Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Другие страны » Упорядоченное


Упорядоченное

Сообщений 61 страница 90 из 346

61

Тисовый посох в руке волшебника светился серебряным светом в мрачных сумерках, окутывавших серебряным светом в мрачных сумерках, окутывавших ведущий во тьму склон горы. Потом, рядом с Архимагом появился Снейп. Игнациус пригляделся и заметил еще какие-то слабое свечение: огоньки пробегали по горизонту и по магическому посоху. И здесь, где старик казался всего лишь тенью, но все же тенью живой, он нес с собой живую тень своего посоха.
  Больше нигде не было ни огонька, ни просвета. Их окружали как бы поздние сумерки пасмурного ноябрьского вечера- мрачная, холодная, непрозрачная серая мгла, в которой предметы хоть и были в целом различимы, но недостаточно ясно и только вблизи. Вокруг расстилалась бескрайняя вересковая пустошь, небо над которой было закрыто тяжелыми тучами. Что-то ужасное таилось и в самой этой местности, и в плотном воздухе над ней- ужас, ужас окружал его со всех сторон. Он находился как бы внутри этого ужаса, и не было перед ним пути, чтобы выбраться отсюда. Сам он был маленьким, словно младенец, словно муравей, а ужасное пространство, казалось, не имело границ, не имело пределов. Он почти ничего не мог как следует разглядеть вокруг, но было ясно, что они с Северусом стоят на склоне горы, а перед ними невысокая каменная стена.
  Архимаг шагнул вперед, и юноша последовал за ним; вместе они перебрались через стену из камней.
  Бесконечный склон расстилался перед ними, уходя куда-то вниз, во тьму.
  Через какое-то время пешего пути через бесплотную и сухую вересковую пустыню, небо расчистилось- оно стало абсолютно черным и на нем светились звезды. Он внимательно посмотрел на них, и как обычно, как это уже входило в привычку, сердце у него в груди болезненно сжалось, пронзенное смертным холодом и ужасом. Это были совсем не те звезды, какие он привык видеть на небе. Они неподвижно зависли и даже не мигали. Это были те самые звезды, что никогда не зажигаются и никогда не исчезают с небес.  Никогда не скрывают их облака; никогда ни один восход солнца не затмевает их свет. Неподвижные, крошечные, неустанно светят они над мертвой пустыней.
  Казалось, спуск их продолжается уже очень долго, но на самом деле, может быть и нет: время было неощутимо в этой стране- там не дули ветры, не двигались в небе звезды, не всходило солнце. Вскоре они пришли в один из городов царства мертвых, и Архимаг увидел дома, в окнах которых никогда не зажигали свет. В открытых дверях некоторых домов стояли со спокойными лицами и пустыми руками души умерших. Архимаг тихо проговорил:
-Этот город зовется Неизбежность. Здесь поселяются на первое время убитые и умершие насильственной смертью.- Голос Игнациуса глухим громким эхом разбилось по городу. Оно многократно отразилось от стен домов, людей, построек. Но жители на это даже не обратили внимания.
  Рыночные площади были пусты. Здесь никто ничего  не продавал и не покупал, никто не торговался и не тратил деньги. Ничем здесь не пользовались, ничего не создавали. Архимаг и Северус в одиночестве прошли по узким улочкам, хотя несколько раз мелькала впереди знакомая фигура и тут же скрывалась за поворотом, едва различимая в густых сумерках. Это была фигура женщины. И двигалась эта женщина медленно, а вовсе не бежала от них.
  Все те, кого они видели- а видели они немногих, ибо при всем великом множестве умерших страна их поистине бескрайня,- стояли неподвижно или двигались очень медленно, без какой-либо цели. Ни на ком не было заметно ни ран, ни следов какой-либо болезни. Их тела казались здоровыми и крепкими, в возрасте 33 лет. Их тела казались здоровыми и крепкими. Они были избавлены от страданий, избавлены от боли и- от жизни. И они отнюдь не выглядели страшными, отвратительными мертвецами. Спокойны были их лица; они освободились от гнева и желаний, и в затененных их глазах не светилась надежда.
  Они прошли мимо матери и дитя, умерших одновременно; они оказались в Темной стране вместе, но дитя не резвилось и не кричало, а мать не прижимала малыша к себе и даже не смотрела в его сторону. А те, что умерли из-за любви друг к другу, здесь, встречаясь на улице, проходили мимо, даже не повернув головы.
  Неподвижно застыл гончарный круг, молчал ткацкий станок, холодна была печь хлебопека. Здесь никто никогда не пел.
  Темные улицы среди темных домов вели их все дальше и дальше. Единственным живым звуком здесь был шорох их шагов. Становилось все холоднее.
  Вдруг Архимаг резко остановился, заглядывая в лицо какому-то человеку, что стоял на перекрестке. Человек был худ, высок, и лицо его было безразлично ко всему. Серебристый свет посоха Архимага глубоко проник в его затененные глаза и не то зажег в них слабенький ответный огонек, не то просто отразился в темных зрачках. Архимаг заговорил с ним. И впервые живой голос нарушил тишину с тех пор, как они перешагнули через каменную стену:
-О Витар, друг мой, как же ты-то здесь оказался?
И Архимаг протянул руку к названному. Витар не ответил даже жестом. Он стоял неподвижно, и неподвижным было его лицо.  Архимаг сам взял Витара за безжизненную руку и снова спросил:
-Что ты делаешь здесь, Витар? Это царство еще не властно над тобой. Ступай назад!
-Я последовал за бессмертным. И потерял путь. Не смог вернуться назад. –Голос Витара звучал тихо и ровно, как у человека, который говорит во сне.
- Вверх: по направлению к стене, -сказал Архимаг, указывая туда, откуда они со Снейпом только что пришли, вдоль длинной темной улицы. При этих словах лицо Витара дрогнуло, словно в нем пробудилась слабая надежда- словно болезненный укол шпаги вошел в его плоть.
-Я не могу отыскать пути назад, - сказал он.- О, господин мой, я не могу его отыскать.
-Возможно, все-таки найдешь,- ответил Архимаг и крепко обнял его. Потом пошел дальше, а Витар остался стоять неподвижно на перекрестке.
Они шли и шли. Прямо на Северуса шла высокая, довольно худая женщина. Женщина была чрезвычайно хороша собой. У нее были тёмно-рыжие волосы, а глаза… Зеленые… Лицо овальное. Но очень правильное. Скул практически не видно... Тонкие брови, белая кожа… А за ней на пороге сидел Дамблдор (я не знаю. Как он выглядел в молодости)

+2

62

Смог внимательно выслушал описание рассказанное Ремусом и только кивал своим мыслям. Когда тот закончил, он долго молчал, а потом пояснил зачем это было нужно:
-Сосуд- это твое тело. Вода- это та, магия, которая питает тебя, как сосуд. А Запах- это твой дух, твои мысли. Внешне, ты ничем не примечателен, наоборот функционален, как накопитель и хранитель. Магии в тебе много, и она, в отличии от тела многогранна и изменчива. Ну а твои мысли тяжелы.. Ты цепляешься за старое, но готов открыться чему-то новому. Не плохое сочетание. Ну что же, приступим…
  Смог вновь замолчал и закрыл глаза. Молчал он долго. Белесое и далекое солнце уже кренилось к закату, а он по-прежнему сидел. Внезапно его голос прорезал тишину. Он был мягок. Текуч, как вода стоячей реки.. Или мягкие волны большого озера:
-Тишина. Покой. Молчание- вот твои учителя. Помнится, мне рассказали одну историю, что у чародея был наставником камень. Что бы научиться говорить, нужно научиться молчать. Прислушайся к себе. Прислушайся как стучит сердце. Как текут мысли в сознании. Как бежит кровь по венам… Как нейроны пересылают электрические заряды по телу… Как зарождается каждую секунду новая жизнь в твоем теле. Услышь. Увидь и почувствую свое физическое тело. Только тогда ты научишься пользоваться своими магическими способностями. Сиди и слушай.
  Смог замолчал. Солнце уже раскрасило горизонт и половину неба в бледные и как буд-то выцветшие краски пурпурного и золотого, а он по прежнему молчал.
-Почувствуй, как твое тело расщепляет жиры и углеводы на аминокислоты. Постарайся заглушить жажду и голод. Это не твои спутники. Когда ты овладеешь своим телом, ты сможешь на многие дни забывать про воду и на многие недели про еду. Пытайся извлечь силу из света Солнца. Из блеска Луны и звезд. Пусть твоим поставщиком энергии станет окружающая тебя природа- земля. Вода. огонь и воздух. Это твои прародители. Но ты разучился их слушать, и поэтому они не могут помочь тебе. Прислушайся к своему телу.
  Ветер на вершине улегся,  что бы не отвлекать Ремуса от медитации. Голос Смога стал похожим на шелест песка под ногами, на шелест листьев в саду, убаюкивающий голос травы на лугу:
-Если хочешь спать- спи. Хочешь кричать- кричи. Хочешь танцевать- танцуй. Только прислушайся к телу. Что хочет оно.. И когда ты уснешь, закричишь, станцуешь- возьми его под свой контроль. Измени ритм и темп дыхания, скорость обмена веществ, напряжение в мышцах… Властвуй телом так, как нужно тебе. Но не насилуй его. Мягко и незаметно.  Но в то же время настойчиво и жестко. Самое главное- контролируй его. Подчини его своим желаниям и нуждам. Только тогда ты сможешь обуздать магию, заложенную в тебе.

+1

63

*Снейп открыл глаза. Вокруг было темно. Он огляделся в поисках Архимага, и мгновенно заметил того возле себя. Посох светился у него в руках, поэтому не заметить его во мраке было сложно. Северус уже не чувствовал той усталости, которая была перед тем как он уснул. Но здесь было не очень хорошее ощущение.  Холод пронизывал, подобно дементорам. Вместе с холодом был страх. Ветра не было, что было странно и неприятно. Мрак давил на профессора. Он постарался себя убедить, что нет ничего страшного.* Я здесь ненадолго… Цель слишком важная, что бы идти обратно.
*Мужчина вглядывался в темноту. Практически ничего не мог видеть, да и не хотел. С ним был старик, а он, наверное, лучше ориентировался здесь. Они пошли вперед. Северус перешагнул стену камней вслед за Архимагом. Они просто шли по пустому темному пространству. Под ногами что-то росло. Когда-то росло... Потому что сейчас оно было абсолютно сухим. Потом зельевар заметил, что на небе появились звезды. Но не такие, как в их мире. На них не хотелось смотреть. Здесь ни на что не хотелось смотреть. Да пока и не на что было. Через какое-то время они дошли до строений. Город Неизбежность. Было также темно, мрачно и холодно. Только еще тут были люди.* Не люди... Их бледные отпечатки. Души.
*Умершие практически не шевелились. Просто стояли. Совсем не реагировали на них. Только впереди кто-то медленно шел. Кажется, женская фигура. На перекрестке старик обратился к одному из них. Сначала тот не среагировал. Но потом даже ответил. Старик попытался подсказать тому, как уйти отсюда.* Какой-то его знакомый... Заблудился.
*Снейп не был уверен, что человек найдет выход отсюда. Выглядел он уже как и все остальные. Потом они с Архимагом пошли дальше. К ним откуда-то вышла женщина. Наверное, та, которую они видели впереди. Когда Северус разглядел её лицо, он остановился. Лицо было слишком знакомым. Совершенно не забытое за многие годы. Такое же, как тогда, когда он видел Лили Эванс последний раз. Красивое, идеальное лицо. Длинные темно-рыжие волосы, зеленые глаза. Нет, глаза были другие. Они не были живыми, веселыми или грустными.* Они совсем пустые...
*А еще она не смотрела на него. Не видела ни его, ни Архимага. Вообще никого. Северус не обратил никакого внимания на Дамблдора сидящего на пороге дома. Он понял, что он забыл. Забыл, что здесь есть еще один человек, котрого он должен забрать. И ему уже было все равно, что он пришел сюда изначально для Дамблдора.*
-Лили!-*Голос Снейпа звучал неприродно в этой тишине. Женщина не повернулась.*-Лили!
*Но она продолжала медленно идти вперед. Зельевар подошел к ней и схватил за руку.*
-Эванс! Ты меня слышишь?! Лили!-*В ответ не было никакой реакции. Мужчина встряхнул её, надеясь, что она сейчас как и тот человек, с которым говорил Архимаг, ответит. Но нет. Лили Эванс даже не остановилась, а продолжала идти вперед. Профессор вцепился в нее мертвой хваткой, но её рука выскальзывала. Северус с паникой повернулся к Архимагу.*
-Останови её! Ты можешь! Пусть останется!-*Снейпу пришлось идти вслед за ней, что бы не выпустить руку.*-Я должен забрать ЕЁ! Остановись, Лили!
*Вместе с паникой к профессору приходила злость. Потому что он ничего не мог сделать. Потому что ум подсказывал, что он не сможет забрать отсюда Лили.* Архимаг добавил кусок меча даже не сказав мне, что это за зелье! Если бы я добавил предмет, который пренадлежал ей! Жертва за Дамблдора уже принесена.... Я должен её забрать! Старик сказал, что здесь находятся мертвые на первое время... Почему она здесь?
*Зельевар продолжал идти вслед за женщиной.*
-Ты сказал, что за теми, кто умер давно, нужно идти дальше! Я могу забрать её?!-*В голосе была слышна паника и страх, которые можно было не часто услышать в голосе Северуса Снейпа.* Как я мог забыть?! Если бы я вспомнил раньше, я бы смог сделать все, что бы восресить её...
*Он чувстовал себя полным идиотом. Второй раз в жизни таким же идиотом, как тогда, когда поссорился с Лили. Тогда уже не было никаких шансов вернуть все обратно. И сейчас тоже. Но зельевар не мог заставить себя поверить в это.*

ООС: хотели метаний - получайте...

+2

64

Ремус внимательно выслушал толкование формы его сосуда, цвета воды в нём и её запаха, а затем, поудобнее скрестив ноги, снова закрыл глаза - так было гораздо удобнее слушать Смогга - ничто не отвлекало. Оба - и ученик, и учитель, - сидели молча, не произнося ни слова. Впервые за последние несколько лет подобная тишина не резала уши. Впервые за последние несколько лет в этой тишине можно было спокойно находиться, не боясь своих же страхов. Умиротворение. Покой. Всё действительно забылось... всё, что было на Земле.... в их мире. Внезапно, но не слишком резко, голос сидящего рядом старца наполнил тишину. Ремус на миг приоткрыл глаза и увидел большое солнце, садящееся за горизонт. Оборотень подумал, сколько ещё он будет встречать рассветов и закатов в разных мирах, и сколько ночей за это время пройдёт в его мире. Также он подумал о том, должно ли это его сейчас волновать. Может, и не должно... но волнует.
Голос наставника был настолько неуловимым, хрупким, но в тоже время властным и настоящим, непохожим ни на чьи другие голоса, что самая сложность заключалась в том, чтобы уловить суть его слов, прислушаться к ним и выполнить в точности то, о чём он говорит, вместо того, чтобы с упоением слушать и слушать... Ремус закрыл глаза и сосредоточил всё внимание на своём сердцебиении. Поначалу это оказалось сложной, практически непосильной задачей - сердце, как назло, билось так тихо, что ему казалось проще услышать сердцебиение наставника, чем его собственное. Но постепенно, по мере выравнивания дыхания, вдох и выдох стали совпадать с тактами биения сердца и, хоть звука пока не было слышно, едва заметные толчки в груди теперь отчётливо различались. Ремус чуть подкорректировал дыхание, чтобы на каждый вдох и выдох приходилось по равному количеству тактов.
- ...Как текут мысли в сознании. Как бежит кровь по венам… Как нейроны пересылают электрические заряды по телу… Как зарождается каждую секунду новая жизнь в твоем теле. Услышь. Увидь и почувствую свое физическое тело.
Даже сейчас, когда Ремус добился неплохих успехов, справившись с первой частью упражнения, вторая казалась из области невозможного... Почувствовать, как нейроны пересылают электрические заряды по телу?... Ладно... Вдох. Выдох... Вдох. Выдох... Не волноваться. Ровнее. Вдох... что-то изменилось. Состояние - вот что. Оно стало другим. Волшебник теперь не сидел на камне на самой вершине острой скалы в чужом мире, теперь он был "внутри" себя. Он был всем, что есть он сам, и ни чем иным. Он абсолютно расслабился и позволил этому состоянию охватить его целиком, но голос наставника вовремя вывел его из транса, который скорее всего ни к чему хорошему бы не привёл.
Из дальнейших слов Смогга Ремус понял, что не нужно целиком и полностью уходить внутрь себя, а каким-то образом следует связать все эти механические движения нейронов, циркуляцию крови, пульс и сердцебиение с окружающей природой. Земля. Вода. Огонь... И воздух. Последний помогал больше всего. Благодаря воздуху Ремус получал больший запас кислорода, а значит, мог подробнее и дольше "разглядывать" всё происходящее внутри его тела. Земля, напротив, способствовала приглушению всех этих новых и странных ощущений и являлась твёрдой опорой для чрезвычайно зыбкого состояния волшебника. Кровь бежала по венам, подогревая их изнутри. Странно... раньше он этого не замечал... Как быстро... Доходя до головного мозга, она возвращалась обратно по множествам вен и капилляров. И снова, по кругу. В голове происходили невероятные процессы - он мог замедлять движение крови, и тут же сердце отзывалось неровными ударами, которые Ремус в последствии также научился выравнивать.  Четвёртый элемент - огонь - сейчас заменяло раскалённое солнце, уже почти скрывшееся за горизонтом. Оно пронизывало насквозь одежду и телесную оболочку и проникало непосредственно внутрь, излечивая своим светом все невидимые раны. А вода... вода уже сыграла свою роль. Кувшин с прозрачными стенками так и был полон. До самого верха. Но теперь уже не казалось, что вот-вот - и вода выльется из него... Теперь всё было иначе. Ветер стих - Ремус сразу это почувствовал. Но абсолютной тишины не было - такты сердцебиения, циркуляция крови, дребезжание никак не унимающихся мыслей, расщепление углеводов... нет, это нельзя было назвать тишиной. Шум... навязчивый, но вполне контролируемый.
- Если хочешь спать- спи. Хочешь кричать- кричи. Хочешь танцевать- танцуй.
Какая неожиданная смена сценария. Ну что ж...
Если бы он был сейчас в обличье волка - он бы завыл. Без вопросов и раздумий. А сейчас не хотелось... Совершенно.
- I sit and wait...
Does an angel... contemplate my fate

Ремус тихо стал напевать первые строки из песни, так часто звучавшей из его маггловского магнитофона, который ему сорок лет назад подарили друзья из его же деревни. Ещё до того, как он стал оборотнем.
And do they know
The places where we go
When we're grey and o-o-old

насколько это было странно - сидеть здесь, в позе лотоса, закрыв глаза, и петь, пытаясь заглушить шум происходящих внутри его тела процессов... настолько же это было и правильно.
cos I have been told
That salvation lets their wings unfold

So when Im lying in my bed
Thoughts running through my head
And I feel the love is dead
Im loving angels instead

голос сорвался на нижней ноте, но не затих, и ещё больше захотелось продолжать... вдох, выдох... три удара, один круг, когда кровь доходит до мозга, голос усиливается:
And through it A-A-ALL... she offers me protection
A lot of love and affection
Whether I'm right or wrong

Изменить контроль... но как? Я не могу...
Снова его наставник требовал от него невозможного. Зачем это контролировать?... Он ведь сам сказал выпустить желания на свободу.
Но эти мысли не совпадали с темпом всего остального и Ремус решил, что они не верные, раз так. Значит, стоит попытаться остановиться.
And down the waterfall
Wherever it may take me

как можно одновременно думать и петь?... оказывается, можно...
I know that life won't break me
When I come to call...

