Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Учебные классы и покои преподавателей » Кабинет директора


Кабинет директора

Сообщений 391 страница 420 из 556

1

http://cs620221.vk.me/v620221237/6e6d/1JFzqO_A8Mg.jpg

Директор: Альбус Дамблдор

0

391

Выпустив Гарри из объятий и отойдя от него на шаг, Ремус ещё отчётливее заметил, как плохо выглядит мальчик.
Слова приветствия дались ему вообще с трудом.
- Здравствуйте, профессор Дамблдор! Здравствуйте, профессор Люпин! Эээ ... - запнулся он, переведя взгляд с одного волшебника на другого.
Наверное, Гарри не ожидал увидеть здесь их обоих и хотел поговорить о чём-то с Альбусом один на один.
Следующая его фраза, хоть и вовсе не информативная, подтверждала это.
- Профессор Дамблдор ... эээ ...
Ремус ощутил неловкость, которая посетила бы любого, оказавшегося на его месте. Гарри с Альбусом на протяжении уже нескольких лет связывают общие тайны, и теперь, после долгого расставания и радости от встречи, обижаться на то, что с ним не могут всем поделиться, было бы глупо. И Ремус ощутил не обиду. А злость. Ту самую, которая сегодня преследует его с самого утра. Злость за нынешний мир. И куда смотрит всевышний, коли даже детям приходится выбирать, кому из друзей говорить правду, а кому нет?
Он уже собрался уйти под любым предлогом, но после вопроса Альбуса передумал.
- Ты чувствуешь его? - спросил директор, пристально глядя на Гарри.
Не шёпотом спросил. Вслух.
Оборотень посмотрел на седого волшебника с извинением и благодарностью.
Позволь я останусь, Гарри, - мягко сказал он. - Может я смогу чем-то помочь.
Проследив, как Альбус вешает рюкзак парня на вешалку, Ремус предложил ученику сесть, подвинув ближе стул с мягкой спинкой.
- Только шоколада у меня с собой нет, извини...
И будто в такт его словам директор наколдовал на столе чайник и сладости.

0

392

Дамблдор сжал руку Гарри в крепком рукопожатии и подмигнул и чуть наклонившись к нему шепнул:
- Легче?
Из шрама выпала невидимая горячая капля, и боль отошла куда-то вдаль.
- Легче. Спасибо, профессор - ответил шепотом Гарри и, чуть пошатываясь, отошел от Дамблдора.
Красное марево, стоявшее перед его глазами, рассеялось, и кабинет обрел свои обычные краски.
- Ты чувствуешь его? - спросил директор, пристально глядя на Гарри.
Но Гарри прежде всего чувствовал по его тону, что тот как будто бы не удивлен происходящим.
- Он знает, что Темный лорд где-то поблизости? Ничего не понимаю, - мялся Гарри.
Среди наступившей паузы в разговор вступил Люпин. Он уловил намек в словах Гарри директору, но отреагировал совершенно неожиданно:
- Позволь я останусь, Гарри, - мягко сказал он. - Может я смогу чем-то помочь.
Гарри не знал, что ответить.
- Только шоколада у меня с собой нет, извини...
Гарри продолжал молчать. Даже с прибавлением последней фразы, бывшей попыткой пошутить, слова Люпина звучали громом среди ясного неба.
Ситуацию как-то разрядил Дамблдор - он наколдовал на столе чайник и сладости.
- Без шоколада ... даже не знаю, но, кажется, у профессора Дамблдора есть свой ... Оставайся ... - фраза никак не хотел принимать непринужденный характер, Гарри повернулся к Дамблдору и, переменив тон, сказал - Да, профессор, как только мы с Хагридом приземлились в Хогвартсе, шрам вспыхнул. Но ведь он не может быть здесь?

0

393

Поймав благодарный взгляд Люпина, Альбус чуть кивнул и вернулся к Гарри. Люпин пока может чуть подождать. Есть дела поважнее.. Правда вопрос о Волан де Морте придется аккуратно свернуть, чтобы не было никаких лишних вопросов. Пусть сам думает.
- Без шоколада ... даже не знаю, но, кажется, у профессора Дамблдора есть свой ... Оставайся ... - Эта фраза, неизвестно почему, сильно покоробила Дамблдора. Он оторвался от заготовок для чаепития и с неудовольствием пристально посмотрел на Гарри. Он никак не мог понять, что же ему не понравилось в словах подростка. Интонация или пренебрежение, прозвучавшее в этом коротком акте доброй воли...
-Это тебя в Дурмстранге научили так общаться с друзьями? - Озабоченно поинтересовался директор. - Некоторые рыцари не давали имена своим лошадям, – сказал Дамблдор под журчание льющегося из носика чайника в чашку кипятка. - Чтобы не сильно горевать, когда лошадь падет в битве. Коня всегда можно заменить, а как заменишь верного друга? - В кабинете разнесся запах имбиря, корицы, шалфея и чая. - Переживания и горе других всегда трудно понять. - Альбус протянул Гарри чашку с дымяшимся напитком. - Некоторые вещи нам могут показаться пустяками, а кого-то могут серьезно ранить, поэтому так важно научиться понимать чувства других, чтобы друзья могли на тебя положиться.
На самом деле, Дамблдору вовсе не хотелось чая - он только что пил его в Большом зале, но предлагая другим, приходилось и самому брать. Вторую чашку он протянул Ремусу оглянувшись на него с легкой улыбкой. Фоукс, до этого мирно сидевший на жердочке, наконец заметил Гарри,  с шумом слетел с нее и уселся тому на плечо, и с неразборчивым пересвитом-воркованием начал перебирать волосы на голове у подростка.
-Ну-ну, озорник, возвращайся обратно, - Альбус подставил локоть и феникс охотно перешагнул на руку к директору, а затем обратно на жердочку.
- Но ведь он не может быть здесь? - Альбус улыбавшийся до этого помрачнел:
-Не могу сказать, что он здесь Гарри. Но какие-то очень странные вещи происходят в Хогвартсе за последние несколько дней.  Не смотря на поставленную мною защиту,  несколько дней назад над Черным лесом взвилась черная метка. - Лицо Дамблдора потемнело, а уставший голос свидетельствовал, что не все в порядке в Датском королевстве и что Дамблдор очень устал. - Вчера вечером в стенах школы было совершенно нападение - кто-то напал на двух профессоров и мистера Нотта в стенах школы.  - Альбус решил, что сказал уже достаточно. - Темные времена снова настают, Гарри. - Альбус отошел к окну и стал смотреть в него. Солнце скрылось за большим облаком по форме напоминавшему корабль. Простояв так какое-то время, Альбус обернулся и серьезно спросил у Гарри:
- Лучше расскажи, чему тебя научили в Дурмстранге и мы решим как это можно использовать в целях борьбы с Волан де Мортом.

+1

394

Гарри промолчал на его просьбу, а потом как-то совсем уж невнятно произнёс:
- Без шоколада ... даже не знаю, но, кажется, у профессора Дамблдора есть свой ... Оставайся.
Волшебник обеспокоенно взглянул в лицо гриффиндорцу - слишком уж напряжённо это прозвучало.
То ли это была такая попытка разрядить обстановку, то ли Гарри серьёзно не понимал, чем ему может помочь его бывший преподаватель по ЗОТИ. Ремус списал это на плохое самочувствие парня и на то, что они долго не виделись, хотя сам себе признался в том, что остаться здесь хочет только потому, что впервые за долгое время он наконец-то почувствовал себя уютно и в "своей тарелке". Мальчик напоминал ему об их уроках ЗОТИ, так беззаботно проходящих за попытками Невилла переодеть боггарта-Снейпа в бабушкино платье и шляпу, о встрече с Сириусом, такой ожидаемой и внезапной одновременно... Вспоминать это можно было в любые трудные минуты. Правда иногда от таких воспоминаний становится легко и приятно, а иногда где-то под сердцем разрастается большая чёрная дыра.
Ничего не ответив, оборотень улыбнулся ученику и присел на свободный стул. Со стола поднимался пар от горячего чая с запахом имбиря.
Альбус на слова Гарри отреагировал иначе. Он назидательно и строго посмотрел на гриффиндорца и в своей излюбленной манере избежал прямого укора, заменив его монологом о возвышенных вещах и явлениях.
- Я думаю, Альбус, Гарри как никому другому, это известно, - произнёс Люпин, наблюдая за фениксом, - Он устал с дороги и неважно себя чувствует... а, кстати... - Ремус взял плитку шоколада со стола, заметив, что Гарри ещё не успел этого сделать и протянул ему, - держи. Надеюсь, я не сильно тебя ошарашил своей просьбой. Просто я приложил немало усилий, чтобы удержать Реддла в запретном лесу, и теперь хочу понять, как он оттуда выбрался. - Люпин сам удивился откровенности своих слов, хотя он многое скрыл. Снова. И как можно ощущать тепло родственных душ рядом, когда даже сейчас приходится обманывать. Сокрытие правды есть обман. И не иначе.
Потом Альбус поведал и без того ошарашенному Гарри о недавних событиях в школе.
Про нападение на лестницах Люпин знал всё - от имени нападавшего до самих причин. Но как это можно озвучить - он ещё не придумал. "Это сделала гарпия Геллера, одна из учеников драконов и хранителей равновесия, для того, чтобы изгнать Реддла из сознания Теодора". Тут уж будет не до смеха...
Он уже готов был сказать это Альбусу, но Гарри... нет, так озадачивать парня, пожалуй, не стоит. По крайней мере сейчас.
От последней фразы директора Ремус нахмурился. Ну на то Альбус и директор, чтобы произносить такие вещи своим ученикам и призывать их к борьбе напрямую, без лишних прелюдий. Гарри, по-видимому, уже к этому привык.
- Вообще, Гарри, не всё так страшно, как рассказывает тебе профессор Дамблдор. В школе Аластор, а это значит, что ни одна тёмная сила без спросу здесь не появится. - сказано это было с улыбкой, чтобы хоть как-то сгладить череду неприятных новостей.
А вот чему парня обучали в Дурмстранге (если он, конечно, действительно был там всё это время) и правда было интересно...

