Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Учебные классы и покои преподавателей » Кабинет директора


Кабинет директора

Сообщений 421 страница 450 из 566

1

http://cs620221.vk.me/v620221237/6e6d/1JFzqO_A8Mg.jpg

Директор: Альбус Дамблдор

0

421

-...Вы же прогоните его?
Снейп ничего не ответил. Он не любил давать пустые обещания, в которых не уверен. Дамблдор кивнул.
Зельевар не представлял хорошо или плохо повлияет на процесс изгнания то, что Темный Лорд под контролем. Ведь Нотт не самостоятельно этого добился. Ему помогла гарпия.
Северус извлек из мантии несколько пузырьков, пристально наблюдая за тем, как директор начал действовать. Мыши?..
Зельевар молча кивнул, показывая, что понял указания. Мадам Помфри стояла с противоположной стороны, испуганно глядя на ученика.
Он и сам не мог сказать, что чувствует спокойствие. Казалось, что время замедлилось. Бесконечно долго Дамблдор произносил сложное заклинание, Нотт был в трансе, мадам Помфри все время вздыхала, а Грюма, к счастью, он не видел. Потом же оказалось, что и Альбус и Теодор углубились в процесс и сознание и не воспринимали окружающее.
  Нотт не приходил в сознание, но его тело подавало знаки того, что с ним происходит опасный и неприятный процесс.
Снейп неотрывно следил за мучениями ученика. Что можно будет сделать в случае, если не удастся или это будет выше их сил?
Зельевар отвлекся лишь несколько раз, добавляя в блюдце масло и хлеб для мышей. Помфри стирала с лица ученика кровь.
Это было страшное зрелище. Казалось, слизеринец умрет от потери крови или от того, что силы иссякнут. Хуже было то, что глядя на Дамблдора в трансе, Снейп видел, что тот тоже теряет силы.
  Не верилось в успех этой затеи. Профессор услышал неприятный скрип стекла и разжал руку с пузырьками. Он чуть не разбил их.
Но вспомнив про зелья он поднес один из пузырьков к Нотту. Вместе с мадам Помфри им удалось заставить его проглотить немного зелья. Северус не знал, поможет это или нет. Оставалось лишь ждать.
Когда Нотт открыл глаза, зельевар сразу же стал искать красный отблеск. Но этого не было. Это был просто измученный ученик.
Профессор отшатнулся и закрыл лицо руками когда треснуло окно, шкаф и отовсюду посыпались осколки стекла. Кабинет не выдержал такого процесса.
Как же выдержали люди?
Первым из оцепенения вышел Грюм.
«…- чем мы лучше тех, против кого боремся всю сознательную жизнь?»
Снейп молчал. Молчал не потому, что не хотел спорить с Грюмом. А потому, что мог бы с ним согласиться. Или подискутировать на эту тему. Ведь сам зельевар когда-то давно перешел на их сторону. И понял, что все-таки лучше. До того момента, когда заключали союз с Волдемортом. Вот тогда он задумался. И после того случая уже не мог окончательно выбросить из головы сомнения. А может, гарпия была права – предатель всегда будет сомневаться и искать что-то еще.
В общем, это был слишком сложный вопрос – на который и Северус не хотел отвечать, что бы не выдавать своих сомнений на всеобщее обозрение.
Дамблдор бессильно молчал.
Как это ни странно и даже абсурдно – ответил Грюму Нотт.
«-…Вы не порабощаете. У вас есть свобода выбора. А у Волан де Морта ее нет.»
Зельевар удивленно на него смотрел. «И это после всего, что сделано? Разве была у тебя свобода, когда мы вселили в тебя Темного Лорда?!»
Но в чем-то он, конечно был прав. Определенная свобода была. У них не принято убивать тех, кто не согласен. Правда, Дамблдор использовал другие методы убеждения, и в конце концов все равно добивался своих целей.
« -Мистер Грюм, я помню наш с Вами разговор. Я хочу быть мракоборцем. И я хочу перевестись на Гриффиндор.»
Все это говорило о том, что воспитание прошло именно так, как и было задумано. Но это и поразило Северуса. «Вот так сразу?! Так просто?! Он что не осознает, что мы его чуть не убили?»
-Мистер Нот… А вы уверенны, что хотите так открыто продемонстрировать всем свои взгляды?...-тихо спросил он. Отказ от его факультета был чуть ли не личным оскорблением. Пусть он и понимал, что вполне его заслужил. И даже ведь дело не в нем, как декане… «А в том, что гриффиндор у всех ассоциируется с… чем? Честностью?! Да среди них полно лжецов и…»
Зельевар подавил гнев, рвущийся наружу. «Даже мои ученики так думают о факультете, словно это сборище темных магов…»
Но дело было также в том, что самому Снейпу ни разу за свою жизнь не хватило смелости открыто перейти на другую сторону. Да, он перешел, но сделал это так, что никто ему не верил. Он не стал бы менять факультет, или открыто заявлять об этом. И в чем же дело? Не в трусости ли?...
Он находил кучу оправданий вроде – это мое личное дело, и оно не должно быть достоянием общественности, но так ли это?...
«Неужели Нотту хватит смелости, да и глупости вот так просто перейти на другой факультет?»
Зельевар перевел взгляд с Нотта на Дамблдора и снова на Нотта.
-И… Я бы посоветовал вам выпить зелье,-Северус покосился на мадам Помфри. Но та, кажется, только и ждала момента что бы залечить всех, кто попадет под руку.

+1

422

-Мистер Нот… А вы уверенны, что хотите так открыто продемонстрировать всем свои взгляды?... - Нотт вспомнил о присутствии пока еще его собственного декана. Краска стыда залила его лицо и из просто белого он стал слега розоватым. Судорожно сглотнув подступивший комок, Нотт твердо ответил:
-Да, профессор. - Нотт с грустью посмотрел на то, что оставил после себя Темный Лорд. Пересилив себя, он посмотрел в глаза Снейпа и продолжил:
- И вы, я думаю, понимаете, что на моем факультете после всего произошедшего мне будут не рады. - Нотт усмехнулся - он знал, что ему сейчас могут сказать и чем возразить - это было очевидно.  Поэтому, предупреждая возражение, он продолжил:
-Да, я знаю, что на Гриффиндоре мне тоже будут не рады. Но там будет проще начать с нуля. С чистого листа.
  Нотт изо всех сил старался не смотреть на Дамблдора. Ему почему-то казалось, что директор будет смотреть на него с укоризной или попытается как обычно сказать какое нибудь моралите... А этого вовсе не хотелось. Удивляло, правда, что он до сих пор ничего не сказал. Все-таки любопытство пересилило и Нотт покосился на Дамблдора. Тот лишь улыбался и как-то лукаво поглядывал то на него, то на Снейпа. А еще он понял, что профессор изо всех сил старается на ловить взгляда Грюма. Это наводило на определенные мысли, но Нотт решил, что в этом направлении им лучше не идти - ни к чему хорошему это точно не приведет. Во всяком случае, спрашивать он не станет - бывают случаи, когда неведение - это лучшее, что можно выбрать. Во всяком случае, урок был усвоен - темная сторона - это лишь боль, страдание и унижение.
-Простите, профессор Снейп за такие мысли. - Нотт виновато опустил глаза и увидел дюжину мышей, от усталости лежащих на полу и только глубоко  дышащих. Скосив глаза дальше - он увидел груду окровавленных платков. Он удивленно посмотрел куда-то в пространство. - Это все натекло с меня? - Он машинально провел  рукой по лицу. Оно было чистым. Но тут накатилась страшная слабость и он обмяк в кресле.
-И… Я бы посоветовал вам выпить зелье. - Нотт слабо кивнул и дрожащей рукой принял пузырек. Запрокинув голову, он залпом выпил предложенное зелье. На вкус оно было совершенно без вкусным, как вода. Но мысли тут же очистились и вот он уже видел море, а сам он сидел на вершине утесе в своем сне.
  Голова Нотта повисла и он засопел.

0

423

Мальчишка ответил за Альбуса, директор едва успел раскрыть рот.
-…Вы не порабощаете. У вас есть свобода выбора. А у Волан де Морта ее нет.
Аластор никак не отреагировал на эти слова. Что здесь говорить, если парня уже самого поработили, а он этого даже не чувствует. Прекрасно, Альбус, ты как всегда решил задачу своим любимым методом. Грозный Глаз ненавидел, когда людей намеренно подталкивают к каким-то решениям, пусть даже это и завуалированно наставничеством и просветлением. Ничего особенного - по сути то же лишение свободы. А этот... хуже барана - скользит по сценарию и даже не замечает, какую пропасть оставил в своём же сознании. Зато Снейп тут промолчал, и на том спасибо. Грюм всё равно смерил его недовольным взглядом, потому что иначе смотреть на зельевара не умел.
А пацан, тем временем, надумал в Гриффиндор переходить. Так ещё и мракоборцем стать.
Дьявол, почему я не отправил сюда Люпина? Он бы сейчас прыгал от радости и непременно погладил бы Нотта по его светлой просвещённой голове.
Аврор решил не вмешиваться в милую беседу мальчишки с его теперь уже бывшим деканом, уповая на какую-нибудь эффектную концовку этого диалога, но увы, никто из присутствующих не доставил ему такого удовольствия.
Поэтому Грюм решил взять всё в свои руки. Благо, их у него было пока ещё две.
- Мистер Нотт, открою вам один секрет - с чистого листа всегда начинать проще. Для этого особого ума не надо. А метаться с факультета на факультет просто потому что вы так вдруг решили - непристойное и бесполезное занятие. Как и судить людей по цвету мантий. В аврорате такое не пройдёт. Не нужно никому доказывать, что в тебе что-то изменилось. Если это действительно так, все заметят это и без твоего вмешательства. Наделив своего врага предвзятым набором качеств, ты, скорее всего, проиграешь.
Аластор покосился на лежащих на полу мышей, затем посмотрел на директора, на Снейпа, на Нотта... Феникс успокоился и, похоже, засыпал. Грюм позавидовал его спокойствию. Вот кто начинает каждый раз с чистого листа.
Всё как-то слишком хорошо получалось, а может это и не Нотт вовсе, может Альбус добился прямо противоположного эффекта. Или паршивец сам что-то задумал. Он же хитёр, в конце-концов, и не такой дурак, каким всегда хочется его назвать.
Пусть теперь разбираются сами.
- Я умываю руки, Альбус. Мне нужно время, не знаю сколько, - Аластор перехватил трость и прижал второй рукой больное место под ребром. Снейп напоил Нотта зельем и тот заснул. - Я не могу всего этого понять... хоть убей. Наверное, я слишком стар для таких игр.
Аврор открыл дверь и сделал шаг назад.
- Ах да, - снова обратился он к директору, осунувшийся и усталый вид которого оставлял желать лучшего. - Напоминаю вам про аконитовое зелье, хорошо бы его отправить по известному Вам адресу в ближайшие три дня. Люпин обещал вернуться к сентябрю. Больше я ничего не знаю. Берегите себя.
Аластор вышел за дверь, не сильно захлопнув её за собой, спустился по винтовой лестнице и отправился вон из этого, некогда бывшего ему домом, места.