удар, ещё удар, выровнять дыхание, голос тише, спокойнее...
she won't forsake me
I'm loving angels instead...

Последнее было спето про себя и осталось внутри.
Больше ни единого желания не возникало на задворках сознания. И тело подчинялось ему. Но Ремус не был до конца уверен, всё ли так, как надо. Но даже эта уверенность ему сейчас не была нужна...

(Ремус поёт песню "Angels", исполненную многими группами и солистами, но можете послушать в исполнении Robbie Williams. Вот тут слова и перевод.)

+2

65

-Лили! Лили!- Закричал Снейп и неожиданно рванул куда-то в сторону. Архимаг не успел среагировать и лишь обернулся. Северус в полубезумный видом хватал руками воздух.
-Эванс! Ты меня слышишь?! Лили!- Северус кричал… В пустоту. В конце - концов его поведение начало вызывать у Архимага подозрение, что Снейп сошел с ума, что его психика не выдержала знакомства с потусторонним миром. Но тут…. Северус посмотрел на Архимага взглядом безумного и молящего:
--Останови её! Ты можешь! Пусть останется! Я должен забрать ЕЁ! Остановись, Лили!
  Сердце Архимага сжалось. Северус продолжал идти вслед тому, чего сам Архимаг не видел. *Он же потеряется! И останется тут навсегда!!! Куда его черти тащат?!*  Тут Архимага осенило. *Черти!* Он быстро подошел к Северусу и тоном, с которым обычно обращаются к душевнобольным, произнес:
-Северус, послушай... Кого я должен остановить? Тут никого нет- вкрадчивым голосом произнес Архимаг.- Северус, очнись! –Архимаг высоко поднял свой посох, навершие озарило все вокруг ярким слепящим светом окружающее пространство. Души умерших людей поблекли и растворились в этом свете. Когда навершие вновь засветилось мягким светом, все вернулось, как было. Только морока Северуса уже не было. Архимаг тряхнул Снейпа за грудки:
-Очнись! Это был морок! Морок насланный этой страной, что бы смутить тебя и оставить здесь навсегда! Здесь ничему нельзя верить! Вспомни! Вспомни, зачем ты здесь!
Архимаг отошел от Северуса на два шага назад.
-Не стоит никогда пользоваться тем, что ты можешь воскресить мертвого. Пусть мир живых будет миром живых, а мир мертвых- пусть принадлежит мертвым. Не нужно смешивать два мира. А если тебе и нужно кого-то воскресить, то только для той цели, что бы восстановить ход истории и порядок вещей. Никогда, слышишь, никогда переступая Серые пределы нельзя идти из-за личных чувств. Смерть тебе этого не простит. Только по принципу меньшего зла или во имя Равновесия. Ты меня слышишь?- Голос Архимага был обеспокоенным. Да и сам толстый старик проявил неожиданную резвость и активность.
Взяв Северуса за руку, Архимаг едва ли не насильно вернул его на дорогу.
-В этой стране нельзя новичку сходить с тропы, если не хочешь стать одним из них- Архимаг кивнул на группу душ. И тут нельзя давать волю эмоциям. Эти мертвецы, как вампиры присосутся к тебе и выкачают изнутри,  как яйцо. Пусть они и не показывают это внешне, но они питаются твоими, да и моими эмоциями. Не давай им волю- слышишь?

                                                               ***

Окна гостиной выходили на восток, и поэтому, когда Солнце встало, то его косые лучи сразу осветили просторную гостиную Архимага ярким бело-желтым светом. Готмог сквозь сон попытался спрятаться от него, но накрываясь подушкой, он чуть-чуть не рассчитал места и упал на пол. Это окончательно разбудило его. С ворчанием, он встал и положив подушку обратно на кровать, он потягиваясь оделся и спустился вниз. К своему удивлению ни на кухне, ни во дворе никого не было.
-Игнациус! Игнациус!! Где тебя Неназываемый носит?!
Разумеется, никакого отклика он не услышал. Остановившись посреди кухни, дракон задумался. Терпение уже кончалось. Повернув голову, Готмог заметил небольшую дверцу. Подивившись, как он раньше ее не заметил, он осторожно открыл ее и спустился в подвал, в лабораторию Архимага. Перед ним предстала картина маслом: беспорядок на лабораторном столе, выдававший бурную деятельность, парта, непонятно как затесавшаяся в это и без того тесное пространство, кресло, на котором спал Архимаг и софа, на которой достаточно удобно устроился Северус. Дракон остановился в ступоре:
-Он что, прямо ночью решил обучать Северуса? – Удивлению дракона не было предела. Но затем дракон усмехнулся- Ну я надеюсь, что он хотя бы не опозорился.
Спустившись по лестнице вниз, он подошел к лабораторному столу и долго изучал, что на нем делалось. Внимательно прочитав этикетки, дракон задумчиво пожал плечами. Все-таки зельеварение не давалось драконам, и оно было для них чуждо. Все названия ингредиентов для него были совершенно бессмысленны и не несли никакого потока информации. Единственное, что знал Готмог по этому предмету- это названия зелий и их свойства. Не получив ответа на лабораторном столе. Он подошел к парте и прочитал корявые записи Снейпа:
-Зелье «Объятия смерти»….-Дракон поднял глаза. Готмог был в ступоре. –«Объятия смерти»? –Он еще раз опустил глаза в пергамент, что бы убедиться. Что ему не привиделось
- М-да…- Протянул дракон.- Какие все способные пошли…. А зачем им оно понадобилось? Или Архимаг решил начать сразу с чего-то масштабного? А вот сейчас мы это у него и спросим.
Дракон подошел к Архимагу и потряс его за плечо:
-Вставай, соня. Учить нужно днем. Но никак не ночью! Вставай, кому говорят!- Но Архимаг по прежнему спал и никак не откликался на дракона. Готмог начал подозревать что-то не ладное. Он подошел к Северусу и так же потряс его. Безответно. Тут он заметил в руках у Снейпа стаканчик. Взяв из цепко сжатых рук человека этот стаканчик. Он понюхал его и скривился. Сев на край софы, дракон задумчиво протянул:
-Ну и зачем их туда черт понес? Что они там забыли? И один и второй. Ладно, Снейп- головы на плечах нет. Но Архимаг-то! Старый козел, должен же думать, что он делает! Ну и что мне теперь делать? Он мне вернет умалишенного! Кто же прям сразу таскается в Вересковую Пустошь?!- Дракон в ярости вскочил. Взмах рукой, и перед ним завертелась сине-черная вертикальная воронка. Дракон с разбегу вскочил в нее и воронка с противным хлюпаньем-причмокиванием  закрылась.
   Каменная, стена, сухой вереск, тяжелые свинцовые тучи и мелкие звезды над ними. Все как всегда. Страна смерти неизменная для всех и на протяжении всего времени своего существования.  Дракон на эту картину уже научился не обращать внимания. Слишком часто он здесь бывает, что бы получать какие-то новые эмоции от пребывания в этом месте. Перешагнув через стену, дракон направился по примятому вереску за беглецами из мира живых. Дракон почти летел… Первый гороз очень ясно вырисовывался на горизонте. И через четверть часа он был уже в нем. Тут дракон растерялся- множество паутиной разбегающихся улиц, по которым могла пойти эта безбашенная парочка. Включив свое обоняние дракона, дракон направился по одной из сотен неприметных улиц и вскоре вышел к месте, где Снейп сражался со своим воображением, а Архимаг его успокаивал. Когда драма закончилась, дракон подскочил к ним ив ярости кинул Архимагу:
-Придурок, ты не мог сказать Снейпу ЗАРАНЕЕ, что здесь все страхи и боль материальны?!-Отпихнув Архимага, он схватил Северуса за руку и уже направился к выходу из города…

+3

66

Смог сидел так же неподвижно, как и его ученик.  От солнца осталась лишь тонкая световая полосочка. Небо на горизонте окрасилось в насыщенный зеленый цвет, став похоже на огромное зеленое яблоко. Дракон вновь тихо зашелестел…
-Молодец. У тебя практически все получается не плохо… Это меня приятно радует.. А теперь перейдем к самому важному… Когда ты уже начинаешь понимать как контролировать тело, мы перейдем к контролю духа…
Дракон вновь смолк, оставляя один на один Ремуса с его мыслями…
- Оставь все желание тела, обрати свое внимание на свои мысли.. Они у тебя беспорядочны. Отсей лишнее и ненужное. Отсей то, что мешает тебе сконцентрироваться. Оставь в своей голове только самое важное…. А потом и пусть и эти мысли сойдут на нет.. Оставь свою голову абсолютно пустой, без единой мысли…
  Дракон снова замолчал. Он открыл глаза и наблюдал за тем. Как последние лучи солнца покидают видимый мир и готовятся к тому, что бы освещать другую сторону мира. Затем, он закрыл глаза и погрузился внутрь себя. В отличие от Ремуса,  у Смога это получается в доли секунды. Он очистил свое сознание от всего лишнего и оставил всего одну мысль- мир. Все, больше ничего. Он подал свой голос… Теперь больше был похож на шелест тумана в ночи.. Он был практически не слышим. Его ощущало сознание, практически телесно.
-Теперь, когда твое сознание свободно от всякого мусора, взгляни на себя со стороны. Что ты видишь? Ответь на этот вопрос мысленно. Что ты еще видишь?
  Ментальное тело дракона отделилось от тела. Как пример того, что нужно сделать.
-Ты видишь свое тело, ты видишь окружающий тебя мир намного чище и ярче. Посмотри, что творится там, за горами.
Взгляд дракона растянулся далеко за горизонт.  Перед ним поплыла безжизненная пустыня, с пылью вместо земли. Прямо под ним проплыли черные пики гор, лишенные своей белоснежной одежды.. А среди этих гор высился тот самый замок, о котором говорил незадолго до этого Сфайрат.
-Опиши его.- Властно произнес дракон.
А теперь… Покинь пределы этого мира, посмотри на него сверху. Что ты видишь?
  Тишина повисла на вершине холма. Ведь тела дракона и ученика были по прежнему на месте.
-Очень важно видеть то, что находится за пределами твоего тела и сознания. Это может спасти твою жизнь. Обнаружить слежку, позволит видеть полную картину происходящего, поможет координировать свои действия с действиями других. Это очень важное умение. Позже. Я научу тебя, как делать так, что бы твой астральный двойник мог путешествовать независимо от тебя. Оставаясь тобой. А тело при этом делало то, что от него требуется- идти, стоять, сражаться. Думать, размышлять, творить магию. Но, твой астральный двойник не может слишком далеко покидать тело- он привязан к нему. И максимальное расстояние, которое может преодолеть твой двойник- сто миль. Не много, но порой это спасает жизнь. Двойника нельзя убить, но его можно развоплотись. Это не убъет тебя. Но это может привести к очень серьезным последствиям. Двойника видят только очень сильные маги, спциально натасканные на это. Ну и другие двойники. Как твой двойник сейчас видит моего, а я твоего. Двойники безмолвны, они не умеют разговаривать, но они видят и запоминают, передавая информацию владетелю двойника. А теперь пора возвращаться. Ты и так очень много сил потратил… Использование двойника для тебя сейчас очень сильно затрачивает твои силы. А у тебя сегодня ночью предстоит очень серьезная борьба.
Дракон открыл глаза и посмотрел на Люпина и говоря уже обычным человеческим языком:
-Борьба с самим собой. С твоей второй сущностью.- Дракон указал рукой на поднимающуюся из-за горизонта огромную полную луну. –Вспомни состояние сосуда. Вспомни каждую деталь… Сам сосуд, воду, запах. Все-все-все, что ты мне описал… А теперь, пусть в центре этого сосуда возникнет воздушный пузырь. Определи его размеры.  Представил? Теперь этот пузырь- неотъемлемая часть тебя. Этот пузырь- твоя вторая сущность, тот волк, который сидит в тебе. Я не знаю, каких размеров ты представил себе этот пузырь. Но оговорюсь- чем он больше- тем сложнее с ним бороться. Держи рамки этого пузыря! Ни в коем случае не давай ему расти и прорваться. Сущность будет так же бороться. Стараясь вырасти и вытиснуть твою воду и тебя самого из сосуда, попытается завладеть им, как она делает каждое полнолуние. Но ты не пускай. Не давай ему вырваться и прорваться. Ни в коем случае! И иначе ОНО завладеет тобой.  Держись, прилагай все усилия удерживая этот пузырь воздуха.
Луна постепенно вставала из-за горизонта. Она была багрового цвета и заслонила собой весь небосвод. Все окрасилось в багровые цвета.
-Борись! Не давай твоему зверь победить тебя! Одна победа, и этот зверь станет подконтрольным! Ты сможешь контролировать его, ты сможешь становиться им тогда. Когда тебе это надо. Полностью при этом контролируя его желаниями и действиями. Это станет твоей боевой сущностью!