0

395

Дамблдор ответил на слова Гарри неожиданно резко:
- Это тебя в Дурмстранге научили так общаться с друзьями? Некоторые рыцари не давали имена своим лошадям. Чтобы не сильно горевать, когда лошадь падет в битве. Коня всегда можно заменить, а как заменишь верного друга? - В кабинете разнесся запах имбиря, корицы, шалфея и чая. - Переживания и горе других всегда трудно понять. - он протянул Гарри чашку с дымяшимся напитком. - Некоторые вещи нам могут показаться пустяками, а кого-то могут серьезно ранить, поэтому так важно научиться понимать чувства других, чтобы друзья могли на тебя положиться.
- Ээээ ... - Гарри не совсем понял, чем была вызвана столь бурная реакция Дамблдора, да и направленность большей части его слов он, по правде говоря, не понял, а потому не знал, что ответить; в конце концов, чтобы не молчать, он сказал, - Извините, профессор, - и, взяв чашку чая, сделал несколько шагов назад.
Вдруг он почувствовал что-то на своем плече.
- Фоукс.
Словно специально для того, чтобы разрядить обстановку и отвлечь внимание от случайно брошенного Гарри неловкого взгляда, феникс вылетел из клетки и сел ему на плечо.
- Фоуск, - Гарри погладил его по клюву, а феникс начал трепать ему волосы.
-Ну-ну, озорник, возвращайся обратно, - Альбус подставил локоть и феникс охотно перешагнул на руку к директору, а затем обратно на жердочку.
Слово взял Люпин:
- Я думаю, Альбус, Гарри как никому другому, это известно, - произнёс он, - Он устал с дороги и неважно себя чувствует... а, кстати... - Ремус взял плитку шоколада со стола, заметив, что Гарри ещё не успел этого сделать и протянул ему, - держи. Надеюсь, я не сильно тебя ошарашил своей просьбой. Просто я приложил немало усилий, чтобы удержать Реддла в запретном лесу, и теперь хочу понять, как он оттуда выбрался.
- Спасибо, профессор, - ответил Гарри и взял плитку шоколада в другую руку; он попытался придать своему голосу как можно более добродушную интонацию, с тем, чтобы окончательно замять невольно образовавшуюся неловкость, а затем серьезно спросил - Значит, Темный лорд все-таки в Хогвартсе? И мой шрам болел не просто так? - и сам себе вслед подумал, - Конечно, он болел не просто так.
Ему ответил Дамблдор. Гарри повернул голову в его сторону, и почувствовал себя в знакомой позе: если два члена Ордена вместе рассказывают ему о произошедшем, значит, дела действительно плохи. А еще это значит, что ему скажут не все.
Дамблдор говорил:
-Не могу сказать, что он здесь Гарри. Но какие-то очень странные вещи происходят в Хогвартсе за последние несколько дней.  Не смотря на поставленную мною защиту,  несколько дней назад над Черным лесом взвилась черная метка.  Вчера вечером в стенах школы было совершенно нападение - кто-то напал на двух профессоров и мистера Нотта в стенах школы. Темные времена снова настают, Гарри.
- Темные времена? Почему я не удивлен? - подумал Гарри.
Тут снова заговорил Люпин, Гарри повернул голову обратно:
- Вообще, Гарри, не всё так страшно, как рассказывает тебе профессор Дамблдор. В школе Аластор, а это значит, что ни одна тёмная сила без спросу здесь не появится.
Он говорил успокаивающим тоном, следовательно, было, от чего успокаивать, следовательно, что-то происходило.
- Они не договаривают. Как обычно. Они все еще считают меня ребенком, - подумал Гарри.
Он не знал, что ответить Люпину. Молчание оборвал Дамблдор, переведший разговор на другую тему:
- Лучше расскажи, чему тебя научили в Дурмстранге и мы решим как это можно использовать в целях борьбы с Волан де Мортом.
- О, профессор, - Гарри старался придать себе оживленный вид, хотя тема его мало вдохновляла, - знаете, учеба в Дурмстранге строится совсем не так, как в Хогвартсе. Например, - тут он оценивающе смерил Люпина и Дамблдора, подумав, можно ли такое говорить преподавателям, и решил, что можно, - занятия почему-то то и дело отменяются. За время моего там пребывания у нас прошла от силы половина положенных по расписанию уроков. Преподаватель рунической магии, профессор Феофан Амберлагийский, сам в нее не верит. Он с того и начал свои лекции, что заявил: "Рунической магии не существует. Можно только сделать вид, что эти закорючки что-то обозначают и имеют какую-то силу". Удивительнее всего, что он всю жизнь занимался организацией работы дурмстрангского школьного госпиталя, и только два года назад почему-то начал преподавать. Драконологию нам должен был преподавать Инвард Набоков, но вместо того, чтобы рассказывать о драконах, он пытался объяснять нам, как надо колдовать. Причем, он даже не полноценный волшебник, а сквиб (им иногда поручают вести в Дурмстранге теоретические дисциплины, чтобы найти для них хоть какое-то занятие). Еще он периодически брал в руки бубен и распевал заклинания, изучаемые у нас на первом курсе - по его убеждениям, придуманные им напевы усиливают их магическое действие. Курс темных искусств и защиты от них у нас вела Антонина Комаровская - Эшаппар. Представляете, - Гарри говорил все более эмоционально, постепенно забывая, что перед ним стоят преподаватели, а не Рон и Гермиона, - она совсем не касается современной магии. Впрочем, как и истории магии тоже. Центральной фигурой в деле защиты от темных искусств у нее является какой-то Ингвард Евганович, работавший в их школе в 50-х годах. Еще она называвала каких-то его последователей ... эээ, - Гарри снова запнулся: напрашивающийся вывод о бесполезности стажировки он сделать при преподавателях не решался, а потому остановился и вопросительно посмотрел на Дамблдора.

+4

396

Альбус разрешил мне нарушить очередь и описать его действия

1997 год, 16 июня, среда. День.

Ремус слушал Гарри, забыв про остывающий чай. Да и пить-то не хотелось - ведь недавно был завтрак. Но из солидарности к остальным он всё же взял чашку и поднёс к губам, вдохнув душистый аромат. Сделав пару глотков, он невольно улыбнулся, глядя на Гарри и слушая, с каким увлечением он рассказывает о Дурмстранге. Гриффиндорец на минуту будто освободился от всей своей боли и волнений и говорил открыто и естественно. За этим всем Ремус даже не сразу уловил суть. Но когда уловил... очень удивился.
Учеба в Дурмстранге строится совсем не так, как в Хогвартсе? Да по-моему она у них вообще не строится... Наши отмены экзаменов по сравнению с тем, что я слышу - просто невинная случайность.
Либо Гарри так умело их обманывает, скрывая за этим искренним монологом нечто более важное, либо... всё так и есть. Что вполне возможно. Сам Люпин никогда не вдавался в подробности обучения в Дурмстранге. Может, и надо было, конечно... при составлении программ, перенять опыт других стран, так сказать. Но... как-то не сложилось. И теперь он был этому рад. Не надо нам такого опыта...
Хотя погляди кто-то на Хогвартс со стороны - тоже самое мог бы сказать. Нельзя оценивать чужую область деятельности, не участвуя в ней какое-то время. По-этому то, тчо рассказывал Гарри, было действительно интересно. И лучше было бы ничего не усустить. Вдруг у них там тоже свой "Реддл", своя "Лестрейндж" и свои "Драконы"... Оттого всё и так странно кажется. Вряд ли Гарри шутит. И уж тем более ему незачем врать им.
Альбус тоже выслушал всё внимательно и не перебивая, а затем с улыбкой попросил ученика продолжить столь увлекательный рассказ.
- Да уж..., - Ремус всё же не удержался от этой мысли вслух, - слушая тебя, Хогвартс кажется мне островком спокойствия и невинности. - И, уловив взгляд директора., добавил: В плане преподавания, конечно...

Гарри начал было рассказывать дальше, как в дверь коротко постучали. Не дожидаясь приглашения войти, на пороге оказался Аластор.
Вид у него был уставший, будто он за кем-то гнался и теперь пытается отдышаться, но при этом не показать своей усталости остальным. Ремус никогда не понимал, к чему такая конспирация. Она ведь абсолютно бесполезна.
Грюм первым делом заметил Альбуса, затем его взгляд скользнул на оборотня и только потом - на Гарри.
Он замер на пару секунд, видимо, не определившись, кого первым поприветствовать или озадачить. Ремус уже не знал, чего ожидать. Аврор полез в карман и вытащил оттуда какой-то пузырёк.
- Ваши капли, Альбус, - аврор протянул руку Дамблдору и перевёл взгляд на Гарри.
- С возвращением, Поттер. Жив, здоров?... Молодец.
Парень бы даже кивнуть не успел за те полсекунды паузы между словами. Ремус вздохнул, признавая победу выдержки и принципов аврора над его эмоциями.
Наступила недолгая пауза, но Грюм быстро её прервал.
- Альбус, можно вас на пару слов? - он посмотрел директору в глаза. Но в следующий момент его ладонь, крепко сжимающая трость, расслабилась, и аврор уже более спокойно спросил: - Или будем действовать по принципу "Больше двух говорят вслух"?

Отредактировано Remus Lupin (2013-02-22 00:31:23)

0

397

1997 год, 16 июня, среда. Вечер.

Альбус не без удовольствия слушал Гарри - все таки приятно осознавать, что английский порядок - это намного лучше и важнее русской безалаберности и   хаоса. С другой стороны, еще более приятно осознавать, что страшный гнет двадцати-тридцатилетней давности наконец сошел и школа для подростков перестала напоминать режимный военный или тюремный объект... Правда с впадением в иную крайность. Теперь становилось понятно, почему многие его знакомые медленно, но верно покидали насиженные места и искали счастья в других местах. Ведь великая русская школа магического мастерства по прежнему востребована и актуальна... Но гляда на юных волшебников-выпускников школы, невольно задаешься вопросом - а не быль ли это? Не ушло ли былое могущество и величие в историю, а в замен осталась лишь шкурка, обертка? И слушая рассказ Гарри, Альбус с печалью начал осознавать, что это действительно осталось в прошлом.
  Хотя рассказ был с юмором и веселым. Альбус слушал подростка с упоением, не упуская ни одной детали и даже не замел, как выпил одну чашку и принялся за другую.  На моменте с драконологией, он так живо представил себе эту картину, дорисовав в нее травяную корону на лысой голове и набедренную повязку, что не выдержал и засмеялся. Смеялся Альбус аж до слез- давно его никто так не веселил.
  В глазах запрыгали озорные огоньки.
Курс темных искусств и защиты от них у нас вела Антонина Комаровская - Эшаппар - Альбус удивленно приподнял бровь и не выдержав, поинтересовался:
- Эта милая женщина по прежнему... Мммм... Шарообразна и на каждую лекцию берет с собой сок? - Это было очень яркое воспоминание Альбуса.
-Помнится,  когда-то давно мне понадобилась информация  о польско-русской волшебнице Олеянне Лепольдовой, а она мне пересказала всю ее личную жизнь... А нужно мне информации было на ноготок... Страшная сплетница! - Улыбка Альбуса была искренней  и светлой.
Неожиданно Гарри остановился, а Альбус лукаво посмотрел на парня:
- Неужели это все? В мою бытость в Дурмстранге было, конечно, не так весело, но тоже историй много было... Не стесняйся, если есть что сказать!...
  Но в этот момент дверь в кабинет раскрылась и в дверном проеме показался Аластор.
  Вытащив пузырек с каплями, Аластор протянул его Альбусу. Судя по жестам аврора - что-то снова произошло. Альбус, чтобы разрядить уже в который раз гнетущую обстановку шутливо произнес:
-Проходи, Аластор. Нам мистер Поттер рассказывает насколько веселая школа Дурмстранг и насколько у нас спокойнее и уютнее. - Альбус улыбнулся, но глядя  на выражение лица старого друга держать улыбку было все сложнее.  Очень уж он был то ли зол, то ли озабочен, то ли даже озадачен.
- Альбус, можно вас на пару слов? - Так я и знал. Опять что-то случилось.  Улыбка сползла с лица Альбуса и он принял озабоченный вид.
-Судя по всему, произошло что-то вполне ожидаемое? Так? Пускай все остаются. И Гарри тоже.- Быстро сказал Альбус непререкаемым тоном.

0

398

1997 год, 16 июня, среда. Ну вечер так вечер...

Пузырёк с каплями для глаз Альбус принял без всяких пояснений, пригласив аврора присоединиться к их беседе:
- Проходи, Аластор. Нам мистер Поттер рассказывает насколько веселая школа Дурмстранг и насколько у нас спокойнее и уютнее.
"Мистер Поттер" выглядел решительным и растерянным одновременно - у него одного так только получалось.
- С возвращением, Поттер. Жив, здоров?... Молодец. - не дожидаясь ответа отчеканил Грюм. Некогда было сейчас разглагольствовать. Что там Альбус сказал? В Хогвартсе тихо и спокойно?... Ну-ну... И может быть оно так бы и было бы, если б Лестрейндж не ожила.
- Альбус, можно вас на пару слов? - он посмотрел директору в глаза. Но в следующий момент его ладонь, крепко сжимающая трость, расслабилась, и аврор уже более спокойно спросил: - Или будем действовать по принципу "Больше двух говорят вслух"?
Эта вечная конспирация уже в печёнках сидит.
С лица директора наконец-то сползла улыбка. Люпин тоже подал признаки жизни, отставив на стол пустую чашку. А что у Поттера в голове происходило - один только он и знает.
- Судя по всему, произошло что-то вполне ожидаемое? - спокойно сказал Дамблдор, и Аластор неопределённо вздёрнул бровь и усмехнулся. - Так? Пускай все остаются. И Гарри тоже.
Ну раз так... Вам виднее.
- Лестрейндж очнулась, - произнёс он в образовавшейся тишине. Позволив всем отреагировать, Грюм добавил, посмотрев на Альбуса: И не говорите мне, что это заслуга Помфри. Мы оба знаем, какой вид тёмной магии позволят проворачивать такие ритуалы.

- А с Теодором что? - спросил Люпин, когда все комментарии о первой новости затихли.
- А чего ему станется-то? - с подозрением взглянул на оборотня Аластор. - Выглядит как ходячий труп, но уже претензии предъявляет.