0

424

- И вы, я думаю, понимаете, что на моем факультете после всего произошедшего мне будут не рады.
"Не рады?! Да ладно, это не та причин по которой меняют факультет! Да и кто будет знать о произошедшем?"
У Снейпа могло бы найтись множество аргументов, но он решил промолчать.  Это было не его решением, и влиять  на него не стоило. Профессор не чувствовал у себя прав отрицать или запрещать такой поступок. Хотя было достаточно непросто наблюдать за этим. Неприятно.
"Никогда еще ученики не уходили с факультета..."
Удивило зельевара то, что Грюм уже второй раз подряд высказывает схожие с его собственными мыслями... Но он не подал виду и даже не смотрел на бывшего аврора.
Зельевар протянул Нотту зелье. Выпив его он почти сразу же заснул. Мадам Помфри уже не следила за разговором и кинулась проверять состояние спящего - мереть ему пульс и т.д.
Северус молча застыл, переводя взгляд с Дамблдора на Грюма. Вполне ожидаемый разговор... И знакомый. Только профессор уже решал подобные вопросы с директором. 
"Ох, Люпин, ох зелье... "
Снейп скривился. Если бы ему кто-то позволил забыть об этой обязанности. Или он сам себе. "Что-то слишком много Орденовцев решили взять отпуск. Не пора ли задуматься?"
Потом зельевар перевел взгляд на директора. Этот взгляд можно было растолковать как "Ну я, конечно же, не буду драматизировать как Грюм. Да, затея была не самая лучшая, но я сознательно на нее соглашался."
Он чувствовал себя опустошенным и уставшим. Но ученик был жив и все прошло успешно.
-Конечно же, моего разрешения на перевод мистера Нотта на другой факультет не будут спрашивать,-проговорил профессор скорее констатируя факт, а не спрашивая. Он направился к двери.

+1

425

Всю тираду Грозного Глаза Альбус выслушал совершенно спокойно. Это все было довольно очевидными вещами, отрицать которые было совершенно бессмысленно, да, и откровенно говоря, очень глупо. Больше того, все, что было сказано мистеру Нотту было правдой и Альбус был согласен с мыслями старого аврора. Другое дело, что нельзя ограждать людей, во-первых, от ошибок - мысль о том, что человек учится на своих ошибках в корне не верна-, а, во-вторых, совершенно бессмысленно. Аластору не приходилось встречаться и взаимодействовать с подростками. Тем более, прошедшими такое суровое испытание. Дети, входящие в тот возраст, когда они перестают быть детьми становятся непредсказуемыми и очень упрямыми. Они делают только то, что считают нужным, совершенно не ориентируясь на советы взрослых. Но, собственно, только это их чему-то и учит. Может быть, переходом на другой факультет и было ошибкой, но с другой стороны - это будет прекрасная школа для Теодора. Если он сумеет выжить в новых обстоятельствах, то это откроет ему путевку в жизнь. Больше того, если дать ему еще и дополнительную ответственность, то это заставит смотреть на жизнь совсем иначе и совершенно под другим углом.
   Самое неприятное было то, что говорить это Грюму было совершенно бессмысленно - Аластор славился своим упрямством. И что-то доказать ему было совершенно бесполезно - он принимал только то, с чем сам сталкивался. А с детьми он не сталкивался никогда. По этому он и пытается понимать их и моделировать их поведение, как разум и поведение взрослых. И раз за разом будет терпеть поражение за поражением. Самое странное то, что этого не понял Снейп. Вот это было удивительно. Опытный лигиллимент, педагог и психолог, он на эмоциях и каких-то обидах пропустил этот факт мимо своего сознания.
  -Конечно же, моего разрешения на перевод мистера Нотта на другой факультет не будут спрашивать, - Альбус скривился и закатил глаза. О, Боже, дай мне сил вынести все это и остаться в здравом рассудке.
  Дамблдору пришлось очень сильно напрячься, чтобы что-то сказать.
-Северус. Остановись. - Альбус посмотрел на лежащий на столе пергамент и слабыми руками палочкой вывел по нему все то, что думал по этому поводу ранее, прежде, чем ушел Грюм. В конце записки, он добавил просьбу переслать аконитовое зелье, которое лежит у него в ящике стола. Еще Альбус добавил, что надеется, что пузырек выдержал ярость Темного Лорда. После чего, он дописал, чтобы Снейп не сердился ни на Нотта, ни на него - ведь Нотт еще не взрослый человек, а подросткам надо позволять наступать на грабли именно в этом возрасте, пока есть возможность что-то исправить, чем это будет происходить во взрослой жизни. Пожелав, спокойной ночи в конце письма, он отправил свиток прямо в руку зельевару. После этого, Альбус погрузился в омут сновидений, настолько сильно он устал.

0

426

Квест закрыт

0

427

Квест №9

http://x-lines.ru/letters/i/cyrillicdreamy/4352/0000db/28/1/4no7bxsosmemmwcnrdem3wcd4n4pdygoszeatwfa4gn1aegozdemzwfardejwegozzembwfhrdemmwfw4n47dyty4gypbpqosmemtwfz4n9pdybb.png

http://fc01.deviantart.net/fs70/i/2010/194/2/c/Hogwarts_Professors_by_Belegilgalad.jpg

Название: Совет мудреших, или К нам едет ревизор!
Участники: профессора Хогвартса
Место событий: кабинет профессора Дамблдора
Дата: 31 августа, день (флешбек)
Очередность постов: По договоренности
Краткое описание: Как обычно перед началом учебного года, в школе проходит педсовет профессоров Хогвартса. На повестке дня сдача рабочих планов, обсуждение общего плана развития школы в этом году: организация мероприятий, общей направленности учебы и тд и тп. Все как обычно и все как везде. Но в самый разгар заурядного события на пороге кабинета директора появляется... Подарочек в лице Долорес Амбридж, присланный из Министерства Магии.

0

428

Тридцать первое августа - тяжелый день. Сегодня столько предстоит сделать. Но самое главное - это было провести педсовет. Утрясти все эти многочисленные планы и как бы отправить их на подпись Министерству. Тридцать первого августа. Маразм. Но раз требование, то будем это требование выполнять, ничего не поделаешь. Директора больше волновал другой вопрос - что приготовили педагоги в этом году для своих подопечных. Второй вопрос, который следовало бы вынести на повестку дня - это поставить всех в известность об общем фронте работ и что следует сделать, чтобы общая учебная политика шла в одном русле и не было воспитательного разнобоя. Все всё, по идее, прекрасно это знали, но следовало бы напомнить о том, что вредная отсебятина не приветствуется. Как хорошо, что эта свистопляска с креслом преподавателя Защиты от темных сил наконец закончилась и теперь ребята получат именно то, что требуется.  Ура, ура, ура. А вот с преподавателем трансфигурации, директору, видимо, все-таки придется повозиться. .. Но куда без этого.
  Разложив бумаги на подписи, Альбус сел в кресло и приготовился к труду и обороне. До педсовета было еще полчаса и можно было бы кое-что успеть сделать.
  Пергаменты, пергаменты, пергаменты, печати, печати, печати. Расставив везде подписи, точнее где он успел, он убрал лишнюю макулатуру в стол. Как раз в этот момент постучались.
-Да-да, можно. - В кабинет вошел Люпин.
-Доброе утро. Рад, что мне удалось в этом году обойтись без лихорадочных поисков преподавателя на это проклятое место! - Альбус улынулся, встал и пожал руку оборотню. - Хорошо добрались, Ремус? Как там, на островах? - Альбус подмигнул и жестом пригласил сесть. Не успел Альбус сказать что-то еще, как послышалось: "тук-тук".
-Да, открыто. Войдите. - На этот раз в кабинет вошел Маджерс. Он последние 5 дней жил в замке, поэтому, ему было удобно добираться до кабинета директора.
-Доброе утро, мистер Маджерс. - Дежурная теплая улыбка и радушный жест за круглый преподавательский стол.
Во избежание "стуктуков", директор жестом отворил дверь.
  Следующей явилась Лестрейндж.
-Ааа, миссис Лестрейндж, приветствую!  У вас все в порядке? Как здоровьеце? - Мягко и радушно поинтересовался директор, хитро поблескивая глазами за очками-половинками. - Как успехи в обучении?
  Альбус глянул на часы. До педсовета оставалось не более пяти минут. Небольшое опоздание было, конечно, нежелательно, но не смертельно.
  Через пару минут после Беллы пришли Флитвик и Септима. Поприветствовав их,он усадил их на места. Минута в минуту явился Снейп.
-Доброе утро, Северус. Рад видеть Вас в добром здравии. - Ехидно поприветствовал сотрудника Дамблдор. - Вы опять все лето просидели в замке? - Задал вопрос директор, прекрасно зная ответ на этот вопрос. Собственно, к назначенному сроку уже явились все. Почти. Не было... Кто бы мог подумать! Треллони.
Альбус палочкой расставил блюдца, чашки, вазочки с печеньем, конфетками и лимонными дольками.
-Угощайтесь. Разговор будет долгим, неинтересным... Ну в общем, все как всегда. - Альбус всем лучезарно улыбнулся и сел во главе стола в свое любимое кресло. - Ну что же, семеро одного не ждут, так что, я думаю, что мы можем приступить. Сивилла подтянется потом.
   Помешав в чашке чай, Альбус произнес:
-Ну, начнем. Сдайте для начала ваши учебные планы, списки учеников, рекомендации, индивидуальные рабочие планы, ежели таковые есть. И попрошу прокомментировать рабочие планы, если в них появились какие-то изменения. Особенно это касается вас, мисс Лестрейндж, вас, мистер Маджерс и вас, Ремус.

Отредактировано Альбус Дамблдор (2013-11-22 00:59:21)

+1

429

Собираясь на эту встречу, Ремус нервничал больше, чем когда-либо. И вовсе не потому, что ему снова придётся смотреть в глаза Альбусу и молчать о драконах и всех тех подробностях, которые уже и в его сознании обросли паутиной, нет... и даже не из-за возможного недовольства попечительского совета относительно его персоны на посту профессора ЗОТИ и декана Гриффинодора - с этим он уже свыкся... теперь же волшебника не покидало чувство подступающей тревоги из-за различных мелких аспектов предстоящего совещания. Планы, программы, планирования... ему всегда свойственно было волноваться по мелочам, но из-за этих "мелочей" часто всё могло пойти по наклонной... Тем более если будут какие-то проверки, чего вроде не предвещалось, хотя кто знает... Да и вообще, Альбус доверил ему - в очередной раз, после прошлогоднего театра лжи и недоверия - вовсе не маленький пласт образовательной программы и одна только эта мысль уже сопровождалась целым садом подводных камней и руин, оставленных позади... как в сердцах студентов, так и их самих.
Также профессор боялся, что многие ученики просто не вернутся в школу в этом году... С другой стороны, быть может, та война сплотила их ещё сильней.