+2

67

-Никого нету?! Нету?! Есть!-*Снейп отвернулся от Архимага глядя на Лили, что бы убедится, что она до сих пор здесь. Тогда почему Архимаг сказал, что никого нету?*-Вот она перед тобой!
*Но тут все осветил яркий свет. Северус крепче вцепился в руку женщины и зажмурился. Свет был слишком яркий. Когда профессор открыл слезящиеся глаза и огляделся, около него не было Лили. Его рука сжимала воздух.*
-Нет! Что ты сделал?! Теперь ее действительно нет!!!-*Архимаг встряхнул зельевара. Тот смотрел на него широко открытыми глазами, не совсем понимая, что тот говорит.* Не может быть... Никакой это был не морок!
-Мне наплевать на смерть... Почему его можно воскрешать а ее нет?!-*Снейп тяжело дышал. Он оглядывался вокруг, надеясь, что Лили вернется. Но на пороге лишь сидел достаточно молодой Дамблдор. Северус почувствовал еще большую злость. Ненависть к бывшему директору Хогвартса.*-Чем он луше?! Только тем, что он сильнее?! Если она действительно была мороком... То настоящая душа есть! Но она дальше!
*Профессор не сопротивлялся, когда старик потащил его обратно на дорогу.* Пусть. На здоровье. Мне все равно...
*На смену злости пришло безразличие и усталость. Снейп смотрел прямо перед собой. *
-Пусть они высасывают из меня все... Какая разница?
*Возле них оказался дракон. Стал орать на Архимага.* Страхи и боль материальны...
*Этот мир напоминал одного большого дементора. Черного, холодного, страшного, который высасывает все и заставляет вспоминать все самое худшее.* Нет... Лили не самое худшее. Это самое лучшее.
*Патронус Северуса Снейпа был патронусом Лили Эванс. Что бы противостоять дементорам он всегда вспоминал ее, как самое лучшее воспоминание. Но в царстве мертвых, похоже был полностью противоположный эффект. Директор Хогвартса заметил, что дракон ведет его в сторону, откуда они пришли.*
-Стоп. Куда ты меня ведешь?!-*Зельевар несмотря на усталость вырвал свою руку из лап Готмога. может в человеческом обличии и рук, но все равно лап)
-Обратно? Тогда зачем я  черт побери сюда шел?! Зачем я варил идиотское зелье 10 часов?...-*Снейп поплелся в обратную сторону.  Он уже совсем не контролировал ни свои эмоции, ни действия. Он не знал, что делать. Ему ничего не хотелось. Он устал. Но и уходить отсюда ему тоже не хотелось. *
-Я не пойду назад просто так.-*Устало проговорил Северус.* Я хочу вернуть Лили...
*Но одновременно он боялся увидеть ее. Понимал, что вернуть ее не удастся. Дракон и Архимаг не захотят что бы он шел дальше.* А я хочу. Лучше остаться здесь. Но я им нужен. Точнее дракону. Они не позволят мне найти Лили, потому что она далеко и я могу остаться тут навсегда. Ему это не выгодно. Их двое и они сильнее....
*Зельевар подошел к сидящему Альбусу. Смотрел на него безразлично.* Если я его заберу, я никогда не смогу воскресить ее. Никогда больше в жизни. Но я и так не смогу.
*Снейп скривился и прикусил губу. Взял Дамблдора за руку. Уходить с ним или без Северусу было абсолютно все равно. Только... Может, с директором они все же уничтожат Волдеморта. Но у него точно не будет даже 1 шанса вернуть то, что он потерял еще давно.*
-Заберу его.-*Он сообщил это Готмогу и Архимагу вслух, что бы не передумать.*

+3

68

Кейден чуть улыбнулась на наивный вопрос Аллекто о том, что она анимаг.
-Анимаги… Анимаги, это самые обычные люди. Но есть маленькое но. У этих людей в одном теле живет две сущности- человеческая и… Звериная. Анимаг, тот же оборотень, но в отличие от второго, звериная сущность контролируемая. К тому же, анимаги привязаны только к одному образу. Я же могу научить тебя как принимать любой образ. При этом, не поселяя в своем теле постороннюю душу. Да, в этом есть и свои минусы- анимагам  не приходится жестко контролировать звериное обличие, а тебе придется. Да и сложнее это. Для того, что бы принять чужой облик нужно знать имя того, в кого ты хочешь превратиться. А второе- ты должна поменять окружающий тебя мир. А для этого нужно уметь концентрироваться.
Пара шла по золотой тропе, по бокам которой росли диковинные кусты  и деревья. Одни были корявыми и уродливыми. Другие, как геометрические фигуры правильные и симметричные. Третьи росли густыми колючими зарослями, а третьи поодиночке. Расцветка растений была самой разнообразной- пурпурной, синей, красной, черной, салатовой, белой, многоцветной, рябой… На некоторых росли огромные цветы, на других грозди мелких соцветий, а на каких-то свисали огромные странные плоды. Кейден сорвала один из плодов. Он был аквамаринового цвета, полупрозрачный. В руке у наставницы он слегка подрагивал, как желе. Кейден легким движением разломила его, но вместо того, что бы превратиться в пюре в руках у драконицы. Плод разделился на два абсолютно одинаковых плода. Только вполовину меньше, чем был изначально. Он даже форму принял ту же. Одну из половинок Кейден протянула Алллекто, а свою надкусила.
  Кейден остановилась и задумалась, смотря на окружающие миры. Кейден мягко отошла от темы:
-На сколько ты уже наверно успела понять, окружающее нас Упорядоченное очень сложно устроено и в нем есть всего один закон- Закон Равновесия.. А мы, драконы, его Хранители. Я думаю, ты уже задавала себе вопрос, почему именно ты, Снейп и Люпин были выбраны для обучения? Вас выбрало Упорядоченное. Но не думай, что ваше обучение- это школьная программа, которую выучил, а потом пользуйся всю оставшуюся жизнь. Это не так. На вас возложена очень важная миссия- восстановить  Закон, который много десятков веков был нарушен и до сих пор не может быть восстановлен. Один из нарушителей этого Равновесия- Лорд Волан де Морт. Все девять Хранителей. У каждого Хранителя по одному ученику. Вам даровано долголетие. Ученики Хранителей, пока они служат Равновесию, живут многие тысячи лет. Им дано знать практически все,ч то знают сами Драконы. Но принимая эти дары, вы обязываетесь служить Равновесию, становиться холодными и бессердечными ассасинами. Нет, вы имеете право любить, жить, как считаете нужным, чем-то увлекаться, ненавидеть, заниматься любимым делом- вы живете той жизнью, которой жили до этого. Но на ваши плечи в это же время принимают ношу всего Упорядоченного… Если ты согласная- ответь да, или нет. Если да, то я предлагаю зайти в ближайший мир, что бы как раз приступить к обучению.
  Улыбнувшись, Кейден мягко спросила:
-Какой бы ты мир выбрала?- Она широким жестом указала на яркую россыпь миров, похожих на россыпь драгоценных камней на черном бархате. –На самом деле не суть важно, какой мир ты выберешь. Но для начала обучения требуется выбрать тот мир, который тебе приятнее на первый взгляд.
  Драконица замолчала.

+3

69

Смогг сказал, что у него всё более-менее правильно получается, и Ремус издал подобие вздоха облегчения. Солнце село, но небо, вместо того, чтобы стать ярко-алым внизу, переходящим в тёмно-синий, окрасилось в зелёный цвет. Но чему здесь удивляться? Это ведь другой мир. Пусть будет так...
- ...мы перейдем к контролю духа… - сказал его наставник, после чего ненадолго замолчал.
Поскольку Ремус не знал, что именно от него сейчас требуется, он остался в том же состоянии. Вдох, выдох, три удара, циркуляция крови... один круг. Вместе с тем он слышал и чувствовал всё, что происходило вокруг. Дракон наказал ему освободить голову от мыслей, что само по себе казалось колоссальным... непреодолимым препятствием. Как можно ни о чём не думать? Даже при окклюменции такого не требуется... По крайней мере, абсолютно ни о чём не думать точно невозможно. Только сейчас Ремус понял, что вот уже минуту только и занимается тем, что нагло игнорирует указание учителя, думая о том, как можно ни о чём не думать... Да уж... так мы далеко не продвинемся... Ну же. Сосредоточиться... Или, наоборот, расслабиться? Волшебник стал прислушиваться к тишине и для начала решил думать о происходящих внутри его тела процессах и о том прозрачном сосуде. Это получилось. А затем, незаметно для него самого, мысли об остальных вещах покинули его голову и теперь осталась только одна... та, что не давала ему перестать существовать. Кто-то писал: "Я мыслю - значит, я существую". Да, наверное, всё так и должно было быть, потому что Смогг заговорил дальше...
- Теперь, когда твое сознание свободно от всякого мусора, взгляни на себя со стороны. Что ты видишь? - голос учителя звучал, скорее, в голове...
Ремус мысленно переместился на некоторое расстояние вправо и чуть вперёд, а затем обернулся. Не вышло. Так. Ещё раз. Вдох. Выдох...  На этот раз он подался вперёд не только мысленно, но и на самом деле ощутил какое-то движение... но ведь он точно сидит на камне и никуда не идёт. Люпин повернул голову направо, а вернее не голову, а своё... тело? Своё состояние.. и увидел себя, сидящим на том же камне, в том же месте. А рядом старика. Оба были неподвижны и молчали, закрыв глаза и скрестив ноги. Ремус даже улыбнулся тому, как неказисто сидит ОН, по сравнению со Смоггом. Такое состояние было очень трудно держать - он то оказывался снова в темноте с закрытыми глазами, то снова становился астральным духом... точнее, телом. Нужно было поскорее ответить на вопрос учителя, пока он ещё в состоянии пребывать в двух местах одновременно.
- Я вижу... - губы Ремуса, сидящего на камне, остались сомкнуты, только плечи чуть напряглись, - ... себя... со стороны. И вас... рядом. Ни секундой больше держаться не получилось и Ремус вернулся "в себя". На вопрос "Что ещё ты видишь" отвечал пришлось уже по памяти.
- Также я видел всё, что происходит вокруг нас... Я мог посмотреть налево, направо, вниз... Но больше я не смог удерживать это состояние.
- Посмотри, что творится там, за горами.
Слишком рано вернулся... Снова спокойствие, и одна единственная мысль, понять которую он пока не мог. И вот он снова поворачивает голову и видит себя со стороны. Значит, следовало просто сделать это ещё раз. Моё астральное тело так и оставалось там.
Тут он заметил рядом с собой ещё одно человека. Точнее, это был не человек - это был бесплотный дух... Смогга. Значит, это... его ментальное тело, он сделал то же самое. Понимание всего приходило не слишком быстро. Трудно было поверить в такие успехи в первый же день обучения. Ремус увидел замок за горами, поднявшись выше, и подробно, как мог, описал его очертания, цвет и размеры наставнику.
Выслушав его, Смогг пояснил, какие преимущества у такого умения и Ремуса всё это очень обрадовало. Действительно, преимуществ и возможностей было много. Нужно только научиться как следует владеть своим астральным телом.
- А теперь пора возвращаться.
Пора. Ремус открыл глаза. Надо же, это действие моментально вернуло его к прежним мыслям и на прежнее место. Волшебник посмотрел вдаль, наслаждаясь проникновенным, мощным видом всего окружающего. Из-за горизонта поднимался белый светящийся диск. Похоже, в этом мире наступило полнолуние. Страх моментально сковал волшебника и даже то, что вероятность превращения в чужом мире под чужой луной была минимальная, Ремус не мог удерживать это чувство. Страх возникал обычно, когда он боялся поранить кого-то из близких людей, раньше - в преддверие боли от превращения, - позже он к ней привык, но страх крепко засел внутри. Вот и теперь...
- Здесь тоже полнолуние на меня влияет? - едва сумел выдавить он один единственный вопрос.
Дракон стал говорить, что делать, но Ремус, как завороженный, в упор смотрел на белый диск и не смел отвести взгляд. Чудовищным усилием воли он заставил себя закрыть глаза и представил кувшин. По телу растекалось знакомое чувство. Слишком знакомое. Я брал с собой сыворотку? Нет, конечно... Это даже уже были не мысли... а что-то другое. Сосуд... стеклянный. Вода... вода... вода до краёв. Как же много в нём воды... Ремус открыл глаза и снова стал смотреть на луну, которая уже заполнила собой пол-неба.
- ...пусть в центре этого сосуда возникнет воздушный пузырь... - говорил Смогг и Ремус снова закрыл глаза.
В центре сосуда, прямо в воде, возникла эта чёртова луна.
- Я не могу! Не выходит!
Луна увеличивалась. Всё стремительно выходило из под контроля. Невозможно! Даже здесь! Почему? Боль резала глаза, голову, тело и из-за этого сосредоточиться было невозможно.
А что, если он сейчас превратится? Нет. Только не это! Это всё испортит! Он нападёт на Смогга и тогда... Хотелось выть - то ли от боли, то ли от страха и негодования.
- Держи рамки этого пузыря! Ни в коем случае не давай ему расти и прорваться.
Легко сказать...
Во рту появился солёный привкус крови. С нижней губы потекла красная струйка - выросшие клыки рассекли её.
Луна в сосуде с водой увеличилась и разорвала стеклянные стенки вместе со всей его сущностью на мелкие части. Ремус уже не сидел на камне - он, согнувшись пополам, пытался бороться уже инстинктивно, на ощупь... Но это было всё равно что ничего не делать... Небо налилось багровыми цветами. Люпин из последних сил всё ещё пытался закрыть глаза и сосчитать хотя бы до трёх, но тщетно - ночное светило полностью подчинило себе оборотня и он, запрокинув голову вверх, зашипел от нарастающей боли, которая теперь не ассоциировалась ни с чем иным, как с вожделенным исполнением животных желаний и рефлексов. Мышцы спины и шеи уже стали изменяться и одежда в этом месте порвалась. Волшебник закрыл лицо ладонями, принудительно погружая глаза в темноту, но сосуда с прозрачными стенками там уже не было...

+1

70

-Мне наплевать на смерть... Почему его можно воскрешать а ее нет?! –Снейп затравлено озирался. Пытаясь найти что-то в тяжеленном не живом пространстве. --Мне наплевать на смерть... Почему его можно воскрешать а ее нет?!- Дыхание Снейпа становилось тяжелым. Слюна разлеталась на несколько метров от него и одна из капель попала на лицо дракону. Лицо дракона неприятно скривилось. Лицо Снейпа исказила ярость и ненависть.- -Чем он лучше?! Только тем, что он сильнее?! Если она действительно была мороком... То настоящая душа есть! Но она дальше!
  Тут Готмог не выдержал. Проведя ладонью по лицу, он стер слюну со своего лица и размахнувшись со всего размаха влепил пощечину Снейпу, а затем холодно с нотками неведомой угрозы произнес:
-Прекрати истереть! Что ты тут верещишь?! Никто не достоин второй жизни! Она есть только одна! И тем, что ты тут поднимаешь истерику- ничего не изменится- Дракон сделал шаг в сторону пропуская Снейпа вперед- Иди! Иди, тебя никто не держит. Но никто искать тебя в этой безжизненной пустыне не станет! Ты хочешь стать такими же, как они? И… Окончательно убить свою Лили? Болван! Что ты творишь?! Приди в себя! Отпусти ты ее, наконец! Прошло больше 17 лет! Отпусти! Не причиняй ей все новых страданий! Пусть она уйдет, туда, куда и положено умершим! Она не может попасть на суд Демогоргона из-за такого кретина, как ты!
  Дракон схватил за руку Снейпа и потащил прочь из этого мира, в ярости приговаривая:
-Ну Архимаг, ну, сумасшедший!!!!! Кто же так сразу тащит СЮДА!- Дракон в ярости обернулся на Архимага, который с виноватым видом пинал пыль на дороге. В этот момент Снейп вырвался из железной хватки дракона. Тот зашипел:
-Кууудаа!!!
-Обратно? Тогда зачем я,  черт побери сюда шел?! Зачем я варил идиотское зелье 10 часов?...Снейп направился к какому-то сидящему мужчине на крыльце. Глаза дракона готовы были выкатиться из орбит -Я не пойду назад просто так.
Дракон задохнулся словами. Закашлявшись, он замахал руками на Снейпа:
-Что ты творишь?! Ты решил так сразу потратить свой единственный шанс?! ..- Дракон не успел договорить- вмешался Архимаг:
-Я не просил его готовить именно это зелье. Я его попросил сварить ЧТО-НИБДУЬ. Но никак не это. Это чистая случайность. Совпадение. Мне нужно было посмотреть, что и как он будет делать. Не более того. И если Равновесию угодно было, что бы зелье было сварено, значит так тому и быть. Не просто так, свое обучение, как я понимаю, наш юный ученик начал с самого опасного и сложного. Пусть тащит в подлунный мир кого хочет. Я верю в его выбор, в отличие от тебя, Дракон. Ты так же близорук, как и он. Открой глаза. Ты через чур заигрался своей властью! Остановись.. Если не хочешь навлечь беды на себя и на него- Архимаг кивнул на Снейпа.
  Дракон глубоко дыша яростно смотрел на Архимага. Затем, ледяным тоном бросил:
-Делайте что хотите ! Я больше слова не скажу!-Он резко развернулся на каблуках и поспешил прочь из этого мира. Оставив Архимага и Снейпа одних. За Снейпом, как человек пораженный синдромом дауна плелся так и не узнанный драконом Дамблдор. Архимаг сочувственно оглянулся на Северуса.