Отредактировано Alastor Moody (2013-03-07 19:32:08)

0

399

- Лестрейндж очнулась, - Альбусу стоило немалых усилий, чтобы ни один мускул не дернулся на его лице и чтобы он выглядел максимально спокойным. Лишь спустя пару секунд он приподнял бровь, но не в знак удивления, а скорее по привычке.
-Хм... - Альбус замолчал, лишь поглаживая бороду. - Хм, - еще раз неопределенно хмыкнул директор.
  Продолжая поглаживать бороду и усы, Альбус сделал пару шагов по кабинету, напряженно размышляя о новости Аластора. С одной стороны, это безусловно хорошая новость - теперь никто не сможет сказать, что в Хогвартсе происходят массовые убийства и загадочные смерти - это теперь можно легко списать на несчастный случай и по факту, Министерству уже будет сложнее что либо сказать и принимать какие бы то ни было санкции. Прочем. как и попечительскому совету тоже будет нечего предъявить в случае чего. Лестрейндж взрослая женщина и мало ли что могло произойти- оступилась, стало плохо... Упала, но пришла в себя.  Альбусу думалось, что Белла тоже не будет спешить возвестить миру о том, что она некромант, а значит, хотя бы в этом их версии совпадут.
  Альбус обернулся к Аластору, затем перевел взгляд на Люпина и остановился на нем. Так мне и не удалось поговорить с ним с глазу на глаз и стребовать с него всю возможную и актуальную на данный случай информацию.
В кабинете становилось сумрачно и Альбус решил зажечь свечи - полумрак хорош в других случаях.Чтобы как-то упорядочить мысли, он решил поставить свечи самостоятельно, без магии. Простые бытовые действия всегда помогают сосредоточиться на важном.
Самым отвратительным во всей ситуации являлось то, что совершенно непонятно, что Белла станет делать дальше. То, что ее лояльность распространяется только на саму себя - очевидно. Но не очевидны ее дальнейшие планы. Чего она добивается? Какие цели преследует? Чего хочет добиться? Самым вероятным было то, что она стремится к власти. А раз так, то велика вероятность того, что они с Темным лордом рано или поздно столкнутся лбами и это приедет к новому витку войны всех против всех. Уже в который раз. Надеяться на то, что Лестрейндж умнее Тома не приходится и зная то, что она любительница лезть на рожон, то надеяться на что-то хорошее не приходится.
  Но есть второй, не менее возможный вариант событий - Белла, являясь очередным агентом каких нибудь очередных высших сил (каких - особых вопросов это не вызывает), выполняет какую-то одной ей известную миссии и... И что? Опять белое пятно.
  Находясь во власти мыслей, Альбус расставил по подсвечникам свечи и зажег их. Сумрак в кабинете рассеялся и свет от свечей как будто разогнал гнетущую атмосферу.
  Глянув на Гарри, Альбус уголком рта чуть полуулыбнулся, представляя, что может твориться в голове у Гарри. Приехал и сразу,- нате, получите распишитесь!-  такая лавина событий.
- А с Теодором что? - Спросил Люпин. Его голос вывел Альбуса из состояния задумчивости и заставил обернуться. Про него Альбус, к своему стыду совсем забыл. Пора уже заканчивать эту комедию, которую он начал, а гарпия испортила и предпринимать что-то куда более важное.
Выглядит как ходячий труп, но уже претензии предъявляет.
Это обнадеживало и Альбус, уже в который раз погладив бороду, задумчиво произнес:
-Пока я предлагаю не вмешиваться. Я не думаю, что Лестрейндж сразу начнет предпринимать какие-то действия. Надо посмотреть, что она будет делать дальше и какие у нее намерения. Но то, что она больше не вернется к Тому - это очевидно.

0

400

Похоже, сегодня был вечер рассекреченности. Альбус явно устал скрывать все новости, и разрешил Аластору говорить при всех.
- Лестрейндж очнулась, - сообщил аврор. Ремус не распознал, чего в его голосе было больше - досады или удовольствия.
Сам Люпин не спешил комментировать это слова, решив дождаться, что скажет Альбус.
Более того - его сейчас больше всего волновала не Лестрейндж, а Теодор. Если в сознании мальчика до сих пор сидит Реддл - то неизвестно чем может закончиться его пребывание в Больничном крыле наедине с новоиспечённым некромантом в лице Беллатрисы. В том, что за силы воскресили ведьму, оборотень не сомневался ни секунды. Фортескью всегда стоит верить.
Наконец, директор осмыслил информацию и выдвинул предложение:
- Пока я предлагаю не вмешиваться. Я не думаю, что Лестрейндж сразу начнет предпринимать какие-то действия. Надо посмотреть, что она будет делать дальше и какие у нее намерения. Но то, что она больше не вернется к Тому - это очевидно.
Люпин кинул осторожный взгляд на Аластора - по виду тот едва сдерживал негодование и злость.
Но, видимо, у него это не вышло. Аврор шагнул вперёд.
- Альбус, вы в своём уме?  Вы только послушайте себя! Посмотреть, что она будет делать? Я понимаю, что нынешний Азкабан - уже не самое лучшее место заточения преступников, но ведь можно найти и другое место, в конце-концов! На кой чёрт нам такие проблемы? Не вернётся к Реддлу? Пф... - Аластор усмехнулся, позволив всем на секунду отдохнуть от его громкой речи, а затем добавил, уже спокойнее: - Да она ненормальная. И даже вам, со всей вашей проницательностью, не предсказать хода её мыслей.
- Отчасти я согласен, - произнёс Люпин в наступившей тишине, - Лестрейнд нужно изолировать. По крайней мере от учеников и от школы. Мы не можем впутывать их всо всё это. Иначе Хогвартс снова станет полем боевых действий.
- Кстати, Люпин, - внезапно обратился к нему Грюм, будто вспомнив что-то важное, - вас драконы там часом некромантии не обучали? А то может...
- Аластор! - прервал его оборотень, напомнив, что в комнате находится ещё и Гарри, которому не обязательно слышать такие вещи. Грюм, слава Мерлину, передумал высказывать свои подозрения и затих. Но Ремус решил, чт оставлять этот вопрос подвешенным в воздухе теперь уже не тактично.
- Нет, этому они нас не обучали, - твёрдо произнёс он, переведя взгляд на Альбуса.

0

401

Реакция обоих преподавателей весьма удивила Гарри. Точнее сказать, его удивило то, что они не были удивлены его рассказом о вроде бы считающейся сильной школе магии. Впрочем, где-то в глубине души он давно подозревал, что происходящее в стенах одного магического учебного заведения вовсе не является тайной для сотрудников остальных - просто все предпочитают делать вид, что все в порядке.
- Эта милая женщина по прежнему... Мммм... Шарообразна и на каждую лекцию берет с собой сок? -с плохо скрытой иронией поинтересовался Дамблдор в ответ на упоминания Комаровской - Эшаппар.
- Ээээ ...
Гарри очень явственно вспомнил, как она пыталась одновременно высосать из маленького пакетика ананасовый сок и показать, каким жестом Ингвард Евганович в 1965 году вызвал Великого демона сопротивления - сок, разумеется, плескался во все стороны, попадая на ее мантию и щеки.
- В общем-то, да, профессор, - сказал Гарри.
-Помнится, когда-то давно мне понадобилась информация о польско-русской волшебнице Олеянне Лепольдовой, а она мне пересказала всю ее личную жизнь... А нужно мне информации было на ноготок... Страшная сплетница! - Неужели это все? В мою бытость в Дурмстранге было, конечно, не так весело, но тоже историй много было... Не стесняйся, если есть что сказать!... - продолжил Дамблдор.
- Она зачитывала нам переписку ... - Гарри запинался и краснел, вспоминая, какого именно содержания была эта переписка, - переписку Мерлина и Джиневры Пергамской. Странно ... нам профессор Бинс говорил, что это подделка ...
- Да уж..., слушая тебя, Хогвартс кажется мне островком спокойствия и невинности. В плане преподавания, конечно... - резюмировал свое впечатление Люпин.
В кабинет вошел Грюм.
- Проходи, Аластор. Нам мистер Поттер рассказывает насколько веселая школа Дурмстранг и насколько у нас спокойнее и уютнее, - поприветствовал его Дамблдор.
- С возвращением, Поттер. Жив, здоров?... Молодец.
- Здравствуйте, профессор. Спасибо, - Гарри встал, готовясь, что его сейчас попросят уйти.
- Альбус, можно вас на пару слов?  Или будем действовать по принципу "Больше двух говорят вслух"? - спросил Грюм.
- Судя по всему, произошло что-то вполне ожидаемое? Так? Пускай все остаются. И Гарри тоже, - ответил Дамблдор.
Гарри посмотрел на директора, потом на Грюма и остался стоять на месте.
Из дальнейшего разговора преподавателей ему стало ясно, что что-то действительно произошло, и это что-то было связано с Лейстрендж и однокурсником Малфоя, которые (вместе или порознь?) попали в серьезную передрягу и нешуточно пострадали, но теперь пришли в чувство. Где-то на середине Гарри окончательно запутался в происходящем и стал все больше убеждаться, что он здесь лишний.
- Ээээ, - он произнес нечленораздельный звук, чтобы не перебивать преподавателей, а обратить их внимание на себя, и в образовавшейся тишине спросил, - Профессор Дамблдор, может быть, мне пора идти?

+1

402

После того, как Альбус высказал свое предположение о дальнейших действиях, в кабинете повисла напряженная тишина. Аластор поменялся в лице и пыхтел, как паровой котел. Мракоборец находился на последней стадии кипения и готов был в любой момент взорваться.
  Собственно, ему не удалось себя и сдержать и в итоге он взорвался:
- Альбус, вы в своём уме? - Задал он не до конца риторический. Судя по виду Аластора, он уже сомневался в том, что его собеседник находится в здравом уме. - На кой чёрт нам такие проблемы? Не вернётся к Реддлу? Пф... - Закончил тираду мракоборец.
  Альбус, спокойно выслушавший Грюма, молчал, ожидая, что тот может сказать дальше. Чтобы отвлечь себя, Альбус задумчиво мешал в стакане ложкой.
  Одной стороны, Грюм был прав - поведение ведьмы и при жизни было непредсказуемым. После же смерти, как бы это парадоксально не звучало, она могла стать еще менее понятной. Тем более, что ее связь с Темным Лордом была разрушена и зацепок, позволявших хотя бы как-то предсказать ее дальнейшие действия не осталось вовсе. А это вело к тому, что Лестрейндж в этой игре приобретала статус белого пятна и понять ее дальнейшие действия и ее намерения можно будет только в том случае, когда она вступит в эту игру за власть. А поскольку, у нее сейчас фактически развязаны руки, то с одной стороны позволять ей первой сделать ход было рискованно, но и сразу с ходу записывать ее во врагов и начинать на нее охоту было бы не менее рискованно. А то и поболее.
-Лестрейнд нужно изолировать. По крайней мере от учеников и от школы. Мы не можем впутывать их всо всё это. Иначе Хогвартс снова станет полем боевых действий. - Вторил Грюму Люпин. Ремус, Ремус, - продолжая размешивать в чашке давно растворенный сахар мысленно решил ответить ему Дамблдор, - Хогвартс уже и так давно поле боевых действий. И вы все это прекрасно знаете. Только признать не хотите...
  Альбус с интересом изучал гардины в собственном кабинете. Их надо бы почистить. - Отвлеченно решил Дамбдор. - А то совсем уже запачкались. Альбусу вдруг очень захотелось напомнить мракоборцу, что он должен был приглядывать за Беллой во избежание вот таких вот эксцессов...
- Ээээ, - Альбус совсем и забыл о Гарри, который до сих пор был здесь, - Профессор Дамблдор, может быть, мне пора идти?
Альбус рассеянно кивнул и устало произнес:
-Да, Гарри... Мы потом поговорим... -  За Гарри еще не закрылась дверь, а Аластор задал вопрос, который бы хотел задать Альбус:
- Вас драконы там часом некромантии не обучали? А то может...
-- Аластор!  Неожиданно прервал Грюма Люпин. Но как только за парнем закрылась дверь, он ответил.- Нет, этому они нас не обучали.
-А сколько всего драконов? - Неожиданно поинтересовался Дамблдор. Раз эту тему поднял не он и Люпин начал отвечать на вопросы, значит, пора было переходить в атаку в этой области. Задавая конкретные вопросы, он хотел услышать конкретные ответы. -И были ли среди них те, кто владеет искусством некромантии? И могла ли Белла так же перейти на их сторону?