Держа в одной руке портфель с документами и другими бумагами, собранными и составленными за время его вынужденного отпуска, Ремус взглянул на часы, циферблат которых неудобно соскользнул на запястье, и, так и не разглядев толком положение минутной стрелки, постучал в дверь кабинета.
Дождавшись приглашения войти, он на вдохе толкнул дверь, оставив позади каменную Горгулью, которая теперь почему-то неизменно ассоциировалась у него с Геллерой (к чему бы это?).
Встретив взгляд Альбуса за очками-половинками он невольно улыбнулся. Прошло всего два месяца, а по этому взгляду он успел соскучиться.
- Доброе утро. Рад, что мне удалось в этом году обойтись без лихорадочных поисков преподавателя на это проклятое место! - радостно сообщил директор свои мысли.
- Доброе. Я тоже... рад. - следовало добавить "вас видеть", но фраза оборвалась сама собой.
Другие профессора ещё не явились. Он пришёл первым.
Пожав руку Дамблдору, Люпин присел на первое попавшееся ему свободное место за столом, прежде чем ответить на вопрос про острова. Точнее про один остров.
- Кх.. - волшебник прочистил горло, - там всё хорошо... и очень спокойно. Даже слишком. Интересно, Альбус знает, что его навещала Дора? Она ведь так и не призналась тогда, как нашла это место. - Спасибо, что отправляли мне зелье. Излагать благодарности Альбусу гораздо приятнее, чем Снейпу - он хотя бы примет их, как принимают мудрые люди все пороки и недостатки этого мира.
Стук в дверь не дал им продолжить беседу. В кабинет вошёл высокий худой мужчина нездорового вида - вероятно новый преподаватель, но Ремус его видел впервые. Не правильно, конечно, судить человека по обложке, но веяло от этого волшебника чем-то тёмным... Ремус кивнул в знак приветствия и убрал свой портфель с соседнего стула. На всякий случай.
Следующей уже в открытую дверь вошла Беллатриса, и Люпин инстинктивно напрягся, потянувшись за волшебной палочкой.
К этому невозможно привыкнуть.
Потом появились Флитвик, Септима и Снейп - последний явился минута-в-минуту. Альбус никого не оставил без индивидуального приветствия со скрытым подтекстом.
Пока преподаватели занимали свои места, Ремус рассматривал портреты и орнаменты на противоположной стене.
К назначенному времени в кабинете кабинете не хватало только Сивиллы, и решили начинать без неё.
Жевать малмелад за круглым столом как-то не очень хотелось, поэтому профессор ЗОТИ сделал глоток чая и, отставив кружку, сцепил на столе руки замком. Правда, ненадолго. Альбус попросил их показать планы и списки учащихся. Списков у Ремуса не было (только прошлогодние), поскольку он буквально вчера вернулся из Шотландии и за время отсутствия успел составить только учебные и рабочие планы и написать кое-какие рекомендации, и то выглядели они весьма сумбурно.
- Вот... - волшебник достал листы пергамента, попутно разгладив пальцами помятый уголок. - Здесь программа и рабочий план по Защите на предстоящий учебный год... только у меня есть сомнения на счёт некоторых моментов второго полугодия и проведения экзаменов, но думаю, это потерпит... - Ремус не отрывал глаз от бумаг, чтобы не ловить на себе ни чьих взглядов.
- И ещё... прошу прощения, у меня нет списков детей на этот год, только прошлогодние... - он немного растерянно взглянул на директора.
Остальные изменения в программах были не настолько существенными, чтобы уделять этому общее внимание, но они всё же имелись. То ли присутствие здесь Лестрейндж и нового преподавателя ограничивало свободу, то ли ещё что-то, едва ощутимо витавшее в воздухе, то ли его собственная неуверенность на счёт внесённых изменений, но Ремус не спешил ничего больше сообщать. Он решил послушать остальных.

+1

430

К этому мероприятию Лестрейндж готовилась усердно. Диктовать приходилось волшебному перу. Она трижды успела переписать свою программу под стандарты Министерства, водя пером по строчкам, выискивая шероховатости и лазейки, с помощью которых её могли бы отстранить. Она явно переоценила свои возможности, и ей приходилось за это расплачиваться. Она медленно платила свои долги. После обрядов долго лежала в кровати, не шевелясь.
Дамблдор использовал действенные рычаги давления: страх, затем надежду, капелька психологического прессинга на уязвимые места- всё это действовало безотказно. Беллатриса старалась не привлекать внимания директора, но тот слишком быстро разгадал все её страхи слабости, и не преминул этим воспользоваться. Женщина чувствовала себя увязшей в паутине Унголиант.
Всё должно быть идеальным. В противном случае её планы снова рухнут. Мадам Лестрейндж еще летом задумала небольшую авантюру, которая требовала времени и тщательного планирования. Схемы ведьма чертила на пыли и стекле собственного кабинета и за ненадобностью стирала их. Ей не хватало одного: нужна была веская причина, даже проблема, которая смогла бы надолго отвлечь внимание Дамблдора и его верных соратников от перманентной слежкой за ведьмой. Она прекрасно понимала, что её приключения просто так не оставят. Таких авантюристов ждала довольно-таки неприятная участь.
Но пока от сильного интереса аврората её спасало покровительство директора. Тем более она всегда была в его поле зрения. Близкий враг.
Лестрейндж по обыкновению задерживалась, складывая свои пергаменты в стопку. Перед выходом она пару раз повернулась перед треснувшим зеркалом. Зеркало, как обычно, предпочло благоразумно помолчать, но Лестрейндж вид вполне устраивал. Беллатриса вполне могла сойти за приличную чистокровную волшебницу, если не особо присматриваться.

Леветируя свою стопку макулатуры, Беллатриса пару раз задумалась, из-за чего ей довелось чуть больше поплутать по коридорам замка. Перед ней уже кто-то успел подняться к горгулье, поэтому Лестрейндж пришлось подождать.
-Ааа, миссис Лестрейндж, приветствую!  У вас все в порядке? Как здоровьеце?Дамблдор уже всех ждал. Лестрейндж поспешила выдать дежурное приветствие и поинтересоваться, как дела у Дамблдора, в мечтах лелея директору как-нибудь, при любовании звездным небом поскользнуться на Астрономической башне.
-Как успехи в обучении?- Лестрейндж предсказуемо дернулась и обернулась к директору: Благодарю, чудесно. Оказывается существует столько материала, который можно было бы отработать на практике. Будь у меня время,-  мрачно закончила ведьма, проходя к свободному месту, позади Люпина. кроме неё был еще какой-то маг. Лицо его было знакомым, только она никак не могла вспомнить его фамилию. Как же это...Был и Люпин, который привычно потянулся за палочкой. Это не ускользнуло от Лестрейндж,которая не преминула хмыкнуть. Белла наклонилась вперед и тихо сказала коллеге: Носите её в рукаве. Гораздо удобнее.
Кабинет постепенно наполнялся её коллегами, Лестрейндж скучала. Последним подошел Снейп. Ему ведьма кивнула в знак приветствия. Коллеги не торопились занимать место подле неё, и ведьма положила на пока свободное место свои материалы. От предложенного чая ведьма привычно отказалась.
-Особенно это касается вас, мисс Лестрейндж, вас, мистер Маджерс и вас, Ремус. -первым выступил Люпин, который смущенно изучал лист перед собой. Очередь подошла к ней самой.
- Мне довелось радикально сократить практические занятия,- мрачно отозвалась Лестрейндж,- в виду рекомендаций отдела образования. Здесь представлены темы, краткое содержание курса и темы к обязательному изучению. Профессор,- Белла обратилась к директору,- в виду отсутствия должного количества практических занятий я предлагаю возобновить практику дуэльного клуба с обязательным изучением дуэльного кодекса.

+1

431

Хогвартс. Как странно сюда вновь возвращаться. Но не в качестве ученика, а в качестве профессора. Он - профессор - трансфигурации. Будучи мальчишкой, он восхищался той, кто вел этот предмет. Было неплохо так же погибнуть в этой должности. Для себя Рей давно все решил. Он жил тут уже пять дней. За это время маг изучил короткие ходы к своему кабинету, к Большому Залу и сюда, в кабинет директора. Рей догадывался, что здесь ему придется чаще бывать. Надев свою привычную черную просторную мантию поверх облегающих черных джинс и водолазки, Рей отправился в кабинет директора. Шел он неспешно, ибо быстро идти ему здоровье, подорванное тем ученичеством, не позволяло. Хотя и до него он бегал не слишком быстро. Но Рей ни о чем не жалел. Но жалел, что остался с Кристиной и не сделал ей предложение. Может уже был бы отцом тех детишек. Рею все время казалось, что если бы он сделал ей предложение и она его приняла, что у них могло бы родиться трое детишек - сначала девочка, через какое-то время мальчик и еще один. Не все сразу. Но что думать о том, что никогда не будет. Осознание этого отдавало горечью. Где-то там внутри, в области сердца. Но вот он у кабинета директора. Так, на лице ядовитая усмешка. Прячем за ней горечь одиночества. Вот стучим вежливо в дверь. Слышен голос директора. Он приглашает. Рей толкнул дверь и с прямой спиной и привычной насмешливо-ядовитой усмешкой на сухих губах и вошел в кабинет. Огляделся. Кроме директора и потрепанного вида мужчины, очевидно коллеги, никого в кабинете не было еще.
- Доброе и вам, директор, - ответил Рей вежливо, ведь он иначе не мог и вежливо и едва заметно кивнул Ремусу в знак приветствия.
Не успел он это сказать, как в кабинет вошла...кто б мог подумать... сама Белла Лейстрендж. Бывшая Пожирательница, преданная Лорду, а сейчас сменившая сторону. Но только вот какую? Тоже свою или Ордена Феникса? Рей не знал. Но ему это было не особо нужно. Ведь он давно все распланировал. Во всяком случае для себя. Тот, кого директор назвал Люпиным, рассказал свой план. Затем выступила Белла.. каждый из этих двоих ответил по-своему на дежурную фразу директора. Рей, выслушав ее, тоже решил вставить свою "лепту". Раз он - профессор. Все эти пять дней он проводил в библиотеке, наслаждаясь тишиной и покоем. Заодно скрипя пером, чтоб разработать план на новый учебный год. Ему нравилась библиотека: своим содержимым в виде книг, тишиной, знаниями. Все же он был рейвонкловцем. книги для него всегда были единственными молчаливыми и верными друзьями. Когда его пригласил директор, профессор взял бумаги и пошел с ними в кабинет. После Беллатриссы в кабинет вошли другие профессора. В их число входили Флитвик, Септима и Снейп. Последний уже в открытую служащий свету. И чьи месяцы, возможно, сочтены. Для этого не надо быть Трелони (о которой столько слухов ходило и которой Рей просто не видел - а он бы по описанию узнал), чтоб это знать. Для этого надо хоть чуть-чуть Лорда.
протянул директору, стараясь говорить нейтральным тоном, насколько это было вообще возможно:
- За эти пять дней я пока успел только это. Здесь программа по моему предмету. Только до Рождества и немножко до конца первого полугодия. А там - смотря по обстоятельствам. Что касается списка студентов, то с ними я познакомлюсь на своем первом занятии. После этого у вас на столе будет список. Если это так требуется.
Рей отдал бумаги директору и замолчал. Теперь можно послушать и других.