Отредактировано Готмог (2010-05-24 23:23:20)

+3

71

*Снейп почувствовал что щеку обожгло болью. Удар дракона был далеко не слабым. Потом ему стали читать мораль, о его жизни, и жизни в целом, о Лили... Пощечина не разозлила Северуса, а слегка прояснила мысли. Но когда дракон стал рассуждать о Лили Эванс, это зельевара разозлило.* Откуда он может что-то знать?! О страданиях, любви, о чем-то подобном? Эта тупая ящерица?! Еще пытается меня учить?! Как-будто ему не наплевать на Лили, как будто это его интересует! Это МОЕ дело! А ему важно, что бы только я мог и дальше им служить!
*Он заметил, что его не смотря на слова самого Готмога "никто тебя не держит" пытаются утащить из этого мира.* Тварь... Сам себе противоречит!
*Потом дракон возмутился, против решения Снейпа забрать Дамблдора. Зельевар проигнорировал. Архимаг стал доказывать Готмогу, что так и должно быть. Дракон же просто ушел. Это обрадовало Северуса, но вот слова старика...* Случайность?! Совпадение?
- Я что, случайно приготовил сложнейшее зелье?!-*Одну из мыслей, он, не сдержавшись, произнес вслух.*
Кого хочу забираю?! Они все тут противоречат сами себе!
*Ведя за собой Дамблдора нынешний директор Хогвартса молчал, погруженный в свои мысли. Только что ему оба доказывали, что никто не достоин второй жизни, что нельзя воскрешать мертвых и так далее. * Почему я веду его с собой в тот мир беспрепятственно?! Никто мне не мешает...
*Злость на дракона и Архимага скоро исчерпала себя. Опять появлялась усталость (тащить за собой малоподвижного фактически трупа было не так легко) и безнадежность. Понимание, что все это зря. Что он таки давно все потерял, ради чего стоило жить. И опять появилось желание бросить здесь Альбуса Дамблдора. Забыть о нем.* Смерть для него не была неожиданностью! Он сам мне об этом говорил. Ему незачем возвращаться...
*Снейп пожалел, что дракон ушел. Захотелось, что бы тот вернулся. Тогда бы Северус стал на него злиться, и подавил желание оставить здесь старика-маразматика, любящего сладости.*  Если он знал о смерти, спланировал все что мы должны делать после нее, зачем ему возвращаться?! Ради чего? А Лили... Лили нужна... Она была молодой, она не должна была умереть. Она не хотела умирать. Нет.
*Тут мысль оказалась ложной. Ради своего сына она умерла.* Ей предлагали жизнь... Но она выбрала смерть, что бы Поттер жил.
* Зельевар вспомнил, что Архимаг говорил, о том, что нельзя  здесь давать волю своим эмоциям. А сейчас злость, раздражение, отчаяние просто захлестывали его. Не было сил сопротивляться и стараться не думать обо всем этом. Вместе с эмоциями уходили и силы. Снейп с трудом плелся по дороге. Тяжело было вести с собой Дамблдора. Пусть обратно казался дольше чем когда они шли сюда.*
-Мы идем намного медленнее с ним?-*Устало спросил Северус кивая на Дамблдора. Отсюда уйти хотелось как можно скорее.*- Умершие могут высасывать эмоции только когда находятся рядом или вообще где бы я не находился?
*Снейпа эти вопросы не особо волновали, ему было все равно вообще-то. Просто нужно было отвлечься от своих мыслей. И убрать эмоции. Иначе, он чувствовал, что он или не дойдет, или бросит Альбуса где-то здесь. Второе было вероятнее, но он не хотел отступать от задуманного.*
-Как быстро это может произойти?

Отредактировано Северус Снейп (2010-05-25 17:54:24)

+2

72

- Здесь тоже полнолуние на меня влияет?
Ремус начал паниковать. Дракон уже понял, что бой проигран. Но он не мог допустить этого, что бы его ученик проиграл какому-то безумному волку!!! Но и на помощь тоже нельзя было приходить- иначе все будет бесполезно!!! «Борись, борись до конца! Только не паникую!!! Паника- самый страшный враг! Если ты не успокоишься- ты никогда не возьмешь под контроль свое «Я»!!!»
- Я не могу! Не выходит!- Это был зов сдавшегося. Дракон начал выходить из себя. Он вскочил с камня и в его чертах начал просматривать уже ящер, но никак не человек. Старик, с просвечивающей сущностью дракона подскочил к Рему и изо всех сил схватил его, плотно прижав руки к корпусу, не давая ему шевелиться. Тут он рявкнул прямо в лицо оборотню, который извивался у него в руках, как змея:
-Можешь!!! Ты можешь!!! Возьми себя в руки! Возьми свое тело под контроль!!! Дыши!!!- Размах- и послышался смачный удар- Ремус вырвался из рук дракона и уже полу-волк, полу-человек со всего размаха нанес удар в скулу дракона. Когти оставили глубокие царапины на лице старика. Тот отскочил, и его лицо исказило удивление. Он провел ладонью по ране и удивленно посмотрел на свою слегка отдающую серебром кровь. А Ремус тем временем, окончательно сдавшийся, превращался в волка. Одежда трещала по швам. «Как? Как он мог меня ранить?! Это ж невозможно!» Но тут до него дошла боль, от раны. И она-то и вывела дракона из ступора. Он поднял голову и смотрел на Ремуса. В его глазах все еще читалось изумление. Но в тоже время там  шла работа мысли. Ноги решили все за хозяина. Дракон вновь рванулся вперед и схватил Ремуса железной хваткой. Обхватив его, он ногой со всей мощи нанес удар под колени и повалил оборотня на землю, в серую пыль. Как удав хватает жертву, дракон сжал Люпина.  В голове сумбуром неслись мысли. «Чем обезвредить эту тварь? Его нужно обращать обратно»-Холодная мысль пронеслась в мозгу. Сжав еще сильнее, Смогу показалось, что у оборотня затрещали ребра. Списав это на скрип песка под их телами, дракон громко начал читать одно и то же заклинание:
-Fides quod nixor… Fides quod nixor! Fides quod nixor!! Fides quod nixor!!! (Верь и борись)- Как завороженный повторял дракон. - Fides quod nixor!!!- Две тесно сплетенные фигуры- одна человеческая, а другая, в которой уже сложно распознать человеческие очертания, бились не на жизнь на насмерть. Они катались по земле, а дракон еще умудрялся, как проклятый читать слова Силы. На вершине скалы поднялся небольшой ураган, который с каждой секундой крепчал. Тучи песка и пыли поднялись в воздух. Мелкие камешки и песчинки царапали кожу, оставляя на ней мелкие царапины и порезы. Пыль забивалась в рот, в  глаза, в нос и уши… отплевываясь, дракон продолжал читать заклятие. На горизонте, быстро приближаясь, плыли свинцовые тучи, готовые вот-вот выплеснуться дождем и разразиться молниями. Дракона и оборотня начал окружать мертвенно-бледный, зеленоватого оттенка свет, коконом облеплявший две фигуры. На лбу у дракона сначала появились мелкие, едва заметные миру бисеринки пота, с каждой минутой, пота становилось больше. Одежда, мокрая насквозь, прилипла к его спине и груди, лицо заливали потоки этой солоноватой жидкости, попадая в глаза и нос. Волосы, как после бани прилипли ко лбу и вискам. Пыль прилипала к мокрым местам. И через мгновение, дракона, как буд-то выкупали в грязи. Но он не отпускал своей мертвой хватки.  Свечение с каждой минутой становилось ярче и уже через минуту, оно было настолько ярким, что если бы кто-то со стороны глянул на него- ему выжгло бы глаза. Свет пульсировал, как пульсирует метастаза или гнойник, перед тем, как прорваться.  Но на этом все не закончилось, весь свет начал впитываться в тело Ремуса. Его перестало ломать, хватка ослабилась. Проросшие волосы остановились в росте, клыки начали постепенно втягиваться внутрь, заостренные уши постепенно сходили на нет и становились обычными. Волосы так же, начали врастать обратно. Колени, выгибавшиеся в обратную сторону, начали выгибаться куда им следовало… Через десять минут, на земле лежал Люпин- человек. Но дракон не отпускал своей хвадки. Пока он не умудрился. По змеиному не изогнув шею, взглянуть в глаза Люпину. Когда он прочел там нечто, ему важное, он отпустил его. На земле, свернувшись калачиком, лежал Ремус. Его била крупная дрожь.  Кряхтя, дракон поднялся с земли, похрамывая добрел до камня. Очень болела голова. Спасительные тучи наконец добрались до проклятого диска луны и скрыли его. Земля погрузилась во тьму. Дракон, сидел на камне. Приложив к голове руки, он слегка покачивался. На землю упала первая крупная капля, оставив в сухой пыли миниатюрный кратер. Вслед за каплей-первопроходцем упала вторая. За ней третья, четвертая… Крупные капли воды шумно барабанили по сухой и безжизненной поверхности земли. Когда-то они несли жизнь.. Теперь они несут облегчение для старика. Вспышка. Белая ветвистая молния прорезала небосвод.. Тут же за не последовал неотступный спутник- оглушающий раскат грома. Гром отражался от туч и многократным эхом оповещал землю о приближающейся буре. Вторая вспышка, осветила уже лежащего на камне старика, который подставил лицо под падающие капли воды….

+2

73

Алекто была благодарна Кейден  за терпение. Та подробно рассказывала интересующие девушку подробности. Девушку поражало, сколько же всего знает наставница. Когда Кейден подошла к дереву, сорвала плод и надломила его, произошло что-то непонятное: плод принял ту же форму, которая была изначальна, только стал немного меньше. Да, драконы и Упорядоченное не перестанет удивлять.  Девушка взяла протянутый ей кусочек неизвестного плода и надкусила его. Как это прекрасно, вкус был великолепен, что-то нежное и сладкое, ароматное и мягкое, до этого момента Алекто никогда не пробовала ничто столь удивительного вкуса. 
- Да, я согласна. Я согласилась давно, иначе меня здесь не было бы. – Алекто улыбнулась.
- Миры, но я даже не знаю, как они называются, - девушка посмотрела в сторону, в которую указывала Кейден.- Не знаю почему, но я хочу пойти прямо.
Когда то Кэрроу уже свернула с пути, став пожирательницей смерти. Но теперь ей не хотелось делать те же ошибки, наступать на те же грабли. Где то она слышала это выражение, наступать на грабли. Только где, помниться из уст одного магла. Тогда почему ей так запомнилось это выражение, может потому что оно больше всего подходит в этой ситуации. Хотя, девушка не сама захотела принять метку, это все родители, поддерживающие взгляды Темного лорда, они хотели что бы их дети выбрали именно этот путь. Как же Алекто их сейчас ненавидела. Но она не повторит свою глупость, она сама выберет правильный путь.

0

74

Удар. Чужая кровь на когтях. Ремус всегда знал, что как бы он не боролся с волком внутри себя, вспоминая счастливые моменты своей жизни, или же просто повторяя себе, что он - человек, зверь всегда побеждал. Этот метод борьбы был не правильным. А тот, кого он сейчас с размаху ударил по лицу, всего за один день привёл его к выходу из этого проклятия... но страх оказался сильнее. Ремус почувствовал, как ему сжали грудную клетку, что-то хрустнуло. Не ребро ли? Он всячески пытался... нет, не прекратить вырываться, а наоборот, загрызть этого самозванца, при этом укусив его в самую шею, как вампир свою жертву, и убежать отсюда подальше. Зрачки уже давно преобразовались и окружение приобрело совершенно иной вид. Сердце бешено билось в груди, причём сейчас он слышал не только своё сердце, но и чужое. Перед суженными зрачками оборотня то и дело мелькало лицо старика, на-половину в крови. Старик беспрерывно повторял одну и ту же фразу, отчего адреналин в организме борющегося с собой человека зашкалил до предела, кровь стала обжигать изнутри и, задрав голову кверху, он издал вой, разнёсшийся над всей долиной. Невесть откуда взявшийся ветер поднимал клубы песка и пыли, которая попадала в горло, глаза и уши. Фраза, которую так упорно произносил человек, казалось сейчас губительной, и Ремус, приложив немалые усилия, вырвался из хватки старика и свободной рукой нанёс ему ещё один удар. Но человек, видимо, был очень сильным и не собирался проигрывать эту схватку. Воздух вокруг поменялся - всё залил зелёный свет... инородная вспышка ослепила глаза. Ремус перестал вырываться и вдруг почувствовал боль, как от превращения, только во много раз сильнее. Он не понимал, что происходит. Зажмурившись от яркого света, который теперь постепенно исчезал, волшебник лежал на земле и слушал чей-то голос. Острые когти впивались обратно так быстро, что кожа рук не успевала адаптироваться под эти изменения, послышался хруст в ногах - кости возвращали себе прежний вид. Происходила обратная трансформация. Люпин открыл глаза и увидел прямо перед собой глаза старика, после чего тот ослабил хватку и отошёл. От боли Ремус, как младенец, поджал ноги к груди и закрыл руками голову. Ещё минуту пролежав в таком состоянии, он перевернулся на спину и увидел, что всё небо заволокли чёрные тучи. Начался дождь. Мысли даже отдалённо не походили на мысли человека, только что совершившего двойное превращение. Люпин не был уверен, что у него что-нибудь не сломано, но сейчас думать нужно было не об этом. Прошла ещё минута, прежде чем он вспомнил о присутствии здесь ещё одного человека. А точнее, дракона. Сердце ушло куда-то вниз и всё тело снова сковал чудовищный страх. Больше всего он боялся обернуться и обнаружить рядом бездыханное тело Смогга. Стоп... он же дракон. А дракона нельзя просто так убить. С другой стороны, Смогг был в обличье старика, а передаётся ли сила от дракона к его аватару, он не знал. Так или иначе, встать рано или поздно придётся. И придётся принимать все последствия этого происшествия. Не получилось... неужели только из-за страха? Но чего я боялся? Я же каждый месяц на протяжении тридцати с лишним лет превращаюсь... Всё произошло слишком неожиданно. Зачем было так делать? Не мог предупредить меня заранее!? Чем больше он в мыслях обвинял Смогга, тем сильнее становилось желание подняться и, обнаружив его живым, высказать всё это ему в лицо. Но тут другая мысль посетила сознание: Может дракон улетел и оставил его тут?... это было бы наиболее логично.. Хотя, дракон говорил, что Упорядоченное выбрало его (Ремуса), значит... не того оно выбрало! Бред какой-то... Люпин сделал сильный вздох, но тут же закашлялся - хватка старика была невероятной силы. Приподнявшись на локтях, он огляделся. Неподалёку, на том же большом валуне, лежал его наставник. Ремус присмотрелся, боясь встать и подойти ближе. Дышит. Живой... Он встал и на подкашивающихся ногах подошёл к старику, остановившись в метре от камня. Дождь лил без остановки, и только сейчас Ремус осознал, что порвал одежду, подаренную ему Сариэль. Он не решался что-либо сказать. Была бы у него волшебная палочка, он произнёс бы пару заживляющих заклинаний, но даже этого он сейчас сделать не мог. Он вообще не представлял, что сейчас в мыслях у дракона, но твёрдо для себя решил, что что бы это ни было - он примет это целиком и полностью. Он снова посмотрел вверх. А что будет, когда луна снова покажется?... нужно отсюда убираться... Нет, Ремус вдруг понял, что рано или поздно, тренируясь, он сможет контролировать превращения. Он понял как нужно действовать. Просто в этот раз он не был к этому готов. Он нерешительно сделал ещё один шаг вперёд и собрался уже присесть рядом, но неожиданно передумал. Может он не захочет продолжать меня обучать. И видеть тоже не захочет. Но по крайней мере, Ремус должен сам это понять или услышать от старика. А пока он будет стоять тут и не сделает ни шагу в сторону, даже не смотря на то, что сил стоять нет совершенно.
- Мне очень жаль, - тихо сказал он и, помолчав немного, добавил, - прости.
Все остальные слова и обвинительные речи, которые он собирался произнести, в мгновение улетучились, оставив единственные два чувства - боль и раскаяние. И к ним подключилось третье - уверенность в том, что он сможет. Не сейчас, но когда-нибудь.

+1

75

Игнациус проводил дракона недобрым взглядом. Про себя он подумал: «Эта ящерица слишком самоуверенна.. Но ничего, Равновесие не терпит такой гордыни.»
-- Я что, случайно приготовил сложнейшее зелье?!- Гневный вопрос Снейпа остался без внимания. Архимаг лишь презрительно фыркнул и даже не повернулся лицом к зельевару. Слишком очевиден был ответ. Этот человек совершенно не хочет слушать и делать, что ему говорят. Каков учитель, таков и ученик. «Ему же сказано- держи свои эмоции при себе! А от него просто воняет его переживаниями!» Архимаг терпеливо дождался. Пока злой, как рой ос Снейп, довольно таки грубо схватил неизвестного Архимагу мужчину и зачем-то потащил его к выходу из этого мира, воплощающего собой уныние. «Делать ему нечего… Кто это хоть такой-то?»-Презрительно подумал про себя Игнациус и лишь спросил:
-Кто это? Ты его знаешь?- Пустой вопрос, не требующий ответа. Просто Архимагу требовалось срочно как-то разрядить сложившуюся атмосферу непонимания, злости и недоверия. Никто не верил никому. Игнациус никак не мог понять, зачем… Зачем дракону потребовался ученик? «Ничего конкретного, мой дорогой «друг» так и не сказал. Точнее, он вообще ничего не сказал. Бред. Да и вообще. С какого это переляду он вообще пришел ко мне? Чему я этого мальчишку буду учить? Мне дали несколько дней? Ну прочту я ему пару лекций. А дальше-то что?» В голову Архимага закралось сомнение по поводу истинности действий дракона. Здесь было что-то не чисто. Он никогда не дружил с этими, практически не вступающими в контакт существами. А то, что один из них так запросто прилетел ночью в его дом и попросил учить ЕГО ученика.. Это уже просто за все рамки разумного выходит. Тут Архимаг остановился, как вкопанный. Он бросил беглый взгляд на Северуса, который с явным трудом тащил за собой этого мертвеца и задумался: « Так, а вот теперь все становится логично. Этот мальчишка пришел с этой ящерицей не просто так. Драконы мне не верят. Ни на грош… А сие означает только одно: он тут, что бы прошпионить за мной… « Архимаг резко обернулся в сторону Снейпа. В его голове проскочила шальная мысль:Может его тут оставить?.. но в туже секунду эта мысль была отметена, как безумная и нежизнеспособная. Дракон не такой тупица, что бы ни догадаться, что это произошло не случайно. Оставался всего один вариант - вести себя так, как он вел до этого. Нельзя, что бы дракон догадался о его  догадках и подозрениях.
-Мы идем намного медленнее с ним?- Вопрос Северуса вывел Архимага из его не легких мыслей. Он рассеяно кивнул, но через мгновением до него дошел смысл вопроса Снейпа и отрицательно закивал:
-Нет, мы не идем ни медленнее, ни быстрее. Тут времени нет, а значит и двигаться быстрее или медленно мы не можем.
Умершие могут высасывать эмоции только когда находятся рядом или вообще где бы я не находился?- Архимаг фыркнул.
-А сам как думаешь? -Архимаг промолчал и добавил- Ясное дело, что когда ты рядом. Если бы они впитывали эмоции где ты ни находился- ты бы сейчас был бы не менее сухим, чем растущая здесь растительность- Архимаг носком сапога ковырнул землю.
И вновь погрузился в свои мысли.
Они шли и шли через бескрайнюю вересковую равнину. Плоскую, как стол пустошь ничего не нарушало- ни деревца, даже чахлого, ни холмов, ни крупных камней- ничего. Только сухой вереск. Неподвижно растущий под неживым небом и трое путешественников, которые пытаются с этой равнины выйти.
  Спустя какой-то, очень растянутый промежуток времени, впереди показалась та самая каменная стена. Дракон махнул рукой и зашагал к ней. Пропуская Снепа с его умершим спутником вперед, сам он перешагнул стену последним. Как только Дамблдор оказался по ту сторону стены- он исчез.

