Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Помещения школы » Больничное крыло


Больничное крыло

Сообщений 211 страница 218 из 218

1

http://cs620220.vk.me/v620220494/7028/JfdJzKQpZKg.jpg

0

211

Квест № 85

Название:
Место событий: Больничное крыло
Дата:30 сентября, вечер
Участники: Септима Вектор, Ханна Аббот
Очередность постов: по договоренности
Краткое описание:

0

212

Сначала Ханна усиленно сопротивлялась, но профессор Стебль была непреклонна: она даже не разрешила Эрни и Сьюзен сопровождать её. Сколько бы ни просила, всё без толку. Хорошо хоть без лишних вопросов обошлось.
- Но.. но... - ныла Ханна, - я не хочу оставаться на ночь одна! Тем более в больничном крыле! - А тем более рядом с Вектор, в которую вселился бес! Она попыталась вырваться из цепких рук декана.
- Мисс Аббот, мадам Помфри не оставит Вас ни на минуту, только успокойтесь, - Стебль ещё крепче вцепилась ей в руку.
Ханне показалось, что её приняли за сумасшедшую. В общем-то, неудивительно. Поняв, что сопротивляться бесполезно, она притихла.
Они дошли до больничного крыла, где их с радостью встретила мадам Помфри. Видимо, ей тоже не нравилась перспектива остаться один на один со странной арифмантичкой. Смирившись со своей участью, Ханна легла на указанную койку, которая как на зло оказалась рядом с койкой Вектор. Профессор, по всей видимости ещё спала. Только Ханна хотела справиться о самочувствии Вектор, как тут... Мадам Помфри её опередила:
- Что ж деточка, тебе нужно будет принять успокаивающий отвар, придающий сил эликсир...
Дальше Ханна не слушала. Щебетание медсестры подействовало как снотворное.
Проснулась она от толчка в бок. Затем, ещё не совсем соображая где находиться и кто её разбудил, выпила какую-то жидкость и снова провалилась в сон.
Через несколько часов Ханну разбудили какие-то звуки. Она дёрнулась от неожиданности и прислушалась: оказалось, что Вектор просто слишком шумно перевернулась на другой бок и засопела. Ханна вздохнула, надеясь, что ничего не случиться. Ну как они могли меня оставить в одной комнате с этой одержимой? Почему ни Эрни, ни Сьюзен, ни Джастин не настояли на том, чтобы хотя бы пару часов побыть со мной? От досады и страха у Ханны навернулись слёзы. Даже мадам Помфри нет рядом. А ведь обещали... Теперь от тревожных мыслей не избавиться, и она точно не уснёт. И от сопения Вектор тоже.
Ханна поднялась с кровати и села на краюшек прикрывшись одеялом. Не жарко здесь. Она посмотрела на соседнюю койку. Сопение не прекращалось, и это действовало на нервы. Да и поговорить всё же хотелось. Но безусловно было страшно. Вдруг этот уродец проснётся вместе с ней? Но ожидание было невыносимым. Ханна понимала, что Вектор досталось больше, чем ей, соответственно и отдыхать ей нужно больше. И всё равно Аббот не сдержалась и сказала в пустоту:
- Профессор Вектор? - затем чуть громче: Профессор Вектор, проснитесь, пожалуйста!