Отредактировано Рей Маджерс (2013-11-22 19:24:45)

+1

432

Утром Джейми получил приглашение к директору в кабинет. Джейми успел со всеми за эти несколько дней, познакомиться. Даже выпил немного чая вместе с Треллони. Так что после завтрака Джейми начал готовиться к столь важному мероприятию. Для начала он где-то с час перебирал мантии - что же из них более идеально и более официально. Остановил выбор на красной мантии с желто-земеными полосами. А под нее надел сине-белую рубашку и такие же штаны. А поверх - сапоги из драконьей кожи, что влетели ему в кнат. Но это того стоило. Это были водо-, жаро-, ударо- и прочее прочные сапоги. Об одном Джейми жалел - что их никто не увидит. Причесавшись и приведя себя в порядок, Джейми взял со стола бумаги с примерным планом занятий (а что это надо было - Джейми подозревал - его знакомый работал учителем в одной маггловской школе и по его опыту они там всегда сдавали директору план на учебный год) и вышел в коридор. Маг обожал эти старинные каменные стены. От них веяло древностью. Эти стены помнили Основателей. Джейми мечтательно улыбнулся. На него нахлынула ностальгия - сколько будучи мальчишкой он раз бегал, лазил по этим коридорам. Не заметив, Джейми добрался до кабинета, постучался, дождался ответа и сказал с радостной белозубой улыбкой идиота, оглядев народ, который уже начал рассказывать о своих планах на учбный год:
- Доброе утро директор Дамблдор! Доброе утро коллеги! Извините за задержку - не мог выбрать официальную мантию для столь важного меролприятия! Ну я тут в сторонке постою. Подожду, так сказать в сторонке
Да, Джейми просто обожал потрепать языком. Тем более настроение у него было просто отличное:
- Так, у кого мрачное выражение лица, для того я нарисую руну радости и счастья. А то от ваших "улыбок", господа, молоко киснет и вино тоже. Не удивлюсь, если все тут скисло по вашей милости! Попробуйте счастливо улыбнуться! Может и счастья привалит, аж до астрономической башни!

+1

433

Септима прибыла в школу еще вчера. Она настоятельно попросила профессора Дамблдора дать ей другую комнату. Она очень надеялась, что сменив место жительства, она избавится от того неприятного гостя, который периодически к ней наведывался. Директор удовлетворил просьбу профессора арифмантики и теперь она обитала на седьмом этаже башни Прорицаний, с очаровательным видом на озеро, но с сомнительным соседством с главным обитателем этой башни - Сивиллы.
  Аппартаменты, конечно, достались довольно в печальном состоянии - пыль, паутина, выбитые стекла и покореженные оконные рамы. Когда Септима зашла в комнату, то она ахнула от общего состояния помещения. Оно было в ужасающем состоянии. Любительница идеального порядка Септима без сил села на свой чемодан. Чемодан выдержал и слава Мерлину! Оценив фронт работы, профессор Вектор, засучив рукава и достав волшебную палочку, принялась за где-то капитальный, а где-то косметический ремонт ее нового дома.  Это увлекательное занятие заняло у женщины весь вчерашний день, вечер, часть ночи и первую половину утра.
  Поскольку фронт работы был огромен, то поистине героические усилия Септимы можно было бы назвать просто грандиозными - она убрала всю грязь и толстый слой пыли (толщина пылевого слоя приближалась к толщине дорого персидского ковра), паутину (которая практически тюлевыми занавесями висела по комнате), починила стены (где-то они раскрошились, где-то они носили следы того, что кто-то пользовался ими как мишенью), заделала потолок (дыры в потолке, практически с детскую голову вызывали весьма серьезные подозрения о качестве всего потолка), заново создала окна и стекла к ним (конечно здоровая вентиляция хорошо, но сквозняки испортят все). Затем она наколдовала двери, перекрасила стены, повесила полки и расставила шкафы, трансфигурировала кусок сломанной парты в добротный письменный стол, а кусок камня в кровать (надеюсь, она не будет обладать свойствами камня). После всех этих манипуляций комната приобрела более или менее жилой вид. Осталось доделать сантехнику (ее состояние вызывало серьезные опасения у Септимы), расставить многочисленные книги, разложить вещи и добавить пару-тройку декоративных элементов и можно было бы считать переезд свершившимся фактом. Но этим она займется уже после педсовета.
  Кое-как разобравшись в чемодане (который она заранее заколдовала заклятие незримого расширения), она нашла, наконец, многочисленные папки с такими важными бумагами, как ведомости, списки, программы и журналы. Запихнув обратно в чемодан все, что было вытащено, она посмотрела на часы и ужаснулась. Этот неумолимый объект всеобщего поклонения показывал, что через полчаса Директор их ждет у себя. Краем глаза заглянув в зеркало, она ужаснулась еще сильнее. Такое впечатление, что оборотни таскали ее по лесу в течение всей ночи...
   
   Но без пяти одиннадцать она стояла на пороге директорского кабинета уложенная, чистая и готовая к труду и обороне. Тут она встретилась с профессором Флитвиком. Поздоровавшись с ним, она поинтересовалась как коллега провел лето. Как выяснилось, профессор ездил в Таиланд изучать магию местных колдунов. Как там дела обстоят с магией профессор ознакомился плохо, а вот с крабьими и слоновьими повадками - весьма неплохо. Ведя этот оптимистический диалог, они вошли в кабинет, где их встретил лично Директор и рассадил по своим местам. Она тепло поприветствовала Ремуса, кивнула какому-то новому человеку в их коллективе. После этого она поздоровалась с остальными и положила папки перед собой.
  Следом за ней зашел профессор Лест. Не стоит добавлять, что он дико раздражал Септиму. Она терпеть не могла его бесконечную болтовню и одежды в стиле Мефистофеля. Рождественская елка . На его приветствие она лишь сухо кивнула. Профессору Снейпу она едва улыбнулась и кивнула. Лестрейндж она упорно не замечала.
  Педсовет начался как обычно - со сдачи планов, списков и всего того, что Септима заполняла на протяжении доброй половины лета. Она левитировала папку с бумагами профессору Дамблдору и добавила:
-Никаких особенных изменений в рабочих планах у меня нет. Но я прошу ознакомиться с добавлением некоторых новых семинаров для седьмого курса и попрошу добавить мне во втором полугодии дополнительный час в неделю для подготовки семикурсников к Ж.А.Б.А. - Септима казала пальцем в лист бумаги, на котором были выделены новые темы и добавила. - Как видите, темы очень важные и их нельзя убрать из программы. К тому же, они входят в систему новейших математических разработок и мы не должны закостеневать в старье.
  Затем она достала вторую увесистую папку, на которой было выведено каллиграфическим почерком: "Пятый курс, С.О.В".
-Тут у меня так же программа расширилась в связи с новыми стандартами Министерства Магии и мне, к сожалению, опять придется просить дополнительные часы. И это никак не менее двух дополнительных часов, плюс факультатив.
  Затем она достала еще одну папку:
-В этом году, увы, мне пришлось исключить со своего курса троих человек - один завалил С.О.В, а два других отказались по собственному желанию после четвертого курса. Все остальные остались без изменений.
  Передав все документы, Септима глотнула чай. Он  оказался без сахара. Насыпав туда три ложки, она тихонько помешала и сделала еще один глоток.

+1

434

Снейп шел, чувствуя, что с каждым шагом на него наваливается усталость и раздражение. Кабинет директора, наполненный кучей преподавателей, большинство из которых уже с нетерпением ждет наплыва учеников…
Зельевар специально пришел как можно позже, но что бы это нельзя было посчитать опозданием. Зачем терпеть общество коллег больше, чем это необходимо?
-Доброе утро, Северус. Рад видеть Вас в добром здравии. Вы опять все лето просидели в замке?
Профессор выдавил ухмылку в ответ. Чего-то подобного и следовало ожидать.
-Ну конечно, все не мог оторваться от очень увлекательной работы.
Наверное, все могли заметить иронию слов – программы никогда не были интересной работой. Он сказал это только для того, что бы не глотать молча столь неприятные вещи.
Снейп помедлил с тем, что бы занимать место. Он отошел, что бы не мешать Люпину, который уже нес свою программу Дамблдору. Когда след за ним поднялась Беллатриса зельевар поспешил занять освободившееся от бумаг место возле нее.
Что ж, это лучше, чем сидеть рядом с кем-то, кто будет пытаться мило изображать разговоры.
Он мрачно покосился на директора. Злопамятство говорило о том, что Северус нескоро забудет брошенную ему фразу.
Может кто-то и думал (Снейп на это надеялся), что он наслаждается тем, что проводит целое лето в замке. Его образ достаточно мрачный для этого. Но зельевару было очень неприятно когда при всех обращали внимание на то, что ему просто негде и не с кем проводить летние каникулы. Ведь уж кто, а Дамблдор об этом точно знал.
Коллеги тем временем отдавали свои программы и коротко излагали что изменилось.
Он поднялся когда Вектор объяснила свои перемены.
Северус протянул стопку пергаментов Дамблдору.
-То, что написано, в озвучивании не нуждается. Там все есть. Никаких существенных перемен.
Зельевар надеялся, что придираться и расспрашивать чисто из вредности Дамблдор не станет.
Пить чай или угощаться предложенными сладостями Снейп не стал, просто ждал когда появятся более важные новости, чем учебные программы по всем предметам.