+1

76

- Да, я согласна. Я согласилась давно, иначе меня здесь не было бы.
Кейден кивнула на слова Аллекто. «Если бы ты знала, сколько трудностей и опасностей тебя ждет, прежде. Чем ты сможешь стать полноценным магом.. Если бы ты знала, какой тернистый путь ты выбрала. Ты бы не говорила так уверенно. Эта дорога, на которой растет лес из терна и чертополоха. Сколько искушений, сколько опасностей, сколько слез ты прольешь, прежде. Чем добьешься того, чего тебе нужно…» Драконица невольно улыбнулась печальной улыбкой на свои мысли.
- Миры, но я даже не знаю, как они называются… Не знаю почему, но я хочу пойти прямо.
-Не столь важно знать, как называется тот или иной мир.  Это не дает никаких преимуществ. По крайней мере для человека. Нужно знать названия только ключевых миров, от благополучия которых зависит Равновесие во всем Упорядоченном. Эти миры расположились тремя осями от одной границы Упорядоченного, до другой. Миры Х, их 15, миры Y, их так же 15. Миров Z 30. Пересечение семи миров называется Осью мира, а центральный мир- Осевым. Твой мир- Осевой. Арда. Эа. Остальные шесть миров зовутся: Хьёрвард, Мельин, Эвиал, Зидда, Кирддин и Белоста.- Кейден улыбнулась.- Самый загадочный из перечисленных миров- Эвиал. Этот мир является «закрытым» миром, изолированным от остального Упорядоченного, все внутренние потоки силы мира проходят через девять Кристаллов Магии, охраняемых драконами-хранителями. Но это вовсе не те драконы.. Это драконы-хранители магии. Они разумны, но не являются хранителями Упорядоченного- Кейден затараторила и слегка зарделась алой краской. Она сумела взять себя в руки и продолжила рассказывать про Эвиал- «Закрытый»- означает, что он не доступен ни для кого. В него можно попасть, но крайне сложно выбраться. Я могу тебе показать его- Кейден пальцем показала куда-то в один из тысяч миров- Вон он, черная глобула зависшая во мраке Космоса. Это очень богатый на расы мир: люди, эльфы, и светлые  и темные, гномы, орки, гоблины, драконы, хоббиты, драконы, поури, дуотты… Но этот мир поражен заразой, очень страшной и неприятной. Запад этого мира полностью сокрыт под завесой Тьмы. Она видна и осязаема. Даже мы, драконы, не можем ответить что это. Или кто это. Но там проходят очень странные процессы… В этом мире необычайно сильна магия смерти, некромантия… Жители мира страдают от неупокоенных… Это мертвые, которые не пожелали оставаться в своих могилах. Трупы. Вновь обретшие свободу. Умершие люди. На протяжении многих лет трансформируются в гончих- это тела людей превращенные в скелеты мертвых псов, с огромными длинными челюстями, с десятками острейших клыков.. Гончие же трансформируются на протяжелении столей в костяных драконов… Не стоит путать этих отвратных тварей с нами…- Кейден передернулось- Это чудовищная пародия на нас… Они не обладают разумом, они не умеют летать.. Они умеют только убивать. Да и вообще. Все неупокоенные могут только убивать.. Они разрывают и убивают все живое. От них только одно спасение- церковь и магия некромантов. –Голос Кейден на каждом слове понижался и становился холодным. В нем слышался звон металла.- Но так было много столетий назад… Как там сейчас дела- не известно.- На этих словах Кейден смягчилась и перешла к рассказу о другом мире:
-Мельин… Мельин представляет собой классический земноподобный мир сферической формы (планету). Имя «Мельин» носит также сильнейшее из существующих в мире человеческих государств — Мельинская империя, а также столица данной империи. обладает как минимум тремя континентами — условно безымянным материком, на котором располагается собственно Мельинская империя и её соседи; на востоке — отделённый океаном Восходный континент; наконец, на юге — Южный берег, откуда в своё время под натиском сил Древнего Ужаса были вынуждены мигрировать человеческие народы Мельина.
  Большую часть населения Мельина составляла раса людей. Кроме человеческих, население Мельина представлено следующими нечеловеческими расами: Дану, или «молодые эльфы», подгорные гномы, «классические» эльфы, живущие на Восходном континенте и Вольные, раса человекоподобных воителей, безупречно владеющих всеми боевыми навыками.  Среди прочих рас в Мельине отмечено наличие орков, троллей, половинчиков и кобольдов.

  Кейден задумалась. Она рукой указала на зеленую сферу, обособленно висящую в пространстве. Голос Кейден больше напоминал голос лектора в лектории. Никаких особых эмоций. Только голая информация. Было видно, что за Эвиал драконица бесконечно волнуется, а этот мир ей совершенно безразличен.
-Мельинская империя по праву считается сильнейшим из человеческих и нечеловеческих государств одноимённого мира. Образованное беженцами с Южного Берега, это государство в течение многолетних и весьма кровопролитных войн сокрушило на главном континенте Мельина всякое сопротивление нечеловеческих рас (прежде всего, гномов и Дану), несмотря на первоначальное многократное превосходство последних в вооружённых силах и магии.
    Государственный строй Мельинской империи — абсолютная олигархическая монархия. Официально высшая исполнительная, законодательная и судебная власть в Империи сосредоточены в руках Императора и Коронного совета в лице приближённых к трону дворян, сильнейших магов и высших иерархов Церкви Спасителя. Однако реальная власть уже многие столетия принадлежала Гильдии магов Радуги в числе семи (по цветам радуги) Орденов: Красный Арк, Оранжевый Гарам, Жёлтый Угус, Зелёный Флавиз, Голубой Лив, Синий Солей и Фиолетовый Кутул. (Кроме вышеуказанных, существует и восьмой Орден, формально не входящий в Гильдию Радуги, — Всебесцветный Нерг.) Кому служат всебесцветные- не известно. Но с магами Радуги они не контактируют вообще. Среди драконов-Хранителей ходят слухи, что Нерг служит Дальним.
  Фактически именно магическое могущество Радуги обеспечивает Империи безусловное военное превосходство над соседними народами, как нелюдскими, так и человеческими. Цена такого могущества — полный запрет на всякое неподконтрольное Радуге волшебство («незаконная волшба» каралась смертью) и дискриминация (обращение в рабство Дану, тяжёлые налоги на торговлю гномов, дань, наложенная на половинчиков, отселение орков и троллей в бесплодные резервации и т. п.) оставшихся в живых представителей нечеловеческих рас на территории Империи.
Ну вот собственно и все, что нужно знать про этот мир…

  Кейден замолчала и продолжила путь дальше. Ее одежда слегка развивалась на несуществующем ветру. Голос наставницы гулко раздавался по просторам Упорядоченного.
-Третий ключевой мир- Хёрвард. Мир делится на 4 части- Северный, Восточный, Западный и Южный Хервард. Северный и Западный Хервард заселены преимущественно людьми. В  Восточной части Западного Херварда находится Хранимое Королевство, находящееся под патронажем Новых Богов и Хединсей, Резиденция их учеников. Так же Западный Хервард заселен кобольдами, мормонтами, похитителями душ и прочей нечестью.  Южный Хервард заселен дикарями и язычниками, практически не обладающие благами цивилизации. Восточный эльфами и ялиниями. В Северном обитают Йотуны, ледяные великаны, ледяные драконы и ледяные змеи.
Ну вот собственно и все, что нужно знать об этих мирах…

Кейден вновь замолкла и улыбнулась Аллекто.

+1

77

-Нет, я его не знаю. Взял просто труп наугад, и решил тащить его отсюда в мир живых.-*Почти автоматически произнес он со злостью. Потом вспомнил, что нельзя давать эмоциям волю.*-Конечно, знаю... Я сюда за ним и шел.
*Последнее было произнесено уже почти безразлично. Разве что немного презрения было по отношению к Дамблдору. Сейчас Снейпу было сложно избавиться от эмоций. Впервые за многие годы. Архимаг, судя по всему тоже был сильно занят своими мыслями. Не сразу ответил на вопросы. Северус кивнул когда получил ответы.* Но ведь Дамблдор тоже высасывает мои эмоции... Он пока труп. Так что расслабляться нельзя. Нужно вытащить его отсюда, и тогда уже делать все, что угодно... Хотя кто бы мне позволил.
*Они продолжали идти вперед.* Когда уже эта стена наконец-то будет...
*Все-таки обратный путь казался значительно дольше, что бы ни говорил старик. Но скорее всего директору Хогвартса так просто казалось. Пребывание здесь утомляло. Сухая растительность под ногами, безжизненное небо, безжизненный мир. Все угнетало. Глаза, кажется, привыкли к мраку и стали видеть немного лучше, потому что через какое-то время впереди показалась стена, и Готмог. Дракон пропустил их с Дамблдором вперед. Зельевар покрепче сжал руку мертвеца, и толкая его вперед перешагнул стену. Снейп заметил, что Альбус исчез, рукой он сжимал воздух.* У меня точно получилось? Он ушел отсюда?
* Но задать вопросы вслух он не успел. Как только он сам ступил на землю за стеной, Северус почувствовал, как мир вокруг теряется, "рассеивается". Ощущение было такое, как-будто он медленно, плавно, и без характерного "удушья" аппарирует. Царство мертвых исчезло, или точнее, Снейп исчез из него. Он надеялся, что ему удалось забрать отсюда Альбуса Дамблдора. Но была также ничтожно маленькая надежда, что вдруг это ему не удалось, и у него еще есть шанс забрать мертвого отсюда.*

+2

78

Дождь… Благословенные капли холодной воды падали с мертвого неба умирающего мира. Было приятно ощущать на коже крупную дробь воды, успокаивающую и расслабляющую мышцы. Все таки борьба с оборотнем дело сложное.. В обычном случае он просто снес бы ему голову и дело с концом.. Но это был его ученик. Мысли вихрем проносились в голове. Но они мало касались Ремуса. Кирддин… Равновесие.. Новые Боги… Неназываемый… Сфайрат… Сариэль…
-Не задумывайся об этом…  Вечность слишком большой срок для одной встречи. Дела важнее. А все остальное будет потом.- Мелкие капельки ночного тумана и свет растущей луны образовывают светящийся серебряный нимб. Длинные, волнистые волосы отливающие белым золотом мягко светятся в ночи… Крошечные золотые звездочки смотрящие в вечность… Теплая полуулыбка, заставляющая сердце биться сильнее…
  Но тут сквозь полусон полуявь послышался хриплый голос. Инородный и режущий слух:
-Мне очень жаль, прости.- И снова дождь, снова безжизненное небо, в котором не летают больше птицы… Снова умирающий мир, боль в костях и шум в голове. Открыв один глаз, старик невидяще уставился на Ремуса. Глубоко вздохнув, он снова закрыл глаз и ничего не ответил.
  Дождь по прежнему барабанил по голой груди старика. Сделав усилие, он, кряхтя, попытался сесть. Это ему удалось. Ссутулившись, он исподлобья посмотрел на Люпина и снова вздохнув и оперевшись двумя руками о камень, он сделал усилие и поднялся на ноги. В первое мгновение его слегка повело и он, коснувшись одной рукой камня все-таки, выпрямился. Вскинув руку, он оперся о посох, который подлетел к нему. Опираясь на посох, старик приблизился к Люпину, старик заглянул ему в глаза. Застарелый шрам неприятно исказился от той усмешки, что проскользнула на лице Смога, придавая ей некоторую мрачность.
-Нужно слушаться меня беспрекословно. Тогда что-то выйдет. Забудь все свои страхи и свою неуверенность! Упорядоченное выбрало тебя! Я не знаю почему, но так уж сложилось!
  Старик хромая отошел от Рема и приблизился к краю скалы. Его голос попадал в резонанс с разговором дождя и земли. Он был практически не слышим за шорохом падающих капель.
- Обучение… Вся жизнь- учеба. А теперь, ты как себя чувствуешь? Готов еще раз сразиться с самим собой?
  Старик обернулся к Ремусу.  У Смога был задумчивый взгляд. Заметив, что испорчен подарок Сариэль, он покачал головой и едва скривился.  Сразу вспоминалсь теплая улыбка Владычицы.. Встряхнув головой, Смог подошел и произнеся «renovatio» провел рукой по порванной во всех местах одежде эльфов. Из ладоней старика разлился бледный желтый свет, и швы одежды начали сходиться, а порванные участки одежды, или где были вырваны куски материи, начали восстанавливаться и срастаться. Подняв глаза от одежды на Ремуса. Смог покачал головой и проведя по щеке так же тихо произнес: «ailenedigaeth». Голос прозвучал таким образом, как будто раскололся на несколько голосов. Такой же желтый свет осветил Люпина и все раны начали быстро затягиваться, не оставляя никаких следов.  Оглядев обороняя со всех сторон, Смог кивнул каким-то своим мыслям и повернувшись к Люпину спиной спокойно спросил:
-Так ты готов снова встретиться со своим страхом? Если да, то снова садись на камень и представляй себя сосудом. По-другому пока, похоже, никак. Впоследствии после многих тренировок, ты научишься делать мгновенно, даже не задумываясь над этим. Правда, своего зверя ты сможешь выпускать только во тьме… Но зато находясь в его обличае ты будешь многократно сильнее… Ну так что?

+1

79

ООС: пост местами совместный

Волшебник продолжал стоять в ожидании хоть какого-нибудь ответа от учителя, раздумывая обо всём произошедшем. Он ещё раз взглянул на небо и снова его плечи едва заметно вздрогнули - как быстро ветер уносит чёрные тучи за горизонт, как скоро здесь снова появится ярко-алый диск луны и ему вновь придётся бороться с самим собой. Люпин никогда бы не подумал, что на других планетах и в других мирах тоже есть свои "луны" и они точно также влияют на него, как и в Арде. Это казалось неправильным, нелогичным. А может Смогг...? Нет... вряд ли. Ремус знал, что дракон не стал бы этого делать, тем более он сам говорил, что не настолько могуществен. Тем временем его наставник принял сидячее положение и исподлобья посмотрел на Ремуса. Затем он кое-как поднялся на ноги, и Люпин едва удержался, чтобы не сдвинуться с места и не помочь ему. Подойдя к нему, старик заглянул ему в глаза и сказал:
- Нужно слушаться меня беспрекословно. Тогда что-то выйдет. Забудь все свои страхи и свою неуверенность! Упорядоченное выбрало тебя! Я не знаю почему, но так уж сложилось!
Ремус ничего не ответил, лишь кивнул и снова посмотрел на небо. Ему показалось, что кто-то специально удерживает облака под луной. Странно...
Старик, хромая, подошёл к краю обрыва, и Ремусу пришлось также подойти чуть ближе, чтобы расслышать голос своего учителя.
- ...ты как себя чувствуешь? Готов еще раз сразиться с самим собой?
Сердце снова неприятно ёкнуло.
- Я... вполне... Нормально, - сказал он, запинаясь. Минута на размышления у него была, пока Смогг залечивал свои и его раны и восстанавливал с помощью неведомой магии порванный костюм - подарок эльфов.
- Спасибо, - сказал Ремус, когда на нём не осталось никаких ран. Он внимательно посмотрел на старика, а затем снова на небо. - Это ты удерживаешь облака? - спросил он, когда мысли начали понемногу упорядочиваться.
Старик сухо кивнул и, глазами указав на небо, усмехнувшись, заметил:
- Но только я не уверен, что я в пылу схватки смогу параллельно их удерживать.
Схватка. Бой. Люпин так и знал, что к этому всё ведёт. Все разногласия в итоге приводят к бою. К войне. Иначе никак. Всё так устроено... и, похоже, нет места во всём Упорядоченном, где с этим бы не согласились.
Смогг снова повернулся к обрыву и повторил свой вопрос.
Если я сейчас не сделаю этого, то... то я не смогу больше оставаться в этом мире, поскольку здесь полнолуние... хм.. надо бы узнать, как у них называется этот спутник... не уж то тоже "луна"? Ремус понимал, что чем больше он думает, тем меньше времени у них останется на выполнение миссии, о которой упоминал дракон. Но если я превращусь снова? Сколько он готов это терпеть?... Что-то подсказывало волшебнику, что во второй раз спасительные облака не появятся, и Смогг уже не удержит в нём зверя. Ну уж нет. Я должен. Теперь-то я готов, что мне мешает?
- Да, думаю, я могу попробовать ещё раз. На этот раз я буду действовать спокойнее, - Люпина снова одолело желание упрекнуть старика  в том, что он его не предупредил заранее, но откуда же он сам знал? Для него это, скорее всего, также стало неожиданностью...
- Только скажи: я должен не дать зверю выйти? Или наоборот, подчиниться, выпустить его, а затем попытаться контролировать?
Старик пристально посмотрел на Ремуса. В его глазах проглядывались глаза дракона. Он тихо, но достаточно грозно ответил:
- Держи зверя в себе. Не дай ему выйти. Иначе, выпустив его снова, ты не сможешь загнать его обратно.
Ремус сглотнул - в горле пересохло. На лбу и ладонях выступили капли пота, смешавшиеся с каплями дождя.
- Я понял, - сказал он и, подойдя к тому же камню, забрался на него с ногами и закрыл глаза. Ему понадобилось ровно пять минут, чтобы прийти к тому же состоянию, которого он достиг пол-часа назад.