0

213

Из комнаты доносилась печальная мелодия. Матушка, после смерти младшего брата, очень любила проводить вечерами за фортепианом. Это был старый инструмент, доставшийся еще от бабушки (или даже прабабушки), с красивыми перламутровыми пластинами на клавишах. По обыкновению, скорее всего, был зажжен канделябр, освещающий ноты. Неверный свет свечей колебался и прыгал по пожелтевшим страницам, отчего ноты, написанные на листах, казались живыми и двигались вместе с пальцами, бегло несшимися по клавишам инструмента. Только вот ноты уже были не нужны - они стояли просто так - матушка давно ими не пользовалась. Она знала наизусть композицию, которую играла. Элегия Рахманинова... Лиричная, с резкими перепадами настроения, в которой слышалась и легкая грусть, и горькое отчаяние, и беззвучный крик, и немного надежды, немой вопрос, ответ на который получить нельзя... Элегия звучала в доме каждый день - маменька могла неделями играть, не меня ни одной ноты, а могла и варьировать темы, в зависимости от настроения...
  Юная Септима заглядывает из-за угла двери на играющую мать - она была прекрасна в своем горе. Сегодня было день рождение брата. Могло бы быть. Сегодня элегия звучала даже немного торжественно и особенно светло. А сама мама была одета в жемчужного цвета платье, с длинным подолом, высоким корсажем и зауженной талией. Платье было расшито жемчугом. Септима очень любила,  когда мать сменяла свое по обыкновению черное платье, на это белое и сияющее. И девочка искренне не понимала, как можно так долго горевать... Что было, то прошло... Есть события, которые невозможно было вернуть... Взрослые такие глупые. С этой мыслью, Септима отвернулась и побрела в свою комнату. Ее ждали цифры. Любимые и родные - это были ее друзья и товарищи. Задачам по математике она могла посвятить все свое время. В школе учителя только диву давались, как девочка столь нежного возраста так умело и бойко оперировала со сложнейшими алгоритмами, с которыми не все старшеклассники способны были справиться. Но на этот раз девочке не удалось уйти от всего мира к своим друзьям-  на столе лежало странного вида письмо. Септима с интересом взяла конверт - странно, сегодня было воскресение. Кто мог принести почту?  На бумаге был нарисован какой-то странный герб. С таким девочка никогда не сталкивалась до этого. "Хогвартс. Школа чародейства и волшебства",  - прочла Септима, с удивлением разворачивая конверт. Это была какая-то шутка. Магии нет и никогда не было. Пожав плечами, юная Вектор уже приготовилась было выкинуть письмо в корзину для бумаг, но на секунду остановилась. Было бы глупо не вскрыть и не посмотреть, что внутри. Помявшись немного, девочка осторожно вскрыла конверт и достала пергамент. Содержание письма было еще более странное, чем конверт. Несколько раз ознакомившись с ним, у Вектор от удивления широко раскрылись глаза. Определенно, это была шутка.
    Решив, что лучше посоветоваться с матерью, на предмет этой глупой шутки, Септима спустилась вниз и, дождавшись, когда миссис Вектор закроет крышку фортепиано, молча протянула ей письмо. Реакция матери удивила Септиму едва ли не больше, чем само письмо - глаза у мамы широко раскрылись от ужаса и она побледнела. Выхватив письмо из рук удивленной дочери, со слезами на глазах,  она с яростью порвала кусок пергамента.
-Нет! - Только  и вскрикнула мама. Вектор не нашлась, что сказать. Но она была очень удивлена. Чопорная дама, миссис Вектор, никогда не позволяла себе резких жестов. Даже на похоронах сына, она держалась до последнего,  и лишь заперевшись в спальне, дала волю чувствам.
-Ты никуда не поедешь! - То, что это была не шутка, Вектор уже поняла - мать с первой же секунды поняла, что это за письмо и каково его содержание. Это было еще удивительнее...
   В этот вечер Септима узнала много нового о своем брате. Оказывается, он погиб, оказавшись на пути какого-то жуткого темного волшебника. Как этого волшебника звали, миссис Вектор не знала - сама она была магглой и никакого отношения к миру волшебников не имела... Стоит ли говорить, что миссис была категорически против идеи отпускать свою единственную дочь в эту проклятую школу? Правда, этим же вечером к ним в дом явился некий волшебник, представившийся Альбусом Дамблдором и имел долгую беседу тет-а-тет с матушкой. Как ни старалась Вектор услышать хотя бы что нибудь из разговора - это было бесполезно - и комнаты не доносилось ни единого звука. Но когда мистер Дамблдор покинул их дом, матушка была белая, как полотно, но позволила дочери отправиться в эту странную школу... Только вот вместо слов напутствия, Вектор к своему удивлению услышала:
- Профессор Вектор? - Вектор с удивлением посмотрела на свою мать.
-Профессор? - Она начала опасаться за душевное равновесие своей родимой мамочки.
Профессор Вектор, проснитесь, пожалуйста! - Септима от удивления хлопнула глазами и... проснулась.
   Сверху над ней сходились своды больничного крыла, а из окон лился мягкий лунный свет. Септима пару мгновений лежала, смотря в потолок и собираясь с мыслями. Ей приснилось ее далекое, и почти забытое прошлое. И оно было настолько реальным, что она никак не могла понять, был ли это сон или нет. Собрав мысли в одну кучу, Вектор почувствовала боль и ломоту во всем теле. на с трудом повернула голову в сторону голоса... На соседней койке лежала какая-то девочка. Память толчками возвращалась к профессору арифмомантики. А вместе с память, возвращались и воспоминания о событиях недалекой давности. Септима со стоном вернула голову в исходное положение.
-Ааа... Это вы, мисс Аббот, - безразлично отозвалась Септима. - Теперь уже не сплю...