0

435

Педсовет, как и каждое лето проходил в абсолютно штатном режиме. Альбус принимал у педагогов всю эту министерскую макулатуру и, прежде чем подписать, комментировал каждого:
-Здесь программа и рабочий план по Защите на предстоящий учебный год... только у меня есть сомнения на счёт некоторых моментов второго полугодия и проведения экзаменов, но думаю, это потерпит... - Альбус принял бумагу из рук оборотня и внимательно изучил ее.
-Я думаю, что на третьем курсе мало практики. Ее следует увеличить. - Альбус поставил свою подпись на первых трех листках и далее углубился в седьмой курс.
-Дорогой Ремус, программа седьмого курса недостаточна. Будьте любезны, расширьте курс по инфери и демонологии. И больше практических занятий. Их по часам должно быть как минимум столько же, сколько теории. - Альбус отложил листок и сложил на нем руки. - Я разрешаю взять Вам дополнительный академический час факультатива. Да, я еще раз повторюсь - глубже копните с учениками темы связанные с инфери, демонами. ммм... -Альбус отхлебнул из чашки. - В программе не хватает раздела Распознавание магии. Особенно темной. И расскажите еще раз про дементоров и закрепите навыки.- Директор черкнул что-то в программе и вернул ее Люпину. Директор надеялся, что Люпин понял его намек для кого и зачем разрабатывает план на этот год.
  -По поводу списков учеников, - неожиданно продолжи он. - Вот вам пачка писем,- Дамлдор открыл стол и достал письма, адресованные Люпину. - Вот письма тех, кто будет продолжать курс обучения у вас. Заполните журнал и принесите мне на подпись.
Следующей выступила Лестрейндж. Ее выступление было более содержательным, чем у Люпина. Но все равно, приняв у нее бумаги, он подписал все курсы, кроме, конечно, седьмого. Далее, Альбус пробежался глазами по спискам.
- Почему в ваших списках не значится мистер Лонгботтом, я еще понимаю, - Альбус снял очки и посмотрел на Лестрейндж, покусываю дужку. - Но вот почему отсутствует мистер Поттер... - Альбус повернулся к Люпину.
-Ремус, будьте так любезны, донесите до мистера Поттера... И до мисс Грейнджер, тоже, что курс боевой магии им необходим. Тем более, что у них ведет мастер в этом виде искусств. Да, и мистера Нотта тоже надо вписать в этот список.
  Альбус вернул Лестрейндж список с пометками. И принялся комментировать ее программу:
- Почему в ней отсутствует тема запретных заклятий и контр противодействия им? Почему Вы не включили тему симпатической защиты? А куда делись комбинированные атаки? И, моя личная просьба, поставьте в курс, хотя бы в теории - мысленный обман. Довольно забавная тема. - Альбус вернул не подписанную программу для седьмого курса. - Доработать и принести снова мне на подпись.
  Альбус съел дольку и задумчиво жуя, что-то написал у себя в ежедневнике.
-Что касается организации дуэльного клуба, то вот вам разрешение. Я не могу включить его в список предметов, поэтому, он попадает в рамки академических кружков. В помощники я Вам хочу назначить профессора Снейпа. - Альбус обернулся к Снейпу и чуть наклонил голову. - Профессор же  не против помочь коллеге? Да, - он снова посмотрел на Беллатрису.-Вы же понимаете, что мистер Поттер и мистер Нотт должны участвовать в этом мероприятии? И это должно быть именно их решение. - Альбус замолчал. - Да, мистер Малфой, тоже. - Задумчиво добавил он.
  Следующим выступил Маджерс. Пробежавшись глазами по программе, Альбус нахмурился. Все было, вроде, в порядке.
-Полиморфизм и креативную трансфигурацию следовало бы расширить. - Альбус снова пробежался по строкам. - Да, сократить аниморфизм и добавить то, что я сказал. - Альбус подписал программу и вернул ее Маджерсу.
  В следующее мгновение в дверь постучали в кабинет зашел профессор рун. Как обычно, он приветливо со всеми поздоровался и, извинившись, пошутил.
-Да, доброе утро, профессор Лест. - Альбус лучезарно улыбнулся. - Сдайте пожалуйста рабочий план и присоединяйтесь к нашей беседе. - Улыбая, Альбус уже повернулся к профессору Вектор. Последняя, как обычно была многословна и, как обычно, жаловалась на недостаток часов. Альбус в двадцатый раз согласившись с ней о катастрофической нехватке времени, участливо ответил:
-Профессор, вы же понимаете, что по сампину,  я не имею права без ведома министра добавлять лишние часы? Единственное, что я могу Вам предложить, это, как и профессору Лестрейндж организовать внеклассный кружок или клуб. Я с удовольствием подпишу Вам разрешение и там вы сможете составить какую угодно программу с любым количеством часов. Думаю, что те дети, которые согласились продолжать Ваш курс, с удовольствием будут ходить и на дополнительные внеурочные занятия. - Альус снова улыбнулся, а Вектор охотно согласилась. Альбус весело подписал соответствующую бумагу и вернул ее профессору.
  Сданные Снейпом бумаги были выполнены безупречно. Собственно, как и ожидалось. Снейп, как мастер над зельями, был щепетилен до каждой мелочи - ведь от кажущейся мелочи зависел результат. И тем не менее, править кое-что все таки придется...
- Северус, вы можете чуть добавить материала по ядам и противоядиям. А так же кое-что рассказать о черномагических зельях и их нейтрализации? - Альбус внимательно посмотрел на зельевара, а потом опустил глаза в списки. - Оооо, я очень рад, что вижу имена Гарри, Гермионы, Нотта, Малфоя... - Альбус, подписав бумаги передал их Снейпу.
  Быстро подписав без лишних комментариев программы по травологии, уходу за магическими существами, чарам, астрономии и другим предметам, Альбус замолчал - ему требовался небольшой отдых.
  Налив себе вторую чашку чая, он щедро добавил туда сахара и практически залпом выпил. Отдышавшись и восстановив дыхание, он обратился к профессорам:
-Мы все помним, насколько тяжелым выдался прошлый год. - Альбус замолк, давая профессорам время собраться и прислушаться к директору внимательнее. - То, что мы выстояли в том году - это чудо и небывалая удача. Рассчитывать на эту удачу не следовало бы. - Альбус снова взял паузу - не все профессора оказались готовы к столь пессимистическому началу.
- Как помните, каждый год мы старались следовать общим задачам и направлению образования. Так вот, в этом году я предлагаю сделать основной упор на умение защищаться и распознавать силы зла. Именно поэтому, я попросил некоторых из вас подкорректировать свои программы. Зло не заставит себя долго ждать. А дети и мы должны быть готовы для встречи с ним.
Альбус , скрестил кисти рук на столе, готовый к вопросам или высказываниям.

+3

436

Слушая замечания Дамблдора к Люпину, Беллатриса периодически кивала головой, соглашаясь с предложениями, и рисовала на своем листе "замечаний" неразборчивые каракули, которые содержали краткие заметки о курсе профессора Люпина. Ведьме было любопытно на что(или на кого) Дамблдор решил натаскивать студентов. Многие из них еще слишком дети,-  отметила про себя Лестрейндж и приподнялась, чтобы пройти к столу директора. Когда она обернулась, чтобы проверить, не оставила ли она какое-нибудь дополнение к программам, то увидела, что пустое место подле нее было уже занято Снейпом. Белла хмыкнула.
У директора, к её вящему удивлению, не возникло вопросов к её программе для средних курсов. Даже к пятому. Как ведьма и предсказывала себе, большие проблемы были с будущими выпускниками. Дамблдор устроил блиц-опрос. Беллатриса же, в отличие от тихого сегодня Люпина, предпочла смирению ответное нападение.
-А мистер Поттер подписал заявление на продолжение курса?- елейно поинтересовалась Лестрейндж,- оно каким-то образом не дошло до меня. Давление со стороны Дамблдора было ожидаемым, но всё же выслушивать подобные упреки было неприятно.
- Почему в ней отсутствует тема запретных заклятий и контр противодействия им?- ведьма не удержалась и развела руками. А как Вы сами думаете?
-  Было отказано.  Если Вы дадите добро на продолжение курса- то будет и теория и практика контратак. Что касается симпатической магии, то я не смогу её давать студентам ниже промежуточного уровня магии между четвертым и пятым,- отрезала Лестрейндж, помечая себе комментарии. Идея с введением начала ментальной магии ей сразу не понравилась. Она была готова натаскивать Драко, и не оставлять последнего в покое, пока он не продемонстрирует ей равное противодействие.
-Есть вопрос, господин директор: мне включать в курс азы окклюменции? Без них достаточно трудно  использовать мыслеобразы,-интуиция подсказывала, что пока стоит играть по всем правилам. Лестрейндж кивнула, забирая все бумаги, касающиеся седьмого курса.
-В помощники я Вам хочу назначить профессора Снейпа,- Белла перевела взгляд на коллегу, а затем на директора и взяла паузу, прежде чем ответить: У меня нет возражений, господин директор.
-  А что касается мисс Грейнджер?-спросила мадам Лестрейндж прежде, чем снова вернуться к своему месту и погрузиться в исправление замечаний. Коль Дамблдор выделил всех четверых студентов, то и воздействовать, видимо, придется на всех четверых. Как же ей не хотелось это делать.
Беллатриса успела набросать себе краткий план и набросок новой программы для седьмого курса, когда директор закончил давать комментарии относительно учебных программ. Хвала Мерлину, - у Лестрейндж предательски ныла шея и было противно на душе, поэтому ей не терпелось покинуть это сборище.
-Так вот, в этом году я предлагаю сделать основной упор на умение защищаться и распознавать силы зла,- на этих словах Беллатриса негромко фыркнула, поднеся платок к лицу: Прошу прощения.
"Зло"- как же она терпеть не могла это слово, и ненавидела, когда кто-либо решался углубляться в эту дихотомию "Зла" и "Добра". Ведь не зря в народе говорят: кто победил- тот и добрый.

+1

437

Ремус, не перебивая, слушал остальных. Перебивать собеседника и резко выражать своё мнение он научился, пожалуй, в том году, и к этому благополучно всё забыл. Или думал, что забыл...
Замечания Альбуса он занёс простым карандашом в записную книжку, на обложке которой были изображёны Лондонские часы, причудливо залитые солнечным светом и обвитые туманом. Оборотень уж и не помнил, откуда у него взялась эта вещица. Может, подарок Артура или Молли... Хотя, скорее, Артура.
..."инфери и демонология" - записал он, не поднимая головы. Затем резким росчерком обвёл слова незамкнутым овалом и подрисовал сбоку стрелочку вверх и два плюса, что дословно означало "Расширить, прибавить часов".
Намёк Альбуса по поводу распознавания тёмной магии был, конечно, понятен. Ремус кивнул директору в знак согласия.
- Да-да, хорошо, я подправлю, - заключил он, проведя несколько раз горизонтальную черту под последней заметкой. В конце черты грифель карандаша с треском сломался и Люпин, коротко извинившись, вложил карандаш между листами и закрыл блокнот. Альбус, неужели вы всё уже рассчитали, и в этом году дети снова попадут в самый эпицентр битвы?... Да, им нужно уметь защитить себя... больше, чем когда-либо, но... Мерлин, как бы не вышло, что по окончании обучения в их памяти останутся лишь война, вечное беспокойство и уроки тёмной магии...
Ремус вынырнул из мыслей и растерянно посмотрел на протянутую Альбусом пачку писем. Сообразив, что это нужно для составления списков детей на этот год, он забрал письма и убрал их в портфель. Альбус уже читал программы Беллатрисы, и неожиданно снова обратился к нему:
- Ремус, будьте так любезны, донесите до мистера Поттера... И до мисс Грейнджер, тоже, что курс боевой магии им необходим. Тем более, что у них ведет мастер в этом виде искусств.
- Хорошо... я постараюсь, но, как вы понимаете, не всё здесь зависит от меня, - он не смотрел на Лестрейндж, потому что просто не знал, как смотреть ей в глаза. Что бы сказал Сириус, узнай он, что его друг лично станет уговаривать его племянника обучаться магии у ведьмы, отправившей его крёстного... в арку.. Волшебнику захотелось, чтобы это совещание поскорее закончилось, им ведь предстоит ещё многое сегодня сделать - встреча прибывших учеников, распределение, праздничный ужин... день обещал быть насыщенным.
Почти обречённо Ремус наблюдал за тем, как директор подписывает разрешение на организацию дуэльного клуба, и назначает Лестрейндж в помощники Снейпа.
Бедные дети...
Тут дверь распахнулась и в кабинет вошёл, по всей видимости, ещё один новый профессор. Настолько сияющим, чистым и оптимистично-настроенным Ремусу редко доводилось видеть кого-то в последнее время.
- Так, у кого мрачное выражение лица, для того я нарисую руну радости и счастья. А то от ваших "улыбок", господа, молоко киснет и вино тоже. Не удивлюсь, если все тут скисло по вашей милости! Попробуйте счастливо улыбнуться! Может и счастья привалит, аж до астрономической башни!
Тень улыбки тронула губы оборотня и он так же быстро проникся теплом к этому человеку, как если бы это был один из нашкодивших мародёров, дарующих ему шоколад в обмен на эссе по травологии.
Директор продолжал комментировать программы, ни Маджерса, ни Снейпа не оставив без поправок. Беллатриса не спешила со всем соглашаться и теперь это было по-настоящему похоже на совещание педагогов перед учебным годом.
На словах о добре и зле повисла пауза.
Ремус хотел попросить, чтобы его отпустили по-раньше, дабы успеть подготовиться к распределению и переписать списки, но прежде решил уточнить:
- Альбус, простите моё нетерпение... кроме всего прочего, в начале учебного года не ожидается никаких серьёзных нововведений?
Оборотню казалось, что Альбус собрал их всех здесь не только для проверки программ и планов.