0

80

Люпин шумно проглотил слюну. Уголок губы дракона чуть приподнялся и Смогг покачал головой. Люпин так резво плюхнулся на камень в позу лотоса, что дракон даже ничего не успел сказать. Слова, которые он хотел сказать застряли в горле. Приподняв левую бровь, он выдохнул и в это время покачал головой.  Затем пожав плечами, Смог устало произнес:
-Нет, дорогой мой. Так мы далеко не уедем. Для начала нужно успокоиться. А ты весь, как пчелиный улей гудишь. Очисти свой сосуд полностью. Пропусти содержимое этого кувшина через песок. И влей обратно Пусть содержимое вновь станет чистым, как и было до твоего превращения.
  За то время, которое он говорил Люпину, Смогг успел дохромать до камня встать за спиной у Ремуса. Он расставил руки высоко над головой у оборотня и продолжил говорить мягким, успокаивающим голосом. Дождь постепенно прекратился и редкие капли, падающие с неба, болью отдавались в висках у дракона. Он сам находился в пике своей концентрации, что бы, если что-то пойдет не так, успеть вовремя, перехватить и уничтожить вторую сущность Ремуса, не навредив при этом самому человеку. Сам он при этом, не прерываясь говорил:
-Концентрация. Ты должен полностью достичь пика своей концентрации. Успокой дыхание… Дыши глубоко. Вдох-выдох, снова глубокий вдох и такой же глубокий выдох… Ты чувствуешь, что твое сердце бьется реже и медленнее...  Ты очищаешь свое сознание- оно становится девственно чистым…
  Последние раскаты грома глухо ворчат над безжизненной равниной, глубоким эхом отдаваясь от холмов и утесов. Гроза уходит в горы. Туда, где находится язва этого мира. Туда, где сейчас находятся последние следы той темной магии, что изуродовала и погубила этот мир.  Яркие зарницы вспыхивали из-за острых пиков гор, подсвечивая тяжелые облака яркими красками. Фигура Смога на фоне этих вспышек казалась матово- черной, так же. Как и сидящая на камне фигура. Вместе они казались единым спящим божеством. Многоруким и многоголовым.
-Почувствую что тебя- двое. И каждый из вас хочет существовать и жить. Но ты- главный. А ОН второстепенный. ОН находится в полном твоем подчинении. Полностью контролируй своим сознанием этот процесс. –Дракон усмехнулся- Здешняя луна зовется Зерадо. Но не отвлекайся на мою болтовню. Делай то, что должен делать. А именно - контролировать свое тело. Будь внимателен. Сейчас тучи начнут расходиться, и Зерадо вновь постарается починить тебя себе. Но это будет происходить постепенно. Сейчас…
  Дракон стал медленно опускать руки. На вершине холма поднялся легкий ветерок. Тучи над головами дракона и его ученика начали свой дрейф по небу. Кое-где проглянули маленькие звездочки, образовывающие чужие непонятные созвездия.
-В центре твоего сосуда возникает пузырек воздуха. Определи его размеры. Как ты уже успел убедиться- он не должен быть большим- иначе ты с ним не справишься. Но и не слишком маленьким- иначе прививка не удастся. Ты будешь бороться лишь с призраком своего страха. Этот пузырек воздуха висит в самом сердце твоего сосуда. Держи его крепко, не давай ему перемещаться, хотя он будет пытаться подняться кверху… Определив размеры пузыря… Надели его яичной скорлупой. Пусть он будет жестким. Второе твое Я будет пытаться расколоть этот панцирь- не давай ему этого сделать. Каждый раз укрепляй стенки воздушного пузыря. Тогда ты обретешь победу.
Алый луч Зарадо коснулся бесплотной земли, и начал стремительно расползаться по мертвой равнине все скорее приближаясь к скале, на которой был дракон и Люпин. Граница лунного света и тьмы коснулась коленей Люпина.
-Твое второе Я начнет вырываться. Держи его так, как я держал тебя. Оно будет вырываться. Не пускай его. Оно будет выть, поднимет плач, станет умолять тебя- не слушай его, останься глух к собственным желаниям. Тебе покажется, что оно начнет угрожать тебе- не слушай его- это не правда. Он ничего не может тебе принести. Тебе может показаться, что оно предлагает тебе сделку- не слушай его- оно ничего не может дать тебе взамен, кроме боли и страданий… Это будет длиться долго, но рано или поздно оно устанет. И ты победишь. Но будет три волны, три попытки вырваться. Внимательно прислушивайся к себе и все время держи себя под контролем- иначе случится беда… -Голос старика разносился над равниной. Ветер играл его волосами и волосами Ремуса.

+1

81

Как только дракон перешагнул из одной реальности в другую, он сразу накинулся на Архимага, совершенно не обращая внимания на Снейпа:
-Что с тобой? Ты чего вообще творишь?!- Лицо дракона исказилось от гнева. –Ты вообще понимаешь,  ЧТО ты натворил?!
  Архимаг, еще не успевший отойти от долгого сна, тупо смотрел на дракона ничего не пытаясь возражать. Выслушивая крики дракона, он только снова откинулся в кресле и закрыл глаза. Готмог не смог пережить такой наглости. Подскочив к креслу, он застрял Архимага. Тот отмахнулся от дракона, как от назойливой мухи. Готмог отскочил и в ярости посмотрел на Игнациуса, который удобно устроился в кресле и похоже явно готов был продолжить свой сон. Натолкнувшись на лабораторный стол, он резко развернулся по отношению к нему. Ему на глаза бросился кувшин с водой. Оскалившись, он взял его. По стенке сосуда прошла изморозь. Подскочив к креслу одни прыжком, он выплеснул все содержимое кувшина в лицо старику. Тот с громким возгласом подскочил в кресле  и отфыркиваясь стал стирать воду с лица и отжимать бороду. Бросив яростный взгляд на дракона, он одним жестом отбросил дракона к противоположной стене.
-Это лучше расскажи ты, что произошло??? С каких это пор драконы так легко стали терять свое самообладание? Что на тебя так отрицательно воздействует?!- Архимаг был в бешенстве. От него поднимались клубы пара. Продолжая отфыркиваться, Архимаг вытер воду с кафельного пола и пристально уставился на дракона.
  Тот, ударившись от стены, как мячик вновь подскочил к Архимагу. Его злой взгляд говорил лучше всяких слов.
-Архимаг, будь поаккуратней.- Только и сказал он, подходя к Северусу.
На что Игнациус только громко рассмеялся.
-Это я-то должен вести себя аккуратно? Аккуратней может быть только темница!
В свою очередь дракон обернулся и заметил. Его голос был холоден, как лед. И в нем чувствовалась прямая угроза:
-Если понадобится- будет и темница.- Повисла гнетущая тишина. Дракон подошел ближе к Игнациусу,  и, заглядывая в самые глаза, рычащим тоном произнес.- Слишком ты всем надоел со своими интригами, Архимаг. Ты уже ходишь под подозрениями у всех- у Падших, у Новых,  у Дальних, у Нас, у неназываемого… Будь поосторожнее. Иначе против тебя окрысятся все. Включая твоих любимых Истинных магов. Не любят слишком хитромудрых.
  С этими словами, он начал подниматься по лестнице и крикнул через плечо:
-Северус, жду тебя во дворе. Что-то мы уже загостились здесь.-Приторным тоном произнес Готмог
  Архимаг бросил полный ненависти взгляд. Про себя он прошипел:
-Меня еще вспомнят… В первую очередь Новые Боги!- Последнюю фразу Игнациус крикнул в спину дракона.  Тот остановился как вкопанный. Он медленно, растягивая слова, но, не поворачиваясь лицом к Архимагу, заметил:
-Меня ваши разборки не касаются. Ваша закулисная борьба драконов интересует мало. Я служу Равновесию. –Готмог по змеиному повернул голову назад. Его зрачки стали вертикальными- Но не приведи Творец, если это коснется Равновесия, Архимаг, то тут за тебя возьмутся уже силы серьезней, чем Новые Боги! –На этих словах хлопнула дверь и Архимаг остался один с Северусом.
Взяв себя в руки, Архимаг навел порядок на лабораторном столе и вновь сел в кресло.

                                                                           ***

Вихрем пронессясь по дому Архимага, дракон высочил во двор. Его глаза пылали гневом. Еще раз в ненависти обернувшись на дом Игнациуса. Он несколько раз глубоко вздохнул-выдохнул и принялся ждать Северуса.

+2

82

Алекто  внимательно слушала Кейден, пытаясь запомнить мельчайшие детали, ведь эти детали могут помочь в будущем. Когда драконница рассказывала про Эвиал, она волновалась. Это было хорошо заметно, по голосу и по поведению. Этот мир, почему то привлек Алекто. Если Кейден за него волнуется, значит, есть за что и, значит, мир этот ей не безразличен. Про Эвиал Кэрроу запомнилось больше всего: про расы, про поделенную территорию и про многое другое. Следующим был Мельин. Однако этот мир и третий Хёрвард не так интересны, как первый. Похоже, именно этот рассказ заставил сменить выбор Алекто.
- Можно начать обучение с Эвиала. Раз этот мир «закрытый» нас ждет много загадок, я полагаю,- эта храбрость – минутная слабость. Никогда еще девушка вот так не высказывала свое мнение, но ей всегда хотелось. Смешно получилось... Первый раз высказала свое мнение, повела себя по интуиции. А отец наказал бы за это. Слабость нам неприсущна. Так он всегда говорил. Плевать на законы и заветы отца. В кои-то веки Алекто сама выбирает свое будущие, и оно будет таким, как захочет сама Кэрроу.
- Можно вопрос?- Алекто смутилась.- А как именно Темный лорд нарушил Закон Равновесия, и сохранятся ли у нас умения и способности после того как Темный лорд падет?
Алекто замерла в ожидании ответа.

0

83

*Северус открыл глаза. Он лежал в лаборатории в доме Архимага. Он не успел оглядеться и прийти в себя, как услышал чьи-то крики. Снейп вздрогнул и резко сел на кушетке оглядываясь, и пытаясь понять, что происходит. Дракон орал на еще не до конца проснувшегося старика. Тот не соображал ничего, и даже старался сначала не реагировать. Но не получилось, потому что Готмог приступил к более жестоким методам. Полил хозяина дома ледяной водой. Архимаг оттолкнул дракона аж к стене. Причину Снейпу понять было сложно.* Ну да, потащил он меня в царство мертвых... Без разрешения дракона. Но кажется, проблема не только в этом... Тут еще и что-то другое есть.
*Зельевар поднялся, но ничего говорить или делать не стал. Какой смысл вмешиваться, если ссора его почти не касается. Если он даже не знает, кто прав, а кто виноват. И уж тем более, не может принять чью-то сторону, потому что ни Архимаг ни дракон не вызывали у него особого положительного отношения. Дракон сообщил, что они уходят. Еще переругавшись с стариком Готмог ушел, хлопнул дверью. Их слова говорили о том, что не только Снейп был причиной ссоры. Потому что о нем они даже ни слова не сказали. Но понять, в чем именно все равно было невозможно.* Веселое приключение... Приятно "погостили".
*Директор Хогвартса наблюдал за действиями хозяина дома. Только сейчас заметил, что Дамблдора рядом нет.* Мне не удалось его забрать? Или... Он попал сразу в наш мир?
*Понять Северус не мог, но точно знал, что только Альбуса сюда не хватало для полного счастья. Ему двух психов хватает с головой. Обойдется и без третьего. Да и он сам похоже, скоро станет ненормальным. Если еще не стал.*
-Тот, кого я забрал... Он ожил?-*Нарушил он тишину.*-Спасибо, за возможность сварить зелье...
И попасть в царство мертвых, и повредить свои, уже точно ни на что не годные нервы. Вспомнить все, о чем я посмел немного призабыть. И воскресить того, кто мне, оказывается, уже и не так нужен...
*Снейп сам не мог определиться, нужно ли ему было это путешествие или лучше, что бы его не было. Пока до него не совсем дошло, все что там было. Все что происходило, казалось сном, который он не до конца мог вспомнить. Был страх, что скоро все проясниться. И это уже не будет сном, а реальностью.*
-До свидания.-*Попрощался зельевар со стариком. Направился к выходу из лаборатории. Выйдя из дома, профессор направился к дракону, предчувствуя, что тот будет очень рад его появлению. И  конечно похвалит, за все хорошее.* Хотя я вообще ничего не сделал. Сказали учиться - попытался чему-то научиться.

0

84

Смогг почувствовал его волнение и, возможно, страх. Он встал позади волшебника и начал спокойно объяснять, что нужно делать и представлять. Это Ремусу и было нужно - чтобы кто-то, более сильный, чем он сам, направлял его ежесекундно в правильную сторону и не оставлял возможности испугаться или занервничать. Люпин успокоился и принялся за создание крошечного пузырька внутри кувшина. Он дышал, как ему говорил дракон - глубоко, размеренно. Дождь всё ещё шёл и это было хорошо, потому что означало присутствие туч над Ремусом и Смоггом, а значит, время ещё было. Глаза всё время были закрыты, и Люпин не мог знать, расступились облака, обнажив огромный диск луны, или ещё нет. Снова послышался стук собственного сердца, и все внутренние процессы стали подвластны разуму волшебника. Когда Ремус перестал ощущать капли дождя на руках и одежде, он собрал всю свою волю в кулак и не дал себе запаниковать, хоть это и было нелегко. Сейчас. Он сделал глубокий вдох. Ну что ж, Зерадо, попробуем ещё раз. Ремус усмехнулся всей нелепости того, что должен подчиняться какому-то неизвестному ему светилу. Пузырёк внутри кувшина вырос до определённых размеров и начал всплывать вверх. Волшебник вернул его на место, даже не удивившись тому, как легко у него это получилось. Ремус не знал, стоит ли Смогг всё ещё позади него, но был уверен, что тот оказывает ему огромную поддержку. Сейчас действительно казалось, что он борется с каким-то несчастным шариком воздуха, а не со своей второй сущностью. Что там творилось вокруг - его не интересовало. Вода в кувшине, очищенная через песок, была кристально-чистой, но опасность всё равно присутствовала - Люпин это чувствовал собственным сердцем. Затем голос учителя сказал, что делать дальше. Как вовремя, иначе Ремус запутался бы уже в двойственных ощущениях. Он наделил шарик твёрдой скорлупой, которая почему-то быстро треснула. Не сбивая дыхания, Ремус продолжал прикладывать усилия, чтобы удержать пузырёк внутри. Тихо. Сиди там, вырвешься - тебе же хуже, - словно с человеком, разговаривал Ремус со своей второй сущностью. Через закрытые веки просочился яркий алый свет. Ремус укрепил стенки вокруг пузыря. По телу пробежала крупная дрожь, и сердце очень неприятно сжалось, но назад дороги не было - нужно было продолжать прикладывать любые усилия, чтобы не дать вырваться ему на свободу. Насколько проще было бы существовать... жить без него. Без страха и сомнения можно было бы снова преподавать в Хогвартсе... и Тонкс... А уж подчинить себе зверя... нет, рано пока думать об этом. Я - главный. Он - второстепенный, - продолжал повторять Люпин, удерживая разбушевавшийся шарик в центре сосуда. Но тут он начал биться о стеклянные стенки и раскачивать сосуд.
- Твое второе Я начнет вырываться. Держи его так, как я держал тебя. Оно будет вырываться. Не пускай его. Оно будет выть, поднимет плач, станет умолять тебя - не слушай его, останься глух к собственным желаниям, - твердил наставник.
В самом деле, единственным желанием шарика было выйти из заточения, и Ремус даже на секунду почувствовал это, как будто он и был этим существом. За всё время борьбы он ни разу не сдвинулся с места и не открыл глаза, хотя в какие-то моменты очень хотелось. Ремус стал перемещать кувшин так, чтобы шарик не касался его стенок, даже двигаясь при этом неимоверно быстро. Он влево - кувшин влево, он вправо - кувшин вправо. Часть воды расплескалась, но это было не так страшно, потому что Ремус всегда мог долить в кувшин столько воды, сколько было нужно. Скорлупа на шарике стала тёмно-коричневого цвета, а затем и вовсе превратилась в чёрную. Как же ему там, наверное, страшно. Такая борьба, теперь больше походившая на игру, продолжалась довольно долго, но Смогг так и говорил. Он сказал, что рано или поздно оно устанет и успокоится. Только бы не устать раньше. Люпин сам не замечал, как сильно сжимает кулаки и как ногти до крови вонзаются в ладони. Внутри всё было намного спокойнее и... как-то .. смешно? Неужели это его веселило? Такая странная игра в догонялки со зверем не могла внушать страх - теперь только лишь желание победить, выстоять до конца и не подвести Смогга. Ко всему этому добавились светлые ощущения, приятно согревающие душу - оборотень вспомнил о всех тех людях, которым он обязан очень многим... большая часть сейчас в другом мире, на огромном расстоянии от него, но некоторые также как и он путешествуют сейчас невесть-где по Упорядоченному... он вспомнил об эльфах и ему захотелось туда вернуться, но уже другим человеком. Человеком.
Ремус вспомнил, как его задело то, когда Смогг перечислял всех, кого выбрало упорядоченное:
Всего девять драконов. У каждого дракона теперь есть по одному ученику. Два человека. Оборотень. Гном. Титан. Эльф. Доутт. Гарпия...
Теперь будет три человека. Шарик воспользовался тем, что Ремус отвлёкся на свои мысли и с силой удалился о стенку кувшина в самом тонком месте. В следующую секунду в сознании Ремус образовалась такая картина: кувшин разорвало на осколки и они в бесчисленных количествах разлетелись в стороны, равномерно заполняя пространство. Вода также разлеталась по каплям в разные стороны, как от взрыва гранаты. А в центре всей это идиллии находился шарик в твёрдой оболочке с чёрной идеально-отражающей поверхностью. В этом шарике был теперь весь мир. Осколки не падали, вода тоже. Земное притяжение здесь не действовало. Вместо этого всё как в замедленной съёмке разлеталось в стороны. Вместо того, чтобы ужасаться произошедшему, Ремус восхищался красотой увиденного.
Посмотри, что мы натворили...
И что же?
Красиво, не находишь?
Выпусти меня, тебе уже ничего не остаётся.
Нет.
Громкий треск. Ремус открыл глаза от боли в ладонях. Прорезались когти. Уже во второй раз за сегодня.
Он сжал зубы и продолжил сидеть в позе лотоса на камне, прислушиваясь к своему сердцебиению и одновременно наблюдая за шариком, застывшем среди воды и осколков, подвешенным в невесомости... жаждущим свободы.
Мне жаль, что я так поступаю. Прости меня. Но если ты хочешь идти дальше - ты должен подчиниться мне.
Шарик завертелся, но орденовец удерживал его на месте. Он стал дышать сначала очень глубоко и быстро, потом всё реже и реже - осколки замедляли полёт. Затем Люпин перестал дышать вообще, при этом не ощущая никакого дискомфорта, даже спустя минуту.  Подождав ещё немного, он резко поднял обе руки с коленей и соединил их перед собой в замок. Когти изрядно усложняли ситуацию, но в данный момент это было мелочью. Как только он это сделал, осколки и вода стали двигаться в обратную сторону, собираться воедино, время в сознании пошло в обратный отсчёт. Вмиг всё соединилось, не оставив не единой трещинки и чёрный блестящий шарик оказался снова внутри кувшина, заполненного водой.

+1

85

Дракон жестко контролировал действия Ремуса. Точнее его внутреннюю борьбу. Он не мог видеть того, что видел и чувствовал Люпин, но он внимательно следил за ментальными нитями сущего. И старался их попридержать. То, что увидел дракон- приятно удивило. Люпин довольно успешно справлялся со своим заданием… Но слишком простое решение задачи приводит к ее краху… Стоило Люпину на секунду забыться, как волк, живший в нем, тут же перешел в контратаку- он просто таки разорвал первоначальное «Я» Люпина. Дракон не на шутку испугался за Люпина. Посчитав нужным вмешаться в исход битвы, он вцепился во внутренний мир ученика. Это была хирургическая операция по сшиванию двух сущностей. Как нейрохирурги проводят сложнейшие операции по сшиванию разных частей тела, так же дракон сейчас сшивал Люпина заново. Было еще очень важно, что бы сам Люпин этого не заметил…
  Ткань мироздания.. Вот «разбившийся» сосуд, разорванные нити развеваются в магических потоках и вот-вот разлетятся на разные концы вселенной, оставив в руках у дракона дикого неуправляемого волка. Аккуратно он собирает в отдельности каждую ниточку и пытается найти ей аналог, что бы связать микроскопическим узелком… Вот одна, вторая. Третья.. Лоб дракона покрылся мелкой испариной. Он не знал, что сейчас видит, точнее представляет Люпин, но он знал, что он сейчас чувствует- что он вновь срастается в одно целое. Десятая, одиннадцатая нить…  Одна за другой… Любовь, боль, нежность, злость, надежда, уныние, вера, ярость - каждая эмоция собирается, «склеивается» заново, возвращается туда, где ей положено быть.
Руки работали сами, механически. Холодный мозг, ни одной лишней эмоции. Нити, только нити были объектом внимания дракона. Люпин не ученик- Люпин всего лишь пациент, которого нужно во что бы то ни стало собрать заново после страшнейшей аварии. Сотая… Тысячная нить… Их число перевалило за миллион, когда Ремус Люпин стал походить на человека в магическом восприятии… Психика, эмоциональность, желания, страхи, вожделения, тайны.. Все аспекты человеческой жизни собирались заново. Ошибки быть не должно. Иначе перед драконом предстанет совсем другой человек.
   Когда последняя пара нитей была соединена, дракон облегченно вздохнул. Но тут он заметил ошибку- еще одна бесхозная нить осталась без пары. Просканировав все пространство в округе, Смог не смог найти ей альтернативу или замену. Что бы это была за часть Люпина- он не знал. Но она была не волчья. Нить была белоснежно белая, своим слепящим светом ослеплявшая даже дракона.. Но она была очень тонкой, практически, как свет, пропущенный через игольное ушко во мраке подвала. Не зная, за что отвечает эта нить в жизни Люпина, дракон запаниковал. Нить души, очень похожу на эту, он уже вложил. Что же ЭТА могла символизировать? Любовь? Надежду? Веру, настолько сильно сияющую, что разгонит любой мрак ночи? Что за доброе воспоминание несет эта часть сущности ученика?
  Доведя себя практически до беспамятства в поисках нити-двойника, дракон махнул на это рукой. Если это было что-то важное- время лечит, может быть восстановится. Если нет, то… Это не могло быть не важным. Дракон решил про себя, что он ничего не станет говорить об этом Люпину. Но зато дракон почувствовал торжество Люпина по поводу его победы. *Ну да. Ну да.. Победитель.. Я тебя заново собрал…* А еще дракона развеселила мысль ученика. Что он больше не оборотень. На это он с усмешкой заметил:
-Я не оговорился в прошлый раз. Все два человека и оборотень. Ты как был оборотнем, так им и остался. Поменялось только одно- ты теперь можешь контролировать свою волчью сущность. Но она никуда не делась. Теперь, ты можешь превращаться в волка когда пожелаешь, правда только ночью- Оговорился дракон- Теперь, оборачиваясь, можешь полностью контролировать желания и мысли твоего второго «Я». Поверь, это очень ценное боевое качество, от которого лучше не отказываться. Все таки анимаги- они слабее того, в кого они оборачиваются. Кошка-анимаг, прыгнув с высоты 10 ярдов, погибнет. В отличие от настоящей кошки, которая, прыгнув с высоты в 16 ярдов, останется жива.  Волк-анимаг не сможет быть волком-оборотнем. Просто силы и духу не хватит. И твоя способность становиться волком может сослужить тебе добрую службу.
  Дракон посерьезнел.
-А теперь, давай-ка не будем отвлекаться от занятий. Теперь твое задание строго противоположное.
  Дракон вновь встал за спиной ученика.
-Сосуд. Пузырек воздуха… Но с небольшим отличием. Теперь этот пузырек воздуха ТЫ, а не ОН. И твоя задача занять весь сосуд. Как только ты это сделаешь- ты волк. Причем волк, которого ты можешь контролировать сколь угодно долго. Поехали.
Дракон закрыл глаза и положил руки на плечи Ремусу.

+1

86

Кейден улыбнулась, услышав ответ Аллекто. В глубине души она вздохнула от облегчения. Ведь именно туда часть нее и стремилась попасть… Но об этом чуть позже, а сейчас ей предстояло вновь стать другом и наставником, путеводителем в мир идей и магии нового адепта Равновесия. С легкой полуулыбкой она ответила на вопросы Аллекто:
-Наш друг, который пафосно назвал себя «Темным Лордом»- Саркастическая улыбка легла поверх улыбки мечтательной- решил во что бы то ни стало добраться до вершины власти в Арде. Сам он не опасен- чем бы дитя не тешилось, лишь бы… Не добралось до термоядерного оружия. –Улыбка Кейден плавно исчезла с прекрасного лица. Теперь лицо было жестким и властным.- На что способно термоядерное оружие, я думаю можно тебе не рассказывать.  Как-то мой аватар видел вблизи, на что оно способно..- Драконица болезненно сморщилась-. Так вот, наш общий знакомый готов подписаться с кем угодно и  на любых условиях, лишь бы получить эту зыбкую вещь, носящее имя «власть».  Под пункт «кто угодно» попадают очень многие силы в Упорядоченном. Причем многие из них могут очень круто расшатать Равновесия. Это могут быть козлоногие, с ним  ты может быть скоро познакомишься вблизи. Это могут быть Падшие Боги, которые все еще мечутся из угла в угол, лишь бы насолить своим младшим братьям. Это могут Дальние, силы, которые ведут свою собственную игру против всего Упорядоченного, в конце-концов- это может быть Хаос- ведь захват вашего мира, захват Нулевой точки- это равносильно подчинению всей трехмерной координатной плоскости, носящей простенькое название «Упорядоченное» … Вы и ваш мир- лакомый кусочек для всех существующих сил в Упорядоченном. Начиная Новыми Богами, заканчивая Спасителем.
  Кейден ускорилась. Впереди замаячила черная. Как антрацитовый уголь сфера.
-Что касается того, что станет с твоими способностями… У тебя есть выбор- когда наша миссия будет выполнена успешно- а именно: Томми и Ко  лешатся своей власти, а лучше навсегда поселятся на Дне Миров, то у тебя будет выбор- остаться в родном мире, и все останется как прежде- палочка. Заклинания, Альбус Дамблдор, Министерство Магии, Лондон и планета Земля, но без наших знаний. Либо, ты окончательно разрываешь связи с Ардой и навсегда становишься служителем Равновесия, находясь на страже Закона и нашим подмастерьем. Но тогда соскучиться у тебя не будет времени. Пенсия гарантируется- Драконица усмехнулась.- Что-то я заболталась- вон и Эвиал показался. Видишь вон ту черную глобулу, которая, как черная дыра засасывает все внутрь себя? Нам туда.

Отредактировано Глаурунг (2010-06-05 20:25:59)

0

87

- Я не оговорился в прошлый раз. Все два человека и оборотень. Ты как был оборотнем, так им и остался.
Слова Смогга вывели волшебника из транса и заставили открыть глаза. Яркий свет в который раз беспощадно ударил по радужной оболочке глаз и они вновь заслезились. Ремус моргнул пару раз, чтобы собрать ненужную влагу с ресниц, и посмотрел на наставника.
Как был оборотнем, так им и остался...
Да, чего-то подобного он и ожидал... это чистая правда. Никуда от этого не деться. И действительно, если он сможет контролировать волка внутри себя, и выпускать его наружу, когда захочет, то назад вернётся он уже совсем другим человеком... то есть оборотнем. Но только сейчас он понял, что назад-то возвращаться не особо хочется. Что там его ждёт: бесконечная борьба с силами "зла"? Она именно бесконечная. Не Волдеморт, так кто-то ещё... да не он один творит в их мире зло. Миллионы людей погибают в войнах, причём немалая часть гибнет в междоусобных конфликтах... а Тёмный Лорд... ну и что он? Сколько таких отважных людей, пытающихся спасти своих близких (Ремус вспомнил родителей Гарри), погибло от оружия солдат, - обычных солдат, людей, не обладающих никакой магией и о существовании магического мира даже не подозревающих... Чего стоит одна Великая Отечественная война. А Первая Мировая?... Да тот же Афганистан - далеко ходить не надо... Ремус увлекался историей - привычка читать исторические книги возникла у него ещё с тех пор, когда он разбирался в пыльных книжных шкафах отца - там было много всего, но в основном - история. Но ведь было что-то ещё, ради чего стоило жить? Он ведь точно хотел вернуться домой, но теперь, как не пытался, не мог вспомнить и вызвать в груди то чувство, которое преследовало его на протяжении всего их двухдневного путешествия, да что путешествия, на протяжении всей жизни... Ремус в растерянности посмотрел на Смогга, но не нашёлся что ему сказать. Так. Всё. Это предрассудки. После таких манипуляций с собственным "Я" это не удивительно...
Люпин продолжал сидеть на камне, - так как у него затекли ноги, он принял нормальное положение сидящего человека, - и внимательно слушать наставника. Но мысли упорно возвращались к этому утраченному чувству. Как же стало обидно и страшно. Вот так вот живёшь себе живёшь, а потом в один прекрасный момент вдруг сердце и мозг отказывают тебе в удовольствии стучать в унисон, вызывая в теле лёгкую дрожь и заставляя страдать от этого чувства. Казалось бы, нет его - и чёрт бы с ним, но не так всё просто - хочется снова и снова испытывать то блаженное, ради чего он тут сидит и борется с самим собой. А ведь если нет причин... Стоп. Причины есть. Я должен помочь восстановить равновесие и защитить наш мир. Должен и всё. А уж что за этим последует - не важно. Не зря ведь меня выбрало Упорядоченное. И Смогг... он тут не просто так со мной возится...
Ремус решил: раз чувство само не возвращается, надо попытаться вернуть его намеренно. Он стал вспоминать Орден, школу Хогвартс, своих друзей и коллег. Вот Сириус, и чувство вины до сих пор не даёт Ремусу покоя, вот Лили... вечно довольный Джеймс... а вот их свадьба. И Петтигрю, каким бы он не оказался предателем, он всё же был его другом, приятелем... и они вместе делали домашку. Что поделать, если страх убил в нём человека? Вот орден... Грюм с флягой, Молли, - она всегда ассоциировалась у Ремуса в Орденом, хоть фактически и не состояла в нём, - Артур, Фред с Джорджем, Тонкс, Снейп, Гарри, Гермиона и Рональд... все были отличными людьми и, конечно, он был бы не прочь увидеть их, но такого сильного желания, способного заставить его отречься от ученичества, от спасения мира и от всего, чему он научился, и вернуться к ним, не было. Всё было серо, приглушённо и не вызывало никаких эмоций. Ну уж рано или поздно он вернётся домой и расскажет всем о своих приключениях. А потом что? Что будет дальше? Может, его снова возьмут работать в школу... было бы неплохо.
Ладно, это не главное. Главное сейчас сосредоточиться и выполнять всё, что говорит дракон.
- А теперь, давай-ка не будем отвлекаться от занятий. Теперь твое задание строго противоположное, - Смогг зашёл за спину Ремусу, и тот снова уселся на камень, скрестив ноги.
Выслушав указания дракона, Люпин абсолютно спокойным голосом спросил:
- Ты же сказал, если я выпущу зверя, то загнать его обратно я уже не смогу. Сейчас точно подходящий момент для таких экспериментов?
Ремус не боялся - он чувствовал поддержку учителя и свои собственные силы, но удостовериться в том, что Смогг ничего не напутал и уверен в том, что делает, не помешало бы.
Выслушав ответ (!!!), волшебник успокоился и закрыл глаза.
Стать пузырьком, а не сосудом, оказалось намного сложнее, чем оборотень ожидал, но через десять минут, наполненных абсолютной тишиной и его равномерным дыханием, всё получилось. И то, как теперь он себя ощущал, поразило Ремуса: ему действительно было страшно. Зверь, называется... а боится как человек... Ещё десять минут ушло на то, чтобы успокоиться. Хотелось вырваться наружу и разбить оболочку, но Люпин останавливал себя всякий раз, когда животный порыв терзал его сердце и бился о чёрные (даже изнутри) стенки блестящего шарика. Люпин не сомневался, что Смогг оказывает ему огромную поддержку, и скорее всего, не стой бы он позади него, у Ремуса не получилось бы это настолько быстро. Через ладони старика, лежащие на плечах волшебника, текла какая-то тёплая невидимая энергия, - по крайней мере, у Люпина было такое ощущение. Он не знал, что сейчас происходит с его телом - начал ли он уже превращаться в волка или нет, но был уверен, что всё идёт правильно.
- Спасибо, - сказал он в сознании (а может и вслух - понять это сейчас было сложно). Да... если вспомнить, то за всё время общения со Смоггом, Ремус так ни разу и не поблагодарил его за все старания и мучения))) и вообще за всё, что тот для него сделал, начиная с самого простого: не сожрал убил при встрече.
Люпин был внутри стеклянного шарика и уверенно продолжал подавлять желания своей второй сущности, но как выпустить зверя и тут же взять его под контроль, он пока не представлял. И кем он сейчас являлся, он тоже не знал.

(ООС: ослепительно-белая нить, которую Смогг не сумел поместить на место - это любовь. По посту это может быть не совсем понятно, поэтому поясняю. Долго я думал над решением, и выбрал это. Тем более это логично.... и если чувство сильно, как сказал один мудрец, то его можно вернуть))

Отредактировано Remus Lupin (2010-06-05 23:51:59)

+2

88

Готмог в нетерпении ждал Снейпа. Ожидая, пока Снейп соизволит подняться, дракон сел на землю и принялся что-то чертить на земле. Он беспокойно водил пальцем по песку, тщательно вырисовывая какие-то формулы и рисуя на земле набор знаков- пентаграмма, писанная к октограмму. На луче каждой из фигур вспыхивали небольшие звездочки- на пентаграмме- красные. На октограмнне- зеленые.  Встав, он начал ходить вокруг фигур и расчерчивая возле каждой вершины набор символов, он что-то шептал про себя.  Когда работа была закончена, он сделал шаг назад и подобрав щепотку земли кинул ее в центр звезд и крикнул:
-Анахероон!-Вскинув в этот момент руки вверх.  От очерченных линий фигур в воздух взметнулось полупрозрачное черное облако и поднявшись над землей метров на 15, сжалось и подлетев к дому Архимага оставило над дверью небольшое черное пятнышко, которое постепенно впиталось в дом.
  Подойдя к Северусу,  дракон, усмехнувшись, положил руку на плечо Снейпа:
-Молодец. Делаешь успехи. Если будешь идти в том же темпе, то мы скоро с тобой можем расстаться как учитель и ученик и перейти в другую фазу работы- как коллеги. А пока. Дела, которые привели меня в этот мир, сделаны.- Дракон виновато улыбнулся- Уж извини, что я втянул тебя в это, но это было необходимо, а ту девушку мы попытаемся вытащить- Скороговоркой выпалил дракон, а затем надолго замолчал. Готмог шел по направлению к  главной улице, ведшей прочь из этого кукольного города.
-Тебе здесь нравится? Только честно- Спросил дракон.
Их окружали аккуратные домики разнообразных цветов и оттенков. Перед каждым домом был собственный цветник, которые, как казалось соперничали в богатстве цветов. Красок, композиций. Огромные ухоженные деревья с белоснежной кроной и вытянутыми листьями. Глубокое синее небо, по которому плыли белоснежные облака.. Песок, тихо скрипевший под ногами. Аккуратные заборчики, живые изгороди..
   Людей на улице было немного. Если кто-то встречался на улице, то это были важные, убеленные сединами старики и сухонькие старушки. Впереди перед Готмогом и Северусом открывалась панорама центра города- в центре высились шесть башен. Дракон остановился и пояснил:
-Это Академия магии Долины Гильдий. Сами Гильдии разбросаны за городом. Каждая башня-это свой факультет. Вон та, самая высокая башня- Готмог указал на высоченную, прямую, как игла башню, без единого выступа, жемчужно белую- Это факультет  Истинной речи. Там учатся самые сильные и способные маги. Но чаще всего из них вырастают теоретики, которые сидят в кабинетах и пишут один трактат по магии за другим. Ничего выдающегося. Вторая, рядом стоящая башня- На этот раз дракон показал на башню чуть пониже. Она поднималась в небо закрученная вокруг собственной оси. Она была слегка бежевого цвета.- Это башня факультета Целителей. Вон та, -Дракон указал на башню, устремившуюся в небо, всю усыпанную контфорсами, шпилями, большим количеством окон-бойниц. – Это факультет Боевых магов. Здесь учатся сильнейшие бойцы Упорядоченного. Многие из них по своей силе могут потягаться даже с одним из драконов. А поскольку поодиночке никто из них не работает, а больше группами по три-четыре бойца, то они представляют собой страшную силу. Следующая- Башня вполовину меньше до этого указанных. Больше похожая на донжон средневекового замка, без украшений, серая, как мышь, она терялась на фоне остальных факультетов- Это факультет зельеварения.  Далее, факультет Стихий- Шарообразное здание, как вспучившаяся земля поднималась у подножий величественных башен. Такое ощущение, что она была сделана целиком из зеркального стекла- солнечные лучи, как в огромном алмазе играло всеми цветами радуги, ослепляя смотрящих на здание факультета. –И последний факультет, факультет Асассинов. На мой взгляд, самый опасный факультет изо всей академии. Здесь учатся шпионы и убийцы, которые смогут проследить за кем угодно и достать кого угодно. Здесь учатся непревзойденные мастера меча, кинжала и лука. Ни один из живущих в Упорядоченном не сможет уберечься от преследования этих машин для слежки и убийства. Они проникнут куда угодно. –Готмог с уважением указал на небольшую башню, которая разместилась несколько обособленно от остального ансамбля. Это было серое здание, поднимавшееся в высоту метров на десять, имевшее всего несколько окон на самой высоте башни. Да и то, окнами это было назвать сложно, скорее отдушины. –Ты не обращай внимания, что оно такое.. Незаметное. Основная часть здания расположена под землей.
  Все башни были соединены между собой сетью галерей и переходов, которые, как моток ниток переплетались и пересекались между собой на высоте от одного метра, до десяти.
-И вот всем этим великолепием и владеет Архимаг Игнациус Коппер. Основана Академия была много тысячелетий назад. Приблизительно, тысяч пятнадцать назад, если не больше. Основана она была Старшим поколением Истинных магов, недовольных режимом правивших тогда Богов. Подпольная школа, тайно учившая людей и не людей, у которых был огромный потенциал к магии. Всего их было шесть, в том числе и наш друг, от которого мы только что ушли. Но прошло время, и Боги были свергнуты, и Долина расцвела пышным цветом. Как ты сам понимаешь, пять претендентов на управление школой постепенно… Исчезли. И я могу предположить, что тут замешан наш Архимаг. Тогда мы не особо обратили на академию. Но вот, спустя какое-то время, она становилась все более и более известной. Маги, выходившие из стен Академии, становились все сильней и искусней. Многие из них пришли на службу к новым правителям Упорядоченного, кто-то пришел служить Равновесию, то есть к нам, к драконам. А кто-то стал объединяться  после выпуска в Гильдии и стали наемными магами. Так вот… Архимаг, человек, подчинивший все это себе. Играет в свою собственную и пока не ясную нам игру. Он хочет власти. Но где и какой ценой мы не знаем. Это человек-загадка для всех сил. Каждый хочет купить его. Купить на свою сторону. Потому что Игнациус действительно чудовищно силен и очень опасен. Он хитер, как змей. Он выжидает, чего-то ждет, коллекционирует артефакты и напитки самых разных миров и народов… И что с ним делать, мы не так же не знаем.
  Дракон сделал шаг вперед по направлению к Академии, но затем остановился.
-А ты чего хочешь? Мы можем остаться здесь на какое-то время, а можем отправиться дальше и я приступлю к своим прямым обязанностям- к твоему обучению. Но для этого нужен один мир.. Зовется он Кирдинн.

+2

89

Смог не долго думал над вопросом Люпина о том. Что нужно делать, а что нет.
-Теперь не беспокойся. Один раз подчинив зверя, ты его усмирил навсегда. Теперь тебе нужно будет лишь чуть-чуть воли и чуть напряжения. И ты не будешь обращаться при первом зове луны. Но теперь тебе нужно научиться выпускать, когда тебе нужно. В том числе, когда луны нет на небе.
  Смог закрыл глаза и подняв руки, что-то зашептал:
-Clouds. Clouds , adveho quod subsisto!- Небо вдалеке что-то проворчало. Снова на горизонте возникла черная пелена, медленно приближающаяся к утесу, на котором находились Смогг и Люпин.
-Пока тучи в пути, ты постарайся занять все пространство сосуда. Ты –зверь, ты – шарик воздуха, который четверть часа ты пытался сдержать. Но теперь ты тот самый зверь, с твоим сознанием. Займи сосуд собой.  Пусть твое сознание займет весь объем сосуда. Твой трансформация должна пройти как обычно. Но ты не должен потерять разума. Должен остаться самим собой в обличие зверя.
  Дракон опустил руки на плечи Люпину. Они были тяжелы и буквально пригвождали Ремуса к камню, на котором он сидел. Это Смог сделал для того, что если Люпин снова начнет терять над своим сознанием контроль, что бы сразу провести обратную трансформацию.
  Небо над головой глухо ворчало предрекая грозу. Вторую грозу за эту длинную ночь. Дракон устало вздохнул и посмотрев на медленно приближающуюся черную пелену продолжил:
-Самое главное- это концентрация. Заполняя собой сосуд, не теряй внимания. Как только ты потеряешь свое внимание- зверь замет его. Не давай зверю изгнать тебя из пузырька. Вы сейчас заперты друг с другом в одном пузырьке воздуха. Ты сейчас бок о бок с ним. Вы не единое целое. Но ты прекрасно должен чувствовать, что он чувствует, что зверь думает.. И когда он будет готов к броску, что бы вытеснить тебя из своего обиталища и снова завладеть твоим телом. Контролируй и себя и его. Пока ты не превратишься в волка, твое сознание по прежнему должно быть свободным от всего лишнего. Не позволяй себе думать ни о чем. Кроме поставленной задачи. Тогда ты победишь. У тебя всего одна попытка. Запомни- всего одна, и если она закончится не удачно. То последствия могут быть очень страшными.
  Смогг уже начинал запугивать Ремуса. Он прекрасно знал, что попыток может быть множество, но у его ученика не должно было быть права на неучалу. Все, все мосты сожжены, нет права на отступление. Победа… «Нам нужна одна победа. Одна на всех, мы за ценой не постоим…»-вспомнились строчки какой-то человеческой песни из мира Арды. Красивая песня, цепляла за душу… 
«Здесь птицы не поют,
Деревья не растут
И только мы плечом к плечу
Врастаем в землю тут.
Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым.
И значит нам нужна одна победа!
Одна на всех, мы за ценой не постоим.
Одна на всех, мы за ценой не постоим.
»- Навязчивая песня так и лезла в голову. Дракон удивился, на сколько она актуальна здесь и сейчас. Песня универсальный способ выразить состояние дел в любом мире и при любых обстоятельствах.  Смог поймал себя на мысли, что он отвлекается от поставленной задачи, и что он теряет контроль над Люпиным. Он сильнее сжал его плечи, и срочно подсоединялся к его сознанию, надеясь, что он ничего не упустил важного и что Люпин сам ничего не напортачил пока он отсутствовал несколько секунд.
  На влажную, еще не успевшую высохнуть землю снова упали тяжелые капли дождя. «Вот только этого нам не надо. Тут и так достаточно сыро и разводить болото я пока не собираюсь.» Смог неприязненно передернулся и бросил яростный взгляд на небо. Но разумеется. Тучи решили по другому, и через долю секунды на Люпина и дракона обрушились потоки воды.  Времени на то, что бы остановить это водное безумие у Смога уже не было…

+1

90

- Твоя трансформация должна пройти как обычно. Но ты не должен потерять разума. Должен остаться самим собой в обличье зверя, - пояснил Смогг.
Ну теперь всё понятно. Теперь Ремус точно знал, что ему дальше делать, и ничто - ничто на свете - не могло сейчас отвлечь его от своей цели. Внутри была потрясающая пустота. Потрясающая - потому что Люпин даже представить себе не мог, что когда-нибудь добьётся таких успехов по очищению своего сознания. Пустота и желание достичь цели. Единственное желание из всех возможных. Этого было более чем достаточно для того, чтобы всё получилось. Но на горизонте снова появились тучи и медленно поплыли к утёсу со всех сторон. Ремус чувствовал, как сильно давит дракон ему на плечи своими ладонями, но понимал, что этого будет недостаточно, когда он начнёт превращаться в волка... в подобие волка... На самом деле, мнение большинства о том, что оборотень превращается в волка, по сути своей ошибочно. На волка это существо походит мало, разве что морда волчья - и то, с этим можно было поспорить, встретившись с оборотнем лицом к лицу. Ремус вспомнил, как чуть не убил Гарри, Рона и Гермиону, когда ребята были на третьем курсе. Тогда ситуацию спас Сириус. И Люпин всё отлично помнил. Память в основном приходила на третий день после полнолуния. Он помнил, как гонялся по лесу за парнем и девушкой, - то были Гарри и Гермиона, которые, как потом выяснилось, спасли в ту ночь сами себя, воспользовавшись хроноворотом. Что было бы, не позволь Дамблдор им этого сделать, Ремус даже думать боялся. И помнил, как выл на луну, когда ему больше в ту ночь ничего не оставалось... О, это было, пожалуй, единственное сходство с волком.
Но как можно сейчас отвлекаться? Нельзя. А он отвлёкся... поддавшись воспоминаниям. И чуть не загубил ситуацию.
- Как только ты потеряешь свое внимание - зверь замет его.
Дракон всегда вовремя приводил его в чувства, вот и сейчас, это напутствие было очень кстати. Ремус последовал совету и теперь распространял своё "Я" по всему кувшину. Всё было очень странно, но он чётко делал всё, как по инструкции, сам того не осознавая. Невозможно было понять до конца природу всего происходящего внутри сидящего на камне уже полу-человека, но результат был на лицо: превращение пока происходила тихо, не слишком безболезненно, но и не так, как обычно - без душевных терзаний и мучительной боли во всём теле. Снова выросли когти (или они и не исчезали?), спина покрылась шерстью, а зрачки под сомкнутыми веками стали сужаться и приобретать желтоватый оттенок. Люпин предусмотрительно снял верхнюю рубашку, чтобы не порвать её и на этот раз, и теперь можно было не беспокоиться за подарок эльфов (по крайней мере, за верхнюю его часть)))
Он подчинял превращение себе и направлял энергию в нужное русло. Скажи ему кто неделю назад, что он будет вот так сидеть на камне и потихоньку, не спеша, трансформироваться под полной луной, он бы рассмеялся этому человеку в лицо. А теперь...
Но вот сильный толчок изнутри - зверь тоже не собирался сдаваться. Ремус спрыгнул с камня, сбросив с себя руки наставника. Он не думал ни о чём, кроме поставленной задачи, как и наказал ему Смогг, но зверь, казалось, действовал теми же методами - он отчаянно старался выбраться наружу и завладеть сознанием волшебника. Если сравнивать силу воли обеих сторон, то победителем, разумеется, будет зверь. Чьё желание вырваться сильнее: человека, который двадцать девять дней пребывает в обычном состоянии и живёт по всем законам без преград, или зверя, кто имеет счастье лишь РАЗ в месяц вырваться на свободу, и то, пройдя через такие муки? Ответ очевиден.
Но есть одно "но". Человек - существо довольно упрямое и, видя перед собой непреодолимую стену, он простоит у неё целый день, а может и неделю, и в конце-концов пройдёт через неё, даже просто для того, чтобы убедить себя и всех вокруг, что ему такое по силам. "Самое высшее наслаждение - сделать то, чего, по мнению других, вы сделать не можете" - писал один мудрый философ. Зверь руководствуется немного иными принципами. Всё, что у него есть - животное, страстное, искреннее и до безобразия наивное желание растерзать свою "тюрьму" и выскочить на свет. Был момент, когда у него это едва ли не вышло, но кто-то или что-то (Люпин снова подумал о поддержке Смогга) не позволило этому произойти. И после этого поражения силы стали покидать зверя, он слабел...
Коленки вывернулись в другую сторону, это была самая сложная часть трансформации, которая неизменно сопровождалась болью, сравнимой лишь с круциатусом, и главной задачей сейчас было не поддаться этой боли и остаться в своём сознании. Ремус держал глаза закрытыми - это было необходимо для полной концентрации. Человек и животное слились воедино, как и говорил наставник, но они не были "одним целым". Различать их теперь было крайне сложно, но может, этого и не нужно было делать. Теперь, когда он полностью превратился, внутри всё перевернулось с ног на голову. Какой кувшин? Какой шарик? Всё приобрело иные очертания, но имело ту же суть - это главное. Существо, стоящее на вершине скалы, пронзающей небо, половину которого занимала ярко-алая луна со странным именем Зерадо, вдруг ощутило на своей коже влагу. Сегодня снова, уже во второй раз, начался ливень. Существо обернулось и обнаружило перед собой человека. Оно направилось к нему и задрало когтистую лапу, чтобы нанести удар, но остановилось на мгновение. Ровно столько потребовалось Люпину, чтобы завладеть его сознанием и пресечь на корню инстинкт убийцы. Первая победа. За ней следует и вторая. А затем третья, четвёртая...
"Кто победил - тот прав.
Победа или крах.
Кому в игре везёт -
Тот получит всё"

Ремус получил. Он получил власть над двумя своими сущностями. А спустя ещё четверть часа ему удалось расставить все точки над "i" в своём сознании и сознании зверя, и даже "договориться" с ним о взаимном сотрудничестве. Теперь он сидел на мокрой от дождя, поросшей травой земле и с интересом разглядывал весь окружающий мир своим новым зрением.
Выгнув шею и задрав морду кверху, он издал свой первый осознанный - победный - вой.

(ООС: в посте приводятся знаменитые строки из известной песни группы ABBA - "The winner takes it all") да... похоже, цитировать песни входит у нас в привычку))

Отредактировано Remus Lupin (2010-06-07 02:01:23)

0


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Другие страны » Упорядоченное