+2

214

Ханна молча смотрела на Вектор. Профессор только что-то прошептала и скорее всего снова заснула. Прошло несколько минут, и она всё ещё не просыпалась. А звать её снова Ханне не хотелось. Наверное её напоили большим количеством успокоительного зелья. Или стресс так влияет, - думала Ханна, примерно прикидывая сколько часов проспала профессор. Хорошо хоть она на двое суток не отрубилась. А то я бы так и не выяснила в чём было дело.
Но как только Ханна собралась лечь обратно в постель, Вектор проснулась и заговорила:
- Ааа... Это вы, мисс Аббот. Теперь уже не сплю...
Ханна вздрогнула и с подозрением посмотрела на неё. Из памяти никак не выходило то, что именно Вектор стала причиной возникновения какого-то беса в помещении Хогвартса. Но вроде выглядит она безобидно...
- Простите, что разбудила, профессор... - извинилась Ханна и продолжила: Но мне нужно обсудить с Вами то, что произошло на отработке, - она решила сразу перейти к делу. Хотелось, конечно, задать вопрос Что вообще было, дементор вас побери?!, но она сдержалась, - А то я никак не успокоюсь... Скажите, профессор, часто такое происходит с Вами?
Ханна всё равно боялась реакции Вектор. Вдруг она сейчас на меня накричит? Или опять задвинет нравоучительную лекцию о манере поведения? Или из неё снова выскочит бес и начнёт издеваться надо мной? Но Аббот тот час же заставила себя выкинуть назойливые мысли и посмотрела на Вектор.

0

215

Пыль кружилась в лунном луче. Это завораживало. А еще это было похоже на фрактал... Фракталы - это прекрасно... Наблюдая за пылью, Вектор начала ощущать, как веки вновь тяжелеют. Размеренное движение пылинок усыпляло. А еще наводило на неопределенные пространные мысли. Например, что стало первотолчком к тому, что все в нашем мире кружится и пребывает в постоянном движении: земля вращается вокруг своей оси, планеты вращаются вокруг Солнца, Солнце, вместе со всей семьей планет, вращающейся вокруг него, в составе рукава Ориона вращается вокруг центра галактики Млечный путь. Млечный путь в свою очередь находится в связке местной группой галактик, состоящей из Млечного Пути, Андромеды и Треугольника... А местная малая группа галактик составляет местное сверхскопление галактик Девы. Сверхскопление Девы в свою очередь притягивается к гравитационной аномалии под названием Великий аттрактор. В свою очередь и аттрактор и сверхскопление Девы входят в еще большее сверхскопление галактик - Ланикеа. Но и это не конечная точка. В свою очередь, Ланиакея входит в комплекс сверхскоплений Рыб-Кита, образующую так называемую галактическую нить. Нити в свою очередь образуют своеобразные космические стены, перемежающиеся с пустотами-войдами... И все это в свою очередь расширяется.  Но, это если рассматривать в одну сторону... А ведь ту же самую картину можно наблюдать и в обратном направлении - тело, ткань, клетка, молекула, атом и так далее... Итак, вся наша реальность - это тоже фрактал, - сделала не хитрый вывод профессор.
Скажите, профессор, часто такое происходит с Вами? - Вектор очнулась от своих размышлений. Над ней по прежнему кружилась пыль в лунном луче.
-А? Что? - Вектор повернула голову к Ханне. Профессор арифмомантики пыталась понять о чем спрашивает студентка. Но это было так тяжело... Ведь космические стены, протянувшиеся на миллиарды световых лет намного интереснее этих глупых детей... - Простите, деточка, я отвлеклась... - О чем может спросить человек, находящийся в больничном крыле по той же самой причине, что и ты сам? Путем не хитрых логических измышлений, Вектор сообразила, что девчонка спрашивает про Ланселота.
   Септима побелела. Единственное, что она смогла ответить:
-Я не знаю. Честно. 