+1

403

К своему стыду они все в какой-то миг забыли о присутствии здесь их ученика, и говорили так, будто находятся на стратегическом собрании Ордена. Гарри почувствовал это и попросил разрешения идти. Ремус со смесью извинения и печали проводил его взглядом до двери и напоследок произнёс:
- Там, наверное, уже ужин накрыли. Все будут рады тебя видеть. Ах, да... новый пароль от гостиной Гриффиндора - "Светлая голова". - оборотень улыбнулся - насколько же странно было снова сообщать кому-то эти пароли. А ведь Гарри пока ещё не знает, что Альбус разрешил ему взять на себя должность декана их факультета. Да и сам Ремус ещё не до конца чувствовал себя уверенно по этому поводу.
На вопрос Аластора пришлось ответить уже когда за Гарри закрылась дверь.
Глупо было бы предположить, что за этим не последуют другие вопросы. Альбус задал их первым.
- А сколько всего драконов? И были ли среди них те, кто владеет искусством некромантии? И могла ли Белла так же перейти на их сторону?
Чуть поколебавшись, вспоминая Упорядоченное, Ремус ответил:
- Сколько всего - не знаю. Не меньше пяти точно... У каждого есть свои ученики. Не помню, чтобы кто-то из них владел некромантией, но не исключаю такой возможности. Они ведь высшие существа, в конце концов. Но ещё раз повторяю - они нам не враги, и не станут действовать скрытно нам во вред.
Если Аластор сейчас опять налетит на него с обвинениями, Люпин предпочтёт закончить беседу на этом и покинуть кабинет. Но никакой агрессии со стороны коллеги не было. То ли Альбус остановил его своим взглядом, то ли Грюму самому надоело...
И раз уж речь зашла о драконах... и директор настойчиво пытается выяснить о них всё, то можно позволить и себе кое о чём спросить... Тянуть кота за хвост было бы сейчас очень не кстати.
Ремус встал и обошёл стул сзади, оперевшись на его спинку ладонями.
- Одна из учениц драконов сообщила мне, что Реддл теперь живёт в сознании Теодора, - тихо, но твёрдо, произнёс он в образовавшейся тишине. - И судя по последним событиям, начиная с экзамена по Травологии, я склонен ей верить. Это точно произошло в Запретном Лесу, примерно тогда же, когда там появились Сивый и Кэрроу, а затем Чёрная Метка. Но меня волнует только одно... - Ремус помолчал пару секунд, собираясь сказать то, что уже давно не давало ему покоя. -  Как мог не заметить этого Северус - когда именно он был сопровождающим их команды... и почему Вы, Альбус, настойчиво не хотите замечать в поведении и способностях парня странных изменений?

0

404

Пока Ремус отвечал на вопросы, Альбус быстро записывал всю эту информацию на кусочке пергамента, который он извлек из ящика стола.
Собственно, ничего сверхъестественного или значимого сказано особо не было, так, общие ответы на конкретные вопросы. Хотя Альбус вполне допускал возможность того, что Люпин и в самом деле ничего не знал о том, о чем его спрашивал директор. Ведь совсем не обязательно, что столько могущественные существа так просто взяли и раскрыли все карты, все рассказали, все показали и заставили запомнить. Ведь он тоже не особенно распространяется о своих планах и намерениях... По этому у Альбуса не было причины злиться и обижаться на оборотня. Судя по молчанию Грюма, тот мыслил примерно в том же направлении.
  Когда Люпин закончил, Альбус поставил перо в чернильницу, а на пергамент насыпал песка, чтобы высушить чернила поскорее. Пока чернила сохли, Альбус оторвался от разглядывания стола и скрестив пальцы возле подбородка пристально посмотрел на Люпина, соображая, какой вопрос нужно было бы задать. Но их было так много, что Дамблдор никак не мог выбрать самых подходящий.
  Пока Альбус думал, Люпин его опередил и сам начал сыпать вопросами (что характерно очень неудобными) и сыпать совершенно ненужными догадками. Хоть Альбус и не начал нервничать - когда-то же это должно было произойти, так?
-И судя по последним событиям, начиная с экзамена по Травологии, я склонен ей верить. - Альбус смахнул песок с пергамента и убрал лист в стол, после чего поднял голову и, сняв очки, пристально посмотрел на Люпина.
-Эта ученица едва не убила ученика! - Хотя стоило ли возмущаться директору, когда он устроил примерно тоже самое? Просто поступок Дамблдора - это бомба замедленного действия... А поступок гарпии - удар с размаху двуручным мечом по хрустальному бокалу. Разница все таки более существенная и куда более заметная. В итоге, после ею сделанного, очень сложно оценить масштаб катастрофы и возможность того, возможно ли теперь вообще выгнать Тома Реддла из сознания Теодора Нотта. Вполне могло статься так, что своим ударом она спаяла два сознания. -Теперь вообще не известно, что будет дальше... - Хмуро закончил мысль директор.
- И почему Вы, Альбус, настойчиво не хотите замечать в поведении и способностях парня странных изменений?
-Потому что я их не заметил. У подростков, как тебе известно, Ремус, случаются частые всплески сил в силу неустойчивости характера. Тут вполне могло иметь место быть именно это. И экзамен по травологии мог стать тем катализатором, который запустил процесс нового витка развития магических способностей. - Спокойно, как не бывало, ответил Дамблдор. - Вот пожиратели смерти и черная метка над замком - это действительно моя ошибка и промах... А теперь, - Альбус положил очки на стол и потер виски, - не могли бы вы меня оставить на пару часов... Аластор, ты отдал мне капли? - Рассеянно поинтересовался Дамблдор. Достав их из кармана, он вздохнул и сказал. - Да,отдал, спасибо...
После этого Альбус поднялся по лестнице в свою комнату, которая находилась над кабинетом и снова попрощался с гостями:
-Спасибо, что ты, Ремус, наконец начал что-то мне сообщать. Спасибо, Аластор... До завтра.

0

405

- Эта ученица едва не убила ученика! - парировал Альбус.
Ремус промолчал, это правда - Геллера действовала беспощадно. Но не бездумно. Она действительно могла его убить.
Но следующие слова директора не поддавались никакой логике.
- Потому что я их не заметил. У подростков, как тебе известно, Ремус, случаются частые всплески сил в силу неустойчивости характера. Тут вполне могло иметь место именно это. И экзамен по травологии мог стать тем катализатором, который запустил процесс нового витка развития магических способностей.
Ремус едва не вспыхнул после этих слов. Спокойствие в голосе Дамблдора сильно контрастировало с разгорающейся бурей внутри оборотня. Неужели директор не понимает, к чему он клонит? Для чего он всё это ему рассказал? Ну точно не ради такой реакции. Люпин крепче сжал спинку стула пальцами. Благо она была деревянная и ей было, в общем-то, "до лампочки", как выразился бы Артур.
- Альбус, вы вообще меня слышите!? - кокон спокойствия и рассудительности взорвался. - Я только что сказал вам, что в теле нашего ученика живёт Реддл! - щёки Люпина вспыхнули от стыда за свой крик, но остановиться он уже не мог. - И такова ваша реакция? Неустойчивость характера у подростков? Ремус посмотрел на Грюма, ищя у него поддержки, ведь именно аврор сражался с Теодором один на один тогда, и может подтвердить, что ТАКИЕ способности не от гормонов развиваются.
Но Аластор молча наблюдал за сценой, сложив на груди руки и не собирался ничего дополнять.
Дьявол! - выругался про себя Ремус, чувствуя своё бессилие перед лицом недоверия и этого сумасшедшего мира.
Альбус попросил оставить его на пару часов. Мы все устали... но разве снимает это с нас ответственность?
Директор поднялся по лестнице в свою комнату и произнёс на последок.
- Спасибо, что ты, Ремус, наконец начал что-то мне сообщать. Спасибо, Аластор... До завтра.
- Я был бы рад, если бы и вы говорили мне правду. И простите, если я ошибаюсь.
- Пошли, Люпин, - потянул его за собой Аластор. - Отдохните, Альбус. Спокойной ночи.
Видимо аврор решил принять на себя миссию, которую испокон веков выполнял сам Люпин - успокаивать и не осуждать других.
Ремус не сразу поддался уговорам коллеги уйти и всё ещё смотрел на закрытую дверь в личные покои директора.
Я не понимаю...
Он бы пережил ещё триста путешествий в Упорядоченное, нежели ещё один подобный разговор.

В абсолютном молчании они спустились по винтовой лестнице вниз и, оставив каменную Горгулью позади, направились вглубь по коридору.
- Формулируешь обвинительную речь? - не выдержав больше, спросил Аластора Ремус.
Аврор остановился и посмотрел на оборотня.
- А ты и впрямь изменился, - произнёс он почти без выражения, а затем развернулся и пошёл сторону, ведущую к потайному проходу на нижний этаж.
Ремус, не задержавшись ни на секунду, направился по основному пути.
- Мир изменился. - сказал он в пустоту.

---------------> коридоры

+1

406

1997 год, 16 июня, среда. Вечер.

После того, как Альбус так невежливо выпроводил всех присутствующих, он в сильном раздражении и досаде действительно решил лечь спать. Поговорка "утро вечера мудрее" в последние дни была актуальна как никогда. Альбус чувствовал, как силы выскальзывают из него, а многое, что он делал, он делает вовсе не так, как хотел. И на это барахтанье в проруби уходило очень много сил и энергии и, как логично предположить, никаких результатов в итоге не давало. А один сплошной вред. Вот, например, Люпин - он уже второй раз наступает на эти грабли. И он, Альбус, и Люпин - оба горят на одном и том же. Директор на том, что ставит безумные образовательные эксперименты на студентах, а Люпин на своей жажде правды и справедливости. И если они и так и будут сталкиваться лбами, то в итоге это приведет даже не к шишкам. Все закончится куда трагичнее. Собственно, уже все к этому и идет - он допустил оплошность, поверив гарпии, за что поплатился, а Люпин, что теперь будет подозревать его во всех тяжких.
  С этими мыслями Альбус принял душ и чистя зубы разглядывал себя в зеркало. Ничего оптимистичного в зеркале он не виде. Как, в прочем, уже многие и многие годы - глубокие морщины избороздили лицо, взгляд уже не был таким живым и ясным, когда-то прекрасные пусть и седые волосы потеряли свой лоск и все больше превращались в что-то отдаленно напоминающее бело-серую паклю. И как их не расчесывай они лучше не становятся. Вздохнув, Альбус горько проговорил:
-Свет мой зеркальце скажи, да всю правду доложи... - Альбус стер полотенцем капли воды с зеркала. - Кто на свете всех мудрее, умом крепче и где найти решения собственных ошибок?
  После этих слов, Альбус отвернулся от зеркала и вышел из ванной комнаты и направился в спальню, где его уже ждала расстеленная кровать, стоявшая возле окна и на которую сейчас лег серебряный лунный свет.
  Еще раз вздохнув, Альбус улегся и закрыл глаза, надеясь, что усталость возьмет свое и Морфей быстро заберет его к свои объятия. Но как обычно бывает после насыщенного дня - сон не шел и директор лишь ворочался в кровати обдумывая все произошедшее и пути исправления всех его ляпсусов.
  Перед глазами вставали лица Нотта, Томма, Гарри, Грюма, Люпина, МакГонагалл, Вектор... И еще множество лиц, с которыми он был так или иначе связан. И чем больше он лежал, тем меньше ему хотелось спать.
  Наконец не выдержав, Альбус открыл глаза и сел, с грустью смотря в окно, за которым семейство звезд окружало Луну. Протерев ладонями глаза, Дамблдор принял решение все же навестить Больничное крыло еще раз, чтобы убедиться, что все в порядке. Поспешно накинув мантию, он как был - в мягких тапочках, синим халате со звездочками и серой мантией на плечах вышел из комнаты. Перед выходом из кабинета он предварительно наложил на себя дезиллюминационные чары.