0

438

После выступления Рея в дверь ворвался маг. Уж слишком он жизнерадостно он выглядел. Если бы в Магическом Мире царил мир, то этот позитив можно было еще понять, но не сейчас, когда Волдеморт может возродиться в любой день. О чем Рей остро сожалел, не показывая вида, так это то, что не знает секрета бессмертия Темного Лорда. Да и уровнем Лорд был повыше. Беспристрастно выслушав сначала жизнерадостного коллегу, Рей даже не поморщился. Натренирован - братом. Затем выступили по очередности Вектор и Снейп. Затем слово взял  директор Дамблдор. Он каждому сделал замечание. Досталось и Рею. Но Маджерс и ухом не повел. Он встал и взял листки назад, уже с подписью директора. Затем достал карандаш с тонким грифилем и стал отмечать своим аккуратным острым почерком делая на пометки на полях - что именно увеличить, а что убрать. Убрав карандаш, Рей спокойно и вежливо сказал, уже сидя на своем месте со сдержанной, чуть ироничной улыбкой с толикой вежливости:
- Как скажите, директор Дамблдор. Это план на первое полугодие. На второе - будем исходить из ситуации, что будет на тот момент.
Рей решил соглашаться с директором всего, что касается Трансфигурации, в конце-концов директору видней - все же преподавал этот предмет, а значит есть опыт. На него Рей и решил опираться. Беспристрастно маг, спрятав в карманы мантии аккуратно сложенные листки, подписанные директором, стал наблюдать за коллегами и слушать то, что эти самые коллеги говорят.
Белла и Снейп. Кто б знал.. - подумал Рей, прикрыв глаза и откинувшись на кресло, где сидел, направив все свое внимание на слух, в уши.

0

439

Жизнерадостно улыбаясь, Джейми оглядел коллег. Вектор сухо кивнула, кто-то нагло его проигнорировал, а вот Ремус тепло улыбнулся. Директор тоже показал доброжелательность. Подперев спиной стенку, Джейми вниметально выслушивал отчеты коллег. Это было обычное учительское совещание. Это не могло не радовать. Видимо, за дело принялись всерьез. Что ж, он тоже неплохо подготовился. Свои листы профессор Рун держал в руках, старясь их не мять - все же их надо отдавать директору. Сегодня все были особенно собрнаны. Не смотря на свою показную веселость Джейми был очень хорошим боевым магом. Только этого никто почти не знал.
- Доброе, директор! - жизнерадостно сказал Лест, протиягивая директору свои исписанные листки. - Вы единственный, кто, образно выражаясь, не держит палочку наизготовку. А то если так долго держать - рука устанет! А вот мои планы на этот небольшой период. Что касается учеников, так я с ними познакомлюсь. Я слышал, не знаю, на сколько это верно, но у меня приятель работает мелким клерком, так вот он слышал, что к нам кого-то пошлют. Вроде проверяющего какого-то. Силы зла вряд ли устоят перед моими рунами. Недаром же всех демонов ловят и вызывают именно с помощью рун. Насчет темных магов я не уверен - не пробовал, а вот нечисть и разная нежить - мои руны к вашим услугам
С этими словами Лест отвесил шутливый поклон. Он был вообще человек дружелюбный и общительный. У Джейми было куча полезных знакомств во многих сферах деятельности, будь то клерк в министерстве магии, или старший помощник младшего сотрудника в аптеке, лавки зелий или книг. Оглядев еще раз коллег, Джейми сказал:
- Вот гляжу я на ваши сухие, сдержанные лица и думаю - нет, лучше все же закажу вина. Знаете ли, не люблю прокисшего!

0

440

-Что касается организации дуэльного клуба, то вот вам разрешение. Я не могу включить его в список предметов, поэтому, он попадает в рамки академических кружков. В помощники я Вам хочу назначить профессора Снейпа. - Альбус обернулся к Снейпу и чуть наклонил голову. - Профессор же  не против помочь коллеге?

Северуса такой вопрос застал абсолютно врасплох. Он и представить себе не мог, что Дамблдор решит организовать дуэльный клуб - и тем более поручит это Лестрейндж! "А ей в помощники - кого же еще, как не меня? Да потому что никто другой не согласиться... А для учеников это будет стандартный набор стереотипов - я и Лестрейндж. Научитесь бороться с Пожирателями на практике у самих Пожирателей."
Зельевар сдержанно кивнул.
-Конечно. "Если будут желающие туда прийти."
Хотя это официальный повод, по которому ему нельзя будет избегать Беллатрису. Она наверняка скоро станет требовать еще каких-то услуг и помощи, ссылаясь на какие-то там старые их договоры.
Снейп так и не придумал, что с этим делать. Пока что максимально балансировать на краю - не отказываться от помощи но и не оказывать особого содействия.
Но он понимал что слишком долго это продолжаться не может - и Лестрейндж потребует четкого ответа и действий.
Пожелания Дамблдора на счет всех программ имели очень заметный уклон. "Он решил уже целенаправленно и заметно делать упор на защите от темных сил во всех предметах?... Выращивать сразу авроров, а не выпускников?"
-Хорошо, я сделаю эти разделы более полными. Тогда придется забрать какое-то количество времени от других тем,-ответил Северус. "С этим я разберусь и сам."
Он забрал свои бумаги и отошел, никак не комментируя упоминания учеников. Поттера у себя на занятиях он не хотел видеть. Но поскольку тот официально перешел из другой школы - то нельзя было его не принять на основании плохих оценок в прошлом.
- Альбус, простите моё нетерпение... кроме всего прочего, в начале учебного года не ожидается никаких серьёзных нововведений?
Снейп занял свое место и усмехнулся, глядя на Люпина. Если уж он начал проявлять нетерпение...
-Еще сколько-нибудь часов в пользу вашего предмета, профессор Люпин?,-проговорил он негромко.
Потом перевел взгляд на сидящую рядом Беллатрису. Ей, кажется, не понравилась формулировка добра и зла.
"Какая ирония, что ранее вы преподавали защиту от темных сил..."

0

441

У Альбуса было желание поскорее закончить это собрание и разойтись заниматься каждому своими делами. Но, прежде, чем всех можно было бы отпустить, ему требовалось как можно точнее и тщательнее скорректировать педагогическую работу таким образом, чтобы она наиболее соответствовала бы Большой игре этого года. На этот раз в Гарри требовалось воспитать сразу несколько факторов - научить его, что общее всегда выше частного и что ради этого общего можно наступить на горло своим личным обидам, принципам и разочарованиям и максимально использовать на пользу дела все свои силы, но и помимо этого все-таки заставить смотреть на мир не через черно-белую призму жизни, но и видеть другие оттенки, заставить его не только вершить справедливость, но и научить его прощать. Так что один участник Большой игры определился - это Лестрейндж. Ее требовалось принять и научиться у нее максимально многому. Чего бы она не натворила в прошлом. Член игры номер два - это Снейп. Как раз его-то и требовалось простить и увидеть сразу с нескольких сторон. Далее по задачам - пора готовить Поттера к акту самопожертвования. Северус? Вы готовы пойти на примирение с моим домашним вервольфом? Люпин, Вам надо срочно придумать задание, почему вы со Снейпом станете ходить парочкой... Придумал. Но об этом чуть позже. Кто у нас остался необработанным? Ааа, Маджерс. Сейчас мы и Вам определим Вашу роль. Вы станете наглядным примером для Гарри, что темная сторона, даже с любящим сердцем не может привести никуда, кроме как в пропасть. Чудесно, роли розданы, а задачи определены. Задача номер раз: понять и принять своих врагов. Задача номер два: прекратить видеть мир двухцветным, но и распробовать другие его краски. Задача номер три: привести его к понимаю жертвенности и самопожертвования... Задача номер четыре: на примере нового преподавателя еще раз ткнуть носом в то, что темные искусства до добра не доводят.
   Наконец, Альбус шевельнулся, разрушая то молчание, какое повисло в кабинете.
-Я прошу прощения, коллеги, я задумался. - Альбус улыбнулся и слегка рассеянно налил себе в чашку чай. - На чем мы остановились? Ах, да, планы.
- Профессор Лестрейндж, если Вам так требуется бумажка с автографом мистера Поттера, то вот она. - Альбус быстрым росчерком пера написал несколько слов и передал их Лестрейндж. В свитке было всего два слова:
"Это приказ".
-Так лучше? -Участливо поинтересовался у ведьмы директор. - Ну вот и чудно, - не дождавшись ее ответа продолжил Дамблдор.  - Надеюсь, тема не посещаемости мистера Поттера закрыта?
  Съев лимонку, Альбус закусил губу, пожевал ее и снова ответил Лестрейндж:
-Профессор, я предлагаю вам симпатическую магию и все контратаки поместить в часы факультатива. И пускай эти факультативы посещают все, кого Вы сочтете нужным. Те, у кого уровень выше пятого и, естественно, те лица, которые в представлении не нуждаются. Что касается мисс Грейнджер, - Альбус погладил свою длинную серебристую бороду. - То, в ее случае я предлагаю оставить ей  право выбора. - Альбус улыбнулся, прекрасно понимая, что Грейнджер Лестрейндж ненавидит едва ли не сильнее, чем его самого или Поттера. Зачем тогда лишний раз травмировать профессора? Собственно, сама Грейнджер, может ответить ей взаимностью. Что касается окклюменции... То ее будут вести на сдвоенной паре профессор Снейп и профессор Люпин. Сдвоенная пара будет вестись в субботу после обеда. Один раз в месяц пару буду вести я лично. - Альбус обворожительно улыбнулся Лестрейндж.
  Фокус, который позволила себе Лестрейндж, директор предпочел не заметить. Пускай тешит себя иллюзиями.  После этого он обратился к Люпину:
- Хорошо... я постараюсь, но, как вы понимаете, не всё здесь зависит от меня - Альбус согласно кивнул - это было вполне ожидаемо и логично.
-И все-таки, Вам надо очень постараться, Ремус. От этого зависит очень многое. - Альбус последние слова произнес настолько ровно, насколько мог. Никто еще не знает, даже Снейп, что Гарри предстояло умереть. А уметь сражаться и бороться с темными силами надо уметь другим.
  После сказанного, голос подал сначала Снейп:
-Хорошо, я сделаю эти разделы более полными. Тогда придется забрать какое-то количество времени от других тем. - На что, Альбус лишь согласно кивнул. Вопрос задал Ремус:
- Альбус, простите моё нетерпение... кроме всего прочего, в начале учебного года не ожидается никаких серьёзных нововведений?
Но только хотел было Дамблдор всех отпустить и оставить Люпина и Снейпа, рассказав о планах на этот год, как его весело перебил профессор Лест, попутно сообщив свою информацию. Причем, было видно, что это новый аналог Локонса. И что ничего хорошего из него не выйдет. Но та информация, которую он вскользь сказал, оказалась намного важнее всего того, что сегодня было сказано:
Я слышал, не знаю, на сколько это верно, но у меня приятель работает мелким клерком, так вот он слышал, что к нам кого-то пошлют. Вроде проверяющего какого-то.
" К нам едет ревизор!". Значит, Министру Магии снова кресло начало жать? Или кто-то теребит Амелию, вынуждая ее идти на поводу у... Кого? Хм, этим вопросом стоило бы заняться плотнее. Переведя взгляд на Люпина, Альбус одними губами прошептал:
-Вот и ответ на Ваш вопрос, Ремус.
-Мистер Лест, - осторожно привлек к себе внимание Дамблдор, стараясь закончить поток сознания. - А не известно кто это и когда этот инспектор приедет?   Правда ответ профессора уже не потребовался - в дверь раздался стук и в дверной щели появилась голова сначала Филча, а потом он влетел в кабинет и вслед за ним буквально ввалилась перепуганная Сивилла. Через секунду на насесте захлопал крыльями феникс.
Альбус встал.

Отредактировано Альбус Дамблдор (2013-12-11 16:45:47)

+1

442

Дамблдор молчал, думая о чем-то своем. Каждый отчаянно симулировал свою собственную занятость и важность, чего стоило шуршание пергамента. Лестрейндж задумчиво изучала раму Финеаса Найджелуса Блэка, своего дважды прадеда. Тот также изображал бурную беседу с кем-то из своих не спящих соседей. Беллатриса перевела взгляд на портрет месье Фортескью. Казалось, что тот спал, даже его слуховая трубка норовила выскользнуть из крючковатых пальцев. Старый прохвост. Ведьма помнила свое обещание устроить экзекуцию преемнику своего прапрадеда.
-Профессор Лестрейндж, если Вам так требуется бумажка с автографом мистера Поттера, то вот она,- она так увлеклась, что не сразу понял, что директор обращается именно к ней. Разрешение было кратким.Приказ? Ведьма придержала пергамент кончиками пальцев, борясь с желанием выбросить "разрешение" в камин.
-Так лучше? Ведьма спешно сунула уже смятый клочок пергамента в карман и процедила: Намного. Она села на место и рассеянно покивала словам директора о факультативе.
Дамблдор любезно предоставил грязно..мисс Грейнджер право выбора, которого не было у Беллатрикс. Ведьма пообещала себе, что грязнокровка студентка Грейнджер будет посещать её занятия, только если первую насильно туда притащат. Книги и рвение грызть гранит науки обратным местом от ротовой полости никогда не заменят опыт домашних дуэлей.
Было похоже, что азы окклюменции она будет давать Драко сама. И только ему. Один раз в месяц пару буду вести я лично. Лестрейндж вежливо осклабилась в ответ, продемонстрировав свои плохие зубы.
-...но, как вы понимаете, не всё здесь зависит от меня,- Беллатриса не удержалась от снисходительной улыбки, взглянув на Люпина. Он был мил, когда так тщательно подбирал слова. И этим пугал. Беллатрисе постоянно казалось, что Люпин знает кое-что очень важное, и то, что он не преминет этим воспользоваться было ясно так же, что Самайн приходится на канун Хеллоуина.
Один из коллег, его имя Лестрейндж еще не запомнила, который чем-то напоминал ей павлинов в саду Малфоев,Лест кажется? сообщил одну приятную новость для ведьмы. Пусть и сама фраза была полна лишних деталей.
-Я слышал, не знаю, на сколько это верно, но у меня приятель работает мелким клерком, так вот он слышал, что к нам кого-то пошлют. Вроде проверяющего какого-то.
Несомненно, отметила про себя Лестрейндж. Она полагала, что инспекция прибудет в начале сентября. Вероятно она ошибалась. В кабинет пивзов влетел завхоз на пару с Трелони. Беллатриса напряглась.

+2

443

Ответ на его вопрос действительно не заставил себя ждать. Надо сказать, Ремус был немало удивлён тому факту, что сведения о ревизоре дошли до них через десятые уши. Он искренне полагал, что Альбус в курсе всего. Или у директора снова какие-то свои планы на этот счёт?
Тонкий юмор зельевара по поводу дополнительных часов Люпин оставил без внимания, а вот окклюменция, которую Альбус поставил вести им вместе, никак не  выходила из головы. Это плохо. Хуже некуда. Он даже не знал, кому их них двоих придётся сложнее - ему или Снейпу. Поникать в мысли к коллеге и открывать ему свой разум не входило в его планы на этот учебный год. Впрочем, на занятиях можно обойтись и без столь наглядных примеров. Оборотень надеялся, что так и будет.
Жаль только, что теперь у него не будет времени на тренировки... значит придётся просто напросто пить зелье и забыть о внутреннем контроле над зверем. Раз и навсегда. Иначе история с Сивым повторится. Он ведь так и не увиделся с Флёр после того случая. Дора говорила, что с ней всё в порядке, но...
Когда в кабинет ворвались - иначе не скажешь - Филч и Сивилла, Ремус удивлённо вскинул брови и приготовился к плохим новостям. Нет, если конечно они зашли за лимонными дольками...
Он кинул взгляд на Беллу - та заметно напряглась при виде новоприбывших. Альбус встал. Ремус тоже поднялся со своего места, инстинктивно и может быть слишком резко.
Он коротко поздоровался с коллегами, но обратно не сел.

0

444

Рей пока молчал. Он впитывал информацию, как губка. Ситуация становилась все интересней и интересней. Да и коллеги были весьма любопытными, с точки зрения наблюдателя. Рей решил пока что молчать и не вмешиваться. Особенно его забавлял этот разодетый и излишне жизнерадостный профессор. Рей не запомнил его имени. Любопытным Рей находил профессора Снейпа, в котором маг находил некоторые черты самого себя. А чего стоили взгляды бывших пожирателей, обращенных как на оборотня (это Рей давно вычислил), как на директора и на друг друга, а так же на других находящихся в этом помещении коллег. Однако ярконаряженный профессор сообщил весьма интересную новость и ее все поняли.
- Даже излишне яркие личности бывают полезными, - усмехнулся про себя Рей, а сам наблюдал за директором и догадывался о планах старика на него, молодого черного мага. - Что ж, пока ваши планы будут соответствовать моим - я буду играть в вашу игру. Посмотрим по обстоятельствам. Не будем на будущее загадывать. Ведь оно так переменчиво. Ремус, Ремус, почему ты не хочешь принять своего волка? Принять, понять и обуздать? Не отдаваться той животной страсти, что старина Фен, но держать в равновесии волка и человека? Ты прям, но считаешь своего волка чем-то вроде болезни и борешься. Это изматывает тебя.
Так, незаметно, мысли от директора перешли на Ремуса. Рей не однажды видел детей-изгоев, что были чужими во всех мирах. Да и что там таить, он сам был изгоем, познавшим унижения. Такой же травле были подвержены все укушенные: кто-то боролся, как Ремус, а кто-то поддавался животной страсти, ненавидя всех вокруг, становясь и в душе злобными волчатами. Сам познавший, что такое быть не таким, как все и всю горечь унижений, Рей понимал и даже жалел тех, кто попал в такую же безысходную ситуацию, ведь они все были близки ему по многим параметрам.

+1

445

Джейми любил ярко одеваться. Он считал, что это создает вокруг радостное настроение. Но как-то раз друзья, пркрасно знавшие его, как очень даже неплохого боевого мага, привели его на призентацию очередной книги некоего Локонса. Стили были похожи, а Джейми тогда подумал, что Локонс хоть и явный пустобрех, но зато его одежда вызывает весьма позитивное настроение. Вот тогда-то и решил Джейми одеваться, как Локонс и вести себя весьма несерьезно, ведь шутов никто не воспринимает всерьез. А это было лишь в плюс для Леста, решившего вести себя почти, как Локонс, который оказался тем еще трусом. Это Джейми узнал, когда решил проверить Локонса на наличие смелости. С помощью друзей он разыграл небольшой спектакль, в котором его друзья выступали злыми черными магами, а он, Лест - страстный почитатель Локонса и жертва этих злых магов, который увидел своего кумира и просить о помощи. Такой чуши, как тогда, Джейми еще никогда не нес. Им с друзьями стоило большой силы воли, чтоб не расхохотаться при всей видимой серьезности ситуации. Вот тогда-то Локонс и показал Лесту свое истинное лицо - лицо труса. Пришлось потом накладывать небольшой Обливэйт - заклятие стирания памяти. Зная, что этот трус вел в Хогвартсе один год Защиту и будучи одет в стиле этого трусливого создания, Лест догадывался, что примерно о нем могут думать маги, что одеваются более серьезно. Зато Лест смог, лучезарно улыбаясь, сообщить важную информацию и судя по лицам, все ее восприняли правильно. А под конец занавеса появились Пивз и Сивилла Трелони.
- Ой, Сивилла, неужели инспектор страшный: неухоженный, дурно одетый, с гнилыми зубами, крючковатыми сухими пальцами, с торчащими паклями, весь в бородавках, со слюнями изо рта? Бэ! - лучезарно продолжая улыбаться, жизнерадостно спросил Лест, а сам подумал весьма серьезно и нормально: - Теперь я увижу инспектора, которого нам послало министерство. Джон зря предупреждать не будет. Он же не паникер.
В отличие от Локонса, Джейми не трусом, но умел за собой ухаживать, следуя указаниям зарубежного классика: "можно быть дельным человеком и думать о красе ногтей".
- Коллега Снейп, ведь "профессор" - так вас только ученикам надо звать, вам срочно нужно сменить гардероб, - оглядев коллег, улыбаясь, сказал Лейст. - Остальным тоже. Но единственные, кто прилично одет, вы уж не обижайтесь, это директор Дамблдор и профессор Вектор. Остальным срочно надо искать что-то другое. Вам, коллега Снейп срочно надо, ну хотя бы верх, носить белое. Это будет резкий контраст с вашими черными волосами. Вам, коллега Лейстрендж, не мешало бы более женственные цвета и фасон. Что касается вас, коллега Маджерс, то черный уже не актуален. Если вам и коллеге Люпину просто нечего надеть, я могу вам одолжить что-нибудь из своего гардероба. После собрания можете оба зайти ко мне и я вам подберу то, что вам несомненно подойдет!
Осталось только наблюдать за реакцией коллег.

+1

446

Люпин никак не прокомментировал его фразу. Снейп лишь торжествующе ухмылялся.  Он сложил пергаменты, быстро дописав заметки о том, какой раздел нужно расширить.
Перепалки Дамблдора и Беллатрисы были ожидаемыми. Только вот следующие слова заставили профессора едва не выронить записи.
-Что касается окклюменции... То ее будут вести на сдвоенной паре профессор Снейп и профессор Люпин. Сдвоенная пара будет вестись в субботу после обеда. Один раз в месяц пару буду вести я лично.
"Что?!"
Зельевар посмотрел на директора как на сумасшедшего. В принципе, в какой-то степени он им и был... Только это предложение заставило Северуса увеличить процент сумасшествия для него.
Снейпа возмутила эта ситуация. Мало того, что ему это не нравилось и он не собирался подчиняться приказу - но дело в том, что оспаривать это решение вплоть до войны прямо при всех тоже не стоило. Дамблдор наверняка специально объявил это внезапно и без договоренности заранее.
Профессор никак не подтвердил своего согласия, лишь сжал губы и стал обдумывать, что можно сделать, что бы избежать такой ситуации.
Но его отвлекло сразу несколько событий - прибытие Трелони и Филча вместе с известием об инспекторе. "Неужели снова?..."
Снейп отстраненно наблюдал за всеми, не подавая никаких признаков напряжения, как это было со многими другими. Эта неразбериха лишь даст время на обдумывание лучшего хода.
Тем временем новый преподаватель пытался всех подбодрить. Метод, который он выбрал, показался Северусу странным. И, похоже, не только ему.
Выслушав жизненно необходимые советы коллеги, который, по мнению и так порядком доведенной Беллы, был либо непроходимо туп, либо был оторван от реальности. Она наклонилась к Снейпу и почти беззвучно произнесла:
- Вы не находите, что Львиный зев весьма неудачно сочетается с dolce vita?

Профессор ухмыльнулся.
-Я всегда подозревал близость этих понятий... -едва слышно ответил он.
"Только чрезмерная храбрость может еще приводить к потере способности мыслить."
-Профессор Лест, я, да и мои коллеги, как я думаю, вполне способны позаботиться о своем гардеробе самостоятельно. Так что спасибо за советы, но не уверен, что они настолько кому-то необходимы.

+1

447

Сивилла знала, что она немного опаздывает. Ну, или опаздывает достаточно серьезно... Но она не волновалась по этому поводу. Все равно многим не понять, как можно увлечься будущим и забыть о чем-то сегодня.
Тем более такие мероприятия Трелони не считала слишком уж важными. Скучно и буднично. Никаких тайн - никаких туманностей будущего. Все говорят то, что будет. Так, словно они могут наверняка знать, что будет через неделю или через целый год.
Путь занял у Сивиллы достаточно много времени - когда не очень хочется куда-то идти ноги сами идут медленнее...
И вот внезапно очнувшись от разглядывания пола профессор услышала торопливые шаги позади себя.
Прорицательница остановилась и обернулась. Её догонял Филч. Хотя, как оказалось, уже обгонял. Он почти не обратил на нее внимания. Только обернулся когда она прокричала ему вслед приветствие и спросила куда это он так торопится, ведь учебный год еще не начался.
-Прибыл инспектор из министерства! Долорес Амбридж! Нужно сообщить директору.
Трелони почувствовала головокружение и схватилась за стену.
"Нет, нет, этого не может быть... Всего лишь один из очередных кошмаров, словно прошлое преследует меня не только во снах, но и наяву."
Только вот тошнота и слабость были не призрачными, шершавая стена поцарапала руку вполне по-настоящему. Сивилла стояла и смотрела на стену не моргая.
Потом она услышала стук каблуков. И это был уже не Филч...
Профессор подскочила. Она оглянулась и к счастью не увидела никого. Но шаги уже слышно... "Она идет. Эта дура... Как она здесь оказалась? Кто бы разрешил ей снова быть в школе?!"
Трелони почти побежала к кабинету директора. Ей не хотелось увидеться с Амбридж первой да еще и одной.
Сивилла сжала в руках кусочек шали, который болтался. Она была бы не против задушить её.
Она догнала Филча и они вместе зашли (вломились) в кабинет. Она чувствовала страх и ненависть одновременно. Профессор задыхалась. Мутным взглядом посмотрела на кого-то, кто говорил об инспекторе и оперлась о ближайших шкаф.
-Лучше бы... Так. Чем эта... В розовом...
Руки Сивиллы затряслись и она снова нервно схватилась за шаль.
Дальше она уже не слышала кто и что говорил, только смотрела на дверь, ожидая прихода Амбридж.

0

448

1997 год, 1 сентября, понедельник. День
Министерство Магии

Долорес помнила, что камины в Хогвартсе всегда полны сажи, но не ожидала, что их не чистили со времен её последнего визита. Поэтому, прежде чем окружающие смогли лицезреть Первого заместителя ММ , она, будучи в облаке сажи, огласила холл громкими чихами. После этого полтергейст Пивз в честь прибытия госпожи Инспектора пропел скабрезную песенку в её честь, закончив её недвусмысленным грубым звуком.
Единственным, кто был по-настоящему рад её видеть, а в этом Долли не сомневалась, был мистер Филч, школьный завхоз. Долорес передала ему, что господина директора следует немедленно уведомить о прибытии инспектора из министерства. Мистер Филч с удивительной для его возраста мальчишеской прытью устремился в сторону кабинета директора.
Долорес решила не торопиться-наверняка ждут только её, поэтому она может позволить себе подождать. К тому же надо почистить новый шерстяной костюм он грязи. Надо заставить Филча очистить все камины. Вдруг Амелия? Поэтому, приведя себя в должный вид, пшикнув себя трижды новыми духами, Долорес неторопливо направилась к директору, попутно отмечая полное отсутствие санитарных норм в замке.
Перед горгульей она встретила ту самую чокнутую гадалку, Трелони, она заходила в кабинет. Мисс Амбридж решила дать директору и преподавательскому составу несколько секунд форы.
-Лучше бы... Так. Чем эта... В розовом...-расслышала она из-за двери дрожащий голос прорицательницы и довольно улыбнулась. Хоть что-то остается неизменным. Подождав еще пару секунд, Долорес нарочито аккуратно и медленно постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла. Повисшее в воздухе молчание было приятным приветствием.
- Господин директор, доброе утро!- пропела Долорес подходя к столу Дамблдора,- А у меня к Вам направление от Амелии,-она по-девчоночьи хихикнула, и обратилась к преподавателям, похоже у них тут шло совещание,-Сожалею, что прервала Ваше совещание, дамы и господа,- так же радостно прощебетала Амбридж, не замечая возни на заднем фоне.

0

449

В кабинете было душно, от жестких подлокотников болели руки, а в воздухе смешались запахи. Беллатриса обмахнулась пергаментом. Когда он закончит этот фарс? Сюртук сидящего рядом Снейпа пах какими-то зельями, в состав которых входила полынь, от Трелони, хоть и стоялаона достаточно далеко, отдавало какими-то благовониями и, кажется, даже хересом. Лестрейндж повела бровью. Видимо, предсказательница топила свою печаль в вине, надеясь увидеть истину. Женщина еще раз обмахнулась пергаментом. Новое дуновение воздуха принесло с собой хорошую порцию одеколона, и ведьме стало нечем дышать. Павлин,- с отвращением мысленно припечатала ведьма.
Трелони дополнила неприятные известия: инспектором была Амбридж, та самая чванливая особа, безумно напоминавшая Беллатрисе жабу, ставшую жертвой Tumeo. Скверно.
Снейп был подозрительно тих и не отпускал едких комментариев в ходе общего полилога. Лестрейндж подумала, что без этого было как-то пресно. Он был явно недоволен указаниями директора. Впрочем, не он один. Беллатриса снова уткнулась в изучение своей программы, но мысль о том, что Филч явно дожидается разрешения директора впустить инспектора, не давала ей покоя.
Однако размышления были прерваны чересчур жизнерадостным голосом профессора Леста. Выслушав жизненно необходимые советы коллеги, который, по мнению и так порядком доведенной Беллы, был либо непроходимо туп, либо был оторван от реальности, она наклонилась к Снейпу и почти беззвучно произнесла:
- Вы не находите, что Львиный зев весьма неудачно сочетается с dolce vita? И довольно хмыкнула, получив ответ: Я всегда подозревал близость этих понятий... Видимо, профессор Лест плохо понимал, кому и какого рода советы раздает. Оскорбление первой степени,- отметила про себя колдунья.
-Так что спасибо за советы, но не уверен, что они настолько кому-то необходимы. Ведьма не удержалась и решила вклиниться: Ну что Вы, Северус, профессор... Лест пытается проявить бонтон. Попытка почти удалась,- обманчиво мягким тоном протянула мадам Лестрейндж.
Её фраза была прервана скрипом открывающейся двери, в которую зашла та самая особа( о которой говорили пару минут назад), правда, сперва она пропустила вперед облако приторной-сладкой вони.
-Сожалею, что прервала Ваше совещание, дамы и господа,-Беллатриса, старясь слиться со спинкой стула и портьерами стала осторожно пробираться на выход, попутно шепнув на ухо Снейпу просьбу-утверждение, передать дальнейшее на словах на будущей встрече.

+1

450

Напряженную обстановку в кабинете, повисшую после того, как в него ввалились Сивилла и Аргус, заметил бы даже слепой. Ремус, до этого довольно спокойно сидевший, тоже медленно поднялся. Сказать, что Лестрейндж напряглась - это ничего не сказать - ее лицо превратилось в напряженную застывшую маску. Септима, до этого со скучающим видом рассматривающая шкаф директора повернула голову и с легкой паникой смотрела на явившихся. Флитвик, Стебль и другие учителя тоже заметно напряглись - в памяти еще были живы сцены  двухлетней давности, когда в школе была Амбридж. Лишь в поведении новых преподавателей- Маджерса и Леста - ничего не изменилось. Первый сидел спокойно и о чем-то размышлял, а второй продолжал фонтанировать позитивными эмоциями. Крайняя степенью стало то, что он принялся критиковать одежду некоторых преподавателей. Альбус бы искренне веселился бы, если бы не было сейчас так грустно. Стоило бы связаться с Амелией и поинтересоваться что все это значит...
   Сивилла была перепугана до полусмерти. В противовес ей, Аргус просто светился от счастья, как начищенный галеон. Уже только из этого можно было бы сделать соответствующие выводы кто конкретно к ним направляется в гости.
-Сивилла, что произошло? - От прорицательницы шел сильный запах хереса. Дамлдор мысленно вздохнул.
-Лучше бы... Так. Чем эта... В розовом... - Никаких иллюзий не осталось - к ним прибыла Долрес Амбридж. Обычная полуулыбка дернулась и вернулась на место.
-Сивилла, сядьте пожалуйста рядом со мной. Аргус, пригласите пожалуйста Долорес. - Но приглашать не пришлось - она сама зашла. Альбус боковым зрением заметил шевеление со стороны Беллы. Дамблдор незаметно выпустил палочку из рукава и направил на Беллу.
- Signum! - Невербально произнес директор заклинание. Он даже не посмотрел на ведьму- все его внимание обманчиво было приковано к инспектору. Ну что же, пусть он делает не очень хорошо, но теперь он точно будет знать где находится ведьма и чем занимается. Надо только будет вечером поскорее запереться в одиночестве у себя в кабинете.
  В тот момент, когда Амбридж полностью появилась в кабинете, Альбус так же незаметно наложил на Беллу второе заклятие - заклятие невидимости. Да, он поможет Лестрейндж скрыться незамеченной... Ну не стоит пока инспектору знать о том, кто преподает в школе.
-Fraudis visus. - Заклятие попало в Беллу. Палочка убралась обратно в рукав.
-Доброе утро, Долорес. Только не "Амелии", а Министра магии, или на худой конец миссис Боунс. - Спокойно поздоровался с инспектором, попутно осадив ее, директор. - Вы нам нисколько не помешали. Мы уже как раз закончили. - Альбус, выждав небольшую паузу, позволяя Белле скрыться, обернулся к преподавателям:
- Спасибо, коллеги, вы свободны. - Альбус широким жестом указал на выход.- Ремус, не волнуйтесь. Помните, что мы с Вами осудили относительно распределения учеников. Зайдите ко мне сегодня вечером и заберите шляпу. Или, если хотите, можете забрать ее прямо сейчас и обсудить с ней всю предстоящую церемонию. Думаю, она будет рада поделиться с Вами опытом. Удачи. - Альбус лучезарно улыбнулся Люпину и всем преподавателям.
  Когда все вышли, Альбус, все так же слегка улыбаясь, обратился к Амбридж, стоявшей все это время у выхода:
-Проходите, господин инспектор. Присаживайтесь. Угощайтесь. - Альбус сел напротив нее. - Чем обязан вашему появлению в школе? - Дамблдор молча протянул руку, требуя направление от  Министра.

Отредактировано Альбус Дамблдор (2014-01-01 17:33:36)

+1


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Учебные классы и покои преподавателей » Кабинет директора