+1

216

Ханне показалось, что Вектор витает где-то далеко и совершенно не собирается обращать внимание на какие-то там вопросы. Скорее всего, просто последствия долгого сна, - подумала она.
- Простите, деточка, я отвлеклась, - спустя некоторое время сказала Вектор. Ханна хотела повторить вопрос, но профессор видимо сама дошла до сути. Она же ведь матемаатик, - в голове зазвучал манерно передразнивающий Вектор внутренний голос.
- Я не знаю. Честно. 
Было видно, что профессор еле выдавила из себя ответ. Ханна понимала, что ей тяжело вспоминать, а тем более и говорить о том, что случилось на отработке. Да и вообще о существе, которое причинила ей немало страданий. На самом деле и сама Аббот старалась запереть те ужасные воспоминания где-то далеко в сознании. Чтобы они никогда не вылезли наружу в виде долгих ночных кошмаров. Но всё равно от последствий никак не укрыться. Чтобы разогнать беспочвенные страхи, Ханне требовалось хоть какое-то разумное объяснение. Но какое уж тут разумное объяснение в мире магии? А тем более в Хогвартсе и от сдвинутого профессора арифмантики?
- Я понимаю, профессор, что Вам тяжело об этом говорить, - мягко начала Ханна, хотя хотелось закричать прямо в лицо "Так какого чёрта Вы здесь делаете? С бесом то внутри?"- Но Вы же сами понимаете, что объяснения не избежать. Я ведь уже собралась идти к Дамблдору, ведь проблему такого масштаба нужно решать. И срочно.
Ханна сама не ожидала, что то, что она хотела сказать в мягкой форме, стало напоминать нечто похожее на ультиматум.

0

217

- Я понимаю, профессор, что Вам тяжело об этом говорить. - Может прикинуться спящей? - Отрешенно подумала Вектор. - Мало ли, снотворное внезапно подействовало.
  Вектор не мигая смотрела на девчонку. Она решила меня напугать? Ха! Не выйдет! В голову Вектор начал закрадываться коварный план по устранению пуффендуйки. Жалко, конечно, девочку... Но тайна должна оставаться тайной! - По-прежнему отстраненно размышляла Вектор, разглядывая Ханну... Заодно её мучения закончатся... - Септима глубоко вздохнула. - Ведь мир так жесток - ей еще столько страданий предстоит претерпеть... А я могу избавить её от этого! Да, я могу освободить её чистую и мятущуюся душу! С могу спасти её! Глаза Вектор лихорадочно заблестели, а пальцы нервно сжали подушку. Нет, о чём я?! Я подумала об убийстве дитя! Мысль, как вспышка молнии пронзила педагога арифмантики. На лбу выступила капелька пота. Как я могла подумать об этом?! Как я могла допустить эту мысль вообще?! Но тихий, едва уловимый внутренний голос не замолкал, рассказывая сколько добра она сделает девушке... Вектор зажмурилась, прогоняя противные мысли от себя подальше.
-Я... Не... Могу. - Через силу сказала она, обращаясь сама к себе. Затем она распахнула глаза, и, не смотря на Ханну, а смотря в потолок, принялась выдавливать из себя ту странную историю.
-Это было... Когда же это было? Два? Три года назад? В общем, не так давно... Я проверяла домашние задания... Когда услышала сначала смех. Я принялась искать того, кто мог оказаться в кабинете... Но, никого не нашла. - Септима над собой развела ладони. По щеке покатилась крупная слеза. - Я.. Я... Я не хотела. Он заставил меня. Ланселот... Он... Он оказался в центре кабинета... Сначала, - Вектор улыбнулась самой теплой улыбкой, на какую она только была способна. Слезы текли из ее глаз почти ручьем, - он показался таким красивым... О, он был очень красив - импозантен, строен, мужественнен... А потом он... Она... Оно... Повернулась. А на второй половине тела.... А вторая половина тела была женскааааяяяя! - Уже почти в голос заревела Вектор, как маленькая девочка, которая рассказывает о чем-то, сильно расстроившей её. - Это не я... Я не хотел... Он заставил меня! - Почти закричала Вектор, утирая сопли и слёзы. Её речь становилась все менее внятной. - Это не я! Не я! Это он! Он! Он заставлял меня! - Вектор вскочила. В этот момент из сестринской показалась мадам Помфри.
-Септима, что с Вами? - Охнув, медсестра подбежала к профессору и принялась поить её каким-то лекарством. Вектор же сидя рыдала, закрывала лицо руками и, заливаясь слезами, невнятно причитала:
-Это не я.. Это не я.... Он! Он! Это все он! Не я! Я этого не делала!
   Мадам Помфри изо всех сил успокаивала профессора:
-Конечно, конечно не ты... Ты ни в чем не виновата... - Колдомедик бросила на Аббот разъярённый взгляд и незаметно показала кулак. - Септима, дорогая, минуту... - Пофри так же быстро умчалась в свою комнату и оттуда послышалось легкое позвякивание стекла.
   Вектор, оставшись одна, обняла колени и, всхлипывая и смотря в одну точку, покачивалась. Её губы беззвучно что-то шептали.
   Мадам Помфри вернулась с чашкой чего-то пахучего. От содержимого поднимался пар.
-Выпей, дорогая... Вам должно стать легче. - Вектор схватила чашку железной хваткой, не чувствуя её температуры и принялась маленькими глотками пить содержимое. Когда чашка опустела, Вектор безвольно повесила голову и уснула. Врач осторожно уложила профессора нумерологии и накрыла ее одеялом. Только после этого она обернулась к Хоббот и прошипела:
-Мисс Аббот, минут двадцать очком Пуффендую. Все объяснения - потом. - Помфри поджала губы и, развернувшись на каблуках, ушла к себе. - Прежде, чем покинуть помещение, мадам Помфри обернулась и обратилась к Аббот. - Ваша сегодняшняя выходка обязательно станет известна господину директору! - После чего, она осторожно хлопнула дверью.

+2

218

Сначала профессор долго разглядывала Ханну. Ей даже на секунду почудился недобрый огонёк в глазах профессора. Аббот поежилась. Неужели сейчас опять...?
Но Вектор наконец-то заговорила. С трудом, но... она пыталась рассказать свою историю.
- Это было... Когда же это было? Два? Три года назад? В общем, не так давно... Я проверяла домашние задания... Когда услышала сначала смех. Я принялась искать того, кто мог оказаться в кабинете... Но, никого не нашла. -
Вектор начала плакать. Ханна снова поежилась. Профессор, казалось, была немного не в себе. Ханне стало жаль. Зачем я вообще с ней связалась?
- Простите, профессор, -мягко произнесла Ханна, - раз Вам так тяжело, можете не продолжать.
Но Вектор не остановилась. Невнятное бормотание со слезами продолжилось. Ханна слушала и понимала, что ничего нового она не услышит. До боли знакомая история. Ханна встала и подошла к Вектор:
- Профессор, успокойтесь. Всё хорошо, - она хотела успокоить Вектор, но ничего не получилось. Она продолжила рыдать и бормотать как сумасшедшая.
- Я.. Я... Я не хотела. Он заставил меня. Ланселот... Он... - Вектор уже рыдала, - А потом он... Она... Оно... Повернулась. А на второй половине тела.... А вторая половина тела была женскааааяяяя! - - Уже почти в голос заревела Вектор - Это не я... Я не хотела... Он заставил меня! - Почти закричала Вектор, утирая сопли и слёзы. Её речь становилась все менее внятной. - Это не я! Не я! Это он! Он! Он заставлял меня!-  Вектор вскочила. Ханна резко отпрянула и села на свою постель.
- Профессор, Вектор, успокойтесь, его здесь нет.
В этот момент из сестринской показалась мадам Помфри и, гневно глянув на Ханну, поспешила на помощь Вектор. Сначала она попыталась успокоить Септиму словами, а потом принесла ей успокоительное снадобье. Вектор всё больше походила на сумасшедшую, покачиваясь и шепча что-то невнятное. Неужели бес так на неё действует? А Ханна всё сидела на постели, её даже немного потряхивало не то от холода, не то от страха. А что она ожидала? Что Вектор сможет ей всё объяснить четко и понятно? Смешно.
После того, как Вектор успокоилась и заснула, в дело вступила мадам Помфри:
- Мисс Аббот, минут двадцать очком Пуффендую. Все объяснения - потом
Ханна закатила глаза. Конечно, все всегда заботятся только о старших и уважаемых. Ей даже в голову не пришло, что именно из-за Вектор я и пострадала.
Но фраза:
- Ваша сегодняшняя выходка обязательно станет известна господину директору! -
стала последней каплей. Ханна чуть ли не закричала:
- Да пожалуйста! Я сама пойду к директору, ведь он должен знать, что Вектор одержима бесом! Да, и именно он довёл и её, и меня до такого состояния! И что это творится в нашей же школе, и об этом никто не знает! И мне плевать, что Вы подумаете! Пускай все слышат! - ярость поднялась до такой степени, что Ханна резко вскочила с постели и направилась прочь из больничного крыла.

0


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Помещения школы » Больничное крыло