Больничное крыло

Отредактировано Альбус Дамблдор (2013-04-17 01:54:02)

0

407

-Да, Гарри... Мы потом поговорим... - ответил Дамблдор.
- Хорошо, профессор. До свидания! - Гарри встал и сделал легкий поклон головой в сторону каждого из присутсвующих: - До свидания, профессор Грюм! До свидания, профессор Люпин!
- Там, наверное, уже ужин накрыли. Все будут рады тебя видеть. Ах, да... новый пароль от гостиной Гриффиндора - "Светлая голова", - Сказал Люпин.
- Спасибо, профессор. Еще раз до свидания, - Гарри направился в сторону двери.
В это время Грюм произнес, обращаясь к кому-то из оставшихся:
- Вас драконы там часом некромантии не обучали? А то может...
Люпин оборвал его:
- Аластор!
И тут же следом фразу вставил Дамблдор:
- А сколько всего драконов?
Захлопнувшаяся за спиной Гарри дверь отсекла продолжение разговора.
- Драконы обучали некромантии? Я что-то пропустил ... Хогвартс не то место, где можно отсутствовать год и оставаться в теме, - подумал Гарри и побрел в сторону гриффиндорской гостиной.

======> В гостиную Гриффиндора.

Отредактировано Harry J. Potter (2013-04-22 23:07:17)

+1

408

Название: "Экзорцизм двадцатого века"
Участники: Теодор Нотт, Альбус Дамблдор, Северус Снейп, Аластор Грюм
Место событий: Кабинет директора
Время года и дня: конец июня, вечер
Краткое описание квеста: Весной, в светлую голову директора пришла еще более светлая мысль одним ударом убить двух зайцев - отвернуть мальчишку Нотта от темных искусств и одновременно прсоледить за деятельностью Темного Лорда. Решив совместить приятное с полезным, он вселил Волан де Морта в голову студента, как когда-то по глупости это сделал Квирелл. Но в итоге стало понятно, что Темному Лорду не место в голове студента школы Хогвартс. Находясь там, он причиняет слишком много головной боли не только студенту, но и всему Ордену Феникса.
Очередность постов: Северус Снейп, Теодор Нотт, Аластор Грюм, Альбус Дамблдор

http://cs409722.vk.me/v409722487/2ed0/AC-CBB53wJw.jpg

Отредактировано Волан де Морт (2013-09-15 21:43:56)

0

409

Учебный год подходил к концу и еще ни разу Северус так сильно его не ждал. Он чувствовал себя на пределе возможностей. В Хогвартсе и в магической Британии происходило разное - но раньше зельевар не чувствовал такой  постоянной опасности для каждого, для всех без исключения.
Снейп только вздохнет с облегчением, когда ученики уедут.
Сейчас он прошел в гостиную слизерина - и нашел там того, кого искал.
-Мистер Нотт, вас просил зайти к себе профессор Дамблдор.
Такое приглашение никто не может проигнорировать. Тем более, его персонально проведут... Зельевар вместе с учеником отправился к кабинету директора.
Северус молчал. Он чувствовал огромное облегчение оттого, что все наконец-то закончится. Но с другой стороны - волнение. Что, если несмотря на заверения Альбуса - что-то пойдет не так ? Опасность для слизеринца может быть огромной.
И главное - что после этого Теодор Нотт будет  думать о них - тех, кто это не только позволил, но и устроил.
Снейп и так  терял авторитет среди своих учеников – ниже упасть просто нельзя. Он всегда старался быть максимально правдивым и честным и как скатился на этот раз?... Спасение только в том, что об этом не узнает никто больше.
-Лимонные кексы,-произнес он, останавливаясь около горгульи. Он жестом пригласил ученика пройти первым.
"Интересно, кого Дамблдор позовет еще? Люпина, который либо сам напросится, либо откажется наотрез после этого всего участвовать в каких-то делах директора? Или вечного параноика Грюма - который вообще съедет с катушек, если узнает, что у него под носом гулял Темный Лорд..."
Больше претендентов он найти не мог. В последнее время об Ордене он знал мало, но и тех, кто смог бы участвовать в столь сложной операции можно было пересчитать по пальцам.

0

410

Когда профессор Снейп спустился в подземелье, Нотт угрюмо смотрел на шахматную доску, на которой были расставлены фигуры. Игра велась с самим собой. Перед ним лежала книга, по которой он внимательно сверял ходы. Ладья на А4... Ферзь на с Е8 на А4... Игра в шахматы была увлекательной. а еще более увлекательно было смотреть за теми партиями, которые были сыграны много лет назад и теперь вошли в учебники. Шахматы, как люди. Иногда складывается впечатление, что кто-то водит ими по доске. А жизненные полосы - вовсе не полосы, а квадраты - черные и белые. Правда в этих странных шахматах пешка может стать ферзем, а ферзь - пешкой... Нотт задумчиво посмотрел на мраморную фигурку белого цвета. сейчас она двинется по белой диагонали и на данном этапе она окажется победителем. Но через пару ходов она будет низвергнута. Правда за собой она уведет несколько фигур. Такая ситуация в жизни называется "героизмом". И многие мечтают, чтобы совершить подвиг во славу... Во славу чего угодно - идей, ценностей, короля, Черного властелина или просто во славу собственной глупости. Что происходит вокруг него - этого Нотт никак понять не мог. Складывалось впечатление, что его поместили на чужую доску с чужими правилами игры. И тут он оказался совершенно случайно. Стоявший на С3 конь одним  ходом отправил вражеского ферзя в коробку, как над его ухом послышалось:
-Мистер Нотт, вас просил зайти к себе профессор Дамблдор. - Слизринец с неохотой оторвался от доски и одним движением закрыл книгу, на которой золотым тиснением было написано: "Последний гамбит". После этого он с удивлением посмотрел сначала на профессора Снейпа, а потом осмотрелся вокруг себя в поисках еще одного мистера Нотта. Но, поскольку поиски оказались безуспешными (по причине того, что второй мистер Нотт живет по адресу "Азкабан), то он для верности переспросил:
-Меня? - Не дожидаясь, когда у Снейпа начнет портиться настроение, Нотт послушно встал, и, быстро собрав шахматы в коробку, последовал следом за деканом.
  То, что его впервые вызвал к себе Дамблдор - уже было довольно настораживающим фактом. А еще и то, что отослал за ним лично Снейпа, да еще и в лице сопровождающего - вот это по-настоящему пугало. Насколько мог судить Нотт, профессор Дамблдор не был склонен к шуткам на пустом месте. Обычно в каждой его шутке заключалась бездна смысла. И эта бездна на протяжении очень длительного срока выдавала сюрприз за сюрпризом. Часто довольно неприятных. И глядя на хмурого Снейпа, складывалось впечатление, что они идут как минимум на похороны. От этого становилось еще больше не по себе.
   Остановившись возле гаргульи, Нотт с интересом осмотрел ее. Он регулярно был в этом коридоре и не менее редко натыкался на этот шедевр каменного зодчества. И он бы никогда не подумал, что эта страхолюдина скрывает вход в директорский кабинет. Это уже из разряда "век живи- век учись". Сколько не находись в замке, а у него еще масса неизвестного. Нотт не был уверен, что даже всесильный Дамблдор знал все секреты школы.
-Лимонные кексы - Лимонные кексы? Что за идиотский пароль?! - Нотт недоуменно посмотрел на непроницаемое лицо Снейпа  проглотил колкий комментарий, подавившись им. Горгулья, услышав о лакомстве, отпрыгнула в сторону, пропуская их на винтовую лестницу.
  Что его ждало в кабинете? Какая новая опасность? Этот год оказался через чур насыщенным событиями... В этот момент у Нотта под сердцем стало теплее - его пронзил луч надежды на то, что Дамблдор узнал о недуге юноши и теперь поможет изгнать то чудовище, которое поселилось у него в голове и не давало спать ночами. Лорд Волан де Морт внутри подсознания ярился, бесился, угрожал, умолял... Но он был закован цепями, на которые посадил его Нотт. Но он постоянно пытается вырваться на волю...
  Когда дверь открылась, Нотт зажмурился - даже тот неяркий свет, после мрака лестницы заставил зажмуриться. Он только понял, что кроме Дамблдора в кабинете находится еще кто-то.  Нотт остановился в растерянности.
-Ээээ... Доброго вечера, профессор Дамблдор... - Нотт с интересом начал осматривать кабинет. В нем было много того, что поразило мальчишку - огромный книжный шкаф, феникс, спящий на насесте, зеркальный шкаф, многочисленные картины с бывшими директорами... Нотт сделал пару шагов и замер, оглядывая все это.

+3

411

Новый этап игры.

В кабинете мерно постукивали часы и пахло чайной заваркой.
Аластор старался не замечать подползающей со всех сторон неуютной тишины. Он бы утешился мыслью о том, что Альбус Дамблдор тоже испытывает неудобства, если бы не лимонная долька, которую директор только что почти беззаботно отправил в рот.
- Сколько ещё ждать? - не выдержал аврор. Спящий феникс встрепенулся и снова погрузился в сон. Мир будто на секунду ожил и снова умер.
В сообщении, полученном вчера от Альбуса, толком не объяснялось, зачем здесь нужно его присутствие, но вежливый тон, сбивчивый почерк и пометка "Срочно" сделали своё дело - аврор отменил планы по слежке за одной беглой азкабанской "крысой" и явился в Хогвартс строго по часам. Смутно он догадывался, о чём пойдёт речь... вспоминая их последний разговор в этом кабинете. Но десять минут назад Дамблдор озвучил ему свои намерения, после чего и началось это долгое неуютное ожидание. Подопытный студент в сопровождении Снейпа должен был явиться с минуты на минуту.

Наконец, дверь открылась.
-Ээээ... Доброго вечера, профессор Дамблдор... - промямлил Нотт, осматривая кабинет, будто попал сюда впервые в жизни.
Грюм молча наблюдал за мальчишкой и вошедшим следом зельеваром.
Да-а-а, мальчик, не ведаешь ты, как ошибаешься, желая всем доброго вечера.
- Только давайте без прелюдий, - произнёс аврор, поднимаясь со стула. Процесс и так может затянуться, а если начать болтать о смысле жизни и выяснять отношения - то превратится в вечность.

+1

412

Начало игры.

  Грюм пришел вовремя. Как обычно. Но смотреть на него было очень не просто. На его лице была написана масса эмоций. Альбус даже на секунду засомневался стоило ли приглашать его на данное мероприятие.
   Когда Аластор переступил порог кабинета, Альбус, как мог спокойно, изложил суть того, что сейчас будет. Так сказать, рассказал программу шоу-программы. Вся речь свелась к тому, что сейчас придет мистер Нотт. В его голове обитает Темный Лорд. Их задача - этого Лорда попросить вон. И что возможно злобный дух, после того как его выставят в дверь, полезет в окно. И этого допустить нельзя. Печную трубу тоже лучше запечатать. Как? Намертво. А что будет, если он не пожелает выходить? Ну тут могла быть масса вариантов - после вежливой просьбы, гостя можно постараться невежливо выкинуть вон... Мм... Если будет сопротивляться? Связать и вышвырнуть. А что будет с ребенком? Ничего плохого. Точно? Точно. А как мистер Нотт обзавелся такими увлекательными знакомствами? Ммм... Аластор, вы дольку будете?
  Ну после этого разговора Дамблдор изо всех сил старался избегать взгляда аврора. Надо сказать не очень успешно. А еще Дамблдору было не очень спокойно из-за того, что он не знал более подробное состояние дел. Если учесть, что после того памятного нападения на лестнице мистер Реддл никак себя не проявлял, то это означает ровно то, что гарпия сделала что-то такое, после чего не то, что выставить - проблемно будет даже найти соседа по душевной коммуналке. Своего рода медвежья услуга.
  Чтобы успокоиться, Дамблдор машинально начал уничтожать сладкие запасы своего кабинета. У него должен быть спокойный уравновешенный ум и твердая рука. Иначе это будет похоже на чистку хрустальной вазы в жерле вулкана. Чуть погодя к нему постучалась мадам Помфри. Альбус резко кивнул ей в сторону стола. Та послушно села. А секундная стрелка на часах ползла со скоростью умершей черепахи.  Дамблдор вздохнул. И еще раз. И еще раз. Каждое движение минутной стрелки сопровождалось все более накатывающей волной нетерпения. Куда пропал Снейп? Что с мистером Ноттом? Сколько можно уже идти до подземелий Слизерина и обратно? Такое впечатление, что его помощник отправился в другой конец вселенной.
- Сколько ещё ждать? - Грюм явно ощущал тоже самое. Альбус лишь неопределенно махнул рукой. Опять повисло молчание. Дамблдор начал ходить из стороны в сторону, чтобы хотя бы как-то убить время.
  На сорок восьмом повороте, в дверь наконец постучали. В кабинет зашел сначала мистер Нотт, а вслед за ним - Снейп. Альбус едва удержался от вопроса где последнего черти носили.
-Ээээ... Доброго вечера, профессор Дамблдор... - Альбус виртуозно, как опытный артист сменил настроение и уже приветливо, но очень устало улыбнулся Теодору и ответил:
-И вам доброго вечера, молодой человек. Проходите.
- Только давайте без прелюдий - Дамблдр повернулся лицом к Грюму и неодобрительно посмотрел на него.
- Да, не будем больше тянуть. Мистер Нотт, как вы себя чувствуете? - Осторожно, как бы прощупывая почву, поинтересовался директор. - Я думаю, вы уже догадались зачем вы тут.

+2

413

Северус зашел следом за учеником и тихо прикрыл двери. Он осмотрел кабинет. Грюм все-таки. И мадам Помфри.  Конечно, без медика не обойтись. Факт её присутствия настораживал и говорил о том, что они не просто так на чаепитие здесь собрались. Зельевар остался стоять неподалеку от двери. Рука его была готова выхватить палочку при малейшей необходимости. Физически ощущал напряжение, витающее в кабинете. Обычно этот кабинет имел свойство успокаивать – бесчисленные приборы и предметы, сладости, которые предлагают к чаю, много света и огненный феникс – но теперь все это было незаметно на общем фоне.
- Только давайте без прелюдий.
Он с ненавистью посмотрел на бывшего аврора. Рука его дернулась к палочке, когда Аластор Грюм поднялся. Вовремя сдержался и не выхватил её. "Лучше бы здесь был все-таки Люпин... Или нет? Слушать очередные морали и обвиняющие взгляды? Но он, по крайней мере, спокойнее относится к ученикам."
Снейпа раздражал Грюм и его предвзятое отношение ко всем, у кого на мантии блеснет зеленый цвет.
-О... Грюм,-протянул он небрежно,- Смею напомнить, что у вас здесь нет никакой фактической и официальной власти.
"Не тебе решать, как и что будет происходить."
Северус расслабил пальцы, стараясь не слишком выдавать напряжение.  Он перевел взгляд на слизеринца. Следил за каждым его движением. Ему казалось, что в любой момент на лице покажется знакомое безумное выражение, а в глазах мелькнет бешенство и жажда убийства... Волдеморт в чужом теле пугал больше, чем сам по себе. "Если из-за паранойи Грюма что-то пойдет не так..."
Снейп предпочел бы, что бы в кабинете не было человека, подозревающего всех в черных намерениях. "Он спит и видит как пересажать в Азкабан меня и весь мой факультет."
Оставалось только надеяться, что Дамблдор достаточно его проконсультировал и будет за ним следить. Самое страшное, что профессор ловил себя на том, что сомневается во всей этой затее еще больше, чем раньше. В директоре и его возможностях также.
"Гарпия была права..." - мелькнула в голове мысль, которую он постарался закопать как можно глубже и не выпускать наружу.

0

414

Судя по напряженным выражениям лиц всех здесь присутствующих, Нотт понял, что его не просто на чашечку чая пригласили. Тем более присутствие мадам Помфри было очень красноречивым. И это вовсе не способствовало хорошему расположению духа - он только два дня назад выписался из Больничного крыла. Теперь у него два хвоста, которые придется закрывать в следующем году.
  Теодор начал затравленно озираться. Он испугался и больше всего на свете желал узнать, чем все это мероприятие может окончиться. Хотя опять же - Грюм и мадам Помфри... Сней... И Дамблдор. Лучшие и сильнейшие волшебники. Нотт на шаг отступил. Видимо инстинкт самосохранения дал о себе знать. Глядя на лицо Грюма, и без того довольно стремное, становилось совсем не по себе. Настроение подростка упало до отметки "вечная мерзлота". Первая же фраза Грюма совершенно не спасла ситуацию и нисколько не уничтожила панику, которая начала прорастать в сознании Теодора.
  - Только давайте без прелюдий - Нотт попятился назад, пристально глядя в глаза безумного мракоборца. Он в панике оглянулся на профессора Снейпа, надеясь на помощь хотя бы с его стороны. А заодно узнать, что вообще происходит. Теодор заметил, как пристально и с какой явной неприязнью  смотрит на Грюма Снейп. Это было красноречивее любых слов. Нотт набрал полную грудь воздуха, чтобы высказаться, как его перебил Дамблдор. Его интонации несли в себе агрессии и угрозы, как у Грюма и моментально подействовали на Нотта. Паника начала проходить, а доверие к директору - наоборот, возрастать.
-Мистер Нотт, как вы себя чувствуете? - Слизеринец непонимающе посмотрел на директора и очень осторожно ответил:
-Все в порядке, сэр. - Это было правдой. Ни физического ни морального дискомфорта он не испытывал... Нотт мог поклясться, что его вытащили из гостиницы в кабинет директора явно не с той целью, чтобы поинтересоваться как у него дела. Если это по поводу той странной стычке на лестницах, то... - Я не помню, что там произошло, сэр... - Заметив удивленный взгляд директора, Нотт осекся.
-Я думаю, вы уже догадались зачем вы тут. - На этот раз уже Нотт удивленно посмотрел на директора. Он думал, что он по поводу происшествия на лестницах. Ведь с тех пор Дамблдор так и не поинтересовался у него что там произошло. Он лишь видел, что тот странный профессор... Немиясса, кажется, в спешном порядке покидала школу. Ходили слухи, что она страшно разругалась с директором и никто не мог понять почему. А ведь надо умудриться поссориться с Дамблдором на эмоциях. Но суть не в этом - если его фразой удивлен профессор Дамблдор, значит, его вызвали не по этому поводу.
- Честно говоря, нет, сэр. - Нотт обеспокоенно посмотрел на Грюма и почему-то внутренне поежился от взгляда его жуткого магического глаза. - Я думал, что это как-то связано с тем происшествием на лестницах. - Удивленно и несколько разочаровано проговорил подросток.

0

415

Все трое смерили его недобрыми взглядами - Помфри укоризненно покачала головой, Альбус выглянул из-за очков-половинок, а Снейп не удержался от ядовитого комментария.
-О... Грюм, смею напомнить, что у вас здесь нет никакой фактической и официальной власти.
- Именно поэтому, "профессор Снейп", я могу делать, что захочу, - резюмировал аврор, особо надавив на слово "профессор". - В отличие от вас.
Здесь он усмехнулся, но увидев несчастное лицо колдомедика, вмиг стал серьёзным и потерял к зельевару всякий интерес.
Мальчишка же отреагировал страхом и непониманием, которыми от него веяло за версту.
Потом были эти самые прелюдии, которые Аластор ненавидел всей душой и теперь злился, что его не послушали. Впрочем, Альбусу виднее. Он заварил всё это - пусть теперь выкручивается. Аврор на какую-то долю секунды даже испытал жалость к старику, вынужденному теперь подыскивать слова и объясняться перед жертвой его необдуманных действий. Но это быстро прошло. Феникс оживился и слушал их разговор. Аластора начинало бесить, как затравленно Нотт на него смотрит. Так и хотелось оправдать опасения этого безмозглого мальчишки и проклясть его со всеми остальными прямо здесь.
Альбус зря затеял игру в "Угадайку"...
- Я думал, что это как-то связано с тем происшествием на лестницах... 
- Мерлин, да сколько можно... - терпение кончилось. Ко всему прочему аврор вспомнил, как Нотт опозорил его на том экзамене, наколдовав сопернику боггарта. Всё, что было связано с этой проклятой школой, оборачивалось ему боком. - Или ты притворяешься, или ты и впрямь ... кх... - Грюм осёкся, почувствовав на себе взгляды не только волшебников, но даже Фоукса. Замечательно, теперь меня ненавидит ещё и птица.
- Будем прощаться с твоей второй сущностью - резко произнёс он и пристально посмотрел на слизеринца, - а заодно и с твоими сверхъестественными способностями.

+2

416

Дамблдор видит, что Нотт явно чувствует себя не в своей тарелке. Директору на минуту даже показалось, что мистер Нотт решил, что узнали о каком-то его проступке и решили пожурить. Альбус улыбнулся этим мыслям - какие же они все-таки дети. Но  следующая фраза заставила вызвать у него удивление:
- Я не помню, что там произошло, сэр... - Альбус удивленно вскинул бровь. О чем он? О происшествии на лестнице? Дамблдор удивленно посмотрел на Снейпа. Очевидно, конечно, что тот тоже мог не понимать о чем идет речь. Хотя... Может Снейп не так зацикливался перед поставленной задачей, как Альбус и мог думать о чем-то еще, помимо...
- Простите? - Альбус внимательно посмотрел на подростка, пытаясь разглядеть во взгляде слизеринца что-то еще. Точнее кого-то. Но хоть мистер Нотт и был напуган, но в его взгляде просматривалась удивительная прямота, чего обычно не наблюдалось у людей, внутри сознания которых жил кто-то еще. Удивительно, неужели ему удалось победить Тома? А то и изгнать его из собственного сознания? Альбус удивленно покачал головой. Ему до последнего не хотелось насильно лезть в подсознание подростка - тот это мог совершенно неверно понять и вся их затея пошла бы крахом.
  На его вопрос Нотт ответил довольно очевидным ответом - он не знал. Хотя не побоялся высказать догадку.
Я думал, что это как-то связано с тем происшествием на лестницах. - Ну что же, Альбус позволил себе выдохнуть - видимо пареню все-таки удалось подчинить собственное сознание, раз он не начал сыпать вопросами "почему?" и "от чего?". Хотя... Альбус нахмурился. Это могло обозначать и ровно противоположное - подчинился вовсе не Темный Лорд. А Нотт. И это было бы очевиднее всего...
- Мерлин, да сколько можно...- Слова Аластора прозвучали пушечным ударом. Альбус моментально повернулся к нему. Взгляд директора был тяжелым. Хотя с другой стороны, Грюма можно было понять - он был человеком действия и терпеть не мог вот так сидеть и ждать. Слава Мерлину, что тут сейчас не было Люпина. Иначе вся эта сцена могла бы принять совсем другие черты. Альбус снова повернулся к Нотту и уж было хотел открыть рот, чтобы все объяснить, как снова высказался Грюм:
Или ты притворяешься, или ты и впрямь ... кх... - Альбус снова резко повернулся к Грюму. На этот раз в глазах был уже гнев. Фоуск гневно вскрикнул. Мадам Помфри даже раскраснелась от гнева. И было от чего. Скрипнула половица. Это Нотт еще отодвинулся еще на шаг. Альбус закрыл глаза и покачал головой. Но Грюм нисколько не собирался останавливаться:
Будем прощаться с твоей второй сущностью. - Аластор, что же ты творишь?! Альбус повернулся к Нотту и на этот раз смотрел на парня очень серьезно. - А заодно и с твоими сверхъестественными способностями.
  Дамблдор поймал одновременно недоуменный и полный надежды взгляд слизеринца и кивнул.
-Да, мистер Грюм говорит правду. Темный Лорд слишком долго пребывал в твоем сознании. Пора ему поискать другое пристанище. - Альбус хмуро посмотрел на Нотт. - Северус, подойдите пожалуйста ко мне. И не забудьте взять флакон. Да, вот этот. - Альбус поманил к себе подростка.
- Сейчас ничего не бойся. Просто смотри мне в глаза и не сопротивляйся. - Нотт испуганно посмотрел на Снейпа, взглядом прося поддержки.
-Это будет больно? - Спокойно поинтересовался Нотт, полный решимости избавиться от непрошеного гостя. Альбус, оценив степень мужества ребенка, твердо кивнул. Нотт уверенно подошел к Альбусу, Снейпу и Грюму.

+1

417

Северус сжал кулаки, но вовремя заставил себя замолчать. Учитывая ситуацию и царящее настроение - вступать в открытую ссору с Грюмом не стоит. Им всем сейчас нужно быть на пределе внимательности и сосредоточенности, а не отвлекаться по таким мелочам. От этого может зависеть все. Снейп решил, что скажет Грюму все, что о нем думает как-нибудь потом.  "У тебя права потому, что Дамблдору  больше некого позвать."
Намного больше его волновало состояние Нотта. Профессор увидел в его взгляде растерянность и страх. Еще бы. Бояться было чего. Но словно он ничего не понимал...
Зельевар хорошо распознавал ложь и не думал, что Волдеморт смог бы изобразить такое искреннее недоумение на лице ученика. Ему были недоступны такие эмоции.
"Если что-то случится я больше не приму участие ни в одной подобной безумной идее..."
Еще сильнее, чем раньше он почувствовал всю ответственность происходящего и сделанного. Но теперь уже поздно было сожалеть. Снейп просто боялся следующих часов и минут. Ему вспомнились прибывшие в Хогвартс первокурсники, которыми они были. Тогда они были также перепуганы и растеряны. Но им ничего не угрожало по его вине – его обязанностью была их безопасность.
А теперь они выросли – многие сами представляют опасность для кого-то… Но его задача не изменилась.
Северус уловил взгляд Дамблдора и скривился. "Что-то - гарпия  вмешалась в его сознание… А вот что конкретно она сделала – вопрос. И не самый приятный."
У Грюма первого кончилось терпение и он прервал хождение вокруг да около поставленной задачи. Плюсы в этом тоже были – чем дольше ждешь, тем сильнее накаливается обстановка.
Обстановка и так накалилась слишком сильно.
Зельевар подошел к директору. Он не стал уточнять, какой именно флакон нужен. У него с собой было их много для разных случаев – ведь он не мог точно предугадать, ЧТО произойдет и что понадобится, потому подобрал несколько вариантов зелий.
Странная компания из бывшего аврора, директора и декана собралась перед Ноттом. Мадам Помфри была в стороне – ведь её помощь понадобится лишь при самом неблагополучном  развитии событий.
-Мистер Нотт, вы можете сказать, что изменилось  в вашем самочувствии после того случая на лестницах?,-мягко спросил он. Дамблдор не задал этого вопроса – но зельевару показалось важным попытаться узнать это до вмешательства. А вдруг это поможет?...
Снейп снова уловил взгляд Нотта, требующий поддержки. Он постарался не показывать своего страха, хотя подумал : "Как я мог на такое согласится?... Я же отвечаю за его жизнь."
Но потом профессор вспомнил не только этот испуганный вид маленьких детей, но и то, что могли они могли делать, когда повзрослели. Перед глазами промелькнул экзамен - зеленая вспышка непростительного. Слишком небрежно и необдуманно как для такого проклятия.
И тогда Северус вспомнил, почему согласился. Когда первокурсники превращаются в убийц… Нужно сделать все, что угодно, что бы этого не допустить. И судя по теперешнему взгляду Теодора – им удалось это сделать. Воспитание прошло успешно.  Если он только выживет после него.
Декан кивнул ему, что бы поддержать слизеринца. Пока он не знал, чем помочь еще.

0

418

Нотт с некоторым смешанным чувством наблюдал за тем, как атмосфера в кабинете накаляется. И было совершенно очевидно из-за чего - что-то пошло в планах этих взрослых и умудренных опытом волшебников не так. Особенно это было видно во взглядах между Грюмом и Снейпом. Парень не знал, что между ними произошло, но эти двое явно друг друга недолюбливали... Хотя по их взглядам и удивленному взгляду Дамблдору на его вопрос про лестницы, Нотт постепенно стал осознавать что происходит и зачем его сюда позвали. Эмоции внутри захлестнули - с одной стороны к сердцу подступил холодок и сжал его леденящими руками ужаса, а с другой, в голову ударил жар от радости осознания того, что он наконец разрешится от этого ужасного бремени. Нотт твердо посмотрел в глаза Грюму и тот сдался:
- Или ты притворяешься, или ты и впрямь ... кх... -Ммм... Так и есть - его догадки подтвердились.
-Или что, господин Грюм? - Задал вопрос Нотт твердо и громко. Он даже не мигая смотрел на аврора. В кабинете повисла звенящая тишина. - Или что, господин Грюм? - Еще раз, но уже тихо, едва слышно спросил Теодор дрожащим голосом. Этот вопрос в тишине прозвучал как гром.
  Дамблдор спрятал глаза, а Снейп не мигая смотрел на него. Через мгновение, Снейп развернулся и ушел к столу, на котором стояли многочисленные банки и склянки. Но Грюм не закончил:
- Будем прощаться с твоей второй сущностью - Нотт скривился. Он был рад избавиться от этого беспокойного соседа как можно скорее. В этот момент его захлестнули эмоции. Ему еще никогда не было так страшно, как в эту самую минуту. Неизвестность давила. Она пугала. Черная бездна засасывала беспощадно. Пот выступил на лбу мелкими капельками. Волосы на лбу и на висках тут же слиплись. Чтобы избавиться от этого противного ощущения, когда сосет под ложечкой, Нотт закрыл глаза и сглотнул. Противное ощущение пропало, а ужас ушел куда-то вглубь. На секунду показалось, что это были вовсе не его эмоции, а его ужасного соседа. Когда Теодор открыл глаза, он чувствовал странное спокойствие и твердость.
-Да, мистер Грюм говорит правду. Темный Лорд слишком долго пребывал в твоем сознании. Пора ему поискать другое пристанище. - На эти слова директора, Нотт только молча кивнул.
-Я готов. - Спокойно, как если бы он готовился на вечерний променад, произнес Теодор глядя в глаза Дамблдора.
  Директор удивленно посмотрел на студента и знаком подозвал Снейпа.
-Мистер Нотт, вы можете сказать, что изменилось  в вашем самочувствии после того случая на лестницах? - Донесся до слуха голос его декана. Нотт неопределенно дернулся.
-Многое изменилось. Самое главное, что мне удалось подчинить его и запереть в собственном сознании. Но по ночам он пытается вырваться. И это обычно сопровождается дикой головной болью, перепадами настроения и эмоций. А еще он пытается командовать мной. - Нот скривился в злой усмешке. - Но сидя на короткой цепи сложно раздавать команды. Вы же прогоните его? - Повернув голову в сторону Снейпа, задал вопрос слизеринец. Отвернувшись от Снейпа, Нотт получил утвердительный кивок Дамбдора.
- Просто смотри мне в глаза и не сопротивляйся. - Произнес Альбус и Нотт широко раскрытыми глазами поймал бездонные зрачки Альбуса. Глаза директора,  голубые, как высокогорные озера, утянули в себя, как два бездонных омута. Его закрутило и замотало, он летел через бесчисленные воспоминания, свои и чужие. Все смешалось в одну кашу - вот перед ним какая-то старуха размахивает каким-то амулетом и он почему-то испытывает какое-то странное возбуждение, но при этом, тут же видна до боли знакомая спальня Слизерина и та не очень пристойная сцена, в которой он участвовал месяцев восемь назад - гитара, какая-то выпивка, девушки, веселье... Веселье, правда, запрещенное в школе. Следующая картина - стены, драконы, крики ужаса и боли. Чьи это воспоминания - его или нет? Но его несет дальше - черная метка над замком, среди падающих снежинок заменяется той же меткой, только фоном служат листья на деревьях, а он испытывает фантастическое торжество, хотя и не совсем понимает, как управлять этим новым телом. Он заново осматривает пальцы рук, заставляет биться сердце... А дальше вспышка - летящие куски камня, жар, боль, магическая вспышка, он прикован, он зол, он рвет и мечет, но он прекращает кого-то в кактус. Кактус? При чем тут кактус? Мысли крутятся дальше. Властный голос громко, во всю вселенную приказывает:
-Изыди! - Что это? Сон? Или реальность?
  Какой-то крик, крик полный ненависти и злобы вторит этому властному голосу и заглушает его. Злой, шипящий и ледяной голос сыпет проклятиями. Он понимает, что кричит он. И проклятия изрыгает тоже он. Его начинает трясти, ему кажется, или он слышит странный хруст? Кости и мышцы, как буд-то сворачивает в канаты. Страшная боль пронзает его члены. Его большая боль разрывает его сознание. От него отрывают что-то очень важное и необходимое. Но что?
  Он чувствует какой-то металлический привкус - что-то горячее и вязкое течет у него по лицу... Кровь, кровь струится из носа, из ушей, из уголков глаз. Она течет и заливает его. Ему кажется, что он сейчас утонет в ней. Паника накрывает его разум. Дернуться. Вырваться! Вырваться из этой жуткой хватки! Кровавый пот выступил на лбу и на висках- он тонкими горячими струями стекает на подбородок и далее по шее под рубашку. Он слышит чей-то испуганный возглас, он что-то судорожно глотает. Что-то пряное. Напоминает имбирное печенье. Рождество. Камин мягко потрескивает в гостиной, он ощущает мягкое тепло, окутывающее его ноги - это любимый пушистый кот лежит на его коленях и громко фурчит. А сбоку от него стоит большой бокал с горячим глинтвейном, а за окном сыпятся огромные белые хлопья. Зеленый запах хвои обволакивает... Ощущение праздника и какого-то тихого торжества... Но все это раскалывается, разлетается миллионом осколков, как разбитый витраж. И на место комнаты и кресла-качалки приходит пронизывающий холод. Ветер, пробирающий до самых костей. Над головой мелкие, злые, колючие звезды собираются в неизвестные созвездия, которых не встретишь на земле. Одна, особенно яркая звезда алым оком смотрит на него с неба. Вокруг колышется вереск. От горизонта и до горизонта. Рядом с красной звездой зажглась еще одна. Такая красная и такая же злобная. Позади него небольшая каменная стена. А далеко за ней, у самого горизонта, виднеется какое-то поселение...
- Вот ты и пришел. - Раздался грохот, как если бы говорила сама вселенная. Нотт обернулся в поисках говорившего. Но вокруг него никого не было.
-Кто ты? - В отчаянии крикнул он, обернувшись вокруг себя.
-Я - это ты. А ты - это я. Наши судьбы сплетены в единое целое.
Он узнал этот этот противный, шипящий, леденящий душу голос. Это был Враг. Нотт изо всех сил крикнул:
-НЕТ! ЭТО НЕ ТАК! У нас разные жизни и разные судьбы!
-Ошибаешься. Ты пользуешься моими силами, а я живу в твоем теле. Все довольны.
Наконец Нотт понял откуда доносится голос. Он поднял голову в поисках двух горящий алым огнем звезд. Облако, проплывавшее под ними, превратилось в злобную усмешку.
-Нет! Я не желаю пользоваться твоими силами! Убирайся! - Крикнул он злобному небу и погрозил ему кулаком.
- Но Теодор, вместе мы непобедимы. Ты отомстишь за отца, а я сложу к твоим ногам весь мир. И править им ты будешь по собственному разумению. - Перед глазами Нотта пронеслись картины того, чего он так страстно желал. Все его желания выполнялись, а он жил в идеальном мире, который построил сам. Его собственный отец, рядом с ним, глубокоуважаемый человек, богат и знаменит. Перед ним возник образ матери.
-Я в силах вернуть ее, Теодор, только скажи да! - Мама протянула к нему руку  умоляюще посмотрела на него... Но тут перед глазами вырос осаждаемый замок, десятки погибших, сотни раненных. По небу летят огнедыщащие драконы, а мантикоры с рычанием заживо пожирали его знакомых.
-НЕТ! - Что есть мочи проорал Теодор. Обернувшись, и поймав злобный взгляд звезд, он ответил уже спокойно: - Ты обманщик. Ты никогда ни с кем не станешь делиться ни силой, ни сластью. Ты можешь только разрушать. И в тебе нет ни капельки человеческого! Ты - мертвец!
  Сознание взорвалось болью. Он почувствовал, что падает на колени.
-Глупец! - Новая вспышка боли. Нотт почувствовал, как  ужасные тиски сжали его сознание и тщатся раздавить его. - Ты встал на пути Лорда Волан де Морта! Если ты не дашь мне то, что я прошу сам, то я возьму это силой! Тебе не устоять перед моей мощью, щенок!
  Нотт изо всех сил  закричал. Ледяной воздух обжигал легкие, а глаза застилала кровавая пелена...
  Но он вспомнил улыбку мамы, письмо в Хогвартс, запах глинтвейна и чувство рождества, он вспомнил свою первую любовь, то как над ним расцвеа веточка омелы. Ему вспомнился алый цвет рассвета и пурпурный отсвет облаков во время заката. Морской прибой и шелест ветра. Солнце, весну, первые цветы. Вспомнив это, Нотт почувствовал, что ему стало легче - тиски отступили. Приложив титанические усилия, он подставил сначала одну ногу, оперся рукой о холодную землю и подставил вторую ногу. Он почувствовал, что он встал. Гордо вскинул голову, он прокричал навстречу алым звездам:
-Я сильнее тебя. Я знаю, что такое любовь. А ты - ты беззащитен. Ты лишь дух, дух, который может лишь вредить! Я сильнее тебя! - Он почувствовал, что злое заклятие разрушается. Оковы падали с него. У него за спиной начало вставать солнце и осветило его со спины золотым светом. Колючие звезды начали по одной гаснуть в черном небе. Лишь две красные звезды еще злобно сверкали над ним.
-Да! Ты слаб! Солнечный свет сильнее тебя! Солнце и тепло - и есть то, чего нету в твоем темном царстве мрака! Ты - беззащитен! Ты-паразит на теле жизни! Без любви - ты ничтожество, способное лишь разрушать!
Он почувствовал, что тиски снова пытаются снова сжать его, но он был сильнее. Он с легкостью обрушил заклятие Темного Лорда, а солнечного света стало еще больше. Еще мгновение, и красные звезды злобно сверкнув растворились под действием солнечного света. Вместе со звездами ушел пронизывающий ледяной ветер. А вслед за ним растворились и вересковые заросли... Ослепленный солнечным светом, Нотт зажмурился... Открыв глаза, он понял, что находится в кабинете.
  На него обеспокоенно смотрел Дамблдор... Мадам Помфри суетилась вокруг них и отирала ему лоб... Скосив взгляд, он заметил, что тряпка, которая была у нее в руках была алая от крови. Опустив голову, он понял, что вся его рубашка пропитана в крови... В этот момент он ощутил страшную слабость в теле. Откинувшись на стол, он запрокинул голову и закрыл глаза. Тяжелое  и отрывистое дыхание не позволяло ему что-то сказать. Но он напрягся и тихо произнес:
-Я победил.

Отредактировано Theodore Nott (2013-10-03 00:24:17)

+4

419

И всё бы было ничего, если бы мальчишку так не колбасило... Нет, на что уж я ненормальный, но Альбус с его маниакальными идеями переплюнул всех.
Аластор стоя наблюдал за картиной изгнания тёмной твари из сознания слизеринца, которому он сам же недавно предложил пойти учиться на аврора. Теперь-то, наверное, уже не важно... Он ни с кем из нас больше не захочет связываться. И правильно сделает.
- Просто смотри мне в глаза и не сопротивляйся.
Грюм нервно усмехнулся. Отличное начало... Или конец.
Что в следующие несколько минут происходило в сознании парня, оставалось загадкой, и известно было, наверняка, одному лишь Альбусу. Нотт периодически извергал какие-то звуки и произносил нечленораздельные слова. Аластор стоял неподвижно в стороне и неотрывно следил за сценой изгнания. Его волшебный глаз от такого резкого перепада высвобождающихся энергий и сил вообще сошёл со своей оси и вынудил аврора опустить на него повязку. Возможно, Дамблдор его сюда за тем и позвал, чтобы по окончании процедуры определить, остались ли силы зла внутри мальчишки или нет. Но по чём им теперь знать, какие из сил зла принадлежат самому Теодору, а какие пришли к нему извне? И в конце концов, что можно причислить к этим самым силам зла? Желание убивать? О, так тут не удивляйтесь, если подопытный захочет убить всех, кто здесь находится, и даже глазом не моргнёт.
Никто не имеет права распоряжаться чужими судьбами. А особенно судьбами людей, которые им доверяют.
- Я победил... - к моменту, когда с уст слизеринца сошла эта фраза, лицо его уже наполовину залило кровью, и вид у него был такой, словно из него высосали всю душу. Что было не удивительно. Но, даже так, смотреть и понимать, что причиной этому всему стали "добрые" намерения было выше всяких сил.
Что-то в этом году на аврора обрушилось резкое разочарование во всех прежде надёжных сферах его жизни - начиная верным и надёжным Люпином и заканчивая мерзавкой Лестрейндж, которая вопреки всему начала казаться ему более вменяемой и целеустремлённой, чем его коллеги.
Куда теперь идти, что делать? Такие вопросы впору бы задавать Нотту, но никак не ему - Грозному Глазу Аластору Грюму. Впрочем, плевать.
Аврор снял повязку с глаза и, присмотревшись к Теодору, кивнул, что всё прошло, вроде как, успешно. Если можно так выразиться.
- Полагаю, моя помощь уже не требуется... Мадам Помфри, я уверен, со всем справится, - обратился он к Альбусу, лишь мельком взглянув на директора.
Аврор зашагал к двери, провожаемый встревоженным взглядом Фоукса.
Кто-то кашлянул.
- Нет, Альбус, - неожиданно даже для самого себя, аврор обернулся, - вот скажи мне, - под его костылём скрипнула половица, и феникс встрепенулся, - чем мы лучше тех, против кого боремся всю сознательную жизнь?
И он поймал взгляд каждого в этой комнате, и все эти знакомые лица и глаза так ему осточертели, что хотелось уйти и больше никогда здесь не появляться. И никого никогда не видеть. На миг он даже подумал отчалить с Люпином в его засекреченное далёкое место, но зачем? Его и так никто не станет разыскивать. Где бы он не находился.

+3

420

Нотт быстро взял себя в руки и так же быстро сообразил, что сейчас будет. К чести юноши, всякий страх практически ушел из его глаз и он с готовностью приблизился к директору. Ну что же, хорошо. Сотрудничество в таком деле может пойти только на пользу обоим. Альбус собирался как мог помочь парню избавиться от этой напасти.
  Теодор сел напротив директора и тут же выполнил все, что сказал директор. Альбусу не пришлось напрягать все свои силы, чтобы проникнуть к сознание мальчика - оно было полностью открыто для работы. Для начала надо было диагностировать общее состояние, а потом уже что-то делать. Пошарив по сознанию молодого человека, в поисках следов, оставленных Волан де Мортом, Альбус с удивлением для себя обнаружил, что тот наследил очень и очень мало. А еще больше Дамблдора поразил тот факт, что мистеру Нотту действительно удалось подчинить себе разум Волан де Морта и заковать его в самых глубинах своего подсознания. Альбус с большим трудом нашел где же находится обиталище Тома Реддла. В такие глубины Дамблдору еще не приходилось спускаться в чужом сознании. Нотту удалось сковать Темного Лорда на огромной глубине. Практически на границе разума и небытия, хаоса. Еще чуть-чуть и парень бы перестаравшись, отправил бы Темного лорда в сферу массового сознания и было бы неизвестно какие беды он бы там смог натворить.... Вплоть до того, магия бы исчезла, а магические потоки истаяли бы. Дамблдор мысленно стер пот, благословляя все высшие силы за то, что этого не произошло. Окунувшись в такие глубины, Альбусу пришлось вынырнуть. Он открыл глаза. Поискав глазами нечто нужное, Дамблдор, прежде чем встать, убедился, что Нотт по прежнему пребывает в трансе. Убедившись, он подошел к шкафу, достал оттуда блюдце, хлеб и масло. Масло было налито в блюдце и туда же был покрошен хлеб. Альбус поставил блюдце у ног молодого человека. А затем вытянувшись в полный рост, Дамблдор что-то пропищал.
  Сначала ничего не было. Но где-то через минуту послышался тихий шорох. Несколько десятков мышей тихонько вылезли из разных углов кабинета. Одна особо смелая мышь приблизилась к Дамблдору и села на задние лапки. Ее глазки-бусинки внимательно рассматривали волшебника. Когда Дамблдор опустил руку, там бесстрашно забежала на подставленную ладонь. Альбус поднял мышку на уровень глаз и снова что-то пропищал. Мышь в ответ пискнула и быстро скатилась по складкам одежды на пол. После этого мыши уже без страха собрались возле стула, на котором сидел Нотт. Взяв в зубы хвосты впереди стоящей мыши, двенадцать мышек побежали по кругу.
  Альбус зажег букетик лаванды, мяты и фимиана. Запах благовоний тут же окутал комнату. Дамблдор жестом подозвал Снейпа и мадам Помфри быстро проговорил:
-Следите за тем, чтобы у мышей всегда было масло и хлеб. И оттирайте с лица мистера Нотта все, что на нем будет появляться - вода, пот, может быть даже кровь. Северус, когда мистер Нотт придет в себя, дайте ему зелье, которое вы держите в руках.
  Альбус сел на стул и закрыв глаза, начал что-то начитывать на неизвестном языке. Темп заклинания увеличивался, а вместе с ним ускорялся и хоровод мышей. То и дело то одна, то другая мышка выпадали из этой карусели и бежали к миске. А в это время другая тут же вклинивалась в этот хоровод. Альбус погрузился в транс. Ему предстояло накачивать парня собственными силами, чтобы тот сумел справиться с поставленной задачей. Благо тот знал что делать... Мрак опустился на глаза Альбуса.
  Он сидел неподвижно и его тело само продолжало читать заклятие. Энергия в кабинете сгущалась и казалось, что воздух уплотняется. Атмосфера накалялась и больше напоминала взведенный арбалет, готовый вот-вот выстрелить.
  Находясь в глубоком трансе, Альбус совершенно не представлял, что сейчас происходит вокруг него в реальном мире. Он сейчас видел поединок Нотта с Волан де Мортом со стороны. Его и Нотта объединяла тонкая серебристая ниточка, которую никто, кроме директора не видел. По этой нити сила ДАмблдора перетекала в Нотта, придавая тому уверенность и силы.... Наконец, в стране без солнца занялся рассвет, извещающий о том, что зло изгнано.
  Обстановка в кабинете резко разрядилась. Арбалет выстрелил. Витражные стекла разорвало неведомым взрывом. Зеркальный шкаф осыпался осколками, миллионами отражений рассыпаясь в прах, паркет на полу встал дыбом,  многострадальный стол рассыпался обломками досок, а феникс неожиданно вспыхнул сияющей вспышкой, но через мгновение он снова стал самим собой. Исчезновение Темного Лорда было эффектным. Альбус отрыл глаза - он чувствовал, что он насквозь мокрый от пота - волосы слиплись, одежда промокла насквозь, глаза и щеки запали, а кожа была бледной.
-Кхм... - Альбусу требовалось откашляться. Но его, видимо, не так поняли.
- Нет, Альбус ,вот скажи мне, чем мы лучше тех, против кого боремся всю сознательную жизнь? - Альбус хотел было ответить, но открыв рот, он понял, что не может говорить - голос сел. Он мог только писать. Альбус скривился. Но тут до его слуха донесся другой слабый голос.
- Лучше... - Альбус удивленно повернулся к Нотту. Тот выглядел изможденным, но лихорадочный блеск в глазах выдавал насколько возбужден подросток. - Лучше. - Повторил он. - Вы не порабощаете. У вас есть свобода выбора. А у Волан де Морта ее нет.
Альбус поднял руку, предостерегая Нотта, но тот не унимался.
-Мистер Грюм, я помню наш с Вами разговор. Я хочу быть мракоборцем. И я хочу перевестись на Гриффиндор.
Глаза Дамблдора от удивления расширились настолько, насколько это вообще позволяла человеческая физиология. Он удивленно посмотрел сначала на Снейпа, а затем на Грюма. Затем на лице у Дамблдора заплясала улыбка - он своего добился.

+1


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Учебные классы и покои преподавателей » Кабинет директора