Hogwarts.Dark history.

Объявление



Добро пожаловать на литературную ролевую игру квестово-локационного типа "Hogwarts.Dark history."

Внимание! Прием неканонических персонажей закрыт. (Подробности см. в Правилах форума, Раздел 1, статья 1).


Дата:

Ноябрь-декабрь 1997 года


Важно:

Реклама в чате и по ЛС запрещена! Темы без разрешения администрации создавать не желательно.


Важные темы:

Хронология событий

Список администрации

Нужные персонажи без анкеты

Уровни магических способностей.

Новости

Библиотека. Тут Вы найдете много полезной информации.
Погода:

Солнечно и ветрено.


Важно:

Разыскиваются: Члены ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ!!! Особенно Рабастан Лестрейндж и Рудольфус Лестрейндж

Неканонические персонажи принимаются только договоренности с администрацией ресурса


Интересные темы:

Наша Параллельная реальность (Игра вне основной игры) Помним и играем)


Не забываем посещать нашу группу вконтакте , подписываемся на паблик и кликаем на рейтинги.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Помещения школы » Больничное крыло


Больничное крыло

Сообщений 121 страница 150 из 218

1

http://cs620220.vk.me/v620220494/7028/JfdJzKQpZKg.jpg

0

121

Северус проследил за тем, как Нотт удалился в противоположную сторону. Наконец-то. Он раздраженно взмахнул палочкой, накладывая заглушающее заклинание на небольшое пространство около кровати. Теперь, без лишних свидетелей можно поговорить без официальности.
-Мы с Грюмом спорили - умышленное убийство или некромантия... Неужели я оказался неправ? Я не думал, что встреча с Баньши напугает вас настолько, что вы решите испытывать эту область магии на практике,-Снейп сразу перешел к интересующей теме решив не ходить вокруг да около. Надоели косвенные намеки и разговоры. Он был для этого не в настроении. Тем более - лучший способ получить правдивую информацию, это наступать сразу же. В тоне профессора было не много дружелюбия.

+1

122

По правде говоря, Беллатриса не особо хотела продолжать подобный спектакль, изображая из себя любезную больную, принимающую у себя посетителей. Ей отчаянно хотелось сжульничать и уйти от прежнего уговора со Снейпом, и наплести с три короба такой же расплывчатой и мутной ерунды, какая досталась мистеру Нотту. Вот только Лестрейндж не была уверена в том, что подобное враньё и попытка уйти от ответа помогут на этот раз. Поэтому ведьма выдавила из себе подобие приветственной улыбки и поудобнее уселась на кровати. Ведь если судить по возвращению профессора Снейпа, да и учитывая то, что он прибыл без компании в лице профессора Люпина, профессора Дамблдора и, конечно же, мистера Грюма, разговор обещает быть долгим.
-Мы с Грюмом спорили - умышленное убийство или некромантия...- Беллатриса не удержалась и почти сразу же перебила профессора: И Вы хотите, чтобы я помогла вам выиграть спор? Любопытно,-почти хихикнула Лестрейндж. Правда Снейп сразу же дал понять, что не будет задавать туманные вопросы. Он сразу же перешёл к делу, и от этого пронырливого подхода ей делалось не по себе.
- Я не думал, что встреча с Баньши напугает вас настолько, что вы решите испытывать эту область магии на практике,- Снейп определённо не собирался покидать её общества без ответа на этот довольно серьёзный вопрос. И тактика "скосить под дурочку", которая с периодическим успехом работала с Грюмом, сейчас была лишней. Поэтому ведьма, до этого считавшая полы мантии крайне интересным предметом, перестала мять ткань, и соизволила ответить собеседнику после долгого молчания:
- Я никогда не стремилась покинуть это мир...преждевременно,- осторожно произнесла Белла,- да и встреча с прародительницей, разумеется, не была особо приятной, но это не послужило причиной,- Лестрейндж замялась, подбирая нужные слова,- моему нынешнему состоянию.
Любопытно, а мадам Помфри находила её скорее мёртвой, чем живой? Или наоборот?
- Боюсь, у Вас с мистером Грюмом ничья,- с усмешкой бросила Лестрейндж.

Отредактировано Беллатриса Лестрейндж (2013-03-07 21:03:26)

+1

123

Когда над ним завис Снейп, Нотт как-то стушевался. Снейп оставался самим собой всегда и надурить его не представлялось ровно никакой возможности. Поджав губы, Нотт безропотно слушал, как его не очень любезно выпроваживали в другую часть Больничного крыла.
  Резко кивнув, Нотт с досадой встал и медленно, явно растягивая время. Но до того, пока он не добрался до своей койки, они упорно городили огород разговорами ни о чем. Рассерженно плюхнувшись на койку, он обиженно посмотрел на обоих профессоров. Странное гудение в голове и шевеление в груди постепенно стихало. Это означало, что Темный Лорд снова засыпал....
  Как ни пытался подросток расслышать, о чем говорили, но это было тщетно - ничего он так и не услышал. Тут он вспомнил о своем изобретении полугодовой давности. Подслушивающее заклятие! Незаметно достав чужую палочку, он тихо произнес:
-Ушкус намакушкус! - Направив палочку в направлении говорящих он услышал о чем они говорят.
-...я помогла вам выиграть спор? Любопытно. - Спор? Какой спор? - Недоуменно подумал Нотт. - Что она хочет этим сказать?
  Ничего особенно интересного не было. Нотт только понял, что был какой-то спор...

0

124

Северус ухмыльнулся на слова Беллатрисы, но вскоре лицо снова стало серьезным.
-Я не спорил с Грюмом на деньги, если вы подумали об этом,- с презрением проговорил он.-Мы просто не могли прийти к определенному решению в отношении того, что же произошло.
Зельевар особенно выделил последнее слово. Он очень хотел это знать, а теперь появилась возможность спросить непосредственно у "жертвы". Но станет ли она отвечать, вот в чем основной вопрос.
-Ничья? Вот как? Вы одновременно и решили и не решали покидать этот мир? Или это стоит понимать, что вы решили сами, а вам прежде этого кто-то"помог"? Во всяком случае, МНЕ вы можете говорить прямо,-сказал Снейп оглядывая больничное крыло невнимательным взглядом. Он намекал на то, что мог бы прийти в компании Грюма или Дамблдора, и так же потребовать ответа. Но вместо этого он пришел один и до их появления.
-Я не стану менять свою позицию по отношению к вам, все в силе, однако... Если это остается взаимным с ВАШЕЙ стороны,-Северус перевел взгляд на Лестрейндж и пристально посмотрел ей в глаза.
Он не был уверен, что их союз выдержит обладание Беллатрисы такой силой. И если это так, хотел выяснить сразу.
"Её обязательство передо мной перешло на её мужа после "смерти", или осталось за ней?"

0

125

Беллатриса невольно проводила Нотта взглядом до его "половины" лазарета. И всё равно она не была уверена в том, что её беседа с профессором останется приватной.
-Мы просто не могли прийти к определенному решению в отношении того, что же произошло,- кажется, сейчас можно было бы упомянуть про то маленькое недоразумение, которое произошло между ней и профессором Вектор? Надо же, ведь она почти забыла об этом. Лестрейндж расплылась в улыбке. Она же не обещала Вектор, что их беседа и маленький и очень скандальный секретец Септимы останутся между ними? Беллатриса выглядела очень довольной.
-Смею заверить Вас, Северус, у меня и в мыслях не было совершать самоубийство. Но...-  в предвкушении Лестрейндж вытянулась,- у меня не было противника как такового. Я полагаю, что нападавшего или нападавшей  не было вовсе. Разве что тут была задействована несколько иная магия,- Лестрейндж пожала плечами. Она не помнила, чтобы её кто-то сталкивал с лестницы. Но вот что-то там определённо было.
- Или это стоит понимать, что вы решили сами, а вам прежде этого кто-то"помог"? Во всяком случае, МНЕ вы можете говорить прямо,- Лестрейндж исподлобья  посмотрела на Снейпа и снисходительно улыбнулась:
- Я уже сказала Вам, коллега. Меня никогда не тянуло покинуть этот мир преждевременно. Но между нами, Северус, последними, кого я видела, были  Люпин и Септима... Не думала, что она настолько злопамятна,- с фальшивым удивлением пробормотала ведьма,- с виду такая благовоспитанная дама.
-Я не стану менять свою позицию по отношению к вам, все в силе, однако... Если это остается взаимным с ВАШЕЙ стороны,- Весь задор и веселье ведьмы мигом исчезли. Глупо было полагать, что у Снейпа плохая память. Профессор весьма недвусмысленно напомнил ей о данном им слове и об обязательствах обоих Лестрейнджей.
- Это весьма трогательно с Вашей стороны, Северус, однако, будет ли лояльность единственным, что Вы потребуете взамен? Было бы весьма некстати, если бы профессор вспомнил ещё что-нибудь. Пара Обливейта и Конфундуса, как правило, надёжна,- поспешила заверить себя колдунья. К счастью, мадам Лестрейндж не давала профессору никаких обетов.

0

126

Зельевар едва скрывал раздражение от разговора. Самоубийства не было, но и противника, который это сделал, скорее всего тоже. Да, это ведь обычное дело...
-Это очень странно,-ответил Северус все так же пристально глядя на Беллатрису. Он не был уверен в искренности её слов.-Вы хотите сказать, что это была случайность, или кто-то использовал особую магию? На это далеко не каждый способен...
Профессор длительное время смотрел в сторону окна и молчал. Это заявление должно было сузить круг подозреваемых... Однако, это все равно не слишком помогало.
-И вы тоже, Белла, придерживаетесь мнения, что школьная перепалка между преподавателями стоит того, что бы затевать убийство?-процедил Снейп с раздражением. Он уже не первый раз слышал эту версию... Но её следовало рассматривать подробнее, чем эти пустые слова.-Я в школе дольше вас, и знаю, что в коллективе без ссор не обходится, однако, убийствами они, обычно не решаются. Впрочем...
Мужчина задумчиво замолчал, а потом едко добавил:
-В вашем случае возможно исключение. Вы "не слишком" нравились своим коллегам и ученикам... И как только ситуация стала политически не такой ясной, как раньше, вас могли попытаться убрать из школы самым простым методом,-профессор не сдержал ухмылки.
Он выглядел уставшим, но при этом не терял способности думать и кидать колкости окружающим.
-Увы, сразу не могу вам ответить. Я еще не знаю, что будет двигать ВАМИ, какие взгляды и методы вы выберете.

0

127

Лестрейндж испытывала дискомфорт от подобного разговора, и чтобы создать себе хоть какую-ту иллюзию удобства, она сложила ладони на животе и поёрзала на большой подушке, которая проваливалась под поясницей. Не то спина не была долечена мадам Помфри, не то положение, которое она приняла было не особо комфортным. Отвлекаясь на подобные мысли, Беллатриса стремилась уйти от более глубокого погружения в воспоминания и дачи, как она прозвала их про себя, "показаний" Снейпу.
- На это далеко не каждый способен... Лестрейндж скривилась: О чём я Вам и толкую. Много ли Вы знаете людей, кто был бы способен на это?
Она, конечно, могла подозревать Грюма, как старого врага, но мракоборец вряд ли был способен на подобную подлость. Также этот стиль не был похож на Люпина. И она не могла обвинять в случившемся директора. Хотя кто разберёт этого старого интригана?! Так что среди магов, подозреваемых ею, оставались только  Снейп и Вектор. В виновности последней она была уверена почти на девяносто процентов. Впрочем... Беллатриса со значением посмотрела на собеседника. Снейп, конечно, в последнее был весьма любезен, но...Не его ли обучали драконы?
-школьная перепалка между преподавателями стоит того, что бы затевать убийство? Похоже на этот счёт у Снейпа были сомнения. А Беллатриса, напротив, была убеждена в этом.
- И как только ситуация стала политически не такой ясной, как раньше, вас могли попытаться убрать из школы самым простым методом,- Слова Снейпа по обыкновению не были приятными. Видимо, не найдя лучшего повода, коллега решил выплеснуть своё раздражение и недовольство в своих предположениях.
-Зря иронизируете, Северус,- глухо ответила Белла,- у меня даже нет сомнений, что это мог сделать кто-то из персонала школы. Я не говорю о студентах, потому что им это было бы не с руки. Ведьма находила покрывало очень интересным. Надо сказать мадам Помфри поставить ширму.
- И Вы правы, коллега, простой разговор не обернулся бы подобным случаем. Дело в том,- Беллатриса перешла на шёпот,- что мы разошлись с мисс Вектор во мнениях относительно одного вопрос, и профессор Люпин пытался нас примирить. А его, в свою очередь, занимал один вопрос, посвящённый так называемым Тёмным искусствам.
Сон, в который начало клонить ведьму, окончательно улетучился. Ей пришло на ум, что если преподаватель арифмантики тоже будет чувствовать себя подозреваемой, то кому она первому может стереть память? Чушь! Вектор не столь опасна, как,-Лестрейндж осеклась. Она была удивлена актёрскому таланту мистера Нотта, но кто знает, может следующим, с кем она будет беседовать всё же будет Реддл?
- У меня нет уверенности в личности нападавшего. Но я повторюсь: до это этого отвратительного падения, у меня была размолвка с Септимой. Она не столь проста, как кажется, - с претензией на загадочность протянула Беллатрикс.
- Я еще не знаю, что будет двигать ВАМИ, какие взгляды и методы вы выберете. Лестрейндж невесело хохотнула.
- И от света рождается тень,- Лестрейндж понизила голос,- я не могу поклясться Вам в том, что буду сеять доброе, вечное. Да и дадут мне такую возможность, как думаете, Северус? Как настроен наш многоуважаемый господин директор и наш дорогой друг Аластор? Всё порывается "выбить" мне лучшую камеру на верхнем уровне Азкабана?!- с излишнем весельем и шумом отозвалась Белла. На самом деле ей было совсем не смешно.

+1

128

-Вступайте в детективный кружок имени Грюма,-посоветовал мрачно Северус.-Вместе разгадывайте эту тайну. Если даже пострадавший не знает, то, уж что тут говорить. Не школа, а сплошное место преступления.
Зельевар отвлеченно посмотрел в окно и так ничего не увидев, снова повернулся к Лестрейндж. Было уже темно. Значит, гарпия его удушит за опоздание.
-Не вы одна так думаете, так что, пожалуй, найдете общий язык с остальными членами клуба,- криво усмехнулся профессор. "Может хватит уже, черт побери, подозревать Вектор? Давайте заставим её выпить сыворотку правды и дело с концами!"
-В мире вообще все не так просто, как кажется,-пробормотал он себе под нос, разглядывая плитку. Потом резко поднял голову.-Не знаю. Грюм, это Грюм. А вот Дамблдор не совсем так настроен, это точно. Думаю, Азкабан в ближайшее время вам не светит. Да и страшен ли он ВАМ? Знаете, даже Грюм не радовался, увидев ваш труп. А он, кстати, и обнаружил тело. То-есть, если он сам в этом не участвовал, конечно.
Снейп поднялся - в его жестах и взгляде проглядывалась усталость.
-Хотя я так не думаю,-пожал  он плечами.-В общем, могу вам одолжить сыворотку правды - выясняйте. До встречи. Я надеюсь, что все останется в силе. Сообщите мне о вашем решении.
Северус неторопливо направился в сторону выхода.

0

129

Либо профессор специально отказывался понимать сказанное Лестрейндж ранее, либо её прозрачный, как считала Лестрейндж, намёк был не понят. Я же прямым текстом назвала ту, кого подозреваю. Ведьма начинала злиться: беседа утомляла, Снейп раздражал.
- Боюсь, Аластор не потерпит такого соседства,- буркнула Лестрейндж, чтобы хоть как-то поддержать диалог.
Если бы она не увидела Вектор с иной стороны, то никогда бы не поверила словам и обвинениям в адрес Септимы, настолько неправдоподобными они казались. Поэтому она могла понять непонимание Снейпа.
- Я всегда могу предоставить свои воспоминания,- бросила колдунья. Ей было любопытно, купится ли на подобное предложение Снейп. Если успею.
Слухи о её новых способностях распространялись до неприличия быстро, не оставляя равнодушных. И это пугало Лестрейндж. Но она надеялась, что подобные вести заставят держаться в стороне особо назойливых личностей. Но это вряд ли способно остановить безумцев.
- А вот Дамблдор не совсем так настроен, это точно. Думаю, Азкабан в ближайшее время вам не светит. Радовало, что директор не столь прямолинеен, как старый аврор, но Белле чрезвычайно не нравился тот факт, что у директора явно намечались какие-то планы. А планы директора редко было известны широкой массе. Поговаривали, что Гриндевальд тоже обратился к подобной магии,- невесело отметила про себя Лестрейндж,- и где он сейчас?!
Ей стало холодно. Ну естественно, она же забыла набросить на ноги плед, хотя это название с трудом соотносилось с древним покрывалом. Правда, оно было тёплым. Невозможно столько лежать! Больше всего Белла боялась того, что ей придется вновь восстанавливать силы. Постельный режим обещал превратиться для нее в пытку. Проспать все сутки невозможно. А это означало, что у неё будут посетители. Много посетителей. И беседы навряд ли будут привязаны к её состоянии здоровья и духа.
- Да и страшен ли он ВАМ? Она никак не могла определиться, боится ли её Снейп?
- Есть вещи куда страшнее Азкабана, Северус. Только мало кто в это верит.
Знаете, даже Грюм не радовался, увидев ваш труп. А он, кстати, и обнаружил тело. То-есть, если он сам в этом не участвовал, конечно. Беллатриса отрицательно помотала головой: Кто угодно, но только не Грюм. Слишком подло и грязно для него,- она не думала, что когда-нибудь станет оправдывать Аластора.
- Разумеется, он один из первых в очереди желающих,- с кислой гримасой протянула Беллатриса,- но он бы уладил этот вопрос иначе.
Предложение Сыворотки правды было весьма соблазнительным, но ведьма решила повременить с нарушением довольно мелкого, но всё-таки закона. Подобную мелочь она предоставит кому-нибудь другому.
-Я надеюсь, что все останется в силе. Сообщите мне о вашем решении. Снейп неторопливо шёл в сторону выхода, но пока не ушёл слишком далеко, Белла бросила ему вдогонку:
- Всё останется в силе, но и если я решу выбрать то, о чём я Вам говорила, что выберете Вы, Северус?

+2

130

Снейп задержался около кровати Лестрейндж, внимательно прислушиваясь к её словам.
"Воспоминания?!"
Вот это уже было удивительно. Северус не думал, что Беллатриса захочет в какой-либо ситуации добровольно делится с ним воспоминанием. Исключая те случаи, когда она была вынуждена просить его изменить ей память.
-Я думаю, пока что это лишнее. Но я учту такую возможность,- кивнул Снейп. "И обязательно ей воспользуюсь..."
Зельевар слушал предположения на счет Грюма. Он был согласен с ней. Но не высказывать подозрений в сторону самого подозрительного аврора было просто упущенной возможностью. Конечно, тот не стал бы сбрасывать противника с лестницы, он предпочитал открыто обо всем говорить.
-Я знаю,-ответил он, оглядывая помещение и останавливая внимательный взгляд на Лестрейндж.-Я не имею привычки отказываться от своих слов. Все, сказанное мной ранее, остается в силе.
Снейп имел ввиду то, что было сказано еще до их времен сотрудничества. Он кивнул и направился к выходу из крыла. Он не знал, застанет ли еще гарпию на месте, и что она ему скажет за ТАКОЕ опоздание?

>>> Лес

Отредактировано Северус Снейп (2013-03-19 23:13:14)

0

131

Её предложение явно заинтересовало Снейпа. Ещё бы,- хмыкнула про себя колдунья. Только на сей раз она не даст копаться у себя в голове. Заблудится. Скинет в Омут памяти, ведь насколько было известно, у Снейпа был один такой. Или я что-то путаю?
- Но я учту такую возможность,- Беллатриса скривилась, надеясь, что её гримасу можно списать на состояние здоровья. Она надеялась, что этой деталью, выуженной из диалога, профессор не поделится с Дамблдором или ещё кем-то.
- Вот и славно,- сухо подтвердила Лестрейндж. Желудок издал невесёлую трель. Либо мадам Помфри не собиралась кормить своих немногочисленных пациентов, либо это было новым веянием колдомедицины. Да не станет она морить голодом,- заметила про себя Белла. Ей хотелось есть. И пить.
Ведьма повернулась на скрипучей койке в сторону прикроватной тумбочки. Ну хоть с жажды не помру. Снейп не стал комментировать её предположения насчёт Грюма, и воспользовавшись тишиной, Лестрейндж залпом осушила стакан. Теперь можно было неторопливо расправить плед и устроиться поудобнее. Лестрейндж надеялась, что Снейп всё-таки закончил расспрос.
-Я не имею привычки отказываться от своих слов. Все, сказанное мной ранее, остается в силе. Похоже, её ожидания были слишком заметны, и Снейп засобирался в сторону выхода.
- Это прекрасно,- коротко ответила Беллатриса и зевнула. Однако ответ Снейпа казался ей не менее туманным, чем её собственные ответы на вопросы о случившимся. Снейпа можно было понять двояко, и это было самым мерзким в этой ситуации. Профессор мог этой фразой подтвердить их уговор, который упоминался в ходе беседы, а мог подобным образом указать Лестрейндж на верность своим принципам. Скользкий тип,- в очередной раз заключила Лестрейндж. Она надеялась, что Снейп всё же имел в виду первое.
Тем временем дверь лазарета закрылась, и посетитель ушёл. В тишине был слышен стук склянок мадам Помфри в сестринской. Беллатриса сползла вниз по подушке. Пришлось поёрзать, чтобы устроиться поудобнее. Похоже, до ужина оставалось час-полтора. Лестрейндж надеялась, что в это время к ней никто не заглянет, и она сможет немного отдохнуть. Постепенно её разморило, и ведьма задремала.

0

132

1997 год, 16 июня, среда. Поздний вечер.

Кругом свисали клочья паутины. Издалека могло бы показаться, что это плотный туман, но это было далеко не так. С каждым шагом раздавался отчётливый треск ломающихся под подошвой мелких костей. Мантия и волосы норовили зацепиться за клочья свисающей паутины, попав однажды в которую, можно погибнуть. Однако вскоре стали попадаться и коконы самых различных размеров. Многие превышали рост колдуньи в несколько раз. Свет от посоха всё больше затухал, чем дальше ведьма пробиралась по огромному туннелю паучьей норы.
Было подозрительно тихо. Был слышен только шум дыхания, и рот приходилось прикрывать ладонью. На лбу выступал холодный пот. Клубок, обещавший вывести её отсюда, вырвался из рук и, оцарапав палец нитью, сгинул во мраке. Чрево Тиамат! Стало очень и очень страшно. Нет, не так. Она была в ужасе. Главное- не поддаваться панике.
- Я вижу тебя...Страх.... Паника... Ты ими воняешь... - перед глазами и так плавали круги, а руки мелко тряслись, но после голоса Белла с трудом удержалась от вопля ужаса. Она так надеялась пройти незамеченной.Мушшшшка!
Помня свои прошлые действия, она попыталась создать из останков адскую гончую. Но у неё ничего не вышло. Лестрейндж оцепенела от паники. Нет! Она попыталась ещё раз, и ещё, но от этого стало только хуже- она теряла силы, и ничего не происходило.
Рядом с ней клацнули жвалы. Разумеется, в панике нельзя убежать далеко от исполинского создания, не зная дороги, поэтому она мигом угодила в липкую паутину. Стараясь выбраться, Белла беспомощно в ней барахталась, но от этого ещё больше погружалась в липкие отвратительные нити. Почему она медлит?  -Мушшшка жжжужжала, в сееети попала...- Паучиха не спешила приступать к трапезе и играла с добычей. Лестрейндж вскрикнула. А потом раздались резкий треск за спиной, острая боль и темнота.

Беллатриса резко села в кровати, уткнулась лицом в ладони, вытерла липкий пот, из-за которого волосы прилипли ко лбу, и попыталась отдышаться. Всего лишь кошмар. Закусив ладонь, она попыталась сдержать истеричный хохот, рвущийся наружу. Мушка. Ощущение страха всё никак не проходило.
Пошатываясь, она добрела до умывальников в конце лазарета. От холодной воды немели пальцы, но Лестрейндж упорно старалась смыть ощущения от приснившегося ей кошмара. Дрожь от холода куда лучше, чем дрожь от страха. Беллу мутило от страха. Хотя, может быть, так отдавал Костерост, которым её несколько часов назад напоила мадам Помфри? Мерзость какая! Также пошатываясь она добрела до свой кровати и поскорее забралась под одеяло. Теперь её трясло от холода, но зато больше не клонило в сон. Просыпаться от собственных криков- дурное начало дня. Или ночи.
Впрочем, глупо было бы ожидать иного. В голове в общий ком сплетались фразы, из которых иногда всплывали важные на первый взгляд вещи, а иногда те, значения которых Беллатриса не понимала.
-Молния, змей, воришка и целительница. Молниязмейворишкацеительница,- уже менее разборчиво пробормотала колдунья. Где искать эти треклятые филактерии? Она отчаянно нуждалась в пергаменте, чтобы записать все ассоциации, которые у неё были.
Долги будут погашены лишь тогда, когда череп, трое воронов и рука с мечом родится у тебя, лишь тогда ты станешь королевой и будешь править в своём мире. Так она сказала? Пророчество Унголиант было более, чем неясным для колдуньи. Значит ли это, что всё это не имеет смысла и бесполезно? Навряд ли. Долги можно вернуть.
-Рука с мечом? Вороны?-право, это пророчество было ещё хуже того, которое пятнадцать лет назад выдала Трелони. Тогда она хотела загадок- паучиха предоставила их сполна.

+3

133

Кабинет директора

1997 год, 16 июня, среда. Вечер.

  Альбус неспешно прогуливался по спящему замку. Это время было одним из самых лучших. В замке стояла тишина и спокойствие. Лишь призраки неспешно плыли по только им известным делам в извилистых коридорах древнего замка, построенного четырьмя великими волшебниками... Альбус наслаждался этим временем, когда не было дел, никуда не надо было спешить, опаздывать. Никто не отвлекает от мыслей и грез. Хотя большая часть мыслей, которые роились в этой убеленной годами голове были отнюдь не веселыми. Они были тяжелыми и тревожными. И Альбус сейчас пребывал где-то далеко-далеко. Главным вопросом было: что делать? Как исправить упущенное из виду. Не предсказанное, незапланированное. Как можно было предсказать гарпию с ее желанием помочь? Услуга оказалась медвежьей. Вполне возможно, что она спаяла два сознания в один.Но это будет известно только тогда, когда Нотт выйдет из Больничного крыла. Надо было срочно закачивать этот через чур затянувшийся год (такое впечатление, что он длился лет пять, никак не меньше!) и начинать все сызнова. Плюс это непонятное и совершенно необъяснимое поведение Лестрейндж. Куда ее понесло, в какие разделы магии, а главное зачем? Очередное мировое господство? Как-то слишком много желающих мировой власти за какой-то век. И как среди маггловского мира, так и в среде мира магического.
  Раздумывая над всем этим, Альбус и не заметил, как подошел к закрытым дверям Больничного крыла. Чтобы не вызывать суматоху, он решил не объявлять себя ни мадам Помфри, ни болящим. Так будет спокойнее.
-Рer subiectum. -Тихо шепнул Дамблдор и с его палочки сорвалась зеленая искра. Как только искра коснулась стены, она зарябил и Дамблдор смело шагнул в нее. Ощущения были, как если бы он окунулся в ледяной и липкий пудинг. Поморщившись, Альбус сделал еще шаг. Стена полностью поглотила его. Дышать было сложно, ощущения были противными, но еще шаг и он вышел из стены. Она тут же затвердела и оставила себе на память несколько директорских волосков. Тихонько охнув, Альбус оборвал их и огляделся.  Теодор спал. А вот Лестрейндж судя по всему нет. Она ворочалась, дрожала и было видно, что ее мучает тот же недуг, что и его самого. А именно - бессонница.
  Подойдя к Нотту, он тихонько коснулся его лба. Температуры не было, но парень беспокойно повернул головой. Видимо его мучили кошмары. Альбус палочкой коснулся его виска и лицо подростка разгладилось и он улыбнулся чему-то сквозь сон.
  После этого Альбус направился к кровати ведьмы. Которая что-то шептала себе под нос.
-...Рука с мечом? Вороны? - Только это донеслось до слуха Альбуса и ясно, что он ничего не понял. Альбус решил не беспокоить ведьму и просто послушать что она еще может сказать. Может быть это может оказаться чем-то важным. Подойдя ближе, Альбус остановился.

0

134

Кажется, умываясь, она забыла закрутить кран как следует. В тугой тишине раздавалось, как падают капли. Через какое-то время это начинало раздражать, но вылезать из-под тяжёлого одеяла ей не хотелось. Ощущение незащищённости и так было слишком сильным. Озноб всё никак не проходил, и отвлекал.
Беллатрисе казалось, что она упустила что-то, когда вспоминала пророчество Унголиант. Что-то столь же важное. Его часть, например. Было что-то ещё.
Извлекать события из памяти было невыносимо. Она не хотела ещё раз возвращаться к воспоминаниям о той пещере. Так страшно ей ещё никогда не было. Оказаться на самой вершине и тут же свалиться в пропасть- этим она рисковала тогда. Но в Больничном крыле не было паучихи. Если только не сравнивать мадам Помфри с нею. Но колдомедик не походило на то ужасное создание даже в самом взбешённом состоянии.
Лестрейндж завернулась в одеяло. Что же упущено? Верно, Унголиант, прежде чем вломиться в пещеру, ответила на её последний и самый длинный вопрос. Колдунья невесело усмехнулась. Со стороны её поведение с паучихой казалось комичным.
- Лич- филактерии,-- отрывки из воспоминаний постепенно складывались в общую картину. Но многих паззлов недоставало, либо они были соединены неверно. Действительно, чтобы уничтожить лича, сперва нужно найти его филактерии. Только кто знает, где он их спрятал. Она знала, что несколько из них должно быть, были уже уничтожены. Диадема уж точно, тогда был разыгран знатный спектакль.
Первая часть пророчества, а Беллатриса, уже не сомневалась, что она и была позабыта, пока разбивалась на крохотные осколки и собираться воедино не хотели. Были упомянуты драконы. И какие-то геральдические знаки. Лестрейндж бубнила под нос то, что удалось вспомнить:
- Череп, три ворона, рука с мечом. Череп, три ворона, рука с мечом,-звучало до боли знакомо,- Ну разумеется! Toujours Pur. И как она сразу до этого не додумалась? Она удивлялась себе- забыть главные детали герба семьи. Немыслимо!
Только, что это означало: "когда череп, трое воронов и рука с мечом родится у тебя"? Сперва колдунья подумала о наследнике рода. Однако последнего Блэка она лично отправила по ту сторону Арки в Отделе тайн. Она и её сёстры теперь принадлежали к другим родам, за исключением миссис Тонкс- та была изгнана из рода. Претендентом мог быть и племянник Беллы- Драко Малфой, но опять-таки, не просто же так в пророчестве было сказано о появлении нового наследника. Что за чушь?
Однако это была лишь вторая часть предсказания. Первая, как с трудом вспомнила Беллатриса, звучала на вроде бы так: когда змей станет львом, остров - континентом и ветер унесет горы, как листья, а драконы вновь спустятся с неба.
Если Лестрейндж и допускала мысль о возвращении драконов, то смысл всего остального был ей не ясен.
-Змеи, львы, драконы? -Беллатриса смолкла, ей показалось, что кто-то ходит рядом, и она села в кровати и вытащила палочку.
-Кто ты?-нетерпеливым шёпотом поинтересовалась она и потребовала:Покажись.
Как там говаривал профессор Снейп? Паранойя обещает стать самым распространённым недугом в этом замке. Могло оказаться, что это всего лишь сквозняк.

Отредактировано Беллатриса Лестрейндж (2013-04-17 22:42:07)

0

135

Альбус стоял возле кровати и внимательно прислушивался к тому, что бормочет себе под нос чудом ожившая ведьма. Ну точнее как чудом... При помощи черной и очень злой магии, которую в разное время практиковали разные волшебники... И чаще всего это не приносило никому, в том числе и использующими ее людям, ни счастья, ни радости. А как раз строго обратное - разрушенные судьбы, жизни, семьи, войны... Ничего, кроме бедствий не несет искусство смерти в жизнь. Смерть никогда не благоволит людям. Смерть никогда им не помогает. Смерть никогда не будет союзницей, какую бы личину она не одевала - старушки-хохотушки или страшным демоном с горящими глазами и косой.
  Когда змей станет львом, остров - континентом и ветер унесет горы, как листья, а драконы вновь спустятся с неба. - Альбус насторожился - это слишком напоминало пророчество. Такое же сумбурное, такое же странное и более всего напоминающее простую тарабарщину... И по всей видимости, эти слова были сказаны не под лучами солнца. Но кто мог произнести их?  Альбус задумался, что может означать эти странные слова. На первый взгляд - ничего, набор ничего не значащих и совершенно несвязных слов. С другой стороны, пророчества, сделанные за гранью, скорее всего не могут быть пустым звуком... Но в тоже время, они и не могут быть верными на сто процентов... Все таки, времена Эдипа и дельфиского оракула давно прошли. И нет уже той предопределенности, той Судьбы, тех старух-Мойр, что безжалостно плели человеческую жизнь и где все было заранее предопределено и ничего нельзя было бы изменить... Но не  является  ли Смерть той самой старухой-смертушкой? - малодушно подумал Альбус, разглядывая Беллатрису. Луна заглядывала в окно и серебрила волосы ведьмы. Белая лунная тропа уходила в небо, и как бы увлекала мятущуюся душу ведьмы... И есть ли он теперь эта душа? Или продана она за бесценок, за дар, который сведет своего владельца в могилу и принесет ему лишь горе и страдание?. Альбус поджал губы. Знал он одного волшебника во времена его юности баловавшегося черной магией... И он в свое время провозгласил девиз нового века:" Во имя общего блага". Но раз ступив на скользку дорожку, будешь катиться по ней до самого дна бездонной бездны. Мрак не имеет конца, он не имеет дна, он - бесконечен. Но в тоже время путь тьмы бессилен... И история в очередной раз доказала это. Этот волшебник ныне замурован в тюрьме, построенной своими же руками - Нурменгард. А другой волшебник ныне живет в чужом сознании, без сил, без власти, но лишь с одной злобой. Альбус перевел глаза на Нотта, с блаженной улыбкой спящему в сумраке Больничного крыла.
-Змеи, львы, драконы? - Альбус от усталости поменял место положения. Повисла тишина. Только оглушающий шепот капающей воды оглашал спящее помещение. - -Кто ты? Покажись.
  Ведьма села, направив в пустоту палочку. Альбус замер не шевелясь и даже стараясь не дышать... Несколько минут они оба находились без движения. Напряженная, звенящая тишина... Напряженные, оголенные нервы. Сознание судорожно рассчитывало последующие ходы с обоих сторон... Но как назло, он закашлялся.
-Кхе-кхе-хе... - Этот кашель громом разнесся по залу. Уже было совершенно бессмысленно держаться в тайне. Его голос был слишком известен всей магической Британии. Альбус снял с себя дезиллюминационные чары.
-Крепкого здоровья, профессор Лестрейндж. - Альбус был хмур.

0

136

Загадка паучихи была очень и очень туманной. Почти любое грядущее событие можно было бы отнести к сказанному Унголиант. Лестрейндж ненавидела и загадки, и пророчества. Каждый маг склонен трактовать пророчество по-своему, хотя иногда обращаются к оракулам, коих почти не осталось.
Наследник рода. Беллатриса начала сомневаться в своих домыслах. Рождение может быть и не в прямом смысле. Возрождение рода. Былой мощи. Возможно, это- возрождение рода Блэков из пепла. Но колдунья снова возвращалась в тупик: род может возродиться, лишь когда появляется наследник. Проклятье. Возможно, библиотека на площади Гриммо могла бы дать подсказку или подбросить какую-ту идею, но здание было разрушено. Оно было заботливо сложено, подобно карточному домику. Как можно было быть такой идиоткой?-мысленно простонала Лестрейндж, коря себя за излишнюю недальновидность.
Со змеями, львами и превратившимися в пыль горами всё было несколько сложнее. Змея и лев явно служили некими символами. Остров может присоединиться к континенту не только с точки зрения географии. Политика. Похоже, ей стоило вновь пролистать "Пророк" от первой полосы до крошечных примечаний последней. Горы в пыль может превратить время. Но у Беллатрисы не было такого количества времени.
-Будь проклята эта треклятая паучиха со своими загадками и вопросами,- в сердцах проворчала Лестрейндж. Она гадала, сколько времени у неё уйдёт, хотя бы для того, чтобы построить какие-то предположения. Месяц? Полгода? А может быть всего лишь неделя?
Ей был необходим помощник, вот только делиться подобной информацией было бы чертовски глупо. Проще было бы ходить с мишенью на груди.
Да и высказывать мысли вслух было довольно опасным занятием. Но Белла была уверена, что мадам Помфри, услышав подобное, решит, что у её подопечной жар, а мистер Нотт и так считает её чокнутой. Разве что кто-то посторонний навострил ухо и впитывает, как губка, каждое сказанное шёпотом слово.
Ответом на её приказ показаться послужила тишина, но Беллатриса никуда не торопилась. Поэтому молча ждала, пока неизвестный гость наберётся смелости.
Пауза была слишком долгой, и ведьма уже собиралась обнаружить неизвестного с помощью Homenum Revelio, как внезапно раздался громкий кашель. В тишине он сильно ударил по ушам. Наконец-то, гость решил показаться на глаза бодрствующей Лестрейндж:
-Крепкого здоровья, профессор Лестрейндж. Беллатриса не ожидала увидеть директора в такое время, поэтому с очевидным трудом справилась с удивлением.
- Господин директор, доброй ночи,- в ответ потянула Белла. Направлять палочку на Дамблдора было бессмысленно поэтому Белла опустила её на покрывало.
-Довольно прохладное время для прогулок, профессор Дамблдор,- напряжённо заметила Лестрейндж.

0

137

-Будь проклята эта треклятая паучиха со своими загадками и вопросами - Для неискушенного человека эти слова могли бы показаться бредом. Но не для Дамблдора. Все таки Альбусу было известно, что старые арахниды могли говорить и мыслить. А уж древние были еще и мудры и вполне могли бы задать какому нибудь молоденькому волшебнику загадку, от которой можно мозг сломать.
  Но в данном случае акромантулы по всей видимости были не причем. Видимо, Белла по ту сторону столкнулась с каким-то божеством, принявшим такое воплощение...
  Хотя пророчество, а то, что это было именно оно - Альбус не сомневался - было не настолько непонятно, как кажется.
Остров станет континентом.. Это просто. Альбусу вспомнилась статья из какого-то маггловского журнала, в котором говорилось о том, что маггловские технологии дошли до того, что между Европой и Британией сделали мост, проложенный под толщей воды в Ла-Манше, и что теперь дорога из Парижа до Лондона занимает всего около 2х часов. И этот туннель собираются открыть со дня на день. Чем не "остров, ставшей континентом?"
  Что подразумевалось под горой, которую развеет ветер... Альбус не совсем понимал. Скорее всего, зная что такое пророчество, Альбус мог предположить, что "гора" - это какое-то здание, возведенное руками человека. Поскольку язык пророчеств всегда смутен и аллегоричен - это скорее всего так оно и было. Только вот беда - что за здание имелось в веду. Сейчас в маггловском мире столько зданий, похожих на гору... За каждым уследить просто невозможно!- С отчаянием подумал Дамблдор. Ведь это действительно было бы безумием... Значит, что-то конкретное... А что? Загадка. Самым важным было понять, каков итог пророчества. О чем оно пророчествует...
  Но все таки, показавшись, Альбус хмуро и вопросительно рассматривал Лестрейндж. Мадам Помфри неплохо постаралась над убиенной и вновь воскресшей - ребра уже не выпирали во все стороны, нога не была вывернута на 180 градусов. Да и в целом Белла выглядела довольно неплохо не только для вернувшегося с того света. Она неплохо выглядела даже для самой себя. Надо будет Поппи выписать премию. - Задумчиво и отстранено подумал Дамблдор.
- Господин директор, доброй ночи. - Удивленно отозвалась ведьма. Ясное дело, для нее это было сюрпризом.
-Довольно прохладное время для прогулок, профессор Дамблдор- Продолжила она.
-Тссс...- Приложил палец к губам директор.  - Мы же не хотим разбудить других? Во избежание лишних вопросов. - Предостерег директор ведьму - Самое время для прогулок для луной... И Вам не спится и мне тоже... - Уклончиво ответил он.
- Как вы себя чувствуете? - Альбус заметил свое отражение в окне. Выглядел он сейчас не очень презентабельно...

0

138

Чем больше Беллатриса задумывалась над пророчеством, тем быстрее приходило успокоение. В голове больше не стучало клацанье жвалами и треск ломающихся костей.
Ветер унесет горы, как листья... Время, конечно, стирало не только города, но и горы с лица земли. Но ведь нельзя же воспринимать сказанное в пророчестве за чистую воду? Всё не столь прозрачно.
Могло ли это быть связано с разрушением каких-либо крупных сооружений? Лестрейндж не знала.
Впрочем, она задолжала одному торгашу из того мира пять сотен душ. Как же его звали? Пиат Прей? И ведь часть долга она должна была вернуть в течение четырёх недель. Довольно малый срок при нынешнем её положении и пристальном внимании со стороны прочих. Но ведь мы договорились лишь о количестве душ. О качестве речь не шла... Это немного утешило Лестрейндж.
Однако подобное предприятие грозило неприятными последствиями. Теперь она представляла опасность для всех остальных, и теперь организовать последовательную цепочку убийств было практически невозможно из-за пристального внимания.
Нанюхавшись пыли, скопившейся в перьевой подушке, Белла чихнула. С первым "взносом" было более или менее ясно, но что делать с оставшимися? Во всём Соединённом Королевстве не нашлось бы такого количества нечистокровных магов. Оставался лишь один вариант, видимый колдунье- мир магглов. Тем более они так любили строить эти уродливые многоэтажные здания, называли их офисами и приезжали туда в этих железных коробках на колёсах. Совершенно бессмысленных вещах. Можно было бы найти информатора, а потом...Собственно, она увлеклась. Изначально Лестрейндж хотела сперва решить паучью загадку, и лишь потом приступить к выполнению своих обязательств. Но кто знает, сколько времени может уйти на сопоставление реальных событием с текстом пророчества?
Другой вопрос: не сдаст ли её информатор при первом удобном случае? В таком случае её вряд ли отправят гнить заживо, подобно Геллерту Гриндевальду. Впрочем, как казалось Белле, судьба последнего была светлее, чем путь Тома Реддла. Хотя и о Гриндевальде ходило немало слухов с пикантными подробностями. Говорили, что он не просто Тёмный маг. Отчего и заточён в клетку, которую сам и сплёл. Ведьму передёрнуло. Впрочем, узнать о Гриндевальде можно только у него самого. Говорят, они с Дамблдором были близки. Но не обращаться за подробностями и рекомендациями к Дамблдору?
А вот и сам господин директор, который, похоже, слышал, если не все размышления, но часть из них. Комичный образ Дамблдора: халат, подобный мантии, с орнаментом " в звёздочку" и домашними туфлями с помпонами, никак не вязался с образом старого интригана, к какому привыкла Лестрейндж.
- Самое время для прогулок для луной... И Вам не спится и мне тоже... - Белла льстиво улыбнулась и постаралась выпрямить спину насколько это было возможно, утопая в подушках.
- Возможно у нас разные причины для беспокойства, господин директор,-уже шёпотом ответила она,- Благодарю за беспокойство. Стараниями мадам Помфри мне уже намного лучше.

0

139

- Возможно у нас разные причины для беспокойства, господин директор. - Даблдор неопределенно кивнул в ответ. Его кивок можно было бы перевести как: "и так и сяк". Сцепив руки перед собой директор, продолжая стоять, освещаемый луной, как призрак, неоднозначно ответил:
- Ну это еще вопрос, дорогая  Беллатриса. А уж степень беспокойства- это еще более спорный вопрос.
Альбус, почувствовав в ногах неодолимую тяжесть (как если бы их залили свинцом), осторожно сел на койку напротив Беллы, запахнувшись своей мантией, чтобы не отвлекать своими вышитыми звездами свою собеседницу.
-Благодарю за беспокойство. Стараниями мадам Помфри мне уже намного лучше.
Альбус усмехнулся:
-Безусловно, талант мадам Помфри к колдомедицине трудно переоценить. Она мастерица на все руки - рука легкая, а зелья действуют всегда безотказно! - Похвалил свою сотрудницу не без тени гордости Дамблдор. Продолжая благодушно улыбаться, Альбус перевел тему разговора на более важную:
-Вы не зря упомянули о Геллерте. По иронии судьбы, он действительно сейчас проживает в том заведении, которое построил чуть ли не своими руками! Заметьте, это было его добровольное и единоличное решение...- Альбус как бы с намеком приподнял левую бровь и закусив губу, чуть наклонив олову направо, посмотрел на Лестрейндж.
  Намеки были слишком прозрачными, чтобы их было не понять. Альбус принялся с интересом разглядывать кровать Беллы, затем, как рентген посмотрел на нее, и в итоге взгляд его остановился на взгляде Беллы.
- Вы же знаете эту историю, не правда ли, профессор Лестрейндж? - Неожиданно задал вопрос Дамблдор.

0

140

Было непохоже, что сну директора мешала полная луна. Полнолуние. И было непонятно, кто из них взволнован больше: Беллатриса, которая не была рада неожиданному визиту, или Дамблдор, которому довелось услышать обрывки предсказаний.
- А уж степень беспокойства- это еще более спорный вопрос. Оба собеседника продолжали симулировать невозмутимость. Хотя на самом деле ведьма испытывала ощущения, схожие с ощущениями зверя, загнанного в силки. Лестрейндж спокойно проследила, как Альбус сел на соседнюю койку, по забавной случайности, ту же, на которой несколькими часами ранее сидел Теодор, который пытался выпытать у Лестрейндж все подробности её путешествия в загробном мире. Почему он не сел на стул? Хотя она не была готова видеть директора столь близко.
- Она мастерица на все руки - рука легкая, а зелья действуют всегда безотказно! - подобная похвала не вызвала улыбки у Беллатрисы. Она предвкушала продолжения беседы, которое обещало последовать после общих фраз.
- По иронии судьбы, он действительно сейчас проживает в том заведении, которое построил чуть ли не своими руками! Заметьте, это было его добровольное и единоличное решение...- Директор продолжил разговор на совершенно неожиданную тему. Беллатриса предполагала, что её рассуждения, касательно Гриндевальда, останутся лишь её рассуждениями. Без всяких вмешательств. Впрочем, если ответ просится сам, то почему бы и нет?
-О Геллерте?-неуверенно переспросила Лестрейндж, стараясь не менять позы,- Мистер Гриндевальд добровольно принял решение остаться в Нурменгарде?- иронично уточнила Белла. В это утверждение она не могла поверить. У каждого свой взгляд на свершившиеся события, поэтому она не могла считать слова директора первоисточником.
Во всяком случае, Беллатриса не была уверена в слухах о том, что помимо баловства Гриндевальд занимался и некромантией, более мрачной и жесткой магией. И не собиралась добровольно отдавать или ломать палочку и позволять сцеплять руки кандалами.
- Вы же знаете эту историю, не правда ли, профессор Лестрейндж? - Игру в гляделки Беллатрикс проиграла. Она сразу отвела глаза, едва столкнулась со взглядом Дамблдора.
- Смотря какую из историй Вы имеете в виду,- в тон директору произнесла Белла.

0

141

-О Геллерте?
- Да-да, о нем, о нем! - Альбус лукаво подмигнул Белластрисе, поправляя полу мантии. Затем он снова выпрямился и расправив невидимые миру складки снова посмотрел на Лестейндж, положил руки на коленях.
  Пыль, как мини-галактики спиралью крутились в столбе лунного света. Альбус  глазами проследил за вальсирующими пылинками.Они так напоминали уменьшенную копию мира... Также плывут куда-то в бесконечность, закручиваясь в  неведомую спираль...
-Мистер Гриндевальд добровольно принял решение остаться в Нурменгарде?
Альбус, услышав вопрос Беллы отвлекся от увлекательного созерцания и согласно кивнул.
-Поверьте, миледи, у него были на это очень веские основания. - Сейчас голос Альбуса прозвучал жестче, чем он планировал. Каждый получает по делам своим. Ни он, ни Геллерт не являются в этом смысле исключениями. Он получил смерть сестры, а Геллерт - поражение и добровольное заключение. Но Лестрейдж вовсе не обязательно знать, что все магическое сообщество требовало заключения Геллерта вовсе не в Нурменгарде. И даже не в Азкабане. Его хотели отправить скованного по рукам и ногам на дно морское. В район Филиппинских островов. И если бы он сам не попрасил себе вечного заключения в собственной тюрьме и не старые чувства Дамблдора к своему другу по играм, то единогласное решение Визенгамота было бы приведено в реальность и дорогой друг до сих пор общался бы только с глубоководными крабами и многощентинковыми червями.
- Смотря какую из историй Вы имеете в виду - Беллатриса с явной иронией отозвалась на предложение Альбуса. Тот лишь не весело усмехнулся и погладив рукой серебряную бороду в тон ей ответил:
-Разумеется саму правдивую и услышанную из первоисточника. - Альбус поднялся с койки и взяв ближайший стул пододвинул его ближе к Лестрейндж. Затем он достал палочку.
- Вы же не против?- Не дожидаясь ответа, Альбус бесшумно расставил ширмы, образуя подобие комнаты и шепнул:-Inaccessibilis!
  Закончив, Альбус вернулся к ведьме и сел на стул рядом с нею.
-Теперь можно говорить свободно. - Альбус вновь поправил свою мантию, а ведьме заботливо взбил подушку. Устроившись поудобнее и выдержав паузу, Альбус начал:
-Я думаю, уж коли вы сделали этот странный, но в тоже время довольно предсказуемый выбор, то я думаю, вам следовать знать, дорогая Беллатриса, что вы не уникальны в своем ремесле. - Альбус вновь погладил свою бороду и задумчиво посмотрел на ведьму. - Я думаю, для Вас не является секретом, что Темный Лорд является некроматом. А вот то, что мой давний друг Геллерт Гриндевальд пошел по этой же дорожке для Вас может и не прозвучит откровением, но во всяком случае развеет все сомнения.
  Альбус уже заученным жестом потянулся к корзиночке со сладостями и наткнувшись рукой на пустую поверхность тумбочки с сожалением понял, что они не у него в кабинете и ему придется отказаться от любимой привычки.
-Итак, с чего все начиналось. - Дамблдор вновь сложил руки на коленях. - Я постараюсь быть краток.
  Взгляд Дамблдора устремился куда-то вдаль, выуживая из головы нужные воспоминания. Разумеется, всей правды он рассказывать вовсе не собирался. Только то, что заставит Лестрейндж задуматься о своей скользкой дорожке.
- В свои юношеские годы я познакомился с молодым, таким же как и я амбициозным юношей. И он, и я, были тщеславны, умны, нам многое было дано природой и мы стремились, ни много ни мало - завладеть целым миром. Но только я наивно полагал, что получив власть над вселенной, я сумею изменить ее " во имя всеобщего блага", - Альбус произнес последние слова я плохо скрываемым сарказмом, - и надеялся улучшить жизнь и магглов и волшебников, то мой друг считал иначе. Он гнался за властью ради нее самой... - Альбус, явно с неохотой вспоминая то время, скривился. - Но наша дружба просуществовала не очень долго - всего пару месяцев и Геллерт покинул Англию.
  Долгое время между нами не было никаких контактов - мы друг для друга как будто перестали существовать... До определенного момента. После того, как Гриндевальд в открытую выступил против магического сообщества, мне стало бросаться в глаза его не совсем обычное поведение... Я не стану рассказывать как, но мне удалось узнать, что Геллерт ступил на стезю мертвых. Он стал некромантом. Я не знаю, как ему удалось это сделать незамеченным, но факт остается фактом. И, как вам самой известно, профессора, Гриндевальду удалось разжечь мировую войну не только в стане волшебников, но и в стане магов.
- Альбус усмехнулся и едко вставил. - Куда уж нашему нынешнему Темному Лорду до момего старого знакомого. - Недобрый блеск сверкнул в глазах Дамблдора. - Если бы Геллерт, не ослепленной гордыней выступил чуть позже и поднабрался бы сил чуть дольше, то я думаю дров бы он сумел наломать еще больше, чем успел это сделать. Но поскольку он считал себя самым всемогущим магом планеты (обратите внимание, профессор, эту песенку поет и другой волшебник!), то он в открытую и в одиночку выступил против всего мира, погрузив его в войну и кровь, а сам, как марионеточник руководил этим кровавым театром.
  Альбус сглотнул и замолчал, собираясь с мыслями. Глядя на бледное лицо Белластрисы, он внутренне догадывался, что ничего из того, что он сейчас говорил нисколько не цепляло ведьму и что она половину из того, что он сейчас расскажет спишет на то, что "Геллерт был дурак. А я умная. У меня все получится!". Отдохнув, Альбус продолжил:
-Итак, мне пришлось практически в одиночку возвращать Геллерта с небес на землю. Мне удалось найти его крестраж - это оказалась его старая палочка и в конечном счете вызвав его на дуэль, сломать его посох и отобрать Старшую палочку, которую он украл у Грегоровича.
  После этого был устроен суд, в котором помимо судей Визенгамота были представители всех пострадавших стран: Россия, США, Франция... И все сподвижники Геллерта были уничтожены. Но раскаяние черного волшебника и мое заступничество привело к тому, что тот сам согласился на добровольное заключение в собственном детище. Вот такая занимательная история, профессор Лестрейндж.

Inaccessibilis - Заклятие недосягаемости. Создает магический барьер вокруг объекта, например, двери, делая подслушивание невозможным.

0

142

Помнилось, что Дамблдор всегда ассоциировался если не с маразматиком, то с великовозрастным чудаком. По сути чего она сейчас боялась, а точнее сказать, кого? Вот директор, пожалуй, и вызывал опасения. То, что он явился столь рано, по подсчётам Лестрейндж, было даже к лучшему. Возможно, чем больше она будет знать от самого Дамблдора, тем будет лучше. И чем он ближе, тем лучше.
-Поверьте, миледи, у него были на это очень веские основания. - обращение резануло по ушам, и Беллатриса вздрогнула и снова перевела взгляд на собеседника. И дело было вовсе не в неприятных интонациях директора. Она в удивление приподняла бровь, но тут же перестала гримасничать.
Как она считала, Гриндевальду действительно повезло, и его не только вовремя остановили, но и ему удалось добровольно(хотя так ли было на самом деле, она вряд ли узнает от директора) выбрать себе "наказание". А ведь мог гнить где-нибудь на дне или существовать в облике бесплотного духа.
Слова директора она предпочитала делить на шестнадцать: у каждого своя правда, и только разобравшись с двумя сторонами, можно понять, что же произошло на самом деле. Но второй рассказчик был заключен в Нурменгард. И с каждым словом директора Лестрейндж понимала, что ей необходимо увидеть Гриндевальда. А над вопросами, которые она хотела бы задать когда-то могущественному волшебнику, она ещё подумает.
Беллатриса даже не шелохнулась, пока Дамблдор взбивал ей подушку. Видимо, Альбус изобретал всё новые способы, как ввести колдунью в ступор. Она лишь едва заметно качнула головой, посильнее сцепив руки. С этими ширмами она чувствовала себя ещё неуютнее.
- Я думаю, для Вас не является секретом, что Темный Лорд является некромантом. А вот то, что мой давний друг Геллерт Гриндевальд пошел по этой же дорожке для Вас может и не прозвучит откровением, но во всяком случае развеет все сомнения. Да, Некромантия, судя по количеству магов, становилась желанным инструментом на пути к власти в этом столетии. Лестрейндж ещё раз согласно качнула головой. Как она и предполагала, слухи были подтверждены Дамблдором, и Беллатрисе было любопытно, какие силы сохранил и Реддл, и Гриндевальд, а также познать собственные.
Она криво усмехнулась, заметив, как директор по привычке потянулся за лимонными дольками и, не обнаружив их, попытался сгладить этот жест.
Ведьма прикрыла глаза, слушая рассказ директора. И кривила губы на каждой саркастичной нотке директора.
-Он стал некромантом. Я не знаю, как ему удалось это сделать незамеченным, но факт остается фактом. Это был весьма любопытный момент, поскольку Лестрейндж не удалось избежать огласки. А о Волдеморте ходило несметное количество слухов, и каждый из них нёс отсылки к увлечению больше, чем просто Тёмной магией.
Лестрейндж была твердо убеждена: Дамблдор предпочел бы увидеть ее безвольной куклой – тем, что остается после становления сквибом; или хотя бы запертой навечно в гробу под толщей воды. Старик очень хорошо знал, кто такая Беллатриса Лестрейндж, и что её может интересовать. Он может её заболтать и каким-либо образом привести к публичному покаянию, но к счастью, она пока сохранила толику рассудка.
-Мне удалось найти его крестраж - это оказалась его старая палочка и в конечном счете вызвав его на дуэль, сломать его посох и отобрать Старшую палочку, которую он украл у Грегоровича. Беллатриса мягко улыбнулась на этой фразе, не открывая глаз. Пожалуй, директору придётся много потрудиться, прежде чем он сможет найти частицу её души.
- Но раскаяние черного волшебника и мое заступничество привело к тому, что тот сам согласился на добровольное заключение в собственном детище. Вот такая занимательная история, профессор Лестрейндж. Да, теперь Гриндевальд не представлял угрозу магическому сообществу: находясь в истощении в Нурменгарде, не имея единомышленников, очень сложно завоевать мир, если не  всеобщей любовью, так покорностью из страха.
- Это весьма поучительная история, господин директор,- протянула Беллатриса, встретившись глазами с директором,- и я бесконечно рада тому, что Вам удалось решить случай с мистером Гриндевальдом,- протянула Лестрейндж. Однако директору не удалось предотвратить рождение нового Тёмного Лорда, который также собрал многочисленных сторонников, используя весьма убедительные аргументы. А у Лестрейндж сторонников, почитай, и не было. И чтобы найти таковых, ей придётся сильно потрудиться. И, вероятно, Дамблдор это знал. Эта история была лишь началом, и Беллатриса решила, что не вытерпит ждать, пока директор перейдёт непосредственно к цели своего визита:
- Но мне кажется, профессор, Вы пришли не за тем, чтобы напомнить мне историю, приключившуюся с мистером Гриндевальдом...

0

143

Во время рассказа, Лестрейндж сидела и то и дело изображала китайского болванчика, настолько часто ей приходилось кивать то ли словам Дамблдора, то ли своим собственным мыслям. Даже несмотря на то, что она все таки слушала его через слово, Альбус продолжал размеренно повествовать. Ему было важно поставить Лестрейндж в известность, что ее может ждать. Тогда она уже не сможет в последствии недоуменно и с обидой хлопать ресницами и говорить:" А я не знала, что все так получится!". Собственно, этот разговор ей бы следовало бы понять как то, что на нее навели прицел и она никуда не сможет двинуться без разрешения.
  Альбус даже перестал наблюдать за ночными красотами и сама тьма перестала очаровывать своими бархатными объятиями. Благо, в отличие от Геллерта или Тома у нее был всего лишь 2 уровень, что является лишь половинкой его могущества. А пока она только-только ступила на эту мрачную стезю скорби, ее уровень некромантии вряд ли превышает пятый уровень. А по этому, держать ее в ежовых рукавицах будет не так сложно. Хотя у Дамблдора была навящевая мысль прямо сейчас вызвать аврорат и сдать ее без лишних вопросов куда следует. И даже не в Азкабан. А сразу поцелуй дементора и на этом поставить жирную точку. Хватит с них войн, убийств, "великих и ужасных". И притча о плевелах... С одной стороны она конечно уместна всегда, но в данном случае это может оказаться слишком рискованно. Но в другой стороны, ведь кто-то же ее надоумил на этот шаг! Альбус ни на йоту не верил, что она дошла до этого своим умом!
  Понимая, КТО мог навести Лестрейндж на эти мысли, Дамблдор посуровел еще больше. Эти гнусные ящерицы везде суют свой нос, в том числе и туда, где их не ждут. Этот тот вариант, когда их в дверь, а они в окно.  Но и тут была загвоздка - по рассказам Люпина, драконы никогда ничего не делают во-первых, просто так, без какой либо цели и, во-вторых, они ведут активную войну против Волан де Морта. Не может ли Беллатриса быть так же одним из винтиков их колосса? И не может ли этот колосс стоять на глиняных ногах и камень истории, который обрушится на этот идол не разобьет его?
  Альбус не знал. И от этого он все более и более склонялся к наименее гуманному ответу на вопрос: что будет дальше?
- Это весьма поучительная история, господин директор, и я бесконечно рада тому, что Вам удалось решить случай с мистером Гриндевальдом - Альбус холодно посмотрел из-под кустистых бровей на Лестрейндж и ответил:
- Слушающий да услышит, профессор Лестрейндж. - Это все, что он посчитал нужным ответить. Предупреждение, не важно услышано оно или нет, было сделано. И это означало, что граница дозволенного установлена весьма недвусмысленно.
-Но мне кажется, профессор, Вы пришли не за тем, чтобы напомнить мне историю, приключившуюся с мистером Гриндевальдом...
Альбус сверкнув глазами серьезно ответил:
-Вы правы. И  не чудо воскрешения, аки Лазарь, привело меня пообщаться с Вами, миссис Лестрейндж. - Альбус встал. - И не затем, чтобы попотчевать Вас разными историями. - Поправив распахнувшийся халат, он продолжил: -Одного возмутителя спокойствия я пропустил. Вас же я не пропущу. Вы слишком заметная личность, Беллатриса, Вы слишком наследили за собой, в отличие от Гриндевальда. - Голос Альбуса был спокоен и холоден. И это спокойствие было как затишье перед бурей-И у Вас слишком мало харизмы, чтобы повести людей толпами, в отличие от Тома Реддла. И у Вас слишком низкий уровень магических способностей, в отличие от меня.
  Альбус выпрямился и посмотрел на Лестрейндж сверху вниз:
-Я ни в коем случае не умаляю Ваших способностей и талантов. Их у Вас много. И Вы опасный противник. Опасный и непредсказуемый. И именно поэтому, чтобы у Вас не возникало множество искушений, я говорю сразу - я за Вами внимательно наблюдаю. И постарайтесь правильно и качественно выполнять указания ваших божественных учителей. В случае провала, они не придут Вам на помощь.

Отредактировано Альбус Дамблдор (2013-04-19 23:32:05)

0

144

Директор ненавязчиво дал понять, что теперь она находится под его колпаком, что пути к отступлению нет, и также ненавязчиво намекал, если не одуматься и бросить эту затею, так быть предельно осторожной. Но Лестрейндж, к сожалению, часто танцевала на одних и тех же граблях. Однако Белла продолжала верить в то, что в этот раз она будет благоразумнее и не совершит прошлых ошибок и ошибок своих предшественников.
- Слушающий да услышит, профессор Лестрейндж. - предубеждение могло быть расценено колдуньей как угроза, но сейчас было не самое лучшее время, чтобы задавать директору подобные вопросы. Атмосфера и так начала нагреваться. После уточнения некоторых деталей в истории о победе величайшего тёмного волшебника первой половины XX века Дамблдором, Беллатриса всё больше размышляла над необходимостью посетить Нурменгард.
-Одного возмутителя спокойствия я пропустил. Вас же я не пропущу,- Лестрейндж перестала изображать из себя радушие и перестала выдавливать из себя кисло-вежливую улыбку. Она хмуро посмотрела на директора. Его слова были предсказуемы: три тёмных мага за одно столетие- это, действительно, многовато на век Дамблдора. Не знала, что Вы так болезненно относитесь к своим ошибкам.
-Вы слишком заметная личность, Беллатриса, Вы слишком наследили за собой, в отличие от Гриндевальда. -И Дамблдор перестал изображать из себя доброго дедушку. По крайней мере этот диалог обещал был честным. Хотя бы наполовину.
- Каюсь, есть за мной такая черта,- жёстко ответила Лестрейндж в тон собеседнику. Но я над неё работаю.
- И у Вас слишком мало харизмы, чтобы повести людей толпами, в отличие от Тома Реддла. И у Вас слишком низкий уровень магических способностей, в отличие от меня,-её пугало то, с какой чёткостью директор выделял её слабые стороны. Да, она не была столь незаметна, как Гриндевальд в подготовке к "перерождению". В этом "помогали" и былая слава, и излишняя встревоженность. Она слишком забывалась, когда колдовала. Да, и у неё действительно не было известной харизмы Тома Реддла, она не могла вползать в доверие к людям так легко. Возможно, этому стоило поучиться у покойного зятя, но у неё всё не находилось времени. Она была занята четырнадцать лет в Азкабане. Вербовать для Лорда она когда-то умела, а вот вербовать для себя... Это обещало стать очень сложным занятием.
- И Вы опасный противник. Опасный и непредсказуемый,- ей было противно от того, как директор препарирует все её качества, в точности называя их. Да, она была опасным противником почти для всех. Правда, теперь ей снова надо восстанавливать форму, ведь теперь она- почти труп. И Белла очень любила менять решения и действовать экспромтом. Плохо, когда противник знает, чего от тебя ждать.
-И постарайтесь правильно и качественно выполнять указания ваших божественных учителей. В случае провала, они не придут Вам на помощь. Если Дамблдор думал её напугать постоянным внимание, то это не выглядело ужасающим. Лестрейндж уже пару лет жила под "колпаком". И она с самого начала знала, что в отличие от-  как  он их называл?-учеников дракона, ей не от кого ждать помощи. Тем лучше. Меньше ложных надежд. Беллатриса не выдержала и скривилась в улыбке:
- Вы словно угрожаете мне, Альбус,-Лестрейндж склонила голову набок,- Вы говорите такие скверные вещи, будто бы я пожираю младенцев ночами. Или выстроила армию мертвецов возле замка, чтобы уничтожить его,-колдунья пренебрежительно фыркнула. Да, директор не был так легко убеждаем, как , скажем, Нотт или Снейп.
- Мне интересно, директор, можете ли Вы поверить в то, что у меня нет сил на свершения, которые были сотворены моим предшественником. Предшественниками,- быстро исправилась Белла. Она всё чаще возвращалась в мыслях к Гриндевальду,- Мне не нужна власть над всем миром. Истребление всего и вся. Меня интересует магия, если, конечно, Вас интересуют мои цели. Она замолчала, когда поняла, что говорит чересчур быстро и громко. Дамблдору удалось довести её до состояния, близкому к ярости.

0

145

- Каюсь, есть за мной такая черта - Альбус дернул в ответ бровью и ответил:
- Хорошо, что Вы понимаете это, профессор Лестрейндж. Признание недостатков - первый шаг к их исправлению. - Голос директора не потеплел ни на градус. Он по прежнему был удивительно, нереально ровен и не выражал, как обычно, никаких эмоций. Это лишний раз подчеркивало, что Дамблдор нисколько не настроен на дружескую беседу.
   Да и сама Белла нисколько не собиралась даже создавать иллюзию этого. Сама Лестрейндж не слишком хорошо скрывала свои эмоции. Было хорошо заметно, что она крайне неприятно удивлена тому, как Альбус разбирает ее недостатки. Ну что же, убедиться лишний раз в несдержанности противника - приятный бонус. Лицо Лестрейндж сначала скривилось, а чем больше говорил Дамблдор, тем сильнее оно вытягивалось. Это было как бальзам на душу. Значит, он не совсем сошел с ума и что-то еще понимает в этой жизни.
Нависая над Беллой, Альбус использовал один из самых неприятных методов дознания - это должно было выводить из себя, раздражать и в итоге выбалтывать то, что по-хорошему следовало бы держать при себе. И Альбус был уверен, что именно этот метод с Лестрейндж прокатит. Еще четырнадцать лет назад он бы и не прокатил - тогда она была слишком эмоциональна, слишком экспрессивна, огонь внутри нее буйствовал, как вулкан и сдержать это буйство стихий было практически невозможно... И тогда работали другие методы. Но о них не стоило бы упоминать. Кто знает какие времена грядут на смену нынешним. Может еще и пригодится.
- Вы словно угрожаете мне, Альбус. Вы говорите такие скверные вещи, будто бы я пожираю младенцев ночами. Или выстроила армию мертвецов возле замка, чтобы уничтожить его.
Альбус иронично поднял бровь и чуть наклонив голову пристально посмотрел на Беллу изучающим взглядом.
-Для Вас - профессор. Или директор, Беллатриса. - Альбус намеренно поправил Лестрендж. Пусть думает, что ее оскорбление попало в цель. чем больше противник думает, тем лучше - тем больше будет ложных фактов, которыми можно в дальнейшем использовать. А что это пригодится - Альбус не сомневался ни на секунду.
-Я не угрожаю. Я предупреждаю, профессор. - Альбус вновь сел, понимая, что их диалог еще не закончился.-И я вполне допускаю, что Вы способны пожирать младенцев и выстроить армию мертвых. Ваши новые умения предполагают и то и другое. - Альбус ни в коем случае не намекал на конкретную носительницу сего дара.
- Мне интересно, директор, можете ли Вы поверить в то, что у меня нет сил на свершения, которые были сотворены моим предшественником.
-Предшественникам. - Поправил ее Альбус. Эта оговорка была ключом к понимаю дальнейших планов Беллы. И судя по всему в ней зародилась идея посетить Нумергард. Ну что же, пускай. Ее там будут ждать.
-Предшественникам.- В унисон ему поправилась Белла.
Альбус не подал виду, что понял, чего хочет Белла. Ведь в конце концов, если она отправится туда - это так же сыграет на руку Дамблдору. Ему будет проще поймать ее за руку и сдать в нужные руки.
-Мне не нужна власть над всем миром. Истребление всего и вся. Меня интересует магия, если, конечно, Вас интересуют мои цели.
  Альбус посмотрел на Беллатрису, как обычно взрослые смотрят на умственно отсталых детей. Было сложно понять что было в этом взгляде - сочувствия, жалости или недоумения. Пару раз кашлянув, Альбус тем же тоном, как если бы разговаривал с дауном вкрадчиво спросил:
-Белластриса, простите, неужели я настолько похож на старого маразматика, окончательно сошедшего с ума? Или что у меня чудачества превалируют над сознанием? Вы правда хотите, чтобы я поверил в то, что Вы интересуетесь магией как самоцелью? - Альбус окончательно посмотрел на нее, как на сумасшедшую. - Простите, но этими сказками Вы можете кормить кого угодного другого. Мне, как и Вам известны Ваши цели и желания. И я уже говорил почему я так думаю.
  В этот момент последние кусочки мозаики легли на свои места и от осознания этого Альбус вдруг рассмеялся. Ему было весело как никогда. Хитроумная ловушка драконов выпустила наружу свои тайны. Они одним ударом сумели разрушить то, что возводилось на протяжении десятков лет. Они преуспели в том, чего Альбус добивался уже много лет. Альбусу было смешно от своей дурости. Эти гиганты были намного проще, чем казались. И именно эта простота оказывалась просто гениально выстроенной ловушкой, тем домокловым мечом, легко разрубивший гордиев узел.
  Смахивая с глаза выступившие от смеха слезы, Альбус проговорил:
- Quod licet Jovi, non licet bovi! - Наконец, Альбус вздохнув, успокоился. Положив руку на плед, под которым укрывалась ведьма, он лишь торжественно, практически как к другу сказал:
-А собственно, от чего я Вас предостерегаю, профессор. Делайте все, что Вам требуется. Я не стану Вам мешать. - Альбус на на мгновение зажмурил глаза, как бы говоря "да" Беллатрисе.

0

146

- Признание недостатков - первый шаг к их исправлению. - Беллатриса очередной раз выдавила из себя псевдо-вежливую улыбку. Лестрейндж про себя заметила, что директор забыл упомянуть ещё один недостаток: она не была столь изобретательна, как последний из её предшественников.
Беседа обещала превратиться в допрос: директор сперва изображал из себя благодушного дедушку, который путём рассказов и басней наставлял нерадивую Беллатрикс на путь истинный, теперь же перед ней был тот Дамблдор,  которым она его всегда считала. Директор давил на колдунью, дёргая то за одну, то за другую ниточку. Лестрейндж хмыкнула: ну хоть не балуется арсеналом старого аврора. Она поёрзала на кровати- спина затекла в неподвижном положение, но Беллатриса старалась не показывать неудобства. И ей не нравилось то, как директор нависал над ней. Это лишь усиливало эффект от психологического давления.
-Для Вас - профессор. Или директор, Беллатриса. Похоже, её шпилька попала в цель: а ведь всего лишь грубое нарушение субординации. Впрочем, и директору не стоило бы называть её "Беллатриса". Чересчур фамильярно, но хоть не "Белла". Возможно, любому магглорождённому волшебнику подобные обращения показались бы лишь очередной формой доверительного обращения, но в мире магов, особенно в чистокровных семьях, к коим относились и Беллатриса, и Дамблдор, подобное панибратство могло служить оскорблением.
-Извините, директор,- с ложной кроткостью произнесла Лестрейндж. И ведь Дамблдор сразу понял, что это было не случайно, и ответил ей тем же. Справедливо.
-И я вполне допускаю, что Вы способны пожирать младенцев и выстроить армию мертвых. Ваши новые умения предполагают и то и другое. - Теперь колдунья не смогла сдержать смешка: Вот как?- протянула Лестрейндж и с укором произнесла,- В таком случае, профессор Дамблдор, это начинает походить на провокацию. Колдунья состроила оскорблённую мину, гадая, на сколько шагов вперёд рассчитал этот спектакль её собеседник.
Пожалуй, она предпочла бы иные способы для извлечения необходимой информации. Методы директора казались ей жёсткими. Лестрейндж предпочла бы допросы Грюма, чем обманчиво предупредительные вопросы Дамблдора. Директор не поверил ни единому её слову. Паршиво.
- Простите, но этими сказками Вы можете кормить кого угодного другого. Мне, как и Вам известны Ваши цели и желания. И я уже говорил почему я так думаю. Беллатриса вопросительно приподняла бровь. Гадкая привычка.
- Вы считаете, я буду действовать, как мистер Гриндевальд или мистер Реддл?-Беллатриса снисходительно улыбнулась. Правда, Вы звучите так убедительно, что я могу решиться на этот шаг и упасть в пропасть. Незавидная судьба, не так ли? Однако директор расхохотался, и Беллатриса не поняла, что было забавного в её словах, хотя, скорее всего, он смеялся над своими домыслами, которые не были известны колдунье.
- Quod licet Jovi, non licet bovi!А собственно, от чего я Вас предостерегаю, профессор. Делайте все, что Вам требуется. Я не стану Вам мешать. О, это определённо было провокацией. И уж не сравнил ли он её с быком, а Гриндевальда с Юпитером?
-Vim vi repellere licet.-коротко ответила Лестрейндж. Директор бросал ей вызов, но она приняла его раньше, чем он был брошен.

+1

147

-В таком случае, профессор Дамблдор, это начинает походить на провокацию. - Альбус сухо улыбнулся. Это и есть провокация, Беллатриса. Если хочешь что-то надежно спрятать - положи на самом видном месте.Как ты это не понимаешь?
  Весь этот диалог все больше приобретал черты противостояния, которое могло окончиться в итоге чем угодно. Ну или почти чем угодно - Альбус все таки предполагал, что Лестрейндж вряд ли тут начнет размахивать палочкой и сыпать заклятиями куда попало без особого разбора. Хотя полгода назад это было бы вполне предсказуемо и ожидаемо.
Отсмеявшись, искренне веселившийся директор моментально взял себя в руки и снова стал максимально серьезным, решив все-таки остветить ведьме на ее явно риторические вопросы:
-Вы? Как Гриндевальд или Реддл? - Альбус едва покачал головой.- О, нет, о, нет. Только глупец мог бы так подумать.
  Альбус скрестил пальцы на груди и чуть приподняв подбородок протянул:
-Женский ум более изящен, более тонок, нежели мужской. И там, где мужчина будет долбить стену, женщина найдет отмычку от двери и откроет мужчине с другой стороны. Вы не будете действовать так, как Вами названная пара, миссис Лестрейндж. Если, конечно, пребывание в Азкабане окончательно не расстроило Ваш рассудок.
  Альбус наклонился практически вплотную к ведьме. Нос к носу. Глаза в глаза. Их разделяло лишь несколько миллиметров и Альбус прошептал:
-Но раз Вы находитесь сейчас здесь, а не в доме скорби, то это говорит лишь о том, что Ваш ум еще не расстроился настолько, чтобы скложить дважды два.
Альбус отклонился обратно.
-А я не знаю, как Вы будете действовать. Я только знаю, с чего Вы начнете. - Альбус снова чуть наклонил голову чуть в сторону и повел бровью, в знак того, что ему известны начальные шаги ведьмы.
  Затем Альбус погладил бороду и задумчиво ответил на другой вопрос:
-Насколько завидна или незавидна других попытавших счастье на этом поприще - решать исключительно Вам. - Дамблдор скрестил на груди руки. Ему было видно, что Белле неудобно сидеть. И что она старательно пытается не показать этого. И чтобы позлить своего оппонента, Альбус легким взмахом волшебной палочки превратил не очень удобный больничный табурет в более чем комфортное свое собственное директорское кресло. Это еще могло означать то, что разговор еще не окончен и закончится он еще не скоро.
  Луна скрылась, ее бледные лучи уже не освещали больничного помещения и директор с ведьмой незметно для самих себя погрузились в темноту. Альбус, так же позаботился о том, чтобы разговор вышел более удобным - он взял стакан, стоявший на Беллиной тумбочке и простым бытовым заклятием зажег огонь в нем. Огонек горел ровно и освещал пространство между ширм.
-Вы уже не маленькая девочка, профессор Лестрейндж, чтобы я мог Вас наказывать или давать какие-то наставления. - Неожиданно продолжил Дамблдор, сняв и протерев свои очки-половинки.
-Vim vi repellere licet - Альбус торжествовал, Белла сама развязала ему руки. Осталось лишь перевернуть все с ног на голову и он автоматически окажется в выигрыше.
-Ваш вызов принят. - С легкой толикой сожаления замешанной на сочувствии ответил Дамблдор. - И я вас лишь призываю помнить, что dura lex, sed lex.

+1

148

С каждым словом директора, с каждым его жестом, Беллатрисе всё больше хотелось выставить его вон. Но подобный резкий ход мог подтвердить все высказанные Дамблдором предположения. Поэтому она молчала, с трудом собрав воедино все остатки терпения. Не разобьётся- не фарфоровая. Главное- не дать Дамблдору повода отправить себя в аврорат в ближайшие несколько минут.
- О, нет, о, нет. Только глупец мог бы так подумать. Альбус Дамблдор ни коим образом не походил на глупца, о нет. Лестрейндж было любопытно: признайся она сразу, чтобы вышло? Но изменить прошлое невозможно, а изменять всё сейчас- опасно и глупо.
Комментарий о гендерных особенностях поведения Лестрейндж проглотила, не поперхнувшись. Отдавало дешёвой лестью, но не разубеждать же Дамблдора? Пусть идёт, как идёт. Она не будет действовать напрямик, но и любые обходные пути будут не без ловушек. Старик постарается.
- Вы не будете действовать так, как Вами названная пара, миссис Лестрейндж. Если, конечно, пребывание в Азкабане окончательно не расстроило Ваш рассудок. Она находила в идеях Гриндевальда и Реддла дельные вещи, которые необходимо было подкорректировать. Желающих наступать на те же грабли было мало, и надо было вливаться под течение. Однако это сложно сделать при таком-то прошлом.
Любопытно, а директор специально упоминал неприятные для колдуньи вещи? Она полагала, что да. Как же вести столь напряжённую беседу и не давить на больные точки противника?! Разумеется, нет.
Дамблдор оказался слишком близко, и не смотреть в глаза было невозможно.
-Но раз Вы находитесь сейчас здесь, а не в доме скорби, то это говорит лишь о том, что Ваш ум еще не расстроился настолько, чтобы сложить дважды два. Лицо ведьмы дёрнулось, словно ей дали пощечину. Ей отчаянно хотелось вцепиться в бороду и оторвать её вместе со скальпом, директор нанёс уже как минимум два удара, которые она пропустила. Но он в чём-то прав.
Директор отклонился назад, и Белла в изнеможении откинулась на подушки и прикрыла глаза. Директор умел убеждать на столько, что на долю секунду захотелось отбросить весь ожидающий её кошмар и скрыться где-нибудь, где никто не будет о её существовании.
-...Я только знаю, с чего Вы начнете. - с этого начинали все, кто оказывался в её положении, и её действия были предсказуемы. Сразу вмешиваться и ломать систему с помощью интриг, убеждения и политики она не могла. Её бы тут же перемололо этим отлаженным строем. Реально насолить Дамблдору могли бы старый состав Организации: опытные боевики, которых будут ловить до посинения, но тут был маленький промах: не было ни старого состава, даже их сознание поменялось, да и она сама больше не входила в Организацию. Вот только где она возьмет таких боевиков? К кому она может пойти и у кого может получить дельный совет, да еще так, чтобы не переполошить Дамблдора?
Белле было трудно дышать. Допустим, она сможет какими-то правдами и неправдами убедить Снейпа(ведь его слова ещё ничего не значили), допустим Рудольфус поддержит её сумасшедшие идеи, которые уже трижды были обречены на провал. Допустим, ей удастся прикормить Керроу, которая алчна до власти, но не знающая, зачем она ей нужна. Допустим, она прояснит вопрос, связанный с Гриндевальдом. Но что дальше? Мгла.
-Насколько завидна или незавидна других попытавших счастье на этом поприще - решать исключительно Вам. Директор устроился весьма вольготно, в то время, как Лестрейндж пребывала в состоянии, близком к тому, какое у неё было после полуночного кошмара.
- Но толкнёте в эту пропасть именно Вы,- озлобленно произнесла Лестрейндж, чувствуя себя жертвой, которую загнали в угол. От этого на душе становилось всё противней и тоскливее.
-Вы уже не маленькая девочка, профессор Лестрейндж, чтобы я мог Вас наказывать или давать какие-то наставления. - Беллатриса с горечью вздохнула. Всё верно, теперь я- Ваш враг. И Лестрейндж злилась на себя, что директор так легко читал все её мысли и чувства, даже не прибегая к легилеменции.
-Ваш вызов принят. И я вас лишь призываю помнить, что dura lex, sed lex. Ведьма поняла, что этого Дамблдор и добивался, и отметила про себя: игра начинается. Директор был более опытным игроком, чем она сама. Но она была намерена выиграть эту партию.
- Вы прекрасно провели этот эндшпиль за белых,- почти по слогам процедила колдунья,-Salus sanguis et temporis - suprema lex.

+1

149

Как приятно видеть, когда твой соперник, враг и оппонент тихо тебя ненавидит и готов вот-вот сорваться! Лучшая картина - это только если все твои выпускники нашли себе работу на лучших должностях. Правда последнее бывает весьма редко. А вот первый вариант случается несколько чаще и куда более продуктивно.
  Альбус очень пожалел, что у него сейчас нет в руках горячей чашки с чаем и лимонных долек. Тогда бы его беседа прошла еще веселее.
  Собственно, внутренняя работа мысли, происходившая внутри Беллы не менее веселила, чем ее глухая ярость по отношению к нему. Было очень хорошо видно, что Лестрейндж еще очень и очень неопытный игрок, который не умеет ни блефовать, ни владеть собой и мастерством актера. На ее лице читалась каждая мысль - и недоверие, и страх, и отчаяние, и то, что она прекрасно понимает, что на данный промежуток времени у нее нет ничего в арсенале, чтобы могло сыграть ей на руку. По факту, чем она владеет? Ничем. Союзников у нее нет, армии - тоже, артефактами она никакими не имеет, магическая сила у нее средненькая... А что имел Альбус? Орден, влияние в Министерстве, аврорат, множество артефактов - от простеньких амулетов, до Грааля и омута памяти. И все это может блестяще сыграть в той войне, которую готовит Лестрейндж. А самое главное - сил у Дамблдора было ровно в два раза больше, опыта и знаний - еще больше. Эта игра заранее обречена на провал. Ну только если в это все не вмешаются вполне определенные существа с очень неопределенными целями и совершенно неизвестной стратегией игры.
  -Но толкнёте в эту пропасть именно Вы. - От такого несправедливого утверждения, Альбус шутливо задохнулся и поставил блок руками. Улыбнувшись, от ответил:
-Нет. Я не стану Вас толкать. Вы сами упадете, но Вы хотите услышать нечто такое: "Я лишь обеспечу условия для этого. Если так можно выразиться, смажу край обрыва маслом." - Жестко и правдиво ответил директор. Но после этого щека его дернулась и он уже более мягко продолжил. - Отнюдь нет. Я первый предложу Вам руку помощи и свою поддержку. Но только в том случае, если Вы поймете свои ошибки. Как известно - спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
  Альбус развел руками, удобно устроившись в кресле. Затем он снова скрестил пальцы у себя не груди и наклонил голову, внимательно разглядывая свои тапочки. Они были белыми и пушистыми. Очень мягкими. Удобными... Но от этих добродушных мыслей его отвлекла колдунья:
- Вы прекрасно провели этот эндшпиль за белых. - Альбус усмехнулся и ответил:
-Благодарю. Только вы рано поздравляете. Партия только начинается... А Вы уже сделали ошибки.- Альбус резко выпрямился и сложил пальцы домиком. Лицо его сделалось обманчиво благодушным и невинным, аки младенец. Он пропустил слова Белы о крови и долге - к ней это относилось весьма относительно.
-Я поставил премьера министра Тони Блэра в известность, что их миру снова угрожает опасность. - Альбус приподнял брови и цокнул языком, смакуя каждое слово. Разумеется это был блеф. Альбус еще не успел никому ничего сказать. Но намеревался это сделать с первыми лучами солнца.
-Gladiator in arena capit consilium. - Альбус побаробанил пальцами друг о друга и положил их на подлокотники кресла, внимательно наблюдая за Беллой

Отредактировано Альбус Дамблдор (2013-04-20 21:21:17)

0

150

Лестрейндж жалела, что Снейпу удалось вытащить директора с того света. Тогда бы, возможно, было бы проще. Но Дамблдор отнюдь не был покойником. Он был весьма в добром, к сожалению, здравии и беспечно сидел напротив колдуньи в своём отвратительном халате в своих мерзких тапках.
Дамблдора необходимо было отвлечь. Отвлечь от её игры на что-то не менее важное. В уме Лестрейндж перебирала самые мыслимые и немыслимые варианты: организация побега из Азкабана- мелко, и ещё вопрос, у кого проблем будет больше; побег Гриндевальда из Нурменгарда- а надо ли это Гриндевальду, да и слишком смело для начала; поднятие какой-нибудь гадости- слишком энергозатратно, убийство Поттера- Лорду от этого легче не стало. На висках выступил пот. Была ещё одна идея. которую колдунья оставляла про запас, думая, что потом очень пожалеет о ней.
Нет, она не сомневалась в том, что Дамблдор не только подведёт её, закованную в цепи и с камнем на шее, к какой-нибудь пропасти, но ещё и заботливо подтолкнёт в спину и прокричит что-нибудь воодушевляющее вдогонку. Но не происходило ли сейчас то же самое?
- Я первый предложу Вам руку помощи и свою поддержку. Но только в том случае, если Вы поймете свои ошибки. - Старая песня. Это говорилось почти каждому, и почти каждый это отвергал. А Лестрейндж серьёзно задумалась. Дамблдор, наверное, веселился, наблюдая мучительный процесс мысли в глазах Лестрейндж. Малодушно захотелось упасть в ноги директору и просить Хроноворот, чтобы отменить всё, что произошло. Отменить смерть, предательство, но лишь бы избавиться от того, что обещало произойти. Но потом Лестрейндж взяла себя в руки. Она задолжала, а Блэки всегда платят долги.
- Партия только начинается... А Вы уже сделали ошибки.- Какая трогательная забота со стороны противника. Беллатриса подтянула одеяло повыше.
- Смею заметить, Вы тоже,- почти пропела она. Лестрейндж не стала бы вести такой диалог, подталкивая противника на открытый шаг против себя. Она дождалась бы, пока он доберётся до вершины, и потом помашет вслед, когда тот упадёт. Хотя в этой ситуации мог бы оказаться и Дамблдор.
-Однако все мы идём по лезвию бритвы, и кто-то умеет балансировать на ней, а кто-то падает в Бездну. А кто-то, желая нырнуть в самую пучину Бездны, доходит до самого конца не опустившись в неё,- Лестрейндж захотелось убедить Дамблдора в том, что и Некромантия может служить во благо. Хотя она чувствовала, что вряд ли директор оценит такой порыв.
-Я поставил премьера министра Тони Блэра в известность, что их миру снова угрожает опасность. - Белла одобрительно кивнула: правда это или ложь, но во всяком случае директор указал на возможность сотрудничества с маггловским премьер-министром. Который, кажется, только вступил на должность. Об этом писалось на какой-то странице "Пророка", автор статьи, по мнению Лестрейндж слишком увлёкся,  ставя под сомнение компетентность мистера Блэра.
- Прекрасно,- протянула Лестрейндж,- и, разумеется, он доволен своей новой охраной. Даже если она подбросила директору идею, то это должно было выглядеть предупреждением. Премьер-министр ведьму пока не интересовал. Узнай он, что помимо террористической группировки в Великобритании объявился очередной маг, жаждущий уничтожения магглов( как ему, несомненно сказали или скажут), старушка Англия перестанет быть столь же спокойной.
-Gladiator in arena capit consilium. -подобная игра изречений могла бы забавлять, но Белла ужасно чувствовала для того, чтобы веселиться.
- Probabile ex vita.
Она отчаянно хотела выставить директора вон, но боялась, что не сможет сделать этого цивилизованным и мирным путём.

0


Вы здесь » Hogwarts.Dark history. » Помещения школы » Больничное крыло