд  улыбнулся своему открытию.
- Спалось прекрасно. Приятно видеть старых знакомых в здравии после стольких лет разлуки, - Геллерт все так же сидел неподвижно, лицо его оставалось спокойным.

0

36

Дамблдора передернуло от улыбки Гриндельвальда. "Да как он вообще может улыбаться. Радуется свободе? Не будет её."
Он постарался подавить злость. Глубоко выдохнул и вдохнул, осмотрел хижину. Подумал, как, должно быть, приятно оказаться даже в таких условиях после тюрьмы. Эта мысль немного успокоила и порадовала. 
Позлорадствовать можно было еще и тому, что он его узнал. Несмотря даже на старость - все-таки узнал. Вспомнил, но не боялся.
Аберфорту было жаль, что он не сможет вселить в Гриндельвальда настоящий страх, страх смерти, потому что некромантам этот страх неведом. А ему бы очень хотелось это увидеть - он бы многое отдал за такое зрелище.
- Спалось прекрасно. Приятно видеть старых знакомых в здравии после стольких лет разлуки.
Дамблдор попытался улыбнуться в ответ, но получился злобный оскал. Палочку он не опускал, держа её направленной на старика.
-Прекрасно в этой развалине? А, ну да, ведь есть с чем сравнивать…-он еще раз презрительно осмотрел грязные стены и заколоченные окна, прежде чем впиться взглядом в спокойное лицо старика.
-А я не могу сказать, что мне приятно видеть тебя в здравии. Как по мне – в тюрьме тебе самое место. Сидеть и размышлять о своей никчемной жизни, вспоминать жажду славы и понимать, что все это для тебя в прошлом... Как и само понятие нормальной жизни. А самой большой ошибкой после побега было заявиться именно сюда. Какая глупость,-проговорил Аберфорт. Теперь он не мог не порадоваться тому, что его брат несмотря на частые безумные поступки все-таки заметил появление Лестрейндж и Гриндельвальда в пределах Хогсмида. И это позволило быстро среагировать.

0

37

Непродолжительного сна было категорически мало для столь насыщенной событиями ночи. И Гриндевальд это очень сильно ощущал, изо всех сил он старался не показать своей слабости собеседнику.  Геллерт внимательно следил за незваным гостем.
Гриндевальд улыбнулся про себя. Эмоции губительны, особенно в самые острые моменты.  Волнение, злость, раздражение. Все это способно погубить даже самого сильного волшебника.  Геллерт радовался, что даже сейчас он оставался спокоен.
-Прекрасно в этой развалине? А, ну да, ведь есть с чем сравнивать…
Гриндевальд оторвал свой взгляд от гостя и обвел глазами хижину. Спорить не было смысла. Убежище действительно выглядело убогим, впрочем, после камеры Нурменгарда и шалаш в лесу показался бы шикарнейшим из особняков.
-Все познается в сравнении, здесь ты прав. Так что я не жалуюсь.
-А я не могу сказать, что мне приятно видеть тебя в здравии. Кто бы мог подумать иначе. Как по мне – в тюрьме тебе самое место. Сидеть и размышлять о своей никчемной жизни, вспоминать жажду славы и понимать, что все это для тебя в прошлом...
Гриндевальд закатил глаза. Пожалуй, с таким настроем и такими мыслями ему бы не удалось сохранить даже самую мельчайшую крупицу разума. Никогда он не позволял себе думать, что все в прошлом. Напротив, все время заточения он жил лишь одной мыслью, лишь мечтой о возможном будущем. Геллерт хмуро посмотрел на Дамблдора .
-Размышлять о никчемности жизни может только тот, чья жизнь действительно была никчемной. А жить воспоминаниями станет только трус. Впрочем, я не уверен, что ты сможешь это понять.
Геллерт  ощутил легкое нетерпение. Должны же были сработать защитные чары мадам Лестрейндж.  Аберфорт по каким-то причинам пока не предпринял никаких действий, но кто знает, что будет дальше. Убить Дамблдор  его, конечно, не сможет, но и приятного ожидать от него не приходится.
-А самой большой ошибкой после побега было заявиться именно сюда. Какая глупость.
Гриндевальд сощурился.
-А ведь ты не ожидал меня еще когда-нибудь увидеть, не так ли?- голос звучал довольно сухо, - И явился сюда ты с желанием отправить обратно. В Нурменгард. Интересно, каким образом ты надеешься это осуществить.

Отредактировано Геллерт Гриндевальд (2014-04-23 15:28:08)

+1

38

-Неужели твоя жизнь не была никчемной? Не думаю, что где-то в других странах тюрьмы намного лучше, чем в нашей. Даже если исключить дементоров,-задумчиво проговорил Аберфорт. Он мельком осмотрелся по сторонам и снова стал смотреть на Гриндельвальда. Ему с трудом верилось, что тот мог сидеть все эти годы там с надеждой. «Надежды у него быть не должно. Только беспросветный мрак – его он вполне заслужил.»
-Не ожидал,-согласился Дамблдор. В его голосе снова промелькнула злость,-Я бы поставил вопрос по-другому - интересно, каким образом ты попытаешься этому помешать? Связываться с Лестрейндж было неудачной мыслью - она не в Азкабане только из-за причуд моего брата... Так что она тебе не поможет.
Старик задумался на несколько мгновений. Разговоры разговорами, но... Альбус не сказал точное время, когда он к ним присоединится. Пусть Гриндельвальд и был без особых сил, но надежнее было бы лишить его палочки и всякой надежды на непредвиденные события. Если Белла вздумает внезапно вернуться - это может быть не в его пользу. Аберфорт не хотел - он должен быть уверен в успехе на все 100 процентов, иначе он себе этого не простит так же, как и событий молодости.
Дамблдор взмахнул палочкой и наколдовал невербальное протего вокруг себя на всякий случай, хоть этим и потерял несколько секунд преимущества за счет неожиданности. А вот второе заклинание направилось прямо к Гриндельвальду.
-Экспеллиармус!

0

39

- О, мою жизнь до определенного момента нельзя назвать никчемной, - Гриндевальд мягко улыбнулся собеседнику. Тоном, на который он перешел, обычно разговаривают с капризными детьми. 
-Признайся, наконец, Аберфорт. Ты же просто не мог никогда понять ничего из тех идей, которые я пытался донести, -Геллерт смотрел на своего собеседника не отрывая глаз, стараясь не упустить ни одной эмоции старика, -  твоя жизнь клонится к закату. И скажи мне, что в ней было такого, что бы она хоть что-то значила?
Тюрьма, какой бы она не была, не могла отнять самого главного. Его идей, его убеждений. Того, чем он жил долгие годы. Ни разу за пятьдесят лет он не усомнился  ни в одной из них.
Впрочем, сейчас Гриндевальд думала не об этом. Он не понимал,  зачем Дамблдор тянет время. Ведь объективно, из них двоих он сейчас гораздо более сильный противник. Гриндевальд скосил взгляд на палочку. Послушает ли она его сейчас?
Связываться с Лестрейндж было неудачной мыслью - она не в Азкабане только из-за причуд моего брата...
Бровь Гриндевальда изогнулась, однако вслух он ничего не произнес. Не успели хоть какие-то мысли сформироваться, как старый маг уловил, как Дамблдор взмахнул палочкой. Что ж началось.
Геллерт, особо ни на что, не надеясь, поднял свою палочку.
В другое время эта секундная задержка стоила бы противнику жизни. Но не сейчас. Гриндевальд слишком здраво оценивал свои силы, чтобы атаковать первым.
-Экспеллиармус!
Гриндевальд попытался выставить защиту, но чуда не произошло. Палочка отказалась слушаться нового хозяина.

0

40

-Да я и не собираюсь понимать идеи, предполагающие уничтожение людей. Что бы не было высшей целью. Для кого-то убийства – это нормально, а для других – нет. Тебя даже, небось, совесть в тюрьме не мучила, тебе неизвестно, что это такое,- ответил Аберфорт и в его взгляде и голосе было презрение, смешанное с ненавистью.
Он ненавидел тех, кто мог убивать и после этого жить дальше, как ни в чем не бывало, или оправдывать какими-то там целями чьи-то жизни.
Дамблдора взбесило, что Гриндельвальд напомнил о том, что закат ожидает и его, Аберфорта, жизнь. И это действительно было так – никакой семьи, кроме известного брата, только один трактир, нужный лишь каким-то сомнительным личностям для сделок и пьянства. Он пытался помогать бороться с Пожирателями и всем прочим – но где все эти усилия? Половина из них гуляет на свободе, а некоторые даже весьма открыто! Совсем не скрываются! Альбус еще и присматривает за ними, чуть ли не с заботой…
Этого старик никогда не мог понять.
Что ж, Гриндельвальд был прав - его жизнь действительно была достаточно серой и унылой.
Когда он применил экпелиармус, Гриндельвальд тоже воспользовался своей палочкой. Но к огромному удивлению Аберфорта ничего не произошло. Совсем ничего. Его заклинание не сработало, также, как и заклинание Геллерта. Палочки обоих остались у них в руках, никаких заклинаний не пронеслось между ними.
Дамблдор недоуменно посмотрел на свою палочку. Потом осмотрелся.
«Неужели Лестрейндж все-таки выставила какую-то защиту?...» Он не мог вспомнить, видел ли это, когда они с братом наблюдали за ними. Может, нет. Может, она поставила её позже или раньше.
Он с ухмылкой посмотрел на Гриндельвальда.
-Что ж, увы, придется обойтись без заклинаний. Просто подождем,-палочку он все равно не спрятал обратно в карман. То, что он держал её в руках придавало уверенности и спокойствия, даже если он не мог ею пользоваться.
Он вспомнил, о чем они говорили до этого. Негодование захватило его снова.
-А в моей жизни ценным было уже то, что я могу спокойно спать по ночам и знать, что нет семей, которые были уничтожены с моей помощью,-прошипел он.

0

41

В тот момент, когда заклинание не сработало, Гриндевальд был готов к тому, что сейчас лишится палочки, а его слабость будет обнаружена, но ничего не произошло. Заклинания растворились в воздухе, не произведя никакого эффекта.  Видимо сработала расставленная защита.  Геллерт с облегчением вздохнул.
-Что ж, увы, придется обойтись без заклинаний. Просто подождем.
Гриндевальд только усмехнулся в ответ на ухмылку Дамблдора. Геллерт откинулся на спинку кровати и, не выпуская из рук палочку, сложил руки на груди.
-Подождем? Что ж давай подождем,  Аберфорт. Мы уже выяснили, что времени у меня в запасе побольше твоего. Хотя, может быть, ты сбегаешь за братцем и скажешь, что в очередной раз не справился без него?
Гриндевальд не без интереса наблюдал за собеседником.  Пожалуй, его в какой-то степени даже веселили те эмоции, которые Аберфорт и не пытался скрыть.  Ненависть – это тоже чувство и гораздо более предпочтительное, чем равнодушие.
-А в моей жизни ценным было уже то, что я могу спокойно спать по ночам и знать, что нет семей, которые были уничтожены с моей помощью.
Геллерт осклабился. Что же, если вспоминать дела давно минувших дней, то вспоминать полностью, не опуская неприятные моменты.
- Что, неужели действительно можешь?- Гриндевальд говорил медленно, выделяя каждое сказанное слово, -  и никогда не задумывался, чье же заклинание прилетело в твою ненаглядную сестрицу. А что если твое, Аберфорт. Что если она умерла от твоей руки?
Геллерт перевел взгляд на потолок и продолжил говорить,  лениво разглядывая какую-то щель в досках.
- Что касается меня, то я всегда спал спокойно. Все что я делал, было направлено лишь во благо. Если хочешь, я взял на себя неблагодарную функцию санитара. Существование твоей сестры было бессмысленным. И она, и ты только тянули Альбуса на дно. Он всегда был слишком привязан к вам, и это было отвратительно, - Гриндевальд снова перевел взгляд на Дамблдора, - это всегда отвратительно, когда человек губит себя и предает идеи из-за надуманной и ложной привязанности к якобы родным и близким.

Отредактировано Геллерт Гриндевальд (2014-05-12 17:16:18)

0

42

-Хотя, может быть, ты сбегаешь за братцем и скажешь, что в очередной раз не справился без него?
Аберфорт сжал кулаки и быстро подошел к Гриндельвальду. Ему очень захотелось вместо палочки использовать банальные кулаки. Он остановился не доходя нескольких шагов и глубоко вдохнул. Пока он делал свои движения ему в голову пришло, что это будет выглядеть еще более глупо, чем если он ничего не предпримет.
Потому Дамблдор остановился и попытался отнестись ко всему поспокойнее. Они все изначально планировали делать вместе. И да, Аберфорт не хотел предпринимать кардинальных решений без брата - ведь еще оставалось возможность, что Лестрейндж может заметить вмешательство в её защитные чары. Или даже уже заметила. Потому стоило надеяться, что он поскорее сделает то, что хотел.
Старик прислушался к словам Гриндельвальда и те уже не вызывали злости, скорее раздражение и печаль. Потому что он действительно слишком много думал о том, что это могло быть и его заклинание. Хотя смешно было гадать - ведь все они бросались ими и такое ли имеет значение, чье именно было само заклинание? Важно то, почему эта ситуация вообще случилась. А случилась она уж точно не благодаря Аберфорту.
-Семья каждого всегда на его совести. Но в данном случае - на твоей тоже. А... У тебя же её нет. Ты устроил всю эту ситуацию. И что в итоге ты получил? А он? Свободу? Мой брат все равно не последовал твоим идеям. Победил тебя. Так что глупо говорить об этом сейчас. Ты проиграл. И над тобой висит груз чужих смертей, разваленных семей. Не только нашей. 

0

43

В тот момент, когда кулаки  Дамблдора сжались, а сам  он резко направился в сторону Гриндевальда, Геллерт несколько удивился и еще больше развеселился. Вот чего во всем этом фарсе не хватало, так это рукопашной. Чтобы два уже весьма немолодых волшебника, сцепившись, словно безусые мальчишки, принялись кататься по полу Визжащей хижины. Действительно, прекрасная и говорящая картина.
Но, все-таки Аберфорту хватило ума не начинать драку и остановиться, подойдя почти вплотную к Гриндвальду. Геллерт наблюдал за разворачивающимся действом, слегка выгнув бровь.
Казалось, что Дамблдор наконец сумел успокоиться, по крайней мере, пламенную речь Геллерта он слушал не перебивая. А впоследствии отвечал на нее довольно спокойно. Геллерт вглядывался в лицо старика, стоявшего перед ним. Смотреть на собеседника снизу вверх на близком расстоянии было как минимум неудобно, поэтому Гриндевальд наконец поднялся с кровати и принялся мерить шагами комнату. Палочку, хоть и теперь уже был почти полностью убежден в невозможности использования магии в хижине, Геллерт по прежнему держал при себе, крепко сжимая ее кончиками пальцев.
Когда Аберфорт закончил говорить, старый маг обернулся к собеседнику в пол оборота.
-Моя совесть? – Гриндевальд сделал паузу, - Что ты вообще можешь знать о моих чувствах? Да, я никогда не мучился из-за смерти вашей сестры. Хотя, пожалуй, мне стоило принести соболезнования.  Если и не тебе, то Альбусу уж точно. Увы, обстоятельства не позволили.  Точно так же мне никогда не было дела, до того, что происходит в семьях тех, кто шел против меня, тех, кто не разделял мои идеи и мешал их воплощению.
Гриндевальд замолчал на некоторое время, собираясь с мыслями. Все, что накопилось за пятьдесят последних лет, сейчас приобретало вполне конкретные очертания и образы. О, да, ему было что сказать.
- Твой брат оказался слабее, чем я думал. И причина его слабости была в вас двоих. Тебе и в вашей дурной сестричке.  И единственно в чем я был не прав, так это в том, что поверил ему. Привязался, если хочешь. Это было потрясающее ощущение, знать, что у тебя есть человек, с которым можно разделить все мысли, все идеи. Но, увы. Его слабость взяла вверх, - Геллерт метнул взгляд полный ненависти в сторону Аберфорта.
- Проиграл ли я?- Гриндевальд рассмеялся, - напомню тебе, Аберфорт. Я бессмертен, у меня достаточно времени в запасе. Я не могу проиграть.

0

44

Из поместья отца Беллатриса возвращалась безумно довольной. Встреча с сестрой и отцом, конечно, доставили массу неудобств и неприятных замечаний. Но в данном случае Лестрейндж интересовал только результат, которого ей всё же удалось достичь. Однако Белла понимала, что Сигнус Блэк не будет легко давать согласия на сомнительные мероприятия. Ей еще придется отплатить свои долги. А пока ей досаждали только холодный северный ветер, так не к стати вызвавший неприятные воспоминания, и мерзкая статья в Пророке. Глупо было питать надежды, что мало кто будет читать передовицу газеты.
Своё путешествие в Вудберри пришлось снова маскировать множественной трансгрессией, после которой Лестрейндж еще долго потряхивало. Со стороны лорда Блэка было крайне не любезно отказать дочери в чаепитии.
Подходя к границам Хогсмида Беллатриса надеялась, что жители будут заняты ланчем и смена погоды приуменьшит любопытство деревенских жителей. К тому же, как помнила Лестрейндж, блюдом дня сегодня у мадам Розмерты был корнуэльский пирог с картофелем и говядиной- настоящий деликатес после лукового супа. Вряд ли кто ранним утром отметил, что сквозь Хогсмид она проходила дважды. И всё в сторону знаменитой хижины.
Белла была удивлена тому, что в Хогмиде её не ждал отряд авроров. Ведь глубоко чтимое Министерство Магии всегда плохо складывало два плюс два, не говоря уж о законах магии. Споткнувшись по дороге к хижине, Белла уже успела пообещать к себе, что с этого дня в подвале поместья лорда Блэка Бодрящее зелье будет вариться галлонами.
Буквально на пороге на Беллатрису накатило чувство тревоги. Ей начало казаться, что её ждут в хижине. Так сказать, чтобы поймать на горячем. Белла в это не очень-то верила в широту души Альбуса Дамблдора, любезно позволившего ей не приветствовать инспектора от Министерства лично. Министерством заправляет Боунс, Орденом руководит Дамблдор. С министром все ясно. С директором все еще хуже. Дамблдор — кто угодно, но не идиот. И старый добрый дедушка прекрасно знал, кто такая Беллатриса Лестрейндж. И кто такой Геллерт Гриндевальд.
Чутьё Беллу не обмануло, и Гоменум Ревелио тоже. В хижине были двое. Вряд ли они могли озаботиться сигнальными чарами- это заменили скрипучие половицы. Белла ударила очень быстро- руны должны были пропустить разоружающее создателя. Следовало проверить, на месте ли её новый знакомый.
Гриндевальд никуда не исчезал. Он даже выглядел бодрее. Вот только виной этому, по всей видимости, была не бодрящая настойка, а второй посетитель. Палочки неприятно грели руку. Лестрейндж, всё еще пошатываясь, прошла в комнату.
- Мистер Дамблдор,- пропела Белла, сразу узнав трактирщика, который всегда скупился на чистые стаканы для мадам Лестрейндж,- не рада встрече.

0

45

Аберфорт абсолютно не сомневался в том, что Гриндельвальд говорит правду. Он действительно не жалел ни об одной смерти. Ему было все равно. И это Дамблдору было противно и непонятно. Каак его брат мог общаться с таким человеком?! Неужели он и сам был таким хотя бы наполовину?
-Нет, его слабость была в том, что бы следовать идее уничтожения людей, какой бы не была цель. И то, что он не выбрал этот путь - признак силы.
Старик хотел развить мысль и убедить Гриндевальда в том, что проиграть у него уже получилось, когда он пришел сюда. Пока он собирался это произносить, расстановка сил внезапно сменилась, подтверждая слова Геллерта. Палочка вылетела из рук и отправилась к вошедшей Беллатрисе. Защита, которую выставлял Аберфорт быстро утратила силу, когда он отвлекся и увидел, что противник не может послать в него проклятие так же, как он сам. Из-за этого расслабился и не ожидал нападения.
"Глупо. Это было ужасно глупо."
Дамблдора буквально затрясло от осознания того, что они все провалили на этот раз. Он лично это сделал. Сам все провалил. И уже не на кого будет сваливать вину. Альбус вряд ли успеет явиться сюда в последние несколько минут.
-Я тоже не рад встрече. Вы выбрали не подходящее место для вашего нового друга. Да и не думаете ли вы, что вам удастся его надежно спрятать тут, в Англии?

0

46

Разговор с Дамблдором затягивался и становился откровенно скучным. Он откровенно вел в тупик. Еще в те времена, о которых шла речь, было понятно, что Геллерт никогда не сможет договориться с Аберфортом. Слишком разными они были. У младшего брата Альбуса не было ни капли честолюбия и тщеславия, которые так ценил Геллерт.
Два человека с кардинально разными взглядами на жизнь снова пытались убедить друг друга в своей правоте. И каждый был абсолютно уверен в своей точке зрения.  Все как и раньше. С той лишь разницей, что здесь и сейчас они не могли использовать более убедительные доводы, чем слова.
И каждый тянул время. Каждый ждал появления своего союзника.  Геллерт очень надеялся, что мадам Лестрейндж появится раньше, чем старший Дамблдор. А в том, что Аберфорт ждет брата, сомнений не возникало.
На очередную реплику Аберфорта Геллерт не ответил. Он только повел плечами и хотел было что-то сказать, но не успел. В хижине появилось третье действующее лицо.
Его палочка, которую он интуитивно все еще сжимал в руке, вылетела из его пальцев и отправилась к вошедшему в хижину.  Геллерт резко развернулся. К счастью милейшую беседу прервала Беллатриса. Гриндевальд усмехнулся. Не лучшее, ли это подтверждение правоты его слов.
Старый маг без особого интереса наблюдал за обменом любезностями Лестрейндж и Дамблдора. Ему не терпелось поскорее отсюда убраться.  Теперь, когда он точно знает, что старые друзья прекрасно осведомлены о его возвращении, Гриндевальд просто не мог бездействовать.
- Я так понимаю, что нам пора, - Гриндевальд обратился к Беллатрисе, бросив быстрый взгляд на Аберфотра,- если это так, то не могу сказать, что не рад этой новости.

0

47

Разоружив волшебников, Лестрейндж приблизилась к Гриндевальду. Тот выглядел невредимым, видимо, заболтавшись, Дамблдор-младший так и не успел его задеть, разве только словесно. Хвала богам! Руны работали исправно, если ни у кого из присутствующих в Хижине до сих пор не было серьезных увечий.
-Вы выбрали не подходящее место для вашего нового друга. Да и не думаете ли вы, что вам удастся его надежно спрятать тут, в Англии? Разумеется, старика не стоило тащить сюда, но не даром же говорят, что спрятанное сложнее всего найти на самом видном месте. Радикально настроенных сторонников Гриндевальда, стоило искать на континенте, но, к счастью, их можно было найти и здесь. Тем более пересечь Дуврский пролив было меньшей заботой, чем уйти из под контроля одного Героя Первой магической войны.
Дамблдору Лестрейндж не ответила, лишь театральным жестом взмахнула палочкой: Bombycinum tomentum. Fraudis visus . По отдельности каждое из заклятий Беллатрисы было не особо опасным: тем же заклинанием ватных ног охотно пользуются школьники, но возраст оппонента мог сделать свое.
- Я так понимаю, что нам пора, - Лестрейндж кивнула. Да, им было пора уходить, тем более никто из них не знал, что может произойти в ближайшие пять минут. В сегодняшнем листе визитов мадам Лестрейндж не было господина Альбуса Дамблдора, и ей меньше всего хотелось его туда вписывать. В этот раз старина Кикимер не появится, чтобы забрать хозяюшку с дорогим гостем.
Колдунья подставила локоть, чтобы Гриндевальду было удобней держаться за её руку при трансгрессии.
- Надеюсь Вы позволите даме оставить Вашу палочку в качестве трофея? Для Вашего же блага,- излишне довольным голосом пропела Лестрейндж, обращаясь к Дамблдору. Долго пинать проигравшего было нельзя- их ждал следующий ход, иначе их могли бы съесть те, кто играл белыми,- чувствуйте себя, как дома, Аберфорт.
Выходить из хижины перед аппарацией Лестрейндж не стала- побоялась случайных встречных снаружи. Был уже день, и в Вудберри, скорее всего, уже успели растопить камин. Белла придержала под локоть Гриндевальда и трансгрессировала в Девоншир.

0

48

Аберфорт был уверен, что это был самый глупый день в его жизни. И самый неудачный. И самый плохой. И вообще самый-самый черт знает еще какой...
Конечно, чуда не случилось, и подмога не подоспела в самые последние секунды. План провалился. Сам Дамблдор тоже повалился - благодаря заклинанию Лестрейндж.
Наблюдал с пыльного пола как Беллатриса и его враг всей жизни номер один просто растворились в воздухе, что бы спрятаться в более безопасном месте, где угодно. 
Давно Дамблдор так сильно не чувствовал собственной старости. Кажется, ему точно пора на пенсию. Окончательно и бесповоротно.
Он никогда не был очень силен в боевой магии, но теперешний провал просто самый масштабный.
Но рано или поздно любой пессимизм приходит к точке, откуда можно начинать планировать новую цель - в следующий раз точно словить Гриндельвальда. Обязательно. Любыми способами.
"Не дать ему возродить то, что он делал раньше."
Достаточно долго пришлось Аберфорту полежать, прежде чем действие заклинания прекратилось. Он поднялся и направился в трактир. Видимо, что-то пошло не так во всех направлениях. Дома Дамблдор расположился у стола. Палочки, что бы наколодовать патронус не было. Идти к Альбусу не хотелось. Он, наверняка, уже знает.

0

49

КВЕСТ ЗАКРЫТ

0

50

Квест №95

http://x-lines.ru/letters/i/cyrillicdreamy/0891/2D8930/42/0/4no7bq6ozdemregozdem5wcr4n9pdygozuembwcg4nhpbqy.png
http://cs619230.vk.me/v619230487/c902/4QOZqfszRNE.jpg

Название: Слив информации-2
Место событий: Хогсмид, паб "Три метлы"
Дата: 20 октября, вечер
Участники: Рудольфус Лестрейндж, Рай Маджерс
Очередность постов: по договоренности
Краткое описание: Рудольфус, после общения с племянником в этом же пабе месяц назад, решил выдержать паузу. Наконец, спустя месяц, он решает написать своему коллеге по организации - Рею Маджерсу, с просьбой встретиться в "Трех метлах" ради дела. Тот соглашается. Цель встречи - подробнее узнать об ученице Хогвартса Пенси Паркинсон, об её успеваемости и характере. А заодно передать Рею, что Темный Лорд ждет от него большей активности.

0

51

Теперь они оказались в Визжащей хижине. На улице было слишком ветрено, да и не удобно. Антонин понимал, что хижина - это не самое безопасное место, но деваться было некуда. Сейчас ночь. Даже если она и под наблюдением, пройдет немало времени, прежде чем их здесь обнаружат. А если и обнаружат, он уж точно успеет быстро скрыться, благодаря маленькому порталу в кармане. На остальных Долохову было плевать. Сами наследили - сами пускай и расхлёбывают.
Первым начал говорить Маджерс:
- Тони, остынь! Я сам ничего не понимаю, Руди что-то от меня понадобилось, вот я и пришел. Какие ко мне вопросы, я человек маленький, попил, поел и лежу, никого не трогаю.
Долохов недовольно ответил:
- Конечно, кто как не вы, любители поумывать руки.
Затем встрял Лестрейндж:
- Если такой умный, то сам бы и взялся. Вот думай, что говоришь! Будь добр, сначала объяснись ты.
Эти слова стали последней каплей. Поскольку Долохов был довольно вспыльчивым, Лестрейнджу пришлось принять на себя весь его праведный гнев:
- Ты, щенок, ещё смеешь мне указывать! - он побагровел, - А сам не пробовал сначала думать, а потом делать?, - Долохов подошёл к Рудольфусу вплотную, - Я тебе не нянька, чтобы всё тут объяснять, понятно? Какие же вы тупые, оказывается... - он отошёл, еле сдерживаясь, чтобы не запустить в них Круцио, - Да, я в разы умнее вас, недоумки, и теперь сам возьмусь за это дело! Вы все отстранены! Можете даже не являться к Тёмному лорду и не просить прощения, - Антонин расхохотался, - Хорошие новости для нашего дорогого Руди: теперь, ты можешь с радостью бежать к своей ненаглядной женушке!
В этот момент раздался звенящий звук, хлопок и чей-то голос. Долохов мгновенно сообразил, что их засекли.
- Ну что ж, скатертью дорога вам, дороги мои, - и взявшись за портал, Антонин исчез.

0


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Хогсмид и окрестности » Визжащая